Фэнзона

И в клетку приходит весна

БиблиотекаКомментарии: 0

И в клетку приходит весна.

…Город был маленьким и почти не заметный. Загадочный «город в лесу» со всех сторон он был окружен деревьями и извилистой рекой Прорва. Все утопало в зелени, цветах и чистоте. Дети ждали весеннего дождя, чтобы побегать по лужам и запустить маленькие кораблики по ручейкам. Брызги летели во все стороны, окатывая детвору радостными каплями. А потом, проявлялись множество маленьких радуг и два Солнца. Взрослые выходили на субботники и записывались в «дружинники», чтобы вместе гулять по прекрасному городу...

…В город молодых ученых, инженеров, физиков, научных сотрудников и строителей. Жизнь кипела и бурлила. Все были молоды, счастливы и дружны. Верили в светлое будущее, строили планы и делали карьеру. «Первый портал АЭС». «Передовой научный центр», «Флагман открытий и рационализаторских изобретений», «Кузница молодых ученых», «Центр мировой атомной энергетики», - пестрели заголовки местных газет. По программе «Меняем пейзажи», первых пенсионеров отправляли в путешествия по всем направления, через специальный портал. Через этот «портал» происходил обмен душ и миграция оболочек. Стабильно и плодотворно обновлялись, менялись, перемещались, возрождались, телепортировались и реинкарнировались люди. Во время этих «путешествий» каждый подбирал себе новое будущее или жизненный цикл. У людей всегда был выбор. Это было всего лишь сорок лет назад…

… Сорок лет назад, в марте 20..года, по громкоговорителям объявили плохую погоду. Вскользь упомянули про временные трудности и санкции. В конце добавили: «Держитесь». Сразу исчезло Солнце, и погода перестала меняться. Из пурпурных туч полил липкий дождик, а ночью не вышла Луна. Тучи и туманы срослись круговоротом ливней. Слабый ветер лениво гонял по улицам мусор и радиоактивную пыль - на большее его не хватало. Появился устойчивый запах ладана и нафталина. Под ногами образовалась вязкая жижа. А вокруг города появились шикарные болота…

…На болотах медленно гнили скверы и парки. Дворцы культуры, спорткомплексы, бассейны, кинотеатры, рестораны и прочие заведения «переквалифицировались» в огромные магазины и супермаркеты. Среди этих сетевых гигантов притаились множество аптек. Они были в каждом доме, в каждой школе, в каждом здании. Даже на крышах и остановках расположились маленькие аптечные пунктики. Город превратился в сплошной огромный магазин и фармацевтический рай. Люди работали в магазинах и в аптеках. Сами себе все продавали и покупали, делали даже «скидки». А потом, дружно поддерживали «спортивную форму» в аптеках. На весь городок остался один хирург, стоматолог и окулист. Доктора были в огромном почете. Они довольно сносно жили, ловко выписывая рецепты и ставя диагнозы, не утруждая себя лишними нагрузками. А зачем больше? Операции почти не делались. Горсть пилюль заменяла все лечение и профилактику. Так было проще, легче и удобнее. Фармацевты стали фельдшерами широкого профиля. Под это дело всему медицинскому персоналу выделили маленькое здание бывшей библиотеки, рядом с моргом. В этом же здании находилось похоронное бюро «Трэвел».

«Трэвел» расположился напротив пансионата для воинов интернационалистов и бывших военных преступников, в здании института атомной энергетики (ИАТЭ). Во всех пустующих школах и детских садах приютились серые гвардейцы. Единственная школа располагалась в бомбоубежище, в районе «старого города», по соседству с заброшенными пещерами. Немногочисленная группа учеников училась дистанционно. Сдавали тесты и заполняли непонятные анкеты. Приходили лишь по необходимости или по гудку с АБЗ.

АБЗ (Асфальто-бетонный завод) утром и вечером издавал бодрящий гудок к началу и концу рабочего дня. Там давно не было никакого завода и его удачно переделали в мэрию.

Мэром городка был Владыка Пу. Это был вечный правитель города Z. Мало кто уже вспомнит, как он выглядит, и еще меньше тех, кто видел его вообще. Лишь Звездочет Гнус хранил в своем сундуке его несколько портретов.

Все слышали только его противный птичий голос из громкоговорителей. Каждый день, ровно в 6 утра, его омерзительный голос желал всем «держаться», и все дружно закрывали уши. Иногда его дрожащая тень блуждала в окружении армии гвардейцев в его дворце-бункере. Он всего и всех боялся и не поднимался выше первого этажа…

…Первый этаж здания мэрии занимало Правительство, во главе с Примудрейшим карликом Мидосом, где уверенно и азартно штамповались законы, указа и постановления под «всю королевскую рать». На втором этаже примостился Честный и Справедливый Суд. Судьи ходили с важными лицами и нелепых мантиях с черными квадратными шапками, на которых болтались хвосты кускуса, вместо кисточек. Они выносили заранее заготовленные Решения и Приговоры заикастого Председателя Суда Пиримошина. На третьем – суетилась исполнительная власть. Чиновники и бюрократы всех мастей и рангов дружно шустрили на благо своих заграничных счетов. В городе их называли «достопочтенные лизуны»…

…Лизуны зорко следили и контролировали жизнь в городке. Тотальная слежка и никакой оппозиции. Человекоподобные роботы молча ходили по улицам и зданиям, записывали все на свои девайсы и заполняли файлы. Вечером вся информация анализировалась и обрабатывалась в башне-вышке. Серая «Вышка» служила одновременно антенной и центром наблюдения за «челядью». Рядом с ней они построили себе коттеджный поселок «ЭкоДали» и поселились в уютных домах…

…В уютных домах, под названием «схрущевки», еще сохранились телевизоры, по которому целый день крутили рекламу лекарств, показывали новости о войне в соседних провинциях, о голоде за границей проблемах с соседними Планетами. А вечерами шел сериал «Всегда аллилуйя», про будни и нелегкую жизнь плешивого Звездочета Гнуса. Он трепетно внушал в каждой серии, что «наступило время благоденствия и блаженного существования. А потом говорил «Воистину» и улыбался...

Улыбался с плакатов и Премидрейший карлик Мидос. Его портреты с лозунгами «Держитесь», «Мы победим!», «Деньги зло!», - висели повсюду. Он любил пройтись в окружении своры серых гвардейцев и фотографироваться на своем же фоне. На ногах были неизменные ботинки - стукалки, на огромной подошве. Только так он мог казаться немного выше детей и избирательных урн…

…Урны стояли на каждом углу. Прозрачные стеклянные ящики с надписью «для жалобы и предложений» были всегда пусты. По ночам, лишь самые отважные кидали туда мусор и использованную туалетную бумагу. Полиция гонялась и строго наказывала за это. Поэтому все чаще они стояли пустые. Иногда там находили скомканную местную газету «Вы и Мы», но, тоже «использованную» не по назначению. Запреты и ограничения касались всего, даже на мысли. Все боялись даже мечтать. Все мысли сканировались. За мечту или фантазию можно было загреметь в железную клетку.

Железная клетка опускалась на огромных цепях под воду и исчезала в водовороте болотной реки Прорва. Туда сажали непокорных и вольнодумцев и опускали вниз. Никто не видел, как их поднимали обратно…

…Обратно в город тоже никто не возвращался. А, если уезжал, то только через морг. «Артель» по сортировке и переработке «оболочек» круглосуточно работал на конечной остановке…

…Конечная остановка называлась «Промплощадка». Там же и «примостилась» небольшая АЭС. Это была гордость наукограда, со странным названием «НИФХИ ФЭИ». Оранжевые автобусы строго по графику привозили и увозили туда партии сотрудников в респираторах и противогазах». Охранники всех мастей, типа ВОХРА, гвардейцы и «прочие люди в штатском», строго настрого охраняли этот «объект». Простые люди старались не замечать его и не приближаться. Это, как городская свалка. Все знают, что она есть и где, но никто не лезет туда ради любопытства.

… Любопытные «Драконы» вылетали на дежурство из пустующих ангаров АБЗ и охраняли Небо от Солнца. Это были огромные железные летающие «сканеры». Люди прозвали их «Драконы» за их ужасный шум и устрашающий вид. По словам бывшего научного работника, а ныне спившегося больного старика-инвалида, «в голову дракона залезал какой- то лилипут и стартовал по команде «Воздух». Они всегда прятались в тучах и в облаках. Поэтому не разрешалось долго смотреть на Небо. «Драконы» этого не любили. Но, особенно это не любил Владыка. Его тень была везде. Двойники и похожие силуэты ходили в окружении зеленых и серых «человечков». Руководил ими и отдавал приказы доблестный Министр обороны Сэкодыш. В общем, сплошное «милитари» и тотальный контроль…

… Тотальный контроль кардинально отразился и на людях. Они перестали отбрасывать тени и оставлять следы. Перестали смотреть на Небо и ждать света. Перестали мечтать, думать, веселиться и любить жизнь. Лишь по пятницам жителям выдавали «пайки выходного дня». Около полуразрушенного здания бара «УЮТ», продавалась «обжигающая жидкость», после которой жутко болела голова. Она называлась «Коктейль Путяга 19». К ней прилагались зеленые веселящие чипсы «Инджюквизи». Потом, на выходных, у всех дружно болела голова и не давала думать о действительности…

…В действительности, у них не было даже имени - только номер с датой рождения, который служил именем. Поэтому их называли «люди-тире». 23.02…года (например),-было написано у них на руке. Когда наступал конец, ставилась дата смерти и рука с этой цифрой отрубалась для захоронения. За городом было кладбище отрубленных рук - в целях экономии места. Тела же продавались на органы. Охотников было предостаточно, чтобы заполучить эту «оболочку в резиновых сапогах»…

… Резиновые сапоги выползали из своих обшарпанных подъездов, будто роботы. Похожие на муравьев, серые массы двигались по каким- то своим особенным маршрутам, к рабочим местам, в одинаковых одеждах серого цвета. Они заполняли промокшие здания. Потом начинали шуршать, ёрзать на стульях, суетиться и делать видимость рабочего процесса. Ленивые перекуры, с подсматриванием на часы и ожидания команды «домой». Потом подсохшие резиновые сапоги, уносили их к своим муравейникам -квартиркам. Некоторые даже не переодевались, так и плюхались в кровати. Им не терпелось отключиться от действительности. Быстро засыпали и ловили сны…

…Сны сами не приходили. Их надо было «ловить». Запрещалось даже смотреть их. Поэтому над городом был натянут «отсекатель снов». Последняя модель зонда – «НОТ Дримс 22». Величайшее изобретение «НИФХИ ФЭИ», с вероятностью поглощения 99,6%. Вот в эти 0,04% сны и проникали. Это была преднамеренная «недоработка с элементами погрешности» Профессора Димы. Через микротрещины и полупрозрачные дырочки в зонде можно было настроиться, поймать и даже полетать во сне. День весеннего равноденствия приходился на эту ночь…

…Ночью всем жителям приснился одинаковый сон. Лучи солнца, словно прожектора, неожиданно осветили город. От этого тепла начали расцветать деревья и цветы. Зачирикали птицы. Весенний дождик окольцевал город множеством радуг. Они, словно разноцветные пружины, переплетались над крышами серых домов и разукрасили высокие трубы всеми красками. Люди морщились от давно забытого света, но не прекращали смотреть на Солнце. «Драконы» в ярости нагоняли тучи, пытаясь заслонить свет. Но, Солнце раскаляло кабины и ослепляло пилотов. Они прыгали с парашютом и кричали с Неба «Мы видели его». НО, Большинство «Драконов» исчезло и не вышло на связь…

… В связи с прекращением дождя и появления Солнца, всем разрешили бездельничать и не работать. В городе был объявлен карнавал «Гулль». Даже Владыка не решился помешать празднику. Да и зачем. Ведь завтра опять будет туман и дожди. Его верные и молчаливые гвардейцы, с глупыми и одинаковыми лицами, любопытно наблюдали за началом грандиозного карнавала. Хотя Звездочет настаивал не разрешать гулять «челяди» и предупреждал о «возможном появлении в городе ненужных людей». Владыка лишь прокряхтел, насупил брови, а потом рассмеялся. Он зажимал свой беззубый рот кулаком и трясся от своей значимости. Он перестал бояться. А зря…

…Зря тогда на Карнавале, никто из гвардейцев не обратил внимание на странного незнакомца в желтых очках. Он выделялся уверенной походкой, как ледокол, без указателей и попутных ветров. Немного наклоняясь вперед, подняв голову, он как будто разрывал пространство. Только брызги летели на недоуменных прохожих. Он лишь хитро улыбался и вспоминал…

…Воспоминания опрокинули его далеко в прошлое. Он хорошо помнил этот городок. И город помнил его. Проще было найти того, кто его не знал или не слышал о нем. Некоторые использовали его имя как нарицательное. Он был первым, кто успел без последствий вовремя покинуть город. Почуял и успел. Он всегда успевал покидать и уходить вовремя. Вовремя уйти,- это талант! В прошлом осталось все, - друзья, враги, родственники, знакомые и связи…

...Связь была во всех ее смыслах. Везде и всегда. Он шел, не обращая внимания на веселую толпу. Мало что тревожило и волновало его в последние десятилетия. Все чувства были давно подавлены и «зарыты». Одиночество стало его лучшим другом. Жалость, сострадание, великодушие, любовь и доброта, - благородные слова. Но, это все не про него. Все эти добродетели и высокопарные словечки давно были стерты из его души». Поэтому прошлое вызывало у него неисчерпаемое любопытство…

…Любопытная надпись появилась на стенах железной клетки накануне его визита. «Доброе утро, милый друг!». «Значит, ждут»,- заезжая в город, подумал он. Наукоград всегда славился особым гостеприимством и отсутствием достопримечательностей, кроме зашкаливающего радиационного фона…

…Радиационный фон был в норме только в доме «Желтого сна». Там его давно ждал его старый друг Профессор Дима. Он был лучшим специалистом по ремонту «Драконов». В силу своих юных лет, Дима был необычайно «подкован» по технической части. Негласный Бог всех автослесарей. Магистр новых технологий. Консультант по глобализации процессов. «Дока» по физико-химическим нюансам. Местный «Самоделкин». Вылитый «Талантливый мистер Рипли» (из старого фильма). Хитрый, но добрый одинокий «ботан». Маленькие смешные очки придавали ему силу возраста и недостающей солидности. Он часто забывал причесываться и напоминал доцента из провинциального института. Но, самое главное,- он давно ничего не боялся. Не потому что герой или смельчак. Нет. Просто потому что был тоже всегда один…

…Одно чувство из прошлой жизни, накрепко засело в его сердце- СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТЬ!!! Да, да. Эту тайну никто не знал и не догадывался. Оно не поддавалось его могучей силе воле. Он страдал от воспоминаний и неразгаданных снов. В них он бегал по коридорам и искал выход. Ему позволялось возвращаться в свои прошлые сны и заходить в двери пространств, но ответы так и не приходили. Тогда он понял, что надо вернуться в прошлое и подарить свет городу...

…В старом городе его внимание привлекла клетка с попугайчиками, стоящая на подоконнике первого этажа, за окном. Отдаленно шумел карнавал и продолжался праздник. А тут было тихо, как всегда. Где то пели птицы. Поразительно, что они не забыли песни и начало весны. Когда все цветет и оживает, даже в клетке. Два маленьких попугайчика весело целовались маленькими клювиками и что-то говорили на своем «попугайском» языке. «Жених» был зеленый. Он галантно и тщательно обхаживал «даму»- то нежно клюнет в крылышко, то облетит вокруг, демонстрируя свою силу, то просто прижмется к подруге, нашептывая свои птичьи сказочки. «И в клетку приходит весна. - Мысли захлестнули голову незнакомца и откатились на сорок лет назад в беззаботное детство, другую планету, к живым друзьям. Время остановилось. Ему захотелось ворваться в этот дом, выпустить этих птиц, хотя бы просто полетать. Пусть насладятся глотком свободы. «А может разбить окно?», - мелькнула шальная мысль...

…Шальные мысли прервались вместе со страшным гудком с АБЗ. «Нет. Еще не время для дерзких поступков. Они могут погибнуть от неожиданной свободы и отсутствия решеток, за которыми они привыкли ждать света. Но, я обязательно вернусь и выкуплю этих заложников, чей то прихоти». Он ускорил шаг. Его очень ждали в «Доме желтого сна»…

…В «Доме Желтого сна» было всего готово к встрече. Два Небесных Нотариуса уже приготовили бланки, заявления, доверенности и анкеты для стандартных формальностей. Из архивах ЗАГСа они изъяли папки свидетельств о смерти за последние 40 лет и прочие характеристики для отчетов, необходимых для оценки душ. Они знали, что скоро все поменяется и предвкушали солидный гонорар. Пленных брать не предполагалось. Намечались экзотические казни и неординарные пытки всего аппарата Владыки. Будет масса достойных «оболочек» для продажи. А за душами уже прилетел отдельный эшелон для утилизации. Все было готово к забытым временам инквизиции и жертвоприношениям. Намечались грандиозные веселья для работников потусторонних и параллельных сфер. И лишь грустный палач Хэджог молча ждал своего Друга, сжимая от скуки любимый эспандер...

(отрывки из романа «Испытатели судеб или увлеченные смертью).

Просмотры: 301


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!