Новости

#МесяцКошмаров - День Четвертый - УГЛЫ

КрипотаЭксклюзивКнигиКомментарии: 3

Месяц Кошмаров в Зоне Ужасов продолжается! В течение 30 дней (и ночей!) мы раз в сутки публикуем по одному короткому рассказу ужасов. Читайте маленькие страшные истории Максима Кабира - и обязательно прочитайте его большой роман "Скелеты", который называют одной из лучших хоррор-книг за последние годы!

Максим Кабир. Углы

Ненастной июльской ночью 1966 года Антихрист, Человек-С-Хвостом, Чёрный Папа, урождённый Антон Шандор ЛаВей прибыл на окраину Сан-Франциско. Молнии вспахивали небо, творя весьма истасканные, но эффектные декорации. Дождь омывал кряжистую гранитную постройку на пустынном взгорье около залива. Волны грохотали о волнорез. 

Женщина, встречающая у входа, вероятно, ожидала катафалк или карету, на худой конец – зловещий «ситроен» возле которого позировал ЛаВей для «Times». Но основатель Всемирной Церкви Сатаны воспользовался такси. 

– Мисс Брюлофф? Мы беседовали по телефону. 

Музыкант, цирковой дрессировщик, полицейский фотограф, актёр, дизайнер, писатель. У него был густой приятный голос. Бледная кожа, мефистофельская бородка, иссиня-чёрная грива. Амулет в виде звезды Бафомета. Будто шарж на дьяволопоклонника, дистиллят обывательских представлений. Он хмурился театрально и сверкал глазами, невпопад кривил презрительный рот, как Бэла Лугоши в «Чёрном коте», забывший, что он играет положительную роль.

Брюлофф – холёная блондинка с ульем волос а-ля Джеки Кеннеди – впустила гостя в коридорный полумрак. Тяжёлые двери отсекли грохот бури. 

– Признаться, меня удивило внимание такой знаменитости к нашему заведению, – сказала Брюлофф. 

Она кокетничала. Только за последний год в Купальнях при невыясненных обстоятельствах погибло двое клиентов. Ещё одна работница повесилась. Казалось, опоссумы и бурундуки приползали со всей Калифорнии, чтобы сдохнуть на их заднем дворе. Подходящее местечко для сатаниста и колдуна.

– Мисс Брюлофф, вы читали Лавкрафта?

Они шли по плохо освещённому коридору с мраморными полуколоннами. В боковых проёмах мелькали тёмные отсеки раздевалок, саун и массажных кабинетов. Пахло йодом, трясиной. Гулко капала вода, цокали каблучки, длинная тень Чёрного Папы волочилась по кафелю. 

Брюлофф ответила отрицательно. Исподтишка разглядывая визитёра, она подумала, что весь его пресловутый магнитизм заключён в историях любовных похождений, реальных или вымышленных, а вернее, в его бывших пассиях. Чёрт, ведь его член, говорят, посещал бриллиантовые вагины Мерлин Монро и Джейн Мэнсфилд. Без них – он никто, балаганный маг.

ЛаВей явно не обладал телепатическими способностями. 

– Лавкрафт писал об этом в «Данвичском ужасе» и «Снах в доме ведьмы». Есть упоминание подобного феномена у Роберта Говарда и Уильяма Ходжсона, и, конечно, в гениальных «Псах Тиндала» Фрэнка Белкнапа Лонга.

Они прошли мимо бассейна и стали спускаться узкими щербатыми ступенями. Брюлофф не без самодовольства отметила, что сатанист впечатлён. Погреба и тайные подземелья – его стихия. Лестница навевала мысли о готических замках. Тут специалист по акупунктуре вонзил себе в глаз иглу. 

– Архитектор стремился воссоздать облик римских бань, – сказала Брюлофф, доставая фонарики и вручая один ЛаВею. Лучи заплясали по трубам и массивным резервуарам, в которые попадала океанская вода. – Скоро городские власти закроют нас. Ценный прибрежный участок отдан под застройку. 

– Я отправлю строительной компании письмо с проклятием, – пообещал гость.

Она ухмыльнулась в темноте. Она знала, что символ ЛаВеевской церкви украден у тамплиеров, а гимн, под который они предаются оргиям – вариация на тему «Jesu Meine Freude» Баха. Но пресса обожала Антона, священники и разномастные союзы христианских матерей писали кипятком, и «San Francisco Chronicle» снаряжала великого Джо Розенталя, автора фотографии «Поднятие флага над Иводзимой», щёлкать домашнего льва ЛаВея. 

– Так о чём же писали Лавкрафт и другие? – изобразила Брюлофф интерес. 

С каждым витком лестницы они погружались глубже в холм. Кирпичная кладка поросла лишайником и ракушками. С вогнутого потолка сочилась влага. 

– Об углах, – сказал ЛаВей. – Особенной планировке зданий. Die elektrischen Vorspiele… Церемония Девяти Углов. Вы замечали, что есть квартиры, где убийства и самоубийства случаются чаще? Где сходят с ума? Проклятые особняки, пространства, не гармонирующие с визуальной ориентацией. Провоцирующие беспокойство… 

– Вы про такие пространства? – указала Брюлофф фонариком. 

Они остановились под сводами пещеры, наполовину природного, наполовину искусственного происхождения. Она сужалась к дальней стене. Из мрака выступали странные нефункциональные простенки, скошенные перегородки. Мерещилось, что комната шевелится, выпячивает части и вновь втягивает их. 

– Изумительно, – воскликнул ЛаВей. – Кто спроектировал её?

– Она всегда была здесь, – равнодушно сказала Брюлофф. 

Потрясённый ЛаВей шагнул в центр арены, вокруг которой возвышались ступенчатые ложа, кресла гигантов. 

– Амфитеатр, – прошептал он, – Трапецоид. 

Луч щупал необычную конфигурацию, тупые, внушающие тревогу углы, ассиметричный экстерьер. Что-то зашуршало во мгле, точно взмахнуло кожистыми крыльями. 

ЛаВей не слышал. Он бормотал, как загипнотизированный: 

– Так вот, где обитают они, жители нор и каверн! Демоны искажённых ландшафтов. Напитавшиеся удобрениями дурных снов…

– Вы слишком патетичны, – поморщилась Брюлофф. 

– Дьявольская геометрия, – твердил восхищённый гость, – трапецеидальные храмы ацтеков… Пирамида на долларовой купюре… даже очертание моста Золотые Ворота, если смотреть из окон моего дома…

Брюлофф вскинула руку и медленно провела по шее пятернёй. 

Пещера хлопала и гортанно стонала. 

– Проходы в четвёртое измерение! О, Левиафан! 

– Не произноси, – тихо сказала Брюлофф, – не произноси моё имя… всуе. 

ЛаВей резко обернулся. Тень огромной сороконожки проползла по стенам. Костлявые и неутомимые сущности рвались со своих цепей сквозь трапецоиды. Плоские глаза Брюлофф пожрали свет фонаря. 

Она оскалилась, и каждый зуб её был головой рычащего пса, и нёба было грозовыми небесами чужой планеты, и язык из множества липких сочленений облизал лицо ЛаВея и нашёл его пресным, пустым и лживым. 

– Вон! – прошипела Брюлофф.

ЛаВей побежал, крича и спотыкаясь, а в спину ему бил хохот того ада, что ждёт нас; ада, бесконечных голодных углов.

Уже в продаже - СКЕЛЕТЫ Максима Кабира!

О книге:

Максим Кабир - писатель, поэт, анархист. Беззаветный фанат жанра ужасов и мистики. Человек, с рассказами которого знакомы ВСЕ поклонники хоррора. И роман, который сравнивают с творчеством Кинга, Литтла, Лаймона - причем зачастую не в пользу зарубежных мэтров.
Тихий шахтёрский городок где-то в российской глубинке. Канун Нового года. Размеренная жизнь захолустья, где все идет своим чередом по заведенному порядку. Периодически здесь пропадают люди, а из дверного глазка пустой квартиры на вас смотрит то, что не должно существовать. Со зловещим скрипом открываются двери здешних шкафов, выпуская на свободу орды припрятанных там скелетов. И вместе с памятью о неимоверной боли - в мир приходит невыразимое Зло.

Купить в Book24

Купить в Labirint.ru

Купить в Ozon.ru

Купить в My-shop.ru

Купить в других местах

Обложка:

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 319.

Комментариев: 3 RSS

Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!