Новости

#МесяцКошмаров - День Двадцать восьмой - ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ

КрипотаЭксклюзивКнигиКомментарии: 0

Месяц Кошмаров в Зоне Ужасов продолжается! В течение 30 дней (и ночей!) мы раз в сутки публикуем по одному короткому рассказу ужасов. Читайте маленькие страшные истории Максима Кабира - и обязательно прочитайте его большой роман "Скелеты", который называют одной из лучших хоррор-книг за последние годы!

Максим Кабир. Тридцать шестой

– Эта идея, – сказал Уильям Хартнелл на праздновании своего сто второго дня рождения, – пришла в голову Томасу Армстронгу, а уж если Том был чем-то одержим, ему и дьявол не сумел бы помешать. Шёл тридцать шестой год, и я только устроился в газету. А Том проработал в ней полжизни, и именно его статьи заставили меня выбрать журналистскую стезю. В общем, он поведал мне про свою авантюру, и я сразу согласился. Мы поехали по стране искать живых свидетелей тех событий. 

Вы помните, конечно, друзья, что Тридцатую поправку к конституции приняли в декабре восемьсот шестьдесят пятого – за шестьдесят лет до моего рождения. Для меня Гражданская война была такой же седой историей, как Бостонское чаепитие. Я никогда не задумывался о том, что живы ещё люди, содержавшиеся в рабстве у белых господ. 

В тридцать шестом не существовало никаких диктофонов, и я записывал рассказы очевидцев в блокнот, а потом мы с Армстронгом набирали их на печатных машинках и посылали в редакцию, а оттуда, отредактированные, они отправлялись в Библиотеку Конгресса. 

Мы опросили сорок бывших рабов. Самым молодым было за восемьдесят – это те, кто застали рабство детьми. Но попадались вовсе древние старцы. Я сидел, так же близко, как сижу с вами, с человеком, принимавшим участие в восстании пятьдесят девятого года, когда президент Бьюкенен послал войска усмирить мятежного Джона Брауна из Харперс-Ферри. Я интервьюировал старичка, чистившего сапоги генералу Роберту Ли, и другого, который был в Ричмонде и видел, как Ли сдаёт шпагу победителям. Мы говорили с бедолагами, чьи спины покрывала паутина рубцов – вечное напоминание о плетях надсмотрщиков. И с мужчиной, который плакал, баюкая здоровой рукой культю – ему, ребёнку, отрубили кисть за то, что он молился на заднем дворе. Там были ребята, воевавшие за янки и ребята, воевавшие за Дикси. И там был один человек, чьё интервью мы, посоветовавшись, так и не опубликовали. 

Карлу Хинну исполнилось сто лет, и мне он казался невообразимо старым, хотя сейчас я старше него. Он обитал в Портленде, в тесной коморке, провонявшей подсолнечным маслом и кошачьей мочой. Его лицо напоминало деревянную маску какого-то африканского бога. Чёрное, как зола, в которой его предки пекли кукурузные лепёшки. Я чувствовал холод, исходящий от пронзительных глаз Хинна. Пока он говорил, его длинные пальцы копошились на подлокотниках кресла, будто крабы. 

До тридцати пяти лет он прожил рабом в Алабаме. Небольшую плантацию на сто акров обслуживало тринадцать черномазых – так сам Хинн называл своих собратьев. Хозяин, мастер Бишоп, был хирургом-любителем и конфедератом до мозга кости. В то время как на соседних плантациях хозяева относились к рабам довольно лояльно, даже позволяли учиться читать, пить бренди на Рождество и справлять свадьбы, мастер Бишоп порол своих негров денно и нощно, пользуясь услугами толстого надсмотрщика-техасца. Как-то раз он забрал у подчинённого плеть и стегнул юную рабыню, распорол её щёку так, что зубы виднелись в дыре. Вместо того, чтобы приказать вести девчонку в город на воловьей упряжке, он сам заштопал рану, и, подчеркнул Хинн, получил от процесса явное удовольствие, стараясь причинить рабыне максимальную боль. После этого случая, жизнь на плантации стала невыносима. Хозяин калечил негров, чтобы иметь возможность лечить их. Женщин и детей украшали уродливые шрамы: Бишоп зашивал неумело, грубо, и зачастую заносил инфекцию. Рабы получали блаженный покой на кладбище для чёрных, под вековым платаном. 

Дабы пополнить редеющие ряды, Бишоп приобрёл на аукционе новую партию, и среди прибывших негров, была очень красивая девушка по имени Надис. Босоногая, в платье из ловелла. Прежде она принадлежала аризонскому фермеру. Одного взгляда, сказал Хинн, хватило, чтобы понять, насколько она дерзка и своевольна. Не лучшие качества для черномазых. 

Неделю Надис боролась непослушанием с местными нравами, и негры вздыхали, заранее оплакивая красавицу, а техасец усмехался в вислые усы. Наконец пришёл час расплаты. Бишоп, странно вежливый и сладкоголосый, увёл Надис в оборудованную за сараем «больницу» и там играл в доктора. Вернулась она через месяц, истощавшая и навсегда утратившая былую красоту. Мастер Бишоп (теперь требовавший, чтобы к нему обращались «доктор Бишоп») прооперировал ей грудь. 

В то лето пал последний бастион юнионистов на реке Миссисипи, и Бишоп приходил в ярость, листая прессу. Чтобы не идти воевать, он заимел тросточку и убедительно хромал. 

Ночью Надис разбудила Хинна (негры спали в конюшне на земляном полу), и она была похожа на призрака. Она сказала, что бабка её слыла колдуньей и научила внучку особым заклинаниям. Что настала пора поквитаться с мастером доктором. На поле Хинн передал её слова остальным. 

Это было рискованно, сказал столетний старик, и мы рискнули. Дождавшись, пока техасец уснёт, пленники плантации встали кругом под стропилами гонтовой крыши. Сосновые лучины порождали хоровод теней. Лошади настороженно плели ушами. За стенами конюшни гулял ветер, звёзды мерцали, необычайно крупные и чужие. Во мраке похоронно голосили совки и рычали пумы. И что-то ещё рычало и клокотало, рыская у черты человеческого жилья. 

– Мастер Бишоп заболел, – молвила Надис. 

– Мастер Бишоп заболел, – вторил Хинн. 

– Мастер Бишоп заболел, – подтвердил нестройных хор. 

И тогда Надис закричала. Рабы, как было оговорено, не разорвали кольцо, хотя страх сёк хлыстами их голые спины. Они принялись танцевать, двигаясь против часовой стрелки, громко топая ногами, зная, что вот-вот прибежит техасец и их всех – каждого – станут лечить. Но они танцевали, ох, белые господа, как же мы танцевали, и никто не прибежал, только тьма выла снаружи, откликаясь на хриплый грудной крик Надис, и скулили гончие псы. Семикратно обошли мы по кругу конюшню, – продолжал Хинн, – и повалились, обессиленные, на сено. Мы ощущали, что что-то свершилось, что духи явились из полей и окрестных лесов в ту ночь. 

Утром слуги и пэдди роллерсы нашли техасца. Он залез на могильный крест, приладил к ветке платана плеть, обмотал кончиком жирную шею и повесился. А хозяина не нашли вовсе. Власти решили, что он тайно эмигрировал – тогда многие плантаторы уезжали в Бразилию, где рабство не отменяли до восемьдесят восьмого года. 

– Что было дальше? – спросил я старого Карла Хинна. 

– Новая жизнь, – сказал он, – без единого пенни. Счастливая, несчастная, разная. Меня больше не били, и это правильно. 

Армстронг задал вопрос о Надис, но пути бывших рабов разошлись сразу после освобождения, и девушка исчезла в пыли южных дорог. 

– Она кое-что подарила мне напоследок, – сказал Хинн. – Иногда долгими ночами, мучаясь ревматизмом, я сажу это себе на колени и вспоминаю, как всё было в начале. Оно в шкафу. Вы можете взглянуть. 

Как описать то, что мы увидели? Будь я один, давно убедил бы себя, что зрение сыграло со мной дурную шутку, что я утомился, опрашивая стариков. Но Армстронг тоже видел. И мы обсуждали это позже. Не слишком часто. Раза три до смерти Тома в сорок девятом. 

Там в шкафу стояла деревянная коробка, вроде божницы, и в застеклённом киоте сидело существо величиной с младенца. Я подумал о кукле. Карл Хинн сказал, нарушая тишину, что приобрёл коробку уже здесь, в Портленде, а раньше подарок Надис прятался в ящике из-под апельсинов. 

Существо смотрело на нас из киота. Крошечные ручки сплелись узлом на деформированной груди, ноги отсутствовали. Гузно было замотано в грязные тряпки на манер современных подгузников. Его лицо испещрили шрамы, тысячи рубцов, которые наползали друг на друга и не было ни дюйма чистой кожи, только эти старые порезы, ощетинившиеся порванными задубевшими нитками. Нити скрепляли зашитые веки. Казалось, уродца покрошили на мириады кусочков и собрали заново кое-как. 

Школьником я видел замечательный фильм о Франкенштейне, так вот, загримированный Карлофф был ангелом по сравнению с этим. И Хинн сказал за моим плечом: 

– Он любит опоссумов, но нынче их мясо почти не сыскать, и я кормлю его индюшачьим паштетом, но иногда забываю покормить. 

Карлик в коробке отворил свой ужасный ротик – красное отверстие в рубцеватом месиве – и замяукал, как котёнок. 

– Мастер доктор голоден, – улыбнулся старый негр. 

Вот как всё было, друзья, и не спрашивайте меня ни о чём, сверх того. Мы не передали в Библиотеку интервью с Хинном, и я не ведаю, как закончил свои дни бывший раб садиста Бишопа. Знаю лишь, что Корнелий Бишоп – совершенно реальный персонаж, и он действительно пропал в год осады Виксбурга, и у него действительно был работник, повесившийся на кладбище. Иногда мне снится то существо, мяукающее в коробке, и я спрашиваю себя, кто кормит его теперь. Потому что подозреваю, что оно до сих пор живёт, страдая от голода, забытое где-нибудь в портлендском подвале, ибо жить ему велели духи, пришедшие из полей и лесов по зову чернокожей Надис. 

Это было самым странным из всего, что я видел в жизни, но, Боже мой, друзья, из того, что рассказали мне старики в далёком тридцать шестом году, это не было самым страшным. 

Уже в продаже - СКЕЛЕТЫ Максима Кабира!

О книге:

Максим Кабир - писатель, поэт, анархист. Беззаветный фанат жанра ужасов и мистики. Человек, с рассказами которого знакомы ВСЕ поклонники хоррора. И роман, который сравнивают с творчеством Кинга, Литтла, Лаймона - причем зачастую не в пользу зарубежных мэтров.
Тихий шахтёрский городок где-то в российской глубинке. Канун Нового года. Размеренная жизнь захолустья, где все идет своим чередом по заведенному порядку. Периодически здесь пропадают люди, а из дверного глазка пустой квартиры на вас смотрит то, что не должно существовать. Со зловещим скрипом открываются двери здешних шкафов, выпуская на свободу орды припрятанных там скелетов. И вместе с памятью о неимоверной боли - в мир приходит невыразимое Зло.

Купить в Book24

Купить в Labirint.ru

Купить в Ozon.ru

Купить в My-shop.ru

Купить в других местах

Обложка:

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 262.


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!