ХРАНИЛИЩЕ

Дремлющий лагерь (мистическая повесть)

ФэнзонаБиблиотекаКомментарии: 0

Автобус въехал в тоннель, а когда выехал

водитель обернулся. А голова у него

не человеческая, а лошадиная. Девочка как

закричит, но было поздно. Автобус выехал

из тоннеля, и все были уже мертвые кроме

нее, да и ей оставалось уже недолго…

(ужасный пионерский юмор)

Глава первая

 Тройка отважных.

28 апреля, 1998 год.

 

- Ребята, ну зачем вы собрались туда? - чуть не плача уговаривала их Маришка, бессильная остановить отчаянных.

Макс повернулся к ней, положил крепкую руку на её хрупкое плечо.

- Так нужно, малыш, так нужно. Мы должны проверить себя на вшивость, стоим ли мы чего-нибудь в этой жизни.

- Я пойду с вами, и это не обсуждается!

Макс резким движением руки предупредил желание Петра возразить девчонке:

- Хочет, пусть идет!

Троица медленно но верно приближалась к обильно заросшим кустарником ржавым воротам заброшенного пионерского лагеря.

Лагерь был закрыт уже лет тридцать, задолго ещё даже до развала Советского Союза.

Ребята прекрасно понимали, что за забором их ждали одни призраки, но ничего с собой поделать не могли. Все парни из их деревни по заведенной традиции проверяли свое мужество тем лагерем, но только немногие вернувшиеся из лагеря сохранили здравый рассудок. Место, на котором он стоял, у жителей деревни издавна считалось проклятым, а все потому, что в тридцатые годы ради того пионерского лагеря срыли двухвековое деревенское кладбище.

Ребята перелезли через забор на территорию, где сохранились нетронутые тлением времени три деревянных корпуса постройки тридцатых.

Они шли по полузаросшим травой бетонным дорожкам, бока коих были полны изваяниями гипсовых пионеров, но впереди их ждал более худший кошмар - белая баба. Это было гипсовое изваяние пионервожатой на огромном камне посреди речушки. Ни те, кто направлялся в лагерь, ни те, кто уходил из него, не могли пройти мимо нее.

Памятник поставили в шестидесятые как память об отважной пионервожатой, ценой своей жизни спасшей тонущего подопечного.

С того момента родилась легенда о белой бабе, шарахающейся ночью по лагерю и утаскивающей детей в пучину воды.

- Подходим к мостику, - сказал Макс, - не отставайте друг от друга ни на шаг. Ведь призрак белой бабы, увы, страшная реальность.

- Макс, - спросил Петя, - сколько раз ты ходил сюда?

- Три раза.

- И до сих пор жив?

- Просто везло, хватит разговоров, полчаса до полуночи осталось. Ты бы хотел ночевать на улице?

Петр послушно умолк, они вступили на шаткий, полусгнивший от времени мостик, тот шатался, дрожал, скрипел под каждым их шагом. Маришка шла посреди мальчишек, но все равно все её нутро сотрясала тряская дрожь. Макс инстинктом сталкера чувствовал страх девушки, но молчал, чем поможешь? А то, что боится плохо, призраки слетаются на запах страха как мушки.

- Плохо дело, ребята, - вдруг сказал Макс. - Постамент пуст, бабы на нем вовсе нет, значит вышла на охоту за нами, нужно быстрее добраться нам до новых корпусов и спрятаться! Иначе плохо!

К сожалению, сойти с мостика они не успели. Жуткая баба с руками, покрытыми по локоть кровью, появилась откуда-то из кустов, и, увидев добычу, по каннибальски зарычала. Гипсовые губы разомкнулись, открыв два ряда акульих зубов, тварь неслась к ним со скоростью торпеды, неумолимая, беспощадная смерть.

Маришка дрожащими руками пыталась нащупать за воротом свой нательный крестик, но не получалось. Вот Петюня стал такой же гипсовый как тварь, только неподвижный, ноги вросли в землю, один Максим оставался спокоен, даже сигарету успел зажечь.

К счастью, тварь не добежала до них, на полпути ей дорогу пересек другой монстр, голый, мохнатый, с торсом человека, но конской головой и козлиными ногами. Чудовища, забыв про людей, сцепились в яростной схватке на берегу возле моста. Они были так поглощены схваткой, что не заметили, как гости проскользнули мимо и устремились к спасительным корпусам, до полуночи осталось ровно десять минут.

Найдя более-менее безопасную комнату, ребята расположились на ночлег, но уснуть они вряд ли бы смогли, во мраке брошенного здания им то и дело слышались шаги, шорохи и прочая жуть.

- Что за чудовище там было? - спросила Маришка. – По-моему это нечто из чьих-то легенд, человек с головой коня. Но здесь, на Урале, откуда он мог взяться?

Максим подошел к окну, затянулся сигаретой, пуская дым в форточку. Его явно что-то мучило, что-то тяготило.

- Ответ на этот вопрос мы скоро найдем, поверьте, для того сюда шли. Но ответ в соседнем корпусе, не здесь, нам ещё раз предстоит пересечь улицу.

Маришка отрицательно замотала головой.

- Оставайся здесь.

Маришка опять замотала головой.

- Блин, Марка! Тебя сюда силком не тащили!

- Можно мне сказать, - вдруг подал реплику Петюня. - То важно!

- Говори, Петь, - согласился Макс.

- Я очень хочу, что бы в это место вернулись люди, пусть здесь звенит смех детей. Вот чего я хочу, потому и пошел с тобой, Максим. Пусть меня ждет гибель и все чудовища преисподней, но я помогу тебе разгадать тайну брошенного лагеря.

- Я в тебе никогда не сомневался, - ответил Максим.

 

Ночь перевалила за полночь, маленькая группа смельчаков покинула корпус «А» и направилась к корпусу «Б». Тот хорошо просматривался в мертвом свете полуночной луны, эти корпуса строились где-то в конце шестидесятых и потому выглядели не так зловеще как те, первые.

Внезапно тяжелую тишину ночи пронзил раздирающий уши крик.

- Этот крик предвещает чью-то смерть, - сказала Маришка.

- Не дождутся, - огрызнулся Макс.

Переговариваясь, они дошли до заваленного мусором входа в корпус «Б».

Петя зачем-то подошел к очередному гипсовому пионеру, стоящему перед входом, и увидел, что безглазое, покрытое птичьим пометом лицо источает кровавые слезы.

- Плачешь? По кому ты плачешь? - спросил Петя.

- Петь, здесь такие шутки чреваты, - рассердился Максим, - идем.

Они вошли внутрь, в тлен, разложение и сырость. Трудно было поверить, что когда-то здесь звенел детский смех. Поднялись по полуразрушенной лестнице на второй этаж.

- Нам в «Пионерскую», - сказал Максим, - она вон, через три комнаты. Там вы, наконец, все узнаете.

 

- Располагайтесь, - сказал Максим, - не получилось заночевать в том корпусе, так заночуем здесь.

- Когда мы все узнаем? - спросили ребята.

- К утру. Повелитель теней всегда приходит к утру, но только для того чтобы забрать чью-то жизнь. Ребята, не все из нас доживут до рассвета, вам это нужно знать. Я выжил здесь три раза, но на это раз все, лимит жизней исчерпан.

Маришка обошла комнатку кругом, и её внимание привлекла лежащая на грязном столе  раскрытая детская тетрадь. Склонившись над ней, девочка с ужасом увидела то самое чудовище с головой коня. И пусть то были, в общем-то, детские каракули, все возникало ощущение, что ребенок срисовывал с натуры, а не придумывал.

- Это его тетрадь, - сказал Макс. - Сначала он рисует тварей здесь в комнате в тетрадке, потом они воплощаются в реальности.

- Повелитель теней ребенок? - c удивлением спросила Маришка.

Максим посмотрел на нее с каким-то отсутствующим видом.

- Посмотри на меня, - сказал он, - как думаешь, сколько мне лет?

- Пятнадцать, как и мне, - ответила Маришка.

- Ошибаешься, столько мне было, точнее даже меньше, двенадцать, в 1968 году, когда все началось и когда закрыли лагерь.

- Такого не может быть, - рассмеялся Петюня.

Максим по очереди заглянул в глаза и Маришке, и Пете, и от этого его взгляда так друзьям стало не по себе. То был взгляд старика, много пожившего на свете человека, но не взгляд пятнадцатилетнего подростка.

- Садитесь и слушайте, не перебивая, - жестким голосом произнес Максим.

В голосе его звучал такой металл, что ослушаться было просто невозможно.

 

История Олежки и Максима, рассказанная Максимом.

 

В 1968 году я и Олег, мой лучший друг, вместе отдыхали вот в этом самом пионерском лагере. Был август, третья смена подходила к концу, и наше с Олегом настроение портилось. Ни он, ни я школу не очень любили, только терпели, хоть в этом мы были с ним похожи да.

Нашим любимым местом в лагере была полянка недалеко от забора, к ней вел ход через дыру, о которой знали немногие посвященные в лагере.

Но мы входили в число этих посвященных и вот однажды, примерно дня  эдак за четыре до отъезда, мы с Олежкой, сбежав с

обязательной линейки, отправились на заветную поляну жечь костер и печь картошку. А время, кстати, было уже далеко вечернее, смеркалось, и мне, признаюсь, было не по себе. Но Олежка был доволен, он всегда больше любил тьму чем свет.

В его руках была неизменная тетрадь, с которой он никогда не расставался. В ней он постоянно рисовал отвратных чудовищ, фашистов и еще пытки, в основном, почему-то, над девочками. Я никогда не разделял эти его увлечения, Олежка был очень замкнутый, нелюдимый, ни с кем не дружил ни при каких обстоятельствах. Даже удивительно как он сошелся со мной, мы были полные противоположности. Олежка любил фантастику и чудовищ, они целиком овладели его разумом. Он и сам выдумывал их почти каждый день, одно было отвратней другого, но поделать с этим я ничего не мог, ничего. Я защищал его от нападок ребят, которые его совсем не любили, дразнили и гнали прочь. Он, видимо, был мне благодарен, потому что за себя постоять не умел.

Итак, мы пришли на полянку, а было уже довольно темно и стали готовить место под костер. Вдруг совсем недалеко послышались какие-то шумы и возня. Переглянувшись, мы с Олежкой начали потихоньку пробираться в ту сторону. И лучше бы мы этого не делали, на соседней поляне нашим глазам предстали истерзанные тела, в которых мы не без труда узнали нашу пионервожатую Наташу, вторым оказался молодой парень, видимо её любовник.

- Смотри, - с ужасом произнес Олежка и толкнул меня в бок.

Я обомлел, на другом конце поляны, на фоне освещенных мертвенным светом луны вековых сосен стояла тварь с окровавленным серпом в руках. Именно тварь, иного слова не подберу. Вроде бы это был человек, но голова у него была лошадиная! А щелевидные глазки горели таким адским огнем черноты и злобы, что у меня в собственных глазах все помутнело и померкло, хотелось только одного бежать! Но Олежка не дал мне опомниться, он уже шел твари навстречу.

- Приветствую тебя, демон зла! - крикнул он и упал перед монстром на колени.

В этот момент монстр стащил с себя лошадиную маску (все-таки к большому моему облегчению, это оказалось искусно сделанной маской), и нашему с Олежкой взору предстал ни кто иной, как сторож пионерлагеря Митя.

- Ты привел жертву? - мрачным голосом произнес сторож Митя.

- Все как договаривались, господин, - ответил Олежка и показал на меня.

Мне бы бежать в тот миг, а мои ноги налились чугуном и приросли к земле, и я понял отчетливо, что не смогу сделать ни шагу.

Маньяк подошел ко мне. И когда он приблизился, я реально увидел, насколько этот человек силен. В мгновение ока он подхватил меня, перебросил через плечо и потащил в лес. А мальчик я был, надо сказать, не тощий, крепенький, пузатенький, тяжелый такой. Олежка шел в след в след за маньяком, и мне были постоянно видны его пустые и такие же жестокие глаза как у подельника. Мы шли долго, пришли куда-то в глубины леса, и только там маньяк опустил меня на землю. Я увидел безобразного, коряво выструганного из цельного куска бревна жуткого языческого идола и с ним в паре алтарь, забрызганный бурой, уже давно высохшей кровью.

Я понял, что обречен, кричи ни кричи, кто поможет в такой глуши?

- Сейчас мы принесем тебя в жертву одному древнему богу, верховному и жестокому правителю древнего народа, навек сгинувшего в глубинах истории, - сказал Олежка, обращаясь ко мне. - Он был бог волшебства и метаморфоз. После того как душа твоя канет в глубины преисподней, бог дарует нам с Дмитрием власть оживлять любого придуманного персонажа, повелительство над фантазиями, мы станем всемогущими!

- Все, хватит болтовни! - закричал маньяк. - Бросаем пацана на алтарь, луна уже входит в зенит, пора!

 

Макс на миг прервался, оглядел завороженных рассказом ребят, глаза его были полны крупных слез.

- Я действительно умер там, на алтаре, - продолжил он. - Раз за разом нож маньяка вонзался в мою грудь, превратив сердце в кровавые ошметки.

Но самое страшное, это реальные ощущения того, когда душа опускается в глубины преисподней. И тебя со всех сторон окружают отвратные твари, со свистом и улюлюканьем встречающие нового жильца. Но моей душе повезло, на полпути туда я встретился с тем самым существом, которое моей смертью вызвал маньяк, я все опускался вниз, он поднимался наверх.

- Это тебя убили, что бы вызвать меня? - мрачно спросил он.

- Да, - кратко ответил я.

Чудовище было очень безобразно по облику, но как ни странно, в отличие от окружающей нас бесовской своры я сразу почувствовал к нему симпатию.

- Дабы заслужить прощения у Бога за всю свою прошлую деятельность и выйти отсюда на волю я давно отказался от человеческих жертв, хватило было поросенка или козленка. И я поклялся, что каждый, кто принесет мне в жертву человека, будет проклят так, что мало не покажется…

Существо подхватило меня и устремилось вверх на поверхность земли.

И вот едва он вырвался на поверхность, душа моя тут же соединилась с телом, я вернулся к жизни. Зато маньяку в мгновение ока чудовище оторвало голову и взамен приставило его лошадиную маску.

- Прочь! - прорычал ему дух волшебства. - Сгинь с глаз моих, убийца детей, доля твоя отныне бродить пугалом по этим темным уральским лесам. И так будет до скончания веков.

Демон тут же вошел в плотную стену леса и растворился.

Тогда дух обратился к мальчику с бледным лицом, стоящему на коленях.

- А ты отныне навсегда останешься двенадцатилетним. Но не думай, что это такое уж счастье. Это проклятие, поверь. Я отдам тебе все свои дары, все полномочия, всю власть над миром фантазии и превращений.

- Да, да, да! - закричал Олежка. - Я хочу, хочу, хочу!

- Подожди, взамен я отберу твою душу и растворю её в тетрадях, в которых ты рисуешь. Таким ты останешься до второго пришествия, смерть и ад будут сопровождать тебя, ты станешь проклятием уральских лесов, участью твоей станет убийство невинных людей. У тебя есть две минуты, думай.

- Олежка, не нужно! - в отчаянии закричал я.

- Даже думать не буду, - пробурчал Олежка и протянул руки навстречу духу.

- Я согласен.

- Сделка заключена! - прогремел дух. – О, как это чудесно освободиться от пяти тысячелетнего проклятия! Как мне хорошо! Как… Прощайте……

Я смотрел на Олежку и видел, какие страшные метаморфозы происходили с ним в тот момент. Из глаз ушли последние остатки теплоты, они стали похожи на две затягивающие внутрь себя бездны, на пальцах выросли когти, загнутые как серпы. Адский смех твари пронесся над затихшим лесом, я в ужасе закрыл глаза.

- Смерть в виде адского жнеца пройдет сегодня по лагерю, - хихикая, произнес он. - Пришло мое время.

- Ты не посмеешь! Там же дети! Такие же, как ты.

- А ты, ты, - произнес он с чудовищной ненавистью,- будешь отныне, мразь, жить в соседней деревне. И я тебе могу сейчас поклясться, возраст твой не превысит пятнадцати лет никогда, и ты будешь приходить в мой дом вновь и вновь с целью убить меня, но в конечном итоге погибнешь сам.

В эту же ночь адский жнец как ангел истребления прошел по обреченному пионерскому лагерю и выкосил всех абсолютно без всякой жалости. Потом там были месяцы следствий, расследований, ну и в конечном итоге дело закрыли и засекретили. Так любили делать в Советском Союзе. Пионерский лагерь стоял заброшенным, как вы знаете, тридцать лет, он стал обителью призраков и со временем наиболее отважные ребята из нашей деревни стали ходить в него, дабы испытать храбрость. Многие не возвращались, а те, что возвращались, никогда ни рассказывали о том, что видели, разве что о белой бабе. Я тоже ходил в лагерь три раза с целью найти и уничтожить Олега и, вроде бы, у меня получалось, но каждый раз тот возрождался как феникс из пепла. А этот раз, я чувствую, последний. Олежка в своих предсказаниях никогда не ошибался.

Все эти тридцать лет я прожил в деревне и удивляюсь, почему у её жителей ни разу не возникло сомнения в том, что человек все пребывает в одном возрасте и не стареет. Даже милиция меня ни разу ни о чем не спросила. Ну конечно, тут не обошлось без Олежкиной магии.

Потом я познакомился с вами и так сильно привязался к вам, конечно не хотел, чтобы вы шли сюда, но вы увязались за мной. Вот, собственно, и весь мой рассказ.

 

Слушая его, Маришка листала мимоходом тетрадь, как вдруг мерзкое нарисованное чудовище ожило, повернуло к ней змееподобную голову, и комнату наполнил жуткий, булькающий смех, адский смех.

- Брось тетрадь! - заорал Максим.

Но было поздно, из тетради вылезла когтистая лапа твари и, схватив Маришку, стала тянуть её к себе в преисподнюю адского воображения. Маришка уже наполовину скрылась внутри тетради, но ей очень вовремя помог Максим, у которого с собой, конечно, был нож. Раз за разом он всаживал его в проклятую лапу, пока та не сдалась и не отпустила девчонку. Маришка вернулась обратно, но волосы её стали абсолютно седыми, а речь несвязной, она начала заикаться.

Максим чиркнул зажигалкой, поджег тетрадь, когда тетрадь запылала, вопли кремированных чудовищ, горящих заживо, заставили их бежать на другой конец корпуса.

- Ну хватит игр, Олежка! - кричал Максим. - Выходи на честный бой, ты никогда не был трусом, покажись!

Но никто не отвечал на его воззвания, вопли сгоревших монстров утихли, и повсюду воцарилась мертвая, зловещая тишина.

Они решили пересидеть в одной из спальных комнат, даже поспать, оставив кого-то дежурным. Первым вызвался Петюня. Максим с Маришой, крепко обнявшись, уснули. Во сне Мариша вздрагивала и кричала, каждый её стон болью царапал сердце Пети, потому что он её давно и безнадежно любил.

Петя боролся с полудремой и не сразу обратил внимание, что за окном мелькает нечто белое. Вслед за этим окно распахнулось, впустив в комнату абсолютно белую женщину, настолько белую, что казалось, из нее выкачали всю кровь.

К тому же платье демоницы так же было ослепительно белым и старинным, таким, какие носили в девятнадцатом веке. Петру стало настолько страшно, что он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Когда же тварь приблизилась к нему совсем близко, обжигая трупным, смрадным дыханием, он узнал в ней родную сестру, умершую пять лет назад.

- Убирайся, - только и сумел выдавить он из себя.

Тварь отвратительно захихикала и, не дав ему опомниться, вонзила гнилые, но острые зубы в шею, перекусила вену и начала пить кровь. Отбросив через пять минут безжизненное тело, полностью лишенное крови, демоница вновь выпорхнула в открытое окно.

Близился исход этой страшной ночи.

 

Проснувшись Максим, увидел безжизненное тело Пети, застонал.

- Проспали идиоты, проспали!

Маришка та вообще упала в обморок, увидев страшную картину.

Время стремительно неслось к утру, скоро должен был явиться хозяин всего этого ужаса, дабы решить, кому жить, а кому умирать.

Мариша, застонав, поднялась, подошла к телу Пети и разрыдалась.

- Я убью его! - сурово сказал Максим.

Они вышли в коридор, направившись навстречу судьбе. Внизу, возле бывшей столовой, их уже ждал мальчик лет двенадцати, он широко улыбался, но это была улыбка смерти.

- Ну, как вам моя страна " Нет и не будет "? - спросил он Маришку.

- От- вро - тительно, - выдавила с трудом девушка.

- Ладно, шутки в сторону, выйдет из лагеря по правилам только один, а кто, решит поединок со мной. Ну что, друг моего детства, ты дождался своего светлого часа?

- Я тебя убью!

- Не нужно было приходить сюда в четвертый раз, четверка для такого как ты может стать роковой! Начнем?

Мальчик дико захохотал и в мгновение ока превратился в безобразного по виду дракона. Что мог сделать своим ножом против подобного монстра Максим? Дракон медленно наступал на свою несчастную жертву, словно играл с добычей. Маришка сначала обмерла от ужаса, но потом вдруг ей в голову пришло ослепительное решение. Она  бросилась в «Пионерскую» на второй этаж. Будучи там она видела не только тетрадь, которую сжег Макс, но и другие подобные той, за ними она и неслась. Только бы успеть! Спасти Макса!

Страх ушел из её души, уступив место бесшабашному отчаянью.

Она схватила заветные тетради, сгребла их в охапку и повернула назад, но путь ей преградили белая баба и человек с головой коня.

Маришка выставила перед собой заветные тетради и не ошиблась. Монстры боялись тетрадей, а потому отступили, пропуская её, но недовольно шипели, их бы воля растерзали бы!

Она не прошла и двух шагов, пол под ней буквально взорвался, оскаленная морда дракона метнулась к ней, клацнув трехметровыми клыками, смрадное дыхание как ураган сбило с ног, но Маришка успела швырнуть тетради в его открытую пасть. Она угадала просто точно, адские тетради тут же втянули внутрь себя дракона, а вослед за хозяином последовали и все другие твари, выпущенные на волю его гениальным воображением. Вокруг Маришки бушевал ураган, состоящий из полупрозрачных фрагментов тел различной нечисти. Тетради затягивали их как воронка. Маришка уцепилась за какую-то железку и побелевшими пальцами уже еле держалась, дабы не быть втянутой в проклятую бездну воображения.

Но вдруг она увидела, что дракон пытается выбраться обратно, и, высвободив одну руку, чиркнула зажигалкой, швырнула её на тетради, что к счастью сработало, тетради занялись пламенем.

По мере их горения ураган стихал и стихал, пока от тетрадей не осталась горстка праха на полу, все было кончено. Пошатываясь, она спустилась вниз к растерзанному телу Максима. Жизнь в нем еле теплилась, она взяла его руку в свою.

- Сестренка, милая, спасибо, - прошептал Максим. - Как же я сам не догадался - лучшее оружие против него его собственное воображение. Уходи, скоро здесь все сгорит, мне ты не поможешь и сама погибнешь, молю уходи!

- Я не брошу тебя, миленький мой, замечательный, не уходи!

Но Максим уже ничего не ответил, вытянулся и умер, Маришка оглянулась на стену огня, пожирающую корпус и бросилась прочь на улицу.

Через полчаса она выбралась на дорогу, ведущую в её родную деревню. Она с ужасом думала о том, как сказать родным мальчишек, что их больше нет, и почему- Эй, подруга, далеко собралась? - услышала она вдруг голос за своей спиной. Оглянувшись, ахнула. Там стоял тот же самый мальчик, повелитель теней.

Девушка и ахнуть не успела, стремительный как молния он метнулся к ней, превратившись в гигантскую летучую мышь, и тот час же вырвал клок мяса из её живота.

- Запомни, - сказал он умирающей девушке, превратившись обратно в мальчика, - победителем в моей игре могу быть только я!

Из кустов, густо растущих вдоль дороги, наблюдали за той сценой фосфоресцирующие глаза твари.

Да, в тот момент она умирала, и умирала не понарошку на старой и безлюдной трассе, где машину можно встретить один раз в месяц. Из открытой раны в животе сочилась кровь, она же, уплывая в сумрак угасающего сознания, в страну если еще не вечности, то преддверия вечности, пыталась бороться за жизнь даже в таком положении. Руками машинально пыталась зажать рану, но напрасны были её тщетные попытки остановить уносящую жизнь кровь, выливающуюся на дорогу.

И вот она отключилась и сознание её, её душа, бесплотная и легонькая, начала отделяться от тела. И именно в этот момент навстречу ей вышли умершие друзья и были они точно такие же, как при жизни.

- Далеко собралась, подруга? - с улыбкой спросил Максим.

- О, не гоните меня, не гоните, - произнесла она. - Так хорошо здесь у вас, в стране вечного покоя, не хочу назад в темный мир, где торжествует и правит Но в этот момент лица Максима и Петра стали суровыми.

- Не готова! - одновременно произнесли друзья и, выбросив руки, отправили душу Мариши назад за черту смерти. Обратно в жизнь. И когда душа Мариши возвращалась обратно в тело, Максим приблизился к ней и произнес нечто:

- Никакая жертва не напрасна, сестренка, не скорби о нас, мы с Петром теперь странники на звездных дорогах, такое искупление дал нам Бог. А ты точно не умрешь, пока не победишь Олега, это станет отныне целью и смыслом твоей жизни. Когда я рассказывал там, в корпусе о том, как Олег стал таким, я не все рассказал. Когда дух вышел на поверхность, он предоставил Олежке право свободного выбора.

- С этого места, пожалуйста, поподробнее, - произнесла Маришкина душа.

- Я отдаю тебе дар, - произнес тогда дух, - но как им распорядиться уже право твое, много благ можешь ты принести им человечеству. Как Олег распорядился даром, ты и сама уже знаешь…

В следующее мгновение разговор с Максимом прервался, Маришина душа вернулась в тело, в себя девочку привел отчаянный визг тормозов.

- Боже мой, Митрофанов, говорил тебе, не едь по этой гиблой дороге. Смотри девчонка на дороге лежит, еще бы чуть и переехали бы, видимо, кто-то сбил и помощь не оказал, - тараторил водитель, сильно пахнувший машинным маслом.

- Петрович, - рассердился Митрофанов, - хватит тарахтеть, я вообще не пойму, что меня заставило свернуть сюда, вроде как голос свыше. Девчонка кровью истекает, но жива. Давай, несем её в машину и мчим в больницу, иначе ей каюк. Если бы не мы, у нее не было бы шансов.

Дальнобойщики отнесли  аккуратно девочку в машину, уложили на спальное место, и первый говорливый водитель начал заводить мотор, что бы развернуть тяжелую машину, что было непросто на узкой дороге.

Митрофанов смотрел в окно на клочковатый сизый туман, ползущий со всех далей дороги, ему было просто не по себе, никогда бы по доброй воле он не поехал бы этой дорогой ночью. Слева, недалеко заброшенный с Советских времен пионерский лагерь, настоящая обитель призраков. Справа заброшенное кладбище, ну разве не жуть? Дальнобойщик все же развернул машину и включил максимальную скорость.

Но Митрофанов, смотрящий в окно, успел заметить у края дороги, у обочины, одинокую фигурку какого-то человека, вот только человека ли? Голова у незнакомца была лошадиная, он стоял и смотрел вслед удаляющейся многотонной машине. На штанах Митрофанова расползлось мокрое пятно.

- Ты чего это, Митрофанушка? - прыснул Петрович. - Никак увидал чаво?

- Увидал, увидал… Такое увидал, что тебе, Петрович, лучше бы в жизни подобного не видеть…

 

Тяжелая фура мчалась мимо полей, лесов, и полуразрушенных деревенек, и всю дорогу её сопровождал сизый, клочковатый туман, поднимающийся из самых глубин преисподней, из бездонных колодцев зла, открытых по велению одного маленького мальчика.

Глава вторая

Смертельная  схватка

- А у этой пациентки была большая рваная рана живота, - сказал врач. - Чудо помогло ей выжить, просто чудо. Кстати, именно её, истекающую кровью, нашли на трассе дальнобойщики, о том газеты писали. Как сейчас ты себя чувствуешь, девочка?

- Спасибо, Владислав Петрович, хорошо,- ответила Маришка. - А выписка моя скоро? У нас в деревне сенокос на носу.

- Недельку, думаю, полежишь. После таких травм покой нужен. Завтра опять придет твоя следовательша, попытайся что-нибудь вспомнить, ладушки?

- Это вряд ли, - проворчала Маришка, - и чего она ходит?

Но врачи, не слыша её ворчания, поторопились покинуть палату. На том и закончился обход в тот день. Маришка, нахохлившись как птица, сидела на своей койке, с ненавистью глядя на облупленную больничную стену. Ей и поговорить-то было не с кем, в палате она лежала одна. Но после обеда к ней неожиданно подселили новенькую девочку. Вновь прибывшая была по внешности хорошенькой, но какой-то безучастной, возможно из-за болезни. Лежала себе тихо на койке, листала журнал и знакомиться со своей соседкой не торопилась. Маришка сама присела на край её койки, решив взять инициативу знакомства в свои руки. Правда, ей показалось, что новенькая не слишком тому обрадовалась, но вспять идти не хотелось.

- Меня Оля зовут, - сказала девочка. - Ты извини, я обычно такой не бываю, но после одного происшествия вообще стала всего бояться. Рассказать?

- Непременно, - ответила Маришка.

- Я вижу тебе можно доверять, свой человек, а расскажи я кому другому, то оказалась бы в психушке, точно. Так вот, недавно во время поездки в лес я отстала от друзей и набрела на заброшенный бог знает с каких годов пионерский лагерь. А я дура, страсть как люблю всякие покинутые здания, кладбища, ну и тому подобное. Вот и забралась, не дожидаясь друзей, на его территорию, пошла гулять по аллеям, где стоят те гипсовые истуканы…

- Пионерчики с горнами, - подхватила Маришка.

- Ага, будь они прокляты. Дошла я, значит, до конца аллеи и вдруг вижу там впереди стоит мальчик в пионерском галстучке и злобно так ухмыляется. Ноги мои приросли к асфальту, а спину прошиб ледяной пот, ибо то был сам дьявол в облике ребенка. Но то полбеды, не знаю, что меня заставило поднять глаза на верхушки деревьев и увидеть ту мерзость, что сидела в переплетениях ветвей, готовая броситься на меня в любой момент. То была женщина, но с головой совы, взгляд её затягивал в бездну, приковывал к себе как магнит, стирал всю мою память о былом. И осознав, что любое промедление гибельно для меня, я оторвала налитые свинцом ноги от земли и понеслась к воротам, вослед мне катился дьявольский хохот…

- Тебе повезло залезть в этот лагерь днем, - сказала Маришка. - День не его время, а теперь выслушай мою историю…

- Значит, ничего нового ты мне не расскажешь? - спросила следователь, разочарованная затянувшимся Маришкиным делом. - Неужели ты хочешь, чтоб преступник, изувечивший тебя, избежал наказания?

- Этого преступника могу поймать только я сама, - вздохнула Маришка. - Вот выйду отсюда и займусь им…

- Но-но! Никакого самоуправства! - возмутилась следователь. - Иначе я родителям дам указ запереть тебя, ты того хочешь?

Раздосадованная следователь ушла, оставив на тумбочке номер сотового телефона, что было очень кстати в свете последующих скоро событий.

 Обычно Маришу мучила бессонница, но в ту ночь как назло она уснула, еле дойдя до подушки. Проснувшись же в полночь, она не сразу осознала, что соседняя койка пуста и Ольги нет. Бросилась к окну, распахнула его, сразу увидев при свете полной луны, что несчастную уносит крылатая гарпия с головой совы. Трясущимися руками Мариша набрала номер следователя. Но в это время дверь в палату распахнулась, и от неожиданности девушка выронила телефон, разлетевшийся на части при падении. За дверью палаты просматривался не больничный коридор, нет, это был проклятый пионерский лагерь. И можно было, шагнув за порог, сразу оказаться там. Марише поневоле пришлось сделать тот шаг, потому что она знала, гарпия понесла несчастную именно в логово трансформирующегося мальчика. Только вот зачем? Мариша, поеживаясь от холода, ведь она была в одной пижамке, прошла по дорожкам лагеря и оглянулась на дверь, через которую вошла. Но уже не было никакой двери, и путь назад оказался отрезан. Так и дошла Мариша до того  корпуса, где месяц назад произошла битва с драконом. По правде говоря, она считала, что корпус сгорел полностью тогда, но для повелителя теней, видимо, нет ничего невозможного. Мариша распахнула дверь и вошла туда, где погиб с битве с драконом её лучший друг. Здесь ровным счетом ничего не изменилось, запустение, пыль, затхлость, только останков погибшего она так и не нашла. Поднялась в проклятую «Пионерскую», где повелитель теней хранил свои тетрадки. Поверх них почему-то лежал включенный сотовый телефон. Маришка оглянулась, убедившись, что рядом никого нет, взяла телефон и набрала номер следователя Ангелины. Та отозвалась сразу.

- Да, девочка.

- Ангелина Николаевна, вы меня узнали? Мне нужна ваша помощь. Меня и Олю похитил тот самый преступник, искалечивший меня. Мы в заброшенном пионерском лагере, пишите координаты… 

- Браво, браво,- раздался вдруг знакомый голос от двери. - На то я и делал свой расчет, оставляя свой телефон здесь.

Мариша оглянулась, в дверях стоял повелитель теней в бессменном своем облике - мальчик в пионерской форме.

- Что тебе нужно, гад? - зло спросила Маришка. - Мало ты народа угробил?

- Мне нужна ты, мне нужна твоя Оля, мне нужна ваша следовательша, - ответил мальчик, - всех вас троих я принесу в жертву языческому богу, истинному властелину этой земли.

- А ты что же, не истинный? - съязвила Мариша.

- Стану истинным, когда жертвой пролитой крови соединюсь с ним в единое целое. Пока же я просто арендую у него дар трансформации. Через час я в новом облике пронесусь над миром, сея повсюду смерть, хаос и разрушения! Ну, хватит разговоров! Ребятки, тащите девчонку туда же, где и подруга её сидит. И незамедлительно готовьте все к принесению жертвы!

Белая баба и человек-конь заломили Марише руки так, что у той в глазах потемнело, волоком протащили по коридору и впихнули в комнату, где к радости Мариши, сидела Оленька. Девчонки, счастливые встречей, тут же кинулись обниматься, невзирая на обстоятельства.

- Мы умрем? - тоскливым голосом спросила Оля.

- Кишка у него тонка, - бодро ответила Маришка. Но на самом деле ей, конечно, было страшно. Памятуя первую встречу с этим порождением тьмы, девушка поневоле поеживалась. Девчонки поплотнее прижались друг к другу потому, что в комнате было до жути холодно и неуютно, общая беда сблизила их, породнила, заставив сердца биться почти в один такт.

 

А примерно через час, как и говорил мальчик, их повели на место принесения в жертву. Злой мальчик хотел разбудить древнего языческого бога, капище которого некогда находилось на территории лагеря, и даже не во времена древних славян, нет, гораздо раньше. Увидев безобразного идола, стоящего посреди бывшей футбольной площадки, Мариша прям потеряла дар речи, так отвратительно выглядело чудовище. Перед идолом стоял жертвенный камень, на котором им суждено было скоро умереть.

- Свершилось, - закричал мальчик, воздев к небу руки. - В моих руках три непорочных души, три девственницы, кровь которых пробудит властелина хаоса, и он, поселившись в моем теле, зальет мир слезами!

- А кто третья? - спросила Мариша Ольгу. 

- Сколько же вокруг него нечисти, - вздохнула Оля, не ответив на вопрос подруги, - это он, что ли, их всех наплодил?

- А то кто же, - усмехнулась Маришка

Действительно вокруг мальчика роились толпы ночных чудовищ, подобными пугают детей в страшилках, от коих застывает кровь.

- Начинайте обряд жертвоприношения, - приказал мальчик палачам, двум напоминающим древнегреческих минотавров тварям.

- Смотри, - толкнула Ольгу Маришка. Вместе с ними к алтарю подвели следовательшу, которая, вероятно, приехала в лагерь на выручку девчонкам и сама попалась.

- Простите, - сказала ей Маришка.

Всех трех уложили на алтарь, и один из минотавров возвел клинок чтобы пустить жертвенную кровь, но не успел. Землю сотрясла тяжелая поступь. Огромный тираннозавр выскочил из зарослей, произведя чудовищную и неотвратимую панику среди монстров, один из минотавров тут же оказался в его пасти и был разорван пополам. Другой, бросив клинок, позорно предался бегству наравне с иными тварями. Динозавр бесчинствовал, топча и пожирая свиту мальчика с явным удовольствием. Девчонки, воспользовавшись ситуацией, поспешили спрятаться в кустах за алтарем.

- Ну, как я их? - хихикнула Ольга.

- В каком смысле? - переспросила Маришка.

- Ну, я почему-то представила в уме того, кто может нам помочь, и вот итог: появился Федечка, мой динолапочка. Я не знаю почему, но почувствовала, что в силах также как он создавать здесь или прекрасных, или пугающих созданий только одной силой мысли. Попробовала и вот получилось.

- Да у тебя дар, - обрадовалась Маришка, - он нам очень пригодится. Следователь Ангелина слушала этот разговор но, не вмешивалась, к счастью она ко всему происходящему отнеслась с пониманием. Когда любой другой слабый духом человек от всего происходящего съехал бы с катушек точно.

- Вот что, девочки, - серьезно сказала Маришка. - Я должна вам сказать, что мы находимся на территории, где ничто не подчиняется законам материального мира. И никто не может быть уверен, доживет ли он до утра. Мой друг выжил здесь три раза и погиб в четвертый, я выжила в прошлый раз. Мы с вами обязаны уничтожить это порождение мрака, сейчас или никогда.

Мариша осторожно выглянула из кустов и увидела, что динозавр удаляется куда-то прочь от алтаря. Ни мальчика, ни свиты не было видно.

- Я, кажется, знаю, что нужно делать, чтоб победить мальчика, - сказала Оля. – Девчонки, мне нужна ваша кровь. Держите ваши руки над алтарем.

Сил удивляться уже не было, следователь Ангелина и Мариша послушно протянули руки к Ольге, и та по очереди уколола иглой сначала свой палец, а потом и у них, окропив этой кровью алтарь.

- Девочки, мне хоть кто-нибудь что-нибудь объяснит, - начала было Ангелина. И тут внезапно чудовищный идол ожил, неуклюже сделал шаг со своего места вперед к девчонкам. Навстречу ему, отодвинув подруг, шагнула Оля:

- Я оживила тебя, бог хаоса, - сказала она, - и по закону требую, чтобы ты исполнил мое самое сокровенное желание.

- Проси чего хочешь, о госпожа, - пророкотал голос с высоты, похожий на гром.

- Убей повелителя теней, молю! - отдала приказ Ольга.

 Вместо ответа монстр подхватил всех троих и, посадив на широкие плечи, отправился, ломая деревья и кусты, искать мальчика. Но когда они вышли на открытую местность, то с ужасом увидели, что мальчик поднял всех, буквально всех мертвецов, которые лежали под лагерем, и собрал их в огромное войско, поджидающее их.

- Ольга, если  силы твоего воображения  хватило чтоб воссоздать  динозавра, - сказала  Маришка, - то создать нам войско ты наверно тоже сможешь.

- Оглянись, - смеясь, ответила Оля.

Маришка оглянулась и ахнула. Позади ровными рядами стояли многочисленные ангелоподобные существа со щитами и мечами, готовые в любой момент ринуться в бой. Над лагерем пробил звук гонга и две армии столкнулись в великой битве. Как две огромные приливные волны тьма и свет сошлись в смертельной схватке. Бог хаоса с таким явным удовольствием и яростью топтал и раскидывал мертвецов, что скоро их ряды заметно поредели, а вскоре они и вовсе обратились в бегство. Языческий бог более, всего похожий на восточного джинна, спустил девочек на землю, и их тут же окружили ангелоподобные существа, от которых исходили волны покоя и доброжелательства. Более всего не хотелось выходить из их света обратно в темноту проклятого лагеря. Маришка подумала о том, что призвав ангелов и идола, а может и динозавра Федечку, легко бы расправилась с мальчиком, но только такой легкой победы ей явно не хотелось.

- Спасибо вам всем, - сказала она, - но дальше мы сами, возвращайтесь в свое пространство. Если понадобитесь, Оля призовет вас.

- Спасибо тебе, деревянный, - сказала Оля, - выручил. Жаль с тобой прощаться.

Исчез идол, исчезли ангелы, исчез динозавр Федечка, и девчонки вновь оказались наедине с древним злом, притаившемся где-то в пространстве дремлющего лагеря. Но теперь у них была уверенность в победе, воодушевленные, они отправились к корпусу, где мальчик хранил свои тетради. Причем следователь Ангелина, которая по возрасту была не намного старше их, так прониклась произошедшими событиями, что безоговорочно приняла старшинство Маришки.

Тем временем они подошли к затаившемуся корпусу.

- Ну все, девочки, - сказала Маришка, - дальше я сама. Я должна уничтожить это порождение зла без динозавров, ангелов и идолов, в честном бою. Он убил моих лучших на свете друзей и должен ответить за то. Если я не вернусь к рассвету, выбирайтесь из лагеря и расскажите миру о нем.

Мариша вошла в корпус и сразу увидела поджидающего её мальчика, а тот был зол, безумно зол, потому что все его планы рухнули.

- Ну все, - прорычал он, - тебе конец противная девчонка. Сколько раз я ещё буду тебя убивать?!

Мариша с ужасом увидела тянущиеся из пола гнилые руки мертвецов, и тут же пол под ней провалился, и она полетела вниз в скопление полуразложившихся трупов и смрадных костей. Упав в зловонную жижу, она не могла подняться, ноги скользили, а твари тянулись к ней, обжигая трупным запахом. Какой живой человек вообще был в силах вынести такое? И тут произошло чудо, откуда-то из самых глубин земли вновь вырвался на волю языческий бог хаоса, ведь он не исполнил ещё свою миссию и не убил мальчика. Мертвецы в панике стали отползать, они до ужаса боялись этого монстра древнего мира. В единый миг бог подхватил Маришку и взлетел с ней наверх туда, где стоял мальчик. Увидев их, тот страшно обрадовался.

- Иди ко мне, иди, - звал он монстра, но напрасно, тот не подчинился. Монстр бросился на мальчика и тому ничего не оставалось как принять свой привычный облик дракона и вступить в бой. Два гиганта сцепились в схватке не на жизнь, а на смерть, забыв про Маришу, катаясь по полу, кусая друг друга и утробно рыча. Мариша прижалась к стене ни жива, ни мертва, наблюдая за безумной схваткой. В этот момент кусок стены рядом с ней рухнул, динозавр Федечка ворвался в корпус и тоже присоединился к схватке. Теперь мальчик бился против двух противников сразу. Идол почти сразу же ухватив дракона за хвост раскрутил того как карусель, сотрясая им стены. Ветхое здание от такой страшной тряски зашаталось, посыпались куски штукатурки, гнилые доски. Но дракон все же вывернулся из железных тисков идола и со всей мощью сомкнул челюсти на одной из его ног. В свою очередь динозавр мертвой хваткой вцепился в змееподобную шею дракона, и этот невероятный клубок из клыков, хвостов, ног и рук катался по полу, ударялся о стены, грозя окончательно обрушить злосчастное здание. Мариша поняла, что ей необходимо попасть в « Пионерскую » на второй этаж. Но сделать это можно было только пройдя через дерущихся, и ей пришлось рискнуть. Когда между сцепившимися гигантами образовался зазор, Мариша отважно ринулась в него и чуть не поплатилась жизнью. Дракон хотел перекусить её напополам, чудовищные челюсти клацнули так близко, что её обожгло дыханием смерти. Но помог идол, обрушивший на голову дракона трехпудовый кулак, от того сокрушительного удара дракон вытянулся на полу и затих. Мариша, не теряя времени, взлетела по лестнице вверх, у нее будто открылось второе дыхание, и вбежала в пионерскую комнату, быстро бегая взглядом по разбросанным в беспорядке тетрадям. Вдруг внутри прозвучал четкий и ясный голос извне: «Найди его самую первую тетрадь, ибо именно в ней заключена та сила, что поможет бороться с трансформирующимся мальчиком».

 Мариша лихорадочно перебирала тетради и вдруг увидела на обложке корявую подпись детским почерком.

Тетрадь по созданию всяческих фантазмов

ученика уральских языческих духов

Олежки Стулова

Начата 30 мая 1967 года…

 

Она жадно схватила тетрадь, и в тоже мгновение пол под ней взорвался на крошево плитки и цемента. Белая баба, столь внезапно вырвавшаяся из-под пола, сомкнула каменные руки на шее Маришки, намереваясь задушить её. И верно это бы произошло, но помогло чудо, тетрадь в руках девушки даже помимо её воли превратилась в острый сверкающий клинок, который пронзил каменное тело демоницы с легкостью. Мертвая хватка тут же ослабла, и Маришка быстро отбросила со своей шеи руки твари, выхватив из её тела клинок, пнула окончательно окаменевшую мерзость ногой. Рухнув на пол, тварь разлетелась гипсовыми кусками. Меч тут же вновь стал тетрадью. Но выйти из комнаты она не успела, путь ей преградил человек с конской головой, в руках он держал остро заточенный серп, который тут же пустил в ход. Взмах серпа порвал на ней одежду и едва не достал до сердца, укол был весьма и весьма болезненный. Второй взмах серпа мог бы стать смертельным, но удивительный меч Маришки оказался быстрее, пронзив сердце демона. Серп выпал из рук твари, звякнув о каменный пол, сам же он рассеялся паром, дымком растворившись в дырявом потолке. Маришка поспешила вниз. Битва уже окончилась, на полу лежал убитый мальчиком динозавр, выдохшийся из сил дракон возле, бока его от тяжелого и напряженного дыхания вздымались и опускались. Над драконом возвышался подобно стражу языческий бог волшебства и превращений, который, никогда не думая о последствиях, наделил ничем ни примечательного хилого и болезненного мальчика таким уникальным даром как повелительство фантазиями и трансформациями. Но теперь он всерьез разозлился, и пощады его подопечному, конечно, ждать не следовало.

- Я забираю свой дар обратно, - сказал бог, - ты больше никому не причинишь вреда, слышишь?!

- Постой, - воскликнула Маришка, - не отбирай у него дар молю, потому что я должна победить его в честном поединке, а без его дара это будет нечестно.

- Хорошо, -  согласился идол, - как вызвать меня вы знаете. До встречи.

Идол тут же рассеялся как облако и мгновенно исчез.

- Ну, вот и конец, - сказала Маришка,- когда-то у тебя, получившего от богов древнего мира чудесный дар трансформации и повеления фантазиями, была чудесная возможность поставить свой дар на службу человечеству. Но ты его использовал лишь затем, чтобы убивать, а теперь извини, пришел твой черед. За сорок лет ты сожрал столько душ, они внутри тебя, а им нужно на небо, поэтому отпусти их сейчас же!

- Да кто ты такая, чтобы приказывать мне! - прогремел голос дракона. - Я даю тебе шанс убраться отсюда живой.

Дракон неуклюже поднялся на четыре лапы и превратился обратно в мальчика, глаза которого горели адским огнем ненависти.

- Я знаю, что убьет тебя, - сказала Мариша, - и она здесь, со мной, та тетрадь, где заключена твоя жизнь, твоя первая тетрадь!

- Сука!!! - прорычал дракон и вновь превратился в мальчика. Теперь они стояли друг против друга, готовые к самому главному поединку в своей жизни, на лицах их читалось безумие и ненависть по отношению к врагу. Разница была только в одном - у Маришки та ненависть, понятное дело, была праведной, она мстила за гибель друзей. Тетрадь в руках Маришки вновь, в третий раз превратилась в острый клинок, который скрестился с клинком мальчика, и началась невиданная в своей красоте дуэль света и тьмы. Они дрались долго, и ничья сторона не могла взять желанный перевес, а между тем близилось утро. И чем больше оно приближалось, тем сильнее слабел мальчик, и наконец, не выдержав, он бросил на пол клинок, прося пощады.

- Отпусти меня, - попросил он, - я обещаю, что больше не причиню никому никакого вреда.

- Я не верю тебе, - ответила Маришка. - За сорок с лишним лет, что ты повелеваешь своим лагерем, столько душ проглочено, не сосчитать. Они основа твоей дьявольской силы, но теперь все, им пора вернуться на небеса. Отдай их, гад, немедленно, слышишь?!

- Ах вот ты как, - ухмыльнулся мальчик, - хочешь познакомиться с истинным ликом тьмы? Но тогда тебе придется иметь дело уже не со мной…

 Одним резким движением мальчик разорвал на себе рубашку, и она с ужасом увидела, что все его тело состоит из миниатюрных, но живых человеческих голов, которые когда-то принадлежали его жертвам. Души кричали и молили её поскорее расправиться с порождением тьмы, и открыть им дорогу на небеса.

- Убьешь меня, сучка, убьешь и их, - дразня её, кричал мальчик. И вдруг пол под ними обоими разверзся в который раз, но вопреки всему ни мальчик, ни она не провалились, а продолжали стоять над жуткой бездной на пустоте, дном которой были клокочущие врата ада.

Внезапно мальчик превратился в спруто образную тварь, казалось состоящую из одних только склизких щупалец, и тут же одно из них, развернувшись, хлестким ударом опрокинуло её с ног. Ад снизу придал повелителю теней силы, влив в его тело черную энергию, его щупальца, похожие на стаю вырвавшихся на свободу змей, мгновенно опутали Маришку, сдавили грудную клетку, не позволяя дышать, вырвали и отбросили в сторону чудесный меч.

Но в свою очередь и в Маришку какие-то высшие силы вложили свою лепту. В кромешном мраке ночи блеснул вдруг из дырявого потолка солнечный луч и буквально пробуравил сердце девочки. Она даже вскрикнула, так было это и больно и горячо, но вслед за этим по телу, по мышцам разлилась сила, и  девочка поняла -  ей сейчас не нужен меч, она сама стала оружием и способна сокрушить врага голыми руками.

Одно из щупалец уже летело к ней с высоты, намереваясь пробить голову на вылет, она резко успела отклониться, и щупальце прошло в паре миллиметров от макушки, срезав значительный клок волос. Но руки её были свободны, и не грех было тем воспользоваться, она ударила по ближайшему щупальцу кулачком, и то разлетелось на куски как китайская ваза, мертвая хватка спрута ослабла, а она как разъяренная львица крушила опутавшие её щупальца кулачками, уже не в силах остановиться. Под её ударами они рассыпались крошевом и не восстанавливались. Спрут вновь начал слабеть, ему давно было пора уползти в какую-нибудь темную нору и отлеживаться, да противная девчонка не позволяла. Едва первые лучи солнца коснулись тела повелителя теней, как  души стали рваться из его утробы наружу, почувствовав свет. Спрут вновь превратился в мальчика и что тут началось! Тело его вспучилось, раздулось до невероятных размеров, исказилось, а затем поплыло как  талый пластилин, и что-то невообразимо красивое, легкое, светлое, похожее на сверкающих серебристым оперением птиц, вырвалось из его останков и устремилось сквозь дырявый потолок к небу. Это поглощенные им когда-то души возвращались н  небеса.

Маришка поняла, что медлить нельзя, минута, две, и все здесь провалится в глубины ада. Потому поспешила к выходу, не забыв прихватить тетрадный клинок. Корпус заполыхал, и она выбралась на улицу. Там стояла машина, милицейский «бобик» Ангелины, и её подруги уже сидели внутри. Маришка заскочила в машину, и Ангелина рванула её с места в сторону главных ворот лагеря.

Маришка в заднее стекло с ужасом наблюдала как чудовищная по размерам воронка то ли циклона, то ли урагана стирает лагерь прочь с лица земли. Она шла точь в точь по пятам за машиной, но Ангелина вела так уверенно, что ураган каждый раз оставался позади. Когда они уже достаточно далеко отъехали от лагеря и остановились посмотреть, то на том месте уже ничего не было, пустое место. Лагерь вместе с дьявольским хозяином унесло куда-то в междумирие, в пространство недоступное человеческому пониманию. Ангелина нервно закурила, подумала и сказала то, что шокировало Ольгу и Маришу.

- Знаете, девочки, я, пожалуй, уйду из милиции и займусь вплотную паронормальными явлениями, давно мечтала. После того, что я увидела здесь, мне никогда уже не вернуться к атеизму.

Девочки в ответ на это переглянулись меж собой и улыбнулись.

- Ангелина, отвези нас, пожалуйста, домой, - попросила Маришка.

 

Машина рванула с места, и никто из них так и не увидел одиноко стоящего на дороге мальчика, смотрящего им вослед. В одной руке мальчик держал игрушечного динозаврика, в другой маленькую копию языческого идола.

- Неужто та девчонка вообразила, что её фантазия похлеще моей? - спросил он сам себя вслух. – Ну, если так, то моя игра ещё не окончена. Машинка, машинка, сделав круг, возвращайся обратно в мой уютный, смертоносный лагерь. Мне нужна королева, а та девчонка как нельзя лучше на её роль подходит.

****

Маришка открыла глаза и, увидев перед собой набившую оскомину ядовито зеленую больничную стену, обрадовалась и вскочила, словно и не было всех этих мучительных дней борьбы с болезнями и смертью. На соседней кровати сидела Оля, поджав ноги, и с улыбкой смотрела на нее. Девчонки бросились друг к другу и обнялись.

- Марина, что это было, страшный сон? - сквозь слезы спросила Оля.

- К сожалению, суровая реальность, - ответила Маришка, - но мы будем считать это сном, хорошо?

-Я не усну, наверное, теперь до конца жизни спокойно, - вздохнула Оля, - но скажи, мы ведь уничтожили его? Ну скажи что это так?! И что за человек пришел к тебе две недели назад и расспрашивал об этом лагере.

- Ах, этот, - вздохнула Маришка, - ну да, забудь, его наверняка уже нет в живых.

- Скрытная ты, - печально сказала Оля и вышла из палаты.

Маришку слегка мутило, она прилегла на кровать, вновь и вновь прокручивая в голове фрагменты смертельной схватки. «Это не могла быть я, - думала она, - я же ужасная трусиха!». В момент её размышлений в палату ворвалась ликующая, с сияющими глазами Оля.

- Подруга, нас выписывают! Я сейчас видела списки!

«Все, забыть, забыть, - приказала сама себе Маришка, - это был страшный сон и не более».

Но забыть у нее не получилось…

Глава третья

Жнец из Ада

Спустя три месяца после событий описанных во второй главе.

Он и сам толком не понимал, что надеялся отыскать здесь, в месте, где давно уже царил хаос да запустение, почему он пришел сюда? Хотя жители деревни настойчиво просили его обходить это место стороной. Тем не менее, отойдя от деревни не более чем за три километра и остановившись у развилки трех троп, он свернул именно на ту, по которой жители деревни клятвенно просили его не ходить.

Полузаросшая бурьяном и диким чертополохом тропа привела его к лесу, где среди вековых деревьев ржавел массивный забор лет тридцать уже как закрытого после пугающих событий пионерского лагеря, но ворота, полусорванные с петель, были распахнуты, и можно зайти. Только он не решился, уж слишком как-то жутко выглядело все, что он увидел заглянув за ворота. Если и приходить сюда, то только с большой массой народа, не иначе. А в легенду про мальчика-призрака и конеголового жнеца, выкосившего всех обитателей лагеря в 1968 году, он упорно отказывался верить, но факты нужно было проверить и для этого ему пришлось вернуться в деревню.

В сельской библиотеке вместе с Тамарой Ивановной Штольц, знающей историю лагеря почти дословно, ибо она сама в детстве отдыхала в нем неоднократно, но в роковой год нет, потому что к тому времени уже окончила школу, они проговорили до самого утра.

- Значит, вы хотите возродить лагерь? – встревоженно спросила библиотекарь. - Нет, делать этого нельзя, лагерь он проклят, поймите! Люди там пропадали! И будут пропадать пока, наверно, туда не придет армия экзорцистов и не проведет чистку.

- Я поверю только выжившим там, - ответил Семен. - Есть такие в вашем селе?

- Есть, - погрустнев, ответила библиотекарь, - девочка одна из нашего села, Маришка. Захотела она со своими друзьями храбрость свою испытать, а итог плачевный, будто для вас урок. Друзья, отличные, нужно сказать, мальчишки, погибли, даже тел не нашли. Сама Маришка в больнице приходит в себя после тяжелой операции, но не вздумайте к ней ехать, слышите?! Расспрашивать.  Ребенок и так травмирован, я просто молю вас.

- Хорошо, - ответил Семен, - но разрешите еще вопрос о мальчике, который не старел.

- Да, Димка… Он был полной загадкой, - согласилась Тамара. - Он появился в нашем селе вскоре после того, как случилась эта бойня в пионерлагере. Я тогда как раз проходила практику в нашей сельской школе. Я честно не понимаю, каким образом он прожил в этом поселке тридцать лет безо всяких там документов, и милиция его не тревожила ни разу. Поселился у бабки Сазонихи, которую все здесь считают ведьмой, и жил себе спокойно, и все в одном возрасте. Приезжали из города даже местные биологи его изучать, никаких отклонений не нашли. Нормальный здоровый пятнадцатилетний мальчик, остановившийся в биологическом развитии на одном возрасте. Он и школу-то не пропускал ни один год. Чему можно учиться тридцать лет? Тем не менее, случилось у них с дочкой местных фермеров, Маришкой этой самой, чувство. А он, нужно сказать, в пионерлагерь проклятый тот раза три ходил и живой возвращался. Те, кто с ним ходили, не вернулись, а он неизменно возвращался, а вот на четвертый раз он и Маришку туда за собой потащил, и не вернулся, а Маришка вернулась.

- Хорошо, - ответил Семен, - я так понимаю, бабки Сазонихи в живых тоже нет, а дом остался, можно его посмотреть?

- Да ради всего, стоит на окраине поселка заброшенный, все боятся его и обходят стороной, сами понимаете, это же дом ведьмы, не что-нибудь.

 

Уехав из библиотеки, Семен сразу направил машину к заброшенному дому Сазонихи. Пройдя через опустевший, изрядно заросший бурьяном двор, он вошел в пахнущие гнилью сенцы и, переступив через полуразложившийся труп собаки, вошел в горницу, состоящую из одной массивной комнаты.

Сразу увидел Димкин уголок, письменный стол, стену увешанную фотографиями. На всех фотографиях Димка был исключительно с друзьями. С белозубой улыбкой, крепко сложенный, он производил впечатление человека прямого и открытого. На одной из фотографий Димка стоял в обнимку с девушкой, очевидно, это и была Маришка.

Детектив собрал все фотографии в портфель, присел на старый диванчик и крепко задумался. Димка был его родным братом, которого он никогда видеть не мог, так как родился уже после, как считали их родители, гибели брата. А он, получается, все это время был жив. Он более десяти лет посвятил поискам брата, поклявшись родителям, подался ради того в частные детективы и получилось, опоздал всего лишь на чуть-чуть.

- Мне обязательно нужно встретиться с этой Маришкой, - сказал сам себе вслух детектив. И тут его взгляд упал на тетради Димки, хаотично разбросанные по столу, он наугад открыл одну из них и так углубился в чтение, что уже не замечал ничего. Вот, что писал Димка:

«Призраки сильны тем, что в них не верят. Но Олежка Стулов был моим другом, и его трансформация в адскую тварь произошла на моих глазах. Он не просто призрак, он истинный властелин ужаса здешних уральских лесов. На территории заброшенного пионерлагеря «Уральские зори» воистину он воссоздал страну «Нет и не будет», где ничего уже не подчинено законам человеческой логики. Там царствуют выпущенные им на волю демоны и фантомы человеческого воображения в плоти. Это страшно! Сам же он какой-то анти - " Питер Пэн " маленький мальчик, не любящий ничего кроме как убивать, мучить и заманивать забредающих в лагерь в смертельные ловушки.

Есть у него и свой капитан Крюк, это адский жнец с телом человека и лошадиной головой, убивающий свои жертвы остро заточенным серпом. Эта тварь ни кто иной, как проклятый духами уральских лесов маньяк, в сговоре с которым действовал когда-то Олег. Он заманивал для маньяка в лес жертвы. Ох, если бы я знал об этом раньше!.. Будь навеки проклят Олег!..»

На этом записи обрывались. Детектив ахнул, сгреб в свой портфель все тетради что нашел и поспешил прочь, к машине. Уже

через десять минут он был на пути к городу, к больнице, где лежала Маришка.

 

К счастью его к ней пропустили, он присел у изголовья её кровати, вглядываясь с тревогой в черты лица юной девушки. Она приоткрыла глаза и, увидев его, чуть улыбнулась уголками губ.

- Вам не тяжело будет уделить мне несколько минут? - спросил он.

- Конечно не тяжело, - ответила она, - я вас слушаю.

- Я, собственно, разыскиваю своего брата, - ответил он, показывая ей фотографию. - Мне уже в деревне сказали, что он погиб, но я в это не верю и хочу собрать отряд для проникновения на территорию лагеря… 

 - Этого делать нельзя! - спокойно ответила Маришка. - Вы плохо понимаете с чем имеете дело. Дима погиб на моих глазах, его разорвал напополам дракон, ничего вы не найдете, ясно?

- Что? Какой дракон? Девочка ты бредишь?

- Это лишь один из тысячи образов, которые он любит принимать. Впрочем, дело ваше, идите, раз вы так ищете гибели. Только людей туда не тащите, а то их кровь будет на вашей совести…

Смущенный и взволнованный её словами, озадаченный, он, поняв, что ничего не добьется, покинул палату. И в голове его уже созревал план вразрез предупреждению девочки. 

 

Ровно через три недели после того как детектив посетил палату Маришки, по полузаросшей тропе к проклятому лагерю приближались трое людей. Шедший первым был сам детектив Семен, за ним шла специалист по паранормике Леночка Круглова, девица лет двадцати, только недавно окончившая институт и буквально бредившая изучением проклятого лагеря. Третьим замыкал шествие бывший спецназовец Юлий Шило, давно уже спившийся и опустившийся, но не утративший до сей поры боевых навыков, у него даже имелся в наличии наградной пистолет. Заманить того в экспедицию удалось только с помощью трех ящиков водки, все остальные его дружки отказались наотрез, даже водка не помогла, Юлий дышал перегаром в затылок Леночке, и конский хвостик той

недовольно подергивался, ей идея взять алкаша в такую серьезную экспедицию казалась диким нонсенсом.

- Леночка, ик… ик…, - бубнил Шило, - вы крайне отважная девчонка, ик…

- Девушка, - с улыбкой поправляла его Леночка.

Между тем они вступили на территорию заброшенного лагеря. Бетонная полуразрушенная дорога пролегала мимо озерца, заросшего болотной тиной, практически превратившегося в стоячую топь. Где-то за озерцом, вдоль берега бурно заросшего кустарником, виднелись верхушки трехэтажных корпусов. Семен показал на них.

- Друзья, я не верю в чертовщину, в белых баб и лошадиноголовых жнецов, но нам нужен ночлег, на улице здесь ночевать крайне неуютно.

Троица двинулась дальше и через некоторое время вышла к мостику, ведущему через озерцо, мост тот проходил мимо островка, где на камне сидела статуя пионервожатой.

– Это и есть знаменитая белая баба? – спросила Леночка, доставая фотоаппарат. Но Семен крепкой мужской рукой почему-то пресек эту её попытку.

– Не нужно, мы условились найти моего брата? Да? Так давайте искать, исследования потом.

Леночка со вздохом убрала фотоаппарат:

– И все же интереснее этого места я ничего не встречала, поверьте.

Пройдя через мостик, они подошли к трем лет тридцать уже как пустующим корпусам. Выбитые и пустые глазницы окон печально смотрели на них, изнутри тянулся запах плесени и запустения. Лишь кое-где на окнах виднелись жалкие остатки донельзя гнилых рам.

– О нет, я туда не пойду, - запротестовала Леночка, - давайте в палатке.

- Что же, разбивайте палатку, - согласился неожиданно Семен, - а я должен проверить, обшарить все корпуса, у меня предчувствие - тело моего брата где-то здесь, все я пошел, смеркается, с палаткой не мешкайте.

Едва Семен скрылся внутри корпуса, Юлий немало удивил Леночку, начав обозначать вокруг не поставленной еще палатки круг. Увидев немалое изумление Леночки Юлий, смутившись, объяснил.

- Отличная защита от темных сил, ночью тут такое начнется, увидите, Бука придет обязательно.

- Бука?!

- Носатая старуха, упырь, писательница детских страхов. Когда я маленький отдыхал в этом лагере, то столкнулся с ней очень близко. Поверьте, это так страшно!

– Ладно, Юлий, о кошмарах потом, давайте поставим все-таки палатку.

Поругиваясь, Семен внутри корпуса пробирался через завалы старой мебели, хотя внутренне на какой момент сам начал сомневаться - ну что можно найти среди хлама тридцатилетней давности, среди хаоса и запустения, не нужного в современном мире уже никому.

- Черт, почему же не снесут эти развалины?! - выругался он в сердцах. Семен остановился возле стены в большом квадратном зале, где вполне в советском духе были намалеваны художником-ремесленником пионерка с барабаном и пионер с горном, вот только рот пионерки был, какой то жутковатый, полный почти что акульих острых зубов. И глаза у пионерской парочки были будто нарочно стерты, отчего возникало жутковатое ощущение. Вдруг из одной комнаты донеслось красивое, но донельзя бросающее в дрожь пение. Будто бы пел ребенок, набравшись храбрости. Семен повернул ручку той двери и, заглянув, обомлел. Комната вся была заполнена пластиковыми куклами-пупсами, они были везде, и именно они-то и пели. Заслышав шум от входящего человека, куклы все разом повернули головенки и взглянули на него, глазки щелочки загорелись каким-то хищным недобрым огнем. Он поспешил захлопнуть дверь, сердце стучало по-бешенному.

 - Господи, неужели девчонка была права?! - воскликнул он.

В этот момент пионерка на стене ожила и стала рваться отделиться от стены, но у нее почему-то не получалось. Вероятно потому, что до наступления темноты оставалось еще добрых полчаса. Утробное голодное рычание перекрыло даже пение кукол. В отчаянии Семен, оглянувшись, заметил острый обломок какой-то доски и, схватив его, что было сил вонзил в тело, ставшее наполовину материальным, в то место, где вроде у человека находится сердце. Лицо пионерки мгновенно исказилось и превратилось в гротескное лицо кошмарной старухи с глазами провалами без зрачков. Семен,

правда, этого уже не видел, перескакивая через порушенную мебель как заправский бегун, он бежал к выходу с одной только бьющейся в висках мыслью: «Успеть, успеть, увести друзей из кошмарного места до темноты!».

Вослед ему раскатами грома катился демонический смех старухи-Буки. Бука окончательно вылезла из стены и, не касаясь пола, полетела в ту же сторону, куда убежала её потенциальная жертва, в когтистых ручищах она сжимала драгоценную корзинку, ту самую, в которую уже пять веков собирала детские души.

Бледный, с выпученными глазами, он выскочил из дверей корпуса и замахал друзьям руками - уходите! бегите! Но те, видно, его не поняли. Тут, увидев начертанный Юлием круг, Семен все понял и забежал за него, на землю легла первая тень, но, вопреки ожиданиям, Бука не появилась.

- Теперь бесполезно бежать, - вполне себе трезвым голосом произнес Юлий. - Какой я осел, что вновь пришел сюда и вас допустил! Это место, где оживают во плоти все детские страхи! Нам только одно спасение теперь - сидеть за этим кругом, и то я не уверен в его надежности.

Около часа, до полного наступления темноты, они просидели, тесно прижавшись, друг к другу в полном молчании, не зашли в палатку даже несмотря на внезапно начавшийся проливной дождь. А потом носатая Бука все же пришла, остановилась у черты и, вытащив из корзинки банку варенья и показав на нее, произнесла, обращаясь именно к Юлию:

- Мне, мой хороший, нужен только ты, в детстве я не успела тебя съесть, ведь именно ты же выдумал меня такую, какая я сейчас, и ты придумал, что я ем детей непременно с малиновым вареньем.

Леночка все время, пока Бука стояла у черты, лихорадочно вертела свой прибор, и он засветился, и как засветился! Тускло-зеленым, наводящим тоску светом.

- Юлий, это просто оживший фантом вашего воображения! – закричала Леночка, -  вы не должны бояться её! И не должны верить в нее! Боритесь!

У Юлия ходуном заходил кадык, он залпом осушил чекушечку и отбросил пузырек, тот упал почти у самого магического круга, и недопитая струйка спирта, пролившись на землю, коснулась круга, образуя брешь в защите. Старуха тут же просунулась в нее. Кошмарные глаза-блюдца как бездна, затягивающие в себя, были теперь в двух шагах, вытянутая крокодилья пасть, усыпанная кинжаловидными клыками, щелкала, обжигая смрадным дыханием склепа, корявые серповидные когти тянулись задушить.

– Изыди, сатана! Изыди! - махая нательным крестиком, кричал Юлий. Сам Семен выпустил в морду старухи весь заряд своего пистолета, но ничего не помогло, старуха мертвой хваткой вцепилась в Юлия выволокла его за черту и с утробным рычанием, предварительно облив вареньем, начала пожирать.

Лена уткнулась Семену в плечо и зарыдала, несмотря ни на что Юлия она любила, её просто всю сотрясало от переживаемого кошмара.

- Нет ничего глупее, чем быть растерзанным собственным воображением, - сказал он. - Все, девочка, успокойся, ей нужен был только он. Нам нужно уходить отсюда, прорвемся к воротам.

Старуха подхватила остатки тела Юлия и унесла в кусты, воцарилась обманчивая тишина. Друзья покинули пределы круга и двинулись обратно в направлении ворот, но конечно это была просто попытка отчаянья, они прекрасно понимали уйти отсюда не так легко.

- Нет, - в какой-то момент сказал Семен. - Там, на мостике, нас будет ждать ловушка, точно знаю. Давай попробуем пойти вон к тем самым отдаленным корпусам, иного выхода я не вижу.

Но через какое-то время они увидели, что путь к окраинным корпусам лежит по дорожке, уставленной гипсовыми истуканами-пионерами, и ощущение от них было не менее страшное, чем от Буки.

- Нет-нет, я туда не пойду, - запротестовала Леночка.

- Ну хорошо, - чуть злясь, произнес Семен, - смотри, вон корпус лагерной больницы, может мы там пока пересидим, все лучше, чем на улице.

Они зашли через вход, заваленный отбросами и строительным мусором, поднялись по полуразрушенной лестнице на второй этаж, выбрали наиболее уютный, кажется то был зубоврачебный кабинет. Семен стоял у окна, с тревогой вглядываясь в кромешную темень ночи, но пока луна полностью не взошла в зенит разглядеть что-либо было крайне сложно.

- Слушай, я все пытаюсь понять, что ищешь ты здесь? – спросила Леночка, - ну я-то ладно, сдвинутая, но ты…

- Леночка, я ищу брата. Либо живого, либо мертвого, ведь говорил же с самого начала.

- Да кто же может выжить здесь?!

- Есть, Леночка, выжившие, есть, уверяю…

В это время они оба услышали в коридоре шум, и спустя минуту в комнату вбежали две девушки лет семнадцати, одетые по-походному, и обе были явно не в себе.

- Господи, люди, живые люди! Не призраки, - закричала одна. - Мы думали, что сойдем здесь с ума!

- Что, что? Как вы здесь? - в недоумении произнес Семен.

- Мы туристки, мы отстали от группы, заблудились, а затем наткнулись на этот лагерь, обрадовались, думали переночуем до утра, но нас стал преследовать он, мы оторвались от него, увидели вас.

- Кто он? - переспросила Леночка, полная дурных предчувствий.

- Человек с лошадиной головой, мы до сих пор не можем прийти в себя.

- Нам нужно уходить отсюда, - твердым голосом произнес Семен. - Теперь он точно придет сюда. Все, милые девушки, моя обязанность сохранить ваши жизни, слушаться меня беспрекословно, вперед! Мы выйдем с другой стороны больницы через окно.

Маленький отряд вышел в больничный коридор и двинулся к лестнице, ведущей вниз, где-то на половине пути Лена, шедшая последней, оглянулась и невольно вскрикнула. Где-то в конце коридора у окна с витражом промелькнула гротескная тень коне головой твари с серпом.

- Он здесь, он может ждать нас где угодно, - сказала Леночка.

- О, только без паники, девочки, - произнес Семен, на ходу перезаряжая пистолет. В этот самый момент мертвенный свет полной луны проник в разбитые окна, и стало чуть светлее, но чувство страха полнолуние ещё только более усилило и усугубило. Едва они спустились вниз, как увидели, что коне головый уже ждет их внизу, тварь была выше их всех на головы две, одета в подобие некоего савана, коим древние египтяне оборачивали мумий, и воняло от нее ужасно и гадко. Семен тут же открыл шквальный огонь на поражение, но монстру все это было хоть бы хны. Неведомым образом переместившись, он оказался за спинами людей и взмахом серпа снес голову одной из туристок. Другая, её подруга, истошно завопила и, вопреки предостережению Семена, бросилась бежать на

улицу. Семен крепко выругался, отбросил ненужный теперь пистолет и бросился на чудовище, желая отвлечь его внимание на себя, что бы спаслись девушки. Его выручила хорошая физическая подготовка, раза три он чудом уходил от жуткого серпа и даже демону успел нанести несколько неслабых ударов. К счастью Леночка, не дожидаясь исхода поединка, убежала на улицу вслед за пропавшей туристкой. Семен из последних сил, как мог, сдерживал натиск монстра, но силы его, к сожалению, были на исходе, тварь окончательно придавила его железной ручищей к полу и замахнулась серпом с намерением снести голову так же как погибшей туристке.

- Ну и воняет же от тебя, подонок, - с сарказмом произнес Семен.

Но вдруг произошло неожиданное коне головый отпустил его и, воткнув серп за пояс савана, удалился, но не через дверь, а через окно. Держась за горло, Семен вышел наружу на улицу.

Страшно болело сдавленное адскими клешнями горло, он даже теперь крикнуть как следует не мог что бы позвать девчонок, как заправский спринтер он бросился бежать, снося все на своей дороге, врезаясь в гущу кустов. «Потерял девчонок, потерял! - одна только мысль билась в его голове. - Только бы успеть, успеть, опередить адского жнеца». Вылетев на открытую поляну, Семен испытал фантастическое облегчение, увидев, что девчонки сидят под фонарным столбом сжавшись в комочек, тесно прижавшись друг к другу, и обе истошно ревут.

- Милые мои, - облегченно произнес он.

- Если я выживу здесь, - всхлипывая, произнесла Леночка, - я никогда, слышишь, никогда не буду заниматься паранормикой! И сразу же побегу в церковь! Какая же я дура!

Но Семен её уже как будто не слышал, взгляд его был прикован к близстоящему корпусу, наполовину сгоревшему, с обрушившейся крышей. Он прикрыл глаза и в его голове четко прозвучал чей- то голос с подсказкой: «Семен, это и есть обитель властелина тьмы, именно здесь я погиб в схватке с ним, там внутри открытые врата в параллельный мир, откуда прорываются к нам монстры, рожденные подсознанием. Семен закрой их, молю! Ибо не обрести мне покоя пока жив исчадье ада Олег, а меня больше не нужно искать, брат, я в лучшем мире».

- Спасибо, брат, - произнес вслух Семен и обернулся к Леночке:

- Леночка, достань свой прибор, пожалуйста, очень нужно.

- Хорошо, - ответила Леночка, вытерла слезы и, достав прибор, включив, направила на здание. - Шкала просто трясется от избытка отрицательной энергии! - воскликнула она.

- Девчонки, нам придется туда войти, и это не обсуждается!

- Мы все понимаем, - неожиданно произнесла туристка Дина, - два раза можешь не повторять, ведь все мы слышали о мальчике-призраке, но наша беда, что считали его только сказкой!

Они молча, уже без истерик и слез, друг за другом вошли внутрь здания. Конечно, внутри их встретила одна лишь мертвая тишина, черные от копоти пожарища стены, наполовину обрушившиеся лестницы, да воркование голубей где-то вверху.

- Странно, что такая чистая птица селится в таком проклятом месте, - сказал Семен, включив фонарь и водя им по стенам, - да, очевидно понятно, нам нужно наверх по лестнице.

- Почему этот лагерь не снесут? - неожиданно спросила Дина.

- А зачем? – ответил Семен. - Он стоит слишком далеко от жилых объектов, никому не мешает, а если предположить, что он вообще кому-то нужен и для каких-то целей…

Они между тем, переговариваясь, поднялись на второй этаж, где увидели объемный, погруженный в полумрак коридор с многочисленными комнатами по бокам.

- На то время лагерь строился как самый передовой, - сказал Семен, - я читал, здесь жили вожатые, и располагалась главная пионерская комната.

- Мне нужно в туалет, - неожиданно произнесла Дина,- вот он здесь, я больше не выдержу.

- Ну что ж, - Семен посмотрел на нее почему-то с подозрением, - сопровождать я тебя, сама понимаешь, не могу, но имей в виду - этот туалет стоял пустым тридцать лет.

- Все равно, - грубовато ответила Дина и зашла в него, хлопнув дверью.

- Послушай Семен, - прошептала ему Лена, - мой прибор не должен реагировать на нее, но факт, реагирует, просто зашкаливает, в чем дело?

Между тем Дина, заперлась изнутри туалета, подошла прямиком к уцелевшему стеклу и прижалась лбом к нему, с той стороны, с улицы на нее смотрела лошадиная морда с фосфоресцирующими глазами, а этаж то был второй!

- Ты поклялся сохранить мне жизнь, привратник ада, - произнесла Дина, - смотри же не обмани, твой обед ждет тебя в коридоре!

Дина глубоко вздохнула и полная решимости распахнула большую форточку, чтобы впустить монстра, о чем сразу же мгновенно пожалела - острейший серп словно молния рассек её голову на две половины, но, тем не менее, она была ещё жива и все осознавала, упав на пол и захлебываясь собственной кровью. Монстр навис над ней всей своей чудовищной массой, настоящее исчадье ада. Увидев, что она все еще жива, он подхватил её хрупкое тело и со всего размаха насадил на острые штыри, торчащие из стены, только тогда несдающееся её тело окончательно обмякло.

- Все, Лена, уходим, - в коридоре произнес Семен, - я знаю, что она уже мертва, потому что пошла на сделку с тьмой, чтобы сохранить свою жизнь! Брат, подскажи мне что делать?!

В это время дверь туалета разлетелась вдребезги, и из него вышел конеголовый с серпом. Леночка отчаянно завопила. «Войдите в «Пионерскую», - вспыхнул голос в его голове. - Там увидите вы мертвый свет, исходящий от первой его тетради, войдите в этот свет и вы поймете все, спешите! Я задержу демона».

- Быстро в «Пионерскую»! – воскликнул Семен, схватив Лену за руку.

В это же мгновение будто сам воздух нанес демону сокрушительный удар, два раза перекувыркнувшись в воздухе, он пролетел по коридору и, разнеся в щепки гнилое окно, вылетел на улицу, они услышали звук глухого удара и все стихло. Довольно быстро нашли дверь, ведущую в бывшую пионерскую комнату, и едва они вошли в нее, то увидели столб бледно-зеленого мерцающего света, исходящего от многочисленных тетрадей, разбросанных на столе.

- Войдя в этот свет, мы узнаем тайну того, как зло поселилось в этом лагере, - сказал Семен, -  вперед!

В это самое время в коридоре раздалось тяжелое буханье шагов, демон начал вновь свое преследование, но опоздал, потому что преследуемые уже перенеслись на тридцать лет назад в то время, когда лагерь еще был полон жизни, и ничего не предвещало беды.

Тридцать лет назад.

 

Олежка ненавидел всей душой сумерки и особенно ночь в пионерском лагере. Здесь его пугало все: гипсовые статуи пионеров, суровые горы, окружающие лагерь, с нависшими над верхушками багровыми тучами, принимающими фантастические облики, плотно объемлющий лагерь суровый уральский лес и, конечно же, пионерские страшилки, которые, не уставая, сочиняли дети.

Сам Олег по складу характера был мрачный, довольно-таки угрюмый мальчик, в течение трех месяцев так и не сошедшийся ни с кем в дружбе. Любимым его занятием было уйти в какой-нибудь потаенный уголок пионерлагеря и рисовать в заветном альбоме фантастических чудовищ, которым он единственным открывал свою сумеречную душу.

За этим занятием однажды и застал его главный лагерный задира Цыпа, вырвал альбом и начал дразнить, потом подоспели другие мальчишки, и ему пришлось бы, несомненно, туго если бы мимо не проходил Димка, который вмиг разбросал хулиганов, и вот с того момента они и подружились.

Это была странная дружба, держащаяся, впрочем, наверно только на том, что Димке, склонному к полноте крепышу с недюжинной силой, нравилось до ужаса опекать и защищать более слабого, а Олегу нравилось то, что все задиры и хулиганы завидев его, уступали дорогу. Димка хотел только одного, научить Олега хоть капельке мужества, но придумать ничего не мог, кроме того, что бы затащить Олега в ночной уральский лес. И вот после месяца уговоров тот сдался.

- С тобой мне ничего не страшно, - сказал Олег.

- Вот и хорошо, - обрадовался Димка, - твоя задача, когда все уснут незаметно покинуть корпус. Мы будем в лесу жечь костер и печь картошку, но имей в виду, пойдем мы к лесу через территорию старых, закрытых корпусов, через аллею гипсовых трубачей. Это будет лучшее испытание твоего и моего, пожалуй, мужества…

Олег при этих словах вздрогнул, никто в лагере не любил территорию закрытых лет ещё пятнадцать назад корпусов, предназначенных на снос, даже взрослые редко ходили туда.

Мальчишки ходили, но только для того, чтобы испытать свое мужество. Та территория с корпусами строилась сразу после войны, и количество гипсовых истуканов там не поддавалось счету. Но Олег не стал возражать, отступать было поздно, тем более ему вдруг захотелось действительно испытать себя, и он согласился. По роковому стечению неких обстоятельств одновременно с Олегом и Димкой в том же направлении, но немного другой тропой, в лес на свидание с деревенским Ромео спешила пионервожатая Наташа. А сторож пионерлагеря Митя как раз в это время пробирался к той же поляне сквозь лес в поисках своей первой жертвы. Лицо его скрывала искусно сделанная маска лошади с глазницами, обведенными кладбищенским фосфором, в руках он сжимал острый серп. Накануне некий демон, явившись ему, приказал совершить двойное убийство и затем, найдя неважно кого, принести его или её в жертву уральским языческим духам на указанном алтаре.

– Ты обретешь силу и могущество, - говорил голос, - и станешь повелителем волшебства и трансформации, все твари и демоны, обитающие на Урале, будут подчиняться тебе.

Влекомый голосом демона, Митя в ту ночь вышел на свою первую и последнюю кровавую охоту. Так в одной точке пространства сошлись роковым образом пути пятерых человек. Митя, увидев на поляне занимавшихся любовью вожатую и колхозника, просто оторопел от такой удачи. Раз за разом кровавый серп взлетал, кромсая тела молодых ребят в клочья. И надо же так случиться, что в этот момент Олег, опередив чуть подзадержавшегося сзади Димку, вышел на поляну в самый разгар свершающегося убийства и оторопел. Фосфоресцирующие лошадиные глаза вперились в него. Ноги Олега налились тяжестью и приросли к земле.

- Ты один? - неожиданно спросила его тварь.

- Нет, друг идет сзади.

- Душа у тебя темная, - произнесла тварь, - такая в жертву не годится, веди друга.

- Нет, лучше убейте меня.

- Взгляни на дерево, - произнесла тварь. Олег послушно поднял глаза и вздрогнул, с ветвей ближайшего дерева на него пронзительным взглядом смотрела какая-то сущность, похожая на средневекового черта. Он поспешил отвести взгляд, а когда вновь посмотрел, сущности на ветвях уже не было.

- Ты его видел? - пронзительным голосом произнес маньяк, - отвечай, видел?!

- Ви-де-е-л…, - заикаясь, произнес Олег.

- Все, ты никуда от него не денешься, потому что теперь он выбрал тебя. Веди друга.

Олег бросился в чащобу и вскоре увидел своего друга, немного заплутавшего.

- Там на поляне, там…, - затараторил он, - идем быстрее…

 

- Дальнейшее известно, - сказал Семен тихо Леночке, - он позволил маньяку принести своего друга в жертву языческому духу, но все пошло не так как ожидалось. Разъяренный дух именно Олега, а не маньяка сделал повелителем кошмаров, маньяку же он оторвал голову и приставил на ее место лошадиную маску, коне головый с тех лет стал верным слугой и цепным псом Олега. Именно он по приказу Олега выкосил всех обитателей лагеря в 1968 году, а Димку Олег своей магией заставил поселиться в близлежащей деревне, одарил вечной юностью в знак благодарности за факт их дружбы. Но Димка все эти годы ненавидел Олега и поклялся убить его, потому и ходил в проклятый лагерь вновь и вновь, все это я прочел в дневниках.

- Послушай, - прошептала Леночка, - в это невозможно поверить, но не шанс ли это для нас предотвратить и уничтожить весь этот кошмар? Ведь мы в прошлом.

- Нет, в прошлое вмешиваться нельзя, не в нашей это власти, и нам пора возвращаться.

- Как? Туда? В этот кошмар?! Но демон ждет нас там!

- Послушай, я не хочу всю оставшеюся жизнь бегать впереди монстра. Я хочу дать бой Олегу, убившему моего брата два раза! Я хочу очистить лагерь от нечисти и вернуть его детям. Отсюда, из мертвого света, мы можем только посмотреть первопричину, как все началось, но изменить что-либо в этой истории мы можем только в будущем!!

- Хорошо, но давай посмотрим, как Олег вернулся в лагерь уже будучи наделенным, силой тьмы.

– Это можно.

 

После того как свершился языческий ритуал в уральском лесу и в Олега вошла сила зла, он тут же превратился в дракона и, не

обращая внимания на бесчувственного Димку оставшегося лежать возле алтаря, подхватив коне голового, полетел в лагерь. 

- Туды тебя ети! - с ужасом произнес деревенский дед-пастух, увидев пронесшегося высоко над верхушками деревьев дракона. - Или у меня белая горячка, или Змей Горыныч вновь вернулся, будет скот воровать, нужно предупредить своих…

Дракон опустился возле тех самых нелюбимых всеми корпусов сороковых годов, давно пустующих, и, опустив коне голового на землю, вновь превратился в мальчика.

- Иди, адский жнец! – крикнул он, перекрикивая даже грохот разразившейся грозы. - Пройди как ангел истребления этой ночью, не оставляя в живых никого!!!

Едва жнец ушел, мальчик спустился к небольшому прудику, где на малом островке сидела склонившаяся навек в печали статуя утонувшей лет пятнадцать назад пионервожатой.

- Проснись, пробудись от вечного сна, - кричал он в такт грозе, - стань воплощением зла!

Каменная голова статуи с жутким скрипом повернулась к нему, гипсовые губы разомкнулись, показав два ряда острых акульих зубов, пустые глазницы открылись, загоревшись адским огнем. Тварь, над головой Олега сидящая на ветке, довольная хихикала жутким плотоядным смехом. Все получилось именно так, как она хотела.

- Лена, я понял, что все дело в этой чертовой твари, - вдруг сказал Семен, - каждым маньяком повелевает демон, это очевидно, и это может быть заразным словно чума. Мальчик там, в будущем, находится в теле Конеголового, потому что после схватки с Димкой и Маришкой потерял огромную и значительную часть своей силы, после каждого выжившего в лагере он теряет силу, а Маришка-то не просто выжила, она еще полна решимости поквитаться с ним.

- Мы должны заставить его в единый миг принять всю тысячу адских образов и тогда он совсем потеряет силу, - проговорила Лена, - это древний магический закон.

- Но при этом в наших душах не должно быть ни капли страха, - добавил Семен, - и ещё, все монстры лагеря - и белая баба, и Бука, и конеголовый, это на самом деле он сам. Представь, когда-то они действительно поселились на этой земле чтобы питаться страхами детей, но каждый ребенок гениальный выдумщик, правда? И

каждый ребенок за всю историю Земли усовершенствовал их, придавал чудовищу только его фантазии свойственные черты.

- Пример Юлия, - ответила Леночка, - именно он придал Буке свойство есть детей именно с малиновым вареньем. А мальчик, Олег этот, как я поняла вообще гений в придумывании чудовищ.

Взявшись за руки, Семен и Лена вышли из столба мертвого света обратно в мрачный, безлюдный и страшный коридор корпуса. Их встретила абсолютная тишина, но конечно в таком проклятом месте тишина была условным понятием, то вдруг сама по себе вздрогнет половица, то ветер завоет где-то наверху в пространстве разрушенного чердака. Они, уставшие, присели у стены, не в силах осознать, где искать дьявольского мальчика, и где вообще выход из этого лабиринта кошмаров?

- Час остался до рассвета, - вздохнул Семен, - нам бы продержаться этот час.

- Послушай, - Лена повернула к нему голову с глазами полными слез, - какая же я была дура по всей своей жизни…

- Почему, Лена?

- Да потому, что всю жизнь играла с темными силами, не задумываясь о последствиях, вот почему. Я увлеклась паранормикой, мечтала изучать места подобные этому, заброшенные лагеря, кладбища, города, но теперь я вижу игры кончились. Силы зла, увы, страшная реальность, силы такие, что человечество их явно недооценивает. Если я выберусь отсюда, то мой путь только один, в церковь.

- Мы выберемся, Лена, - одобряюще ответил Семен, - давай выбираться отсюда, пошли вниз.

Осторожно, постоянно оглядываясь, они дошли до лестницы, ведущей вниз, и оторопели от того, что увидели - внизу, в холле страшного корпуса, вповалку на собственных рюкзаках спали ребята и девчонки, очевидно туристы из группы погибших девчонок.

- Только этого не хватало, - ахнула Лена, - они сами пришли в лапы смерти.

Семен бросился к ним и принялся будить.

- Ребята, уходите отсюда! - в отчаянье кричал он. - Здесь смерть, зачем вы сюда пришли?!

- Мы заблудились в лесу, мы устали, - удивленный таким напором, ответил парень, - и у нас пропали две девочки из группы.

- Они мертвы, - сухо ответила Лена.

Парень, ничего не понимая, только удивленно хлопал глазами.

- Быстро уходим отсюда, - сказал Семен, - и беспрекословно слушаться меня!

Тон его голоса был такой, что никто и возразить не посмел, и все последовали за ним, бросив скарб.

Все дальнейшее напоминало сумасшедший армейский марш-бросок через вражескую территорию.

- Откуда вы пришли? - спросил Семен парня на бегу.

- Через дыру в заборе на юго-восточном направлении, - ответил парень тоже на бегу, - да что происходит-то?! Может кто что объяснить?

Они на бегу вламывались в гущу кустов, тараня их, пробираясь сквозь тернии и колючки, но когда до спасительной дыры осталось совсем немного они, увлекшиеся бегством, внезапно услышали дикий вопль девочки, бежавшей последней. Оглянулись и увидели, что нечто уволакивает несчастную в гущу кустов. Все бросились ей на помощь, но опоздали, девочка была уже мертва, горло перекушено, и поблизости никого и ничего не было видно.

- Теперь вы убедились? - сказал Семен. - В этом лагере таится зло, и нас перебьют поодиночке, если мы не будем вместе…

- Ребята, может я брежу, - внезапно сказала одна из девочек, - но там, в небесах, дракон, он пронесся над верхушками деревьев…

- Сам повелитель теней преследует нас, - ответил Семен, - он всегда приходит перед рассветом, но только для того чтобы забрать чью-то жизнь. Вперед, мы будем бороться за наши жизни! Клянусь, он не получит их!

Но Лена при этих пафосных словах Семена только улыбнулась с сарказмом. Дракон действительно ждал их у дыры в заборе, и облик его страшен, это был совсем не тот картонный, карикатурный дракон из сов деповских сказок. Нет, это был истинный страж Нави с глазами, принадлежащими адской бездне - мальчик знал толк в устрашающих обликах. Вырвавшийся из его пасти столб огня в мгновение ока испепелил всех: Семена и туристическую группу. Но не тронул только Леночку, её, потерявшую сознание, дракон подхватил и унес обратно в адский корпус.

Следующей ночью.

 

Лена сама не могла толком осознать, сколько времени она провела без сознания. Открыв глаза наконец, первым делом она увидела абсолютно черную комнату без окон, старинное кресло с высокой спинкой и поднимающийся из-за него столб табачного дыма, в нем явно кто-то сидел.

Вдруг из-за спинки кресла высунулась и посмотрела на нее та самая жуткая лошадиная морда из кошмаров с фосфоресцирующими глазами. Лена, потрясенная тем, что опять приходится видеть это, дико закричала. Тварь поднялась из кресла и нависла над связанной девчонкой всей своей адской массой, поигрывая окровавленным серпом в ручищах, от монстра пахло сильно, резко, пахло могильным разложением и гнилью.

- Значит, все это правда? - спросила девушка, не надеясь, впрочем, что монстр ответит, - и автобусы с черными шторками, и лошадиные головы? Я и не сомневалась.

Вдруг черты монстра потекли, трансформировались, и вот уже перед девушкой предстала еще более кошмарная Бука – старуха с крокодильей пастью. Тварь улыбнулась кошмарным оскалом и поставила перед носом девушки заветную корзинку. Посмотрев внутрь, она увидела, что корзинка полна крохотных человечков-пупсиков, это был урожай детских душ, собранный чудовищем за пять долгих веков.

- Они поют, они все поют, мои дорогие куколки, - произнесло чудовище.

- Где твой хозяин, мразь? - сурово произнесла девушка.

Бука еще раз улыбнулась этим кошмарным оскалом и показала когтистым пальцем на себя.

- Все понятно, - ответила девушка, - он растворился в вас, в собственных дьявольских порождениях, и он утратил собственную индивидуальность, что ж это закономерность.

Но эти слова почему-то сильно рассердили тварь, схватив девушку за волосы, бабка потащила ее волоком по полу к проявившейся в дальнем углу комнаты печи с мощно раздутым огнем.

- Шоу еще не закончено, - шепелявя, приговаривала бабка, - тело огню, душу мне, одна маленькая девочка не слушалась бабушку, и как ты думаешь, что же стало с этой непослушной девочкой?

- Это очень известная пионерская страшилка, - ответила Лена превозмогая боль, - бабушка посадила девочку на лопату и забросила в печь, но только все было немножко не так.

- Что не так? Почему не так? - возмутилась бабка.

- А девочка никак не могла сообразить как правильно залазить в печь, то руки растопырит, то ноги, пришлось бабушке сесть на лопату и показать внучке все как надо.

- Ну да, - хихикнула тварь, - а внучка её раз, и в печь, знаем мы ваши уловки деточки.

- Браво, браво…

Голос раздавался со стороны кресла. Она посмотрела туда и увидела мальчика лет двенадцати-тринадцати, сидящего в нем и курящего трубку, одет он был в пионерскую форму.

- Я вижу, ты неплохо выучила все эти пионерские страшилки. Бука отпусти её, пусть подойдет.

- Почему ты убил остальных и сохранил жизнь мне? - спросила она.

- Все дело в том, что ты моя дальняя родственница по материнской линии, - ответил мальчик. - А по древнему ритуалу делиться своей силой я могу только с родными по крови людьми, я потерял в схватке с паршивой девчонкой значительную часть своей силы, вот и хочу чтобы ты помогала мне.

- Не дождешься, убийца, - ответила Лена, - я лучше предпочту смерть.

- Значит отказываешься? Ну так знай, смерти в таком случае не будет, ты будешь обречена никогда не выбраться из моего лабиринта кошмаров, ты будешь ходить по замкнутому кругу до той поры, пока не погаснет солнце. А может подумаешь? Ведь кто ты там? Девочка на побегушках, обреченная носиться со своей машинкой для распознания полтергейста, а здесь ты станешь королевой чудовищ и будешь жить вечно.

- Нет, - твердо ответила Лена.

- Ты сейчас не меня обидела, - ответил тогда мальчик, - ты обидела его, и ты никуда от него не денешься, потому что теперь он

выбрал тебя для вселения. Ему очень нравится играть, но вы проклятые девчонки, что Маришка, что ты, не желаете играть с ним и за это будите наказаны.

- Ты говоришь о демоне с дерева? - спросила Лена.

- Да, думаешь я не ведаю, что вы подглядывали из моего мертвого света? Я все ведаю! Кен, возьми её и выброси вон из моего тронного зала, а куда ты знаешь сам.

И вновь был провал в сознании, после которого Лена очнулась уже на дороге, судя по виду, проселочной, по обеим сторонам которой полз клочковатый, зловещего вида туман. Вокруг стояла неестественно мертвая тишина, даже ни одной птицы не было слышно. Вдруг вблизи послышался отчаянный визг тормозов и заплутавший в сумерках деревенский замызганный жигуленок притормозил от нее в нескольких метрах.

- Лексеич, вроде там девушка лежит на дороге, - сказал удивленный водитель.

- Эти места прокляты, - вздохнул Лексеич, - но давай посмотрим, не оставлять же её на дороге.

Мужчины склонились над девушкой, которая, увидев их, произнесла с отчаяньем, открыв глаза.

- Уходите, уходите, милые мои, он сделал меня тенью адского жнеца, и я всегда буду обречена предвещать его появление…

-Лексеич, боже, что это?!..

Из тумана как ангел смерти вышел адский жнец с окровавленным серпом в руках и стремительно двинулся в их сторону.

- Поздно убегать, - с тихим отчаяньем сказала Лена мужчинам, - будь же ты проклят навек, Олег!

 

Осунувшаяся и очень сильно похудевшая после болезни Маришка постучалась в дверь сельской библиотеки. Вышла Тамара, увидев девочку ахнула, всплеснула руками.

- Проходи, доченька, проходи-проходи, живая здоровая, голубушка ты моя.

Позже, когда они уже пили чай на крохотной кухоньке, заваленной грудами старых журналов, внимательная до деталей Тамара заметила, что руки Маришки еле заметно дрожат.

- Да, голубушка, - отвечала Тамара, - ушли две недели назад втроем и до сих пор никаких известий.

- Значит, он так и не внял моему предупреждению, - с горечью заметила Маришка, - что ж, полностью убеждена, что они мертвы. За те тридцать лет, что существует проклятый лагерь, живыми из него только двое смогли вернуться - Димка и я. Тетя Тамара, я никогда не думала, что обычный брошенный пионерский лагерь может быть сосредоточием такого кошмара.

- Да, соседство нашего села с ним поистине роковое, - задумчиво ответила Тамара, - представь, ещё с 1968 года в наших окрестностях местные жители видят дракона. Причем только они, приезжие нет. Пропадают люди, пропадает скот, по ночам над тем местом, где стоит лагерь, поднимается в небо столб зеленого свечения, и никто с этим ничего не может сделать, ни милиция, ни ученые.

- Все это я знаю, - ответила Маришка, - тетя Тамара, мне нужна книга, которую написал Димка, самая главная тетрадь, в которой он написал как уничтожить Олега. Не отказывайтесь, я знаю, что он передал вам её на хранение, Семен его брат забрал все дневники Димки, но эту тетрадь нет. Потому что она все это время хранилась у вас.

- Я сейчас принесу, - вздохнула Тамара, - но обещай, что ты вернешь её мне, хорошо? Эта тетрадь, она шедевр, в ней столько тайн, столько удивительных тайн.

- Я верну, тетя Тамара, обещаю.

- Я вижу, она опять хочет испытать судьбу, - задумчиво сказал мальчик Олег, внимательно всматриваясь в старое, помутневшее от времени зеркало, снятое давным-давно с какого то умывальника. - Ну что ж, поиграем ещё раз, если она хочет. Кен, немедленно отправляйся в деревню и любой, хоть самой дорогой ценой, но добудь мне эту тетрадь, в ней цена моей и твоей жизни! 

Просмотры: 199


    Оставьте комментарий!

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!