КУКЛОВОД

Фэнзона

Личинка

БиблиотекаКомментарии: 0

Личинка

Это случилось через неделю после того как я и мой друг Том вернулись из экспедиции в Африку. Он позвонил мне и попросил встретиться как можно быстрее в кафе в квартале от его дома. Поскольку звонил он уже поздним вечером, то мы договорились встретиться на следующий день.

И вот на следующий день в полдень мы встретились в кафе, как и условились с моим товарищем. Том выглядел просто ужасно. Из под соломенной шляпы на меня смотрело бледное, не смотря на проведенные в Африке три недели, измученное бессонницей лицо, синяки под глазами и впалые щеки.

Он медленно подошёл к столику и отодвинул стул с таким трудом, будто бы тот весил с десяток килограмм. Сел на стул, но пододвигать к столику не стал, видимо сил на это у него уже не осталось. Сел и стал смотреть на свои ладони невидящим взглядом. Было понятно, что его мысли где-то далеко. Я поприветствовал его, но он не ответил и еще с минуту разглядывал свои руки.

– Джимми я так устал, – наконец сказал он по прежнему не отрывая взгляда от своих рук.

– Томми что случилось? Ты выглядишь просто ужасно. Когда ты спал в последний раз? – поинтересовался я у своего друга, но он не ответил, продолжая находиться где-то далеко в своих мыслях.

Наконец он оторвался от созерцания костяшек своих пальцев и посмотрел на меня.

– Джим у меня к тебе есть просьба. Посмотри на мой лоб и лицо внимательно и скажи, что ты видишь.

Я удивился его просьбе, но спорить не стал и принялся разглядывать его. Собственно говоря на его лице я не увидел ничего нового, чего не видел с того момента как он подошёл к столику. Тогда я принялся рассматривать его лоб, который не смотря на шляпу был открыт и хорошо просматривался. Он помогал мне, поворачивая голову то в одну сторону, то в другую, но я так и не заметил ничего необычного.

– Кроме бледности, впалых щёк и синяков от бессонницы я не заметил ничего необычного. Том послушай, тебе нужно хорошенько выспаться, а ни то добром это не кончится. Мы только вернулись из Африки, и за эту неделю ты возможно еще не привык к смене часовых поясов.

– Я бы и рад поспать да не могу, – произнес он с грустной улыбкой. – Это чертово шуршание у меня в голове. Оно просто убивает меня. Даже снотворное не помогает. А еще периодически возникающая головная боль. Такая сильная, что, кажется, будто сам дьявол пытается выбраться из ада используя мою голову как выход! – произнес Том сквозь зубы и взялся руками за голову. – Я вспомнил того парня которого лечил знахарь в деревне. Ему муха или еще кто-то, отложил личинку под кожу, и она созревала у него там, пока он был жив. Не в безжизненный кусок мяса, а в живого человека. Я и раньше слышал о таком, но видел впервые. Его лоб вздулся и с каждым днем становился всё больше, и через какое-то время там можно было разглядеть шевеление. Знахарь разрезал его кожу, и оттуда посыпалась целая куча мерзких личинок. Белые, толстые, испачканные кровью, они извивались на земле и в его ране на лбу. Вот я и подумал, что может это шуршание в моей голове, это личинки. Может я подцепил их в Африке по случайности, как и тот парень? Я пытался рассматривать себя в зеркало, но не смог ничего увидеть. Я не спал уже примерно четыре дня, а может и дольше. Или наоборот меньше. Когда ты не спишь, то чувство времени размывается и вся твоя жизнь превращается в один бесконечный день. Я смотрел очень долго, но так и не смог разглядеть ничего необычного. Вот я и решил, попросить тебя осмотреть меня, ведь из-за бессонницы я просто не могу четко сфокусировать взгляд и мысли. Возможно, я что-то упустил или не заметил.

Он замолчал так неожиданно, что я с минуту сидел в ожидании, что он вот-вот продолжит свой рассказ. Но он молчал и смотрел куда-то сквозь меня. Потом он поднял руки и взялся за концы своей соломенной шляпы. Когда он поднял её, я увидел, что вся его голова покрыта проплешинами. То тут, то там на его голове виднелись выбритые, явно электрической машинкой, участки. Люди в кафе тоже это заметили и начали перешёптываться, с ужасом поглядывая в нашу сторону.

– Я выбрил те места головы, в которых, как мне показалось, что-то шевелилось. Мне пришлось выбрить их, чтобы лучше рассмотреть в зеркале. Но как я уже сказал, я так ничего и не увидел, - пояснил он, медленно поворачиваясь на стуле, чтобы дать мне рассмотреть его голову полностью.

– Боже мой, Том! Что ты творишь?! – воскликнул я искренне недоумевая, что происходит с моим другом.

Он повернулся ко мне, но ничего не ответил. Тогда я встал и, подойдя к нему, положил руку ему на плечо. Он поднял на меня полный усталости взгляд, а потом наклонил голову.

– Джим, прошу тебя, осмотри всю мою голову. Больше всего меня беспокоил лоб, потому что там ощущения шевеления сильнее всего. А в каждом из тех мест, которые я выбрил, шевеление было всего по разу. Но я решил не рисковать и осмотреть их хорошенько. Я слышу шуршание у себя в голове, но не могу определить участок, из которого оно исходит.

Я встал ему за спину и принялся внимательно осматривать выбритые участки на его голове. Волосы там были совсем короткие, и можно было спокойно рассмотреть кожу головы. К слову у моего друга были волосы средней длинны и от того эти участки выглядели невероятно пугающе. Я тщательно осмотрел каждый выбритый участок, но не обнаружил ничего не обычного. Для большего спокойствия своего друга я положил пальцы своих рук ему на затылок, на котором были выбриты две не большие вертикальные полосы, и очень медленно провел ими до самого лба. Ничего не нащупав, я вернулся на своё место и, взглянув на Тома, покачал головой.

– Твоя голова в полном порядке. Там ничего нет, ни визуально, ни на ощупь. Мой вердикт, что это всё психосоматическое и тебе нужно обратиться к врачу. Вообще тебе сразу нужно было это сделать.

– Отлично! – воскликнул он, вставая из-за стола так резко, что стул с грохотом опрокинулся на пол. – Значит я просто псих!

– Успокойся Том, ты не псих. Психосоматика это, проще говоря, самовнушение. Ты увидел, как страдает тот бедолага и это настолько сильно повлияло на тебя, что тебе начало казаться будто и у тебя под кожей личинки. Но поверь мне, там ничего нет. У тебя абсолютно здоровая кожа головы. Никаких покраснений или прыщей. Никаких выпуклостей я тоже не обнаружил. Если тебе станет легче, то побрейся на лысо и сходи к дерматологу. Пусть он осмотрит тебя. Поверь мне, если у тебя под кожей есть личинки, то это сможет обнаружить любой человек, даже не обладающий медицинскими познаниями. Ко всему прочему на твоём состоянии сказывается бессонница.

– Спасибо Джимми. Я тебя услышал, – произнёс он спокойным голосом.

После чего надел шляпу, поднял стул и ушёл, а я остался сидеть, глядя ему в след. Я просидел так еще примерно с час в надежде, что он успокоится и вернется. Но он так и не вернулся и я, решив, что ждать больше нет смысла, отправился домой. Весь вечер я звонил ему, но никто не взял трубку. Жил он один, и учитывая его психологическое состояние, я сильно переживал за него. Я проклинал себя за то, что отпустил его одного и не попытался догнать. Всю ночь я не находил себе места и не мог уснуть. И едва дождавшись утра я тут же позвонил ему снова, но как и раньше никто не взял трубку. Тогда я решил отправиться к нему домой.

В девять утра я уже стоял на пороге его дома и жал на кнопку дверного звонка с такой силой, что казалось, вот-вот выдавлю её с другой стороны. Через минуту я не выдержал и параллельно продолжая звонить, я начал стучать в дверь. Через несколько минут таких процедур я начал дергать дверную ручку и звать Тома. Но никто так и не вышел. И тут я вспомнил, что он хранил запасной ключ от дома под камнем в саду. Я подошел к камню и поднял его. Ключ действительно был там. Взяв его, я поспешно отправился к двери. Дрожащей от волнения рукой еле вставил ключ в замок и повернул. Замок приветливо щелкнул и повернув ручку я распахнул дверь. В доме стояла гробовая тишина. С порога я позвал друга, но никто не ответил. Войдя в дом, я крикнул еще раз, но, как и раньше ответа не было. Я сделал еще несколько шагов и остановился, вдруг вспомнив вчерашний разговор. Может он просто последовал моему совету и отправился к врачу? Но что-то внутри подсказывало мне, что произошло нечто ужасное. Мне пришла в голову мысль, что он мог наглотаться снотворного, чтобы, наконец, уснуть и случайно превысил дозу. По телу пробежали мурашки и я, тряхнув головой, отогнал дурные мысли, сказав себе, что, скорее всего он просто ушёл к врачу. Конечно это не сильно помогло, но всё же придало достаточно уверенности, чтобы продолжить исследование дома. Которое продолжалось не долго. Из прихожей я прошёл на кухню слева, но там было пусто. Потом я вернулся в прихожую, а оттуда прошёл в гостиную, которая находилась справа от главного входа. Там тоже было пусто. Тогда я вернулся в прихожую и пошел по коридору прямо к спальне, попутно заглянув в ванную и туалет. Но и там было пусто. Я обрадовался, подумав, что отсутствие Тома подтверждает, мои мысли о том, что он мог отправиться к врачу. Довольный я направился к выходу, но остановился напротив кухни, вспомнив о сарае на заднем дворе. Выход, в который располагался как раз на кухне. Я не подумал о нём в начале моих поисков, так как был озабочен поисками Тома в доме. По телу снова пробежали мурашки. Я сделал медленный вдох, чтобы немного успокоиться и направился через кухню к двери на задний двор.

Двор был не большой, но имел достаточный размер, чтобы вместить в себя прямоугольный стол и четыре стула по обе стороны от него. Газон на заднем дворе был аккуратно подстрижен, а вдоль забора по всему участку росли мелкие ёлки, между которыми были небольшие клумбы с цветами. Так же тут был расположен мангал и садовый шланг свернутый кольцами. Сарай стоял в левом углу двора. Дверь в него была приоткрыта, и от этого мне стало не по себе. Я направился к нему и про себя молился о том, чтобы Тома там не оказалось. Подойдя к двери, я взялся за неё и медленно открыл. Том был там. На полу валялся ящик с инструментами, половина из которых лежали рядом. Видимо они вылетели из него, когда ящик упал с полки. А рядом лежал Том. Он лежал на животе и сжимал окровавленный молоток. Голова его была повернута вправо и была отчетливо видна рана. Вернее я бы сказал дыра. Он разбил себе голову молотком. Да так, что половина правой стороны его черепа была провалена вовнутрь. В этой дыре всё смешалось в одну ужасную кровавую массу. Куски его черепа, измазанные в крови волосы, разорванная от ударов кожа, кровь, стекающая из дыры на пол и кусочки, по-видимому, его мозга. Мне стало так плохо как еще никогда в моей жизни. Шатаясь, я отошел на несколько шагов от сарая и меня вырвало. Наверное, потом я потерял сознание, потому что очнулся я уже на земле лёжа в луже собственной рвоты. Потом я вызвал полицию и скорую.

Меня долго допрашивали, заставляя повторять мои показания снова и снова. Нашу встречу вчера в кафе, зачем и как я сюда приехал, как попал в дом и как нашёл тело, что было дальше. Но, в конечном счете, они решили, что это убийство совершил не я. Именно убийство. Потому что нельзя иначе объяснить, как человек мог сам себя забить молотком до такой степени. Ведь повредив, мозг он должен был тут же умереть. Да, в конце концов, он бы потерял сознание, даже не успев добраться до мозга. Потеря сознания случилась бы после первого же сильного удара. Или двух ударов по голове максимум. Как минимум первый сильный удар вызвал бы дезориентацию и каждый последующий удар в таком случае должен был быть слабее предыдущего. Но все удары были одинаково сильными. Но я знал, что это было самоубийство. Плевать что с точки зрения медицины это невозможно. Я знал, что Том сделал это сам. Сделал потому, что не мог больше выносить этого проклятого шуршания у себя в голове…

Просмотры: 231


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!