Нас ведут боги!

ФэнзонаБиблиотекаКомментарии: 0

Сергей Казиник, Евгений Никоненко, Григорий Неделько

Нас ведут боги!

Планетарный бот вывалился из облачного одеяла и в иллюминаторе, наконец, показалась планета. Вены рек, каскады внутренних пресноводных морей, кислотная зелень лесов и болот, и полное отсутствие гор с океанами. Старая-старая планета, возле такого же старого светила.

- А еще полное отсутствие ледяных шапок полюсов. - Раздался голос соседа слева, словно прочитавшего мысли своего случайного спутника.

С ним Илья не поговорил ни при посадке, ни при старте с борта круизника - они были из разных социальных уровней и это чувствовалось сразу.

- Ким. - Представился тот дыхнув перегаром, полностью игнорируя неловкость момента.

- Илья.

- Старший советник президента по азартным играм.

Илья аж вздрогнул - рядом с ним сидел не просто кто-то из "сильных мира сего", а представитель верхушки правящей элиты. Причем не просто сидел, а явно набивался в друзья, просто-таки излучая дружелюбие.

- Зачем я Вам? - Прямо поинтересовался Илья. - Не люблю недосказанности. Я - отставной военный. Инвалид. И для таких как Вы, мы - пыль под ногами и нас просто неприлично замечать.

- О! - Широко и пьяно заулыбался Ким. - А Вы колючий! Откуда столько цинизма?

- Живу давно. И осталось немного. Так что надо?

- Инвалид? - Ответил вопросом на вопрос собеседник, все еще так же широко улыбаясь. - Руки-ноги на месте, с виду вы абсолютно здоровы.

- С виду. А на самом деле половина органов искусственных, часть костей титановая и суставы из металлокерамики. Но на вопрос ответьте.

Вместо ответа тот икнул и кивнул в сторону иллюминатора, за которым показались посадочные огни единственного на планете космодрома. Бот, заложив на правый борт, направился на посадку, слегка потряхиваясь.

***

Илья ступил на взлётку и полной грудью сделал первый вдох воздуха планеты, который оказался на вкус терпким и слегка маслянистым. Его таким делал тот неповторимый коктейль запахов и ароматов, который был присущ только этому месту во вселенной. И скорее всего, именно благодаря нему на планете не выживали вирусы. Никакие.

Когда открыли планету, находящуюся в поясе жизни одной из звезд созвездия Гончих Псов, она получила какое-то там название, состоящее из набора букв и цифр. Потом, когда до нее все-таки добрались исследователи, выяснившие, что она представляет из себя кислородный мир, с крайне комфортной силой тяготения в три четверти земной, с обширнейшей флорой и фауной и благоприятным климатом, она получила название Угодья. Имелось ввиду охотничьи, так как на Земле дикого зверья уже не осталось.

И она превратилась в Мекку для очень богатых дядек, могущих себе позволить оплатить вызывающе недешевый межзвездный перелет, с целью легально пострелять во что-то живое и двигающееся.

Да и потом, какая экзотика - пострелять в "божественную" живность с голубой кровью. Все дело в том, что планета была крайне скудной на железо. И чрезмерно богатой на медь. Соответственно, все животные имели кровь не на основе гемоглобина, а гемоцианина, делающей ее не привычно красной, а голубой.

Как Угодья планета просуществовала недолго, ровно до той поры, покуда не выяснилось, что тут не выживают вирусы. Да и прочая бактериально-микробная паразитарная болезнетворная дрянь, чувствует себя здесь очень плохо. Вывод ученых был однозначен - этот эффект имеет место исключительно благодаря тот экосистеме, которая сложилась на этой "медной" планете. И если ее нарушить, то эффект будет потерян.

К счастью у властей человечества хватило ума осознать, что это не пустое сотрясение воздуха и сделать соответствующие выводы, закрыв все программы освоения за исключением одной - всечеловеческая здравница. Профилакторий, санаторий, курорт. Но по прежнему - исключительно для очень богатых. Либо имеющих административный ресурс, чтобы самооздоровиться за счет бюджета и налогоплательщиков.

Медицинский эффект, от самого факта пребывания на планете и правда был фантастическим. Самоизлечивался рак, герписы, гепатиты, ВИЧ не оставляли следов своего недавнего присутствия уже через неделю. Биологический возраст восьмидесятилетних олигархов, после месячного пребывания здесь, откатывался до тридцатилетнего показателя. Эдем - именно такое очередное название получил этот мир.

Когда Илью "собрали", после очередной миротворческой операции в Марсианских колониях, то приговор врачей был категоричен - ему осталось лет пять жизни по причине полностью загубленного иммунитета. На медпрепаратах можно было протянуть еще год-два. Либо неограниченно долго - на Эдеме.

Жить хотелось. Год поисков, встреч, очередей в высокие кабинеты. В конце концов за огромную взятку Илье удалось устроиться на работу водителем в одно из исследовательских лесничеств Эдема. И вот он новый мир. И финал дороги в один конец...

***

- Поберегись!

Илья шарахнулся в сторону и мимо него шелестя шинами проехал низкий грузовой электрокар. Его водитель, из открытой кабины глянул на прибывших голубыми глазами, как на пустое место. В каждом его движении чувствовалось, что "понаехали тут, под колеса лезут, работать мешают".

- Давно он здесь, - сказал материализовавшийся рядом Ким, - глаза видел какие? Те, кто на Эдеме больше трех лет находится, все такой цвет глаз приобретают. Вместе с утратой иммунитета. А еще через пару лет даже их кожа голубой цвет приобретает. Смешные такие... Им отсюда уже дороги нет - разучился их организм с заразой всякой бороться.

- Мне не грозит. - Ответил Илья, не желая особо развивать эту тему. - Вы так и не ответили - что от меня такому как Вы надо-то?

- А я не знаю, - широко улыбнулся Ким, - но у меня чуйка гипертрофирована. Интуиция, если угодно. И вот она мне говорит, что "от этого человека в ближайшее время будет много чего зависеть". А я ей верю. Ибо когда я разумом руководствуюсь и ее игнорирую, то быстро в таких неизведанных глубинах какого-то ануса оказываюсь, что мама-дорогая! А когда ее слушаю, то все в порядке. И должность сегодняшняя благодаря ей, и миллиарды. Правда миллиарды раньше должности - я казино по всем колонизованным мирам грабил, причем просто честно в них играя.

Илья вздохнул - быстро отвязаться от назойливого прилипалы-миллиардера не получалось.

- Я сюда водителем приехал работать. И мы сейчас все равно разойдемся - я на новое место работы, а Вы в отель для таких-же баловней судьбы. Так что ошибается Ваша чуйка на этот раз.

- Она никогда не ошибается! Ни-ко-гда! - Последнюю фразу Ким произнес именно так - по слогам, выделяя интонацией каждый слог в самостоятельное слово.

Илья ничего не успел ответить, так как выскочившая из пришелестевшего шинами очередного электрокара молоденькая негритянка с бейджиком "VIP-администратор", шустро уволокла статусного гостя в сторону. При этом осуждающе поглядывая на Илью, как-будто это он приставал с разговорами к Киму, а не наоборот.

- Ну и славненько, - сказал сам себе Илья, двигаясь пешком в сторону административного здания космопорта, - а то пристал со своей чуйкой. Пьяница-интуит, блин!

***

Бюрократическая рутина заняла удивительно мало времени и уже через три часа Илья сидел на инструктаже. Он ожидал, что это будет скучное и муторное занятие, но оказалось интересно.

Например, он не знал, что животные с Эдема отсутствуют во всех зоопарках всех человеческих миров не по каким-то там гуманистическим соображениям, а потому, что просто дохнут. Несмотря на неоднократные попытки создать им практически домашние условия.

Так же он не знал, что сюда случайно завезли земных хорьков, кошек, крыс и собак, которые благополучно одичали и просто встроились в местную экосистему, никого не вытесняя и ни с кем ни конфликтуя. Планета сама как-то нашла им место, отрегулировала их максимально возможное поголовье и стала относиться к чужим формам жизни как к своим.

Аналогичная история произошла с земными деревьями, которые, впрочем, на Эдем попали уже специально, в рамках научно-исследовательской миссии. Было мнение, что и человека планета просто "встраивает" в себя, принимая и выделяя ему некую определенную экологическую нишу. Хотя запас прочности и берега этой ниши человечеству хватало ума не испытывать - материнская планета людей представляла собой мусорную свалку пополам с пустыней и отравленными океанами, а таким Эдем видеть никому не хотелось.

Новые обязанности Ильи были просты. Раз в месяц забрать в космопорту груз, а ежедневно быть, что называется, по "хозяйству на подхвате". Жить ему предстояло в маленьком, отдельно стоящем симпатичном однокомнатном домике-бунгало.

- И еще, - напутствовал его под конец директор лесничества, из-за своей голубокожести больше похожий на какого-то покемона из комиксов, чем на человека, - здесь хоть и курорт, но опасная для человека живность тут имеется. Не много - всего два сухопутных хищника. Древесный крокодил - ящерица метров в пять длинной. Нападает всегда сверху, так что если рядом больших деревьев нет, то можешь не опасаться. Второй хищник - медвежий заяц. Ты не смотри, что название смешное - эта скотина с крупного гризли размером, прыгает как заяц, прыжками метров по семь. Цвета может быть любого - хамелеон. Человека сжирает в ноль секунд за сорок. Но их мало, так что скорее всего ты их даже и не увидишь. Да - и в воду не лезь. Крупных водных хищников нет, но местные пираньи обгладывают человека до скелета ничуть не медленнее медвежьего зайца.

***

- Дружище! - По тропинке к домику-бунгало достаточно резво двигался Ким.

- Вот пиявка, - пробубнил себе под нос Илья, продолжая менять аккумуляторные блоки на казенном стареньком электрокаре. - Две недели покоя и снова нарисовался. Интересно, когда он на Землю отчалит?

- Дружище! Еле тебя нашел!

- А зря. - Илья решил не лебезить перед высокопоставленным гостем и побыстрей его выпроводить. Даже если придется и нахамить. - Да и не друг ты мне.

- Уффф... - Выдохнул Ким, полностью игнорируя явно негостеприимный прием и вытирая полой рубашки вспотевшее лицо. - Сила тяжести три четверти земной, а из-за жары, влажности и безветрия взмок как жиртрест на беговой дорожке. Хотя с физической формой у меня вроде как все в порядке.

- Ну и сидел бы в кондиционированном номере. Чего приперся?

- Вот зря ты так, я ж тебе ничего плохого не сделал.

- И хорошего тоже.

- Точно. Просто не успел.

Илью аж передернуло от такой наглости. Он уже набрал маслянистого воздуха в легкие, чтобы отбрить назойливого собеседника, как тот, изменившись в лице, затараторил:

- Да пойми ты, я - интуит. На Эдем лететь не хотел - президент заставил. Причем в такой форме, что отказаться было просто невозможно! Если надо, то потом расскажу, чем он меня за тестикулы держит. Чуйка мне еще до отлета говорила: ступишь на борт - ты труп. Но пришлось. Именно поэтому при полете нарезался, хотя в принципе не пью. Но как только с круизника на посадочный бот загрузился - бац! Вот оно! Чуйка меня к тебе аж приклеила!

- Да не переживай ты - не гомосек я! - Улыбнулся Ким, видя как шарахнулся в сторону его собеседник. Вздохнул и опять посерьезнев, продолжил:

- Так вот, интуиция меня еще ни разу не обманывала. И летел я сюда зная, что обратно не вернусь. А в посадочном боте все изменилось. Шанс! Кто? Где? Как? Каким образом? Всех, кто был в той посудине перебрал - ноль реакции, молчит чуйка. И только на тебя реакция... Так что ты мой спаситель. Хотя как и когда - не знаю. Но готов платить и платить сторицей, просто скажи что надо.

Илья выдохнул, так ничего не сказав. Было видно, что Ким не шутит. Более того, он искренне напуган и лихорадочно ищет выход из сложившейся, какой-то неизвестной для Ильи, ситуации. Но все равно - вопросов было больше чем ответов. Только ни один из этих вопросов Илья не был готов прямо сейчас не то что облечь в вербальную форму, но и просто сформулировать.

И тут бахнуло!

Звук пришел вместе с болью. По ушам ударило так, что что в голове у Ильи что-то взорвалось и он рухнул на теплый грунт. Реальность угасла...

Рядом валялся Ким, стонущий и сжимающий виски. Из ушей, рта и носа у него текла кровь. Илья провел рукой по лицу и посмотрел на руку. Точно - рука тоже окрасилась красным.

- К-ооо-ннн-туууу-зияяяяя. Оооо-ппппп-ятьььь...

Слова комкались во рту и и выходили наружу какими-то бесформенными звуками. Голова изнутри была наполнена пенопластом, в ушах на высокой ноте звенела армада комаров. Илья покачиваясь встал сначала на четвереньки, убедился, что земля под ногами не качается и поднялся на ноги. Мир вокруг не изменился. Все также светило местное солнце, по небу лениво ползли лиловые облака, воздух по прежнему был терпким и маслянистым.

- Шшштооо эээтоооо бббылооо? - Ким пытался подняться, явно испытывая те же самые проблемы как с дикцией, так и адекватным восприятием окружающей действительности.

Илья ничего не стал отвечать, а взяв рукой его за воротник рубашки, рывком поднял и прислонил к борту электрокара. Еще раз огляделся по сторонам. Точно - ничего вокруг не изменилось.

Он плюхнулся в кар, откинул крышку бардачка, извлек оттуда аптечку и ..., мир вокруг опять угас. Хотя на этот раз медленно и без спецэффектов.

***

На этот раз его в чувство привел Ким.

- Ау, военный, - он слегка его похлопывал по щекам, - просыпаемся! Я уже часа три вокруг тебя тут скачу.

Илья открыл глаза, медленно согнул и разогнул руки с ногами, пошевелил корпусом и также медленно сел. Весь его предыдущий опыт говорил, что сначала стоит убедиться в отсутствии травм, чтобы резким подъемом их не усугубить.

- О! - Обрадовался Ким, - не все плохо. Давай в себя приходи, а я тебе пока расскажу что здесь да как.

Голова у Ильи еще гудела, но он кивнул, устроился поудобнее и принялся разрабатывать затекшие конечности.

- Значит так, я бодрствую уже полдня. Хотя вырубило нас более суток назад. Ты, соответственно, тоже все это время был в отключке. - Последней фразой Ким ответил на удивленный взгляд Ильи.

Тот кивнул и Ким продолжил:

- Аптечка очень пригодилась, без нее- кирдык...

Он передернул плечами, явно вспоминая тот отходняк, который пришлось пережить.

- Дошел я до здания лесничества - там никого. Если двух трупов, без признаков насильственной смерти, не считать. Связь не работает, ни планетарная, ни орбитальная - лично пытался хоть с кем-нибудь связаться. Кары не на ходу. Флаер, на котором я сюда прилетел, тоже не запускается. Пешком идти отсюда даже не стоит пытаться - до ближайшего санатория километров пятьсот. Что делать дальше даже не знаю - я впервые в подобной ситуации. Но чуйка мне говорит, что у нас времени на раскачку примерно полдня, а дальше здесь оставаться нельзя категорически. Хотя природу опасности не понимаю. Вот раньше я четко знал, откуда "прилетит". Где от полиции, где от здоровяков с бейсбольными битами, где от владельцев очередного казино. После все придворные интриги чуял еще до того, как интриганы даже сформулировать свои планы успевали. А тут как отрезало - только ощущение опасности, то затухающее, то возрастающее. А еще ...

Илья поднес палец к губам, останавливая многословие своего собрата по несчастью и показал пальцем на небо. Его синь, пробивая лиловые облака, прочерчивали несколько красных полос. Ким округлил глаза.

- Что это? Метеориты?

Илья посмотрел на него как на убогого.

- Какие метеориты? Наши спутники кто-то с орбиты стряхивает. Это вторжение.

***

- Сколько на Эдеме людей сейчас? Примерно хотя-бы.

Илья рылся в оружейке лесничества, перекладывая различные стволы с места на место и тихо матерясь.

- Миллион примерно, - ответил Ким, подпирающий дверь оружейки, - а ты чего материшься-то?

- Да здесь почти все оружие энергетическое, а нам бы старого доброго пулевого...

- А энергетическое чем тебя не устраивает? Оно ж эффективнее.

Илья в очередной раз посмотрел на Кима как на убогого.

- Как ты думаешь, а почему нигде света нет, связь не работает и техника запускаться не желает?

- И почему?

- Да потому, что планету накрыли полем техноблокады, дубина! И никакая машинерия, использующая электричество, работать не будет!

- Такое бывает?

Ким удивлялся по настоящему, совсем не обижаясь на "дубину".

- Бывает. Как по твоему мы мятеж на марсианских колониях подавили силами всего двух подразделений? Сначала надо оставить повстанцев без связи, просто уничтожив все спутники. Потом на шести точках вокруг планеты повесить свои корабли-мониторы техноблокады. А потом можно и к наземной операции переходить - воевать-то им с нами уже нечем, только камнями и палками.

Илья наконец отрыл старую винтовку и принялся придирчиво ее разглядывать, щелкая затвором и крутя прицельную планку.

- То есть ты настаиваешь на том, что на Эдем сейчас происходит вторжение? - Ким явно не хотел всерьез верить в что-то подобное и искал аргументы, доказывающие невозможность этого.

Илья молча кивнул, довольно извлекая две пачки патронов.

- Но Земной Федерации просто не с кем воевать! Все мятежи подавлены, да и потом, откуда у мятежников такая техника?

- А кто сказал, что это мятежники?

Илья продолжал потрошить оружейку, выискивая еще чего-нибудь нужного.

- А кто? Мы за пятьсот лет в космосе новых рас не обнаружили, а все попытки колоний заявить о своей самостоятельности так ничем и не закончились.

- Если мы новых рас не обнаружили, то это не значит, что они не обнаружили нас. - Философски изрек Илья, забрасывая винтовку себе за плечо и распихивая по карманам разгрузочного жилета массу всяких металлических и пластиковых штук, неизвестного Киму предназначения.

- Да ладно! Ты шутишь наверное?

- Ага, шучу. И тот, кто сейчас к наземной операции перейдет, тоже шутит. Ладно, пошли в хозблок, прибарахлимся и на склад кухни за сухпайками заглянем.

***

В хозблоке было чем поживиться. Первым делом Илья взял с полки два здоровых охотничьих ножа, вручив один Киму. Тот с недоверием поглядел на величину лезвия, сейчас спрятанного в ножнах, и с немым вопросом, мол, «точно надо?», посмотрел на своего спутника.

- Пригодится, - буркнул Илья и принялся дальше шариться по полкам небольшого помещения хозблока, располагающегося в здании лесничества.

Ким, сжимая нож в обеих руках, молча наблюдал, как его новоявленный товарищ по несчастью извлекает из глубины помещения два удобных походных рюкзака, самораскладывающуюся палатку, такие же спальники, горелку и еще кучу различной утвари. Зачем все это было нужно, Ким не совсем понимал, но слепо доверял Илье, веря, что только он способен вытащить их из сложившейся ситуации.

- Так, - пробормотал Илья, вытащив, наконец, все, что казалось ему нужным. – Давай-ка, советник президента, сложи все это аккуратненько в рюкзаки, - да компактно! – а я метнусь на кухню, просмотрю запасы.

Оставив Кима бороться с походным набором, Илья пошел на продуктовый склад, по пути пройдя через столовую, где на диване развалился вздремнуть после обеда Феодосыч, местный завхоз, который жил здесь уже лет двести и знал наизусть все тропы и куда ходить на косоухого – что-то вроде земного зайца. Все-таки местные нет-нет, да занимались иногда браконьерством.

Ким верно отметил: следов насильственной смерти нет. Будто Феодосыч просто крепко заснул и не проснулся. Илья не стал останавливаться и прошел на склад.

Запасы были на исходе. Что и говорить – Илья как раз должен был лететь в Центр за новым грузом из космопорта и припасами. Но всё же на несколько дней пищей они с Кимом были обеспечены. Здесь были: с пяток банок земной тушенки (официально жрать местную живность категорически запрещалось), несколько килограмм местной гречки и местной же разновидности чечевицы на дне мешков да какие-то копчености от Феодосыча. Рацион небогатый, но и люди в лесничестве жили скромные и нетребовательные.

Собрав крупу и копчености в вакуумные пакеты, благодаря чему их вес и объем уменьшился втрое, тихонько выругавшись на Земное правительство за то, что в целях экономии доставляло тушенку, как и пятьсот лет назад, в крайне не экономичных металлических упаковках, Илья собрал скудные запасы в мешок, прошел через столовую в гостевую зону, куда сразу попадаешь, войдя в здание, и поднялся на второй этаж, в кабинет Главного Егеря. Илья все же надеялся, что егерь как тоже некогда воевавший мог хранить в своем сейфе хоть какое-нибудь стрелковое орудие, хотя бы даже простой пистолет, которому Илья был бы несказанно рад.

Сам Главный Егерь лежал бездыханным в своем кабинете, уткнувшись лицом прямо в стол. Сейф позади него, как и всё остальное на планете, был электронным, а потому открыт. К большому разочарованию Ильи внутри довольно большого сейфа обнаружилась лишь пыльная пустота, разбавленная слегка початой бутылкой с некой зеленой наливкой, настоянной, очевидно, на каких-то местных бобах или ягодах, в которых знал толк всё тот же Феодосыч, да дежурным стаканом полкой ниже.

- Вот сучонок, - тихо выругался бывалый вояка, улыбнувшись уголком рта, а затем с размаху захлопнул дверцу сейфа.

- Илья, Илья, - прокричал снизу Ким.

- Чего тебе?

- Спускайся скорее вниз!

Илья стремительно сбежал по лестнице вниз и нашел Кима, стоящего посередине гостевой зоны.

- Чего ты орал? – грубо спросил несостоявшийся «курортник».

- Смотри, - ответил ему несмутившийся Ким и пальцем указал в окно.

За окном было видно, как из леса вышел низкорослый человек и, беспрестанно держась за голову шатающимся шагом, направился в сторону лесничества.

- Ты его знаешь? – спросил Ким Илью.

- Да, это Изиф, начальник биологической станции, что в двадцати километрах западнее нас.

- Очевидно, больше на станции никого не осталось.

- Может быть, - Илья пожал плечами, а затем подошел к входной двери и, раскрыв ее, крикнул:

- Изиф! Давай скорее сюда! Давай, давай! – добавил он, активно махая руками, чтобы биолог поторопился.

- Ох, Илья! – вдруг встревожено воскликнул Ким.

- Что? – обернулся в дверях отставной вояка.

- Чуйка моя… скорее…!

- Да что скорее-то!?

- Скорее что-то делать… ох, тревожно на душе!

- Да ё… - Илья не успел начать свою фразу, как справа от лесничества, метрах в двадцати, воздух как-то завибрировал, стал становиться более плотным. Изиф тоже увидел это, а потому, несмотря на то, что его мутило, кинулся со всех ног к входной двери лесничества. Илья же тем временем увидел, как прямо из воздуха на том самом месте материализовались первые трое представителей атакующей стороны.

Это были люди, хотя каждый из них был немного выше и крупнее среднестатистического представителя человечества. Шире в плечах, гораздо более мускулистее, – да что там говорить? – все тело представляло собой прекрасно развитые мышцы. Лица суровые, одухотворенные. Красноватый оттенок кожи придавал этим агрессорам устрашающий вид. Все они были, как один, похожи друг на друга. Не сказать, что клоны, но у Ильи в первый момент сформировалось мнение, будто все они были зачаты одним отцом и рождены одной матерью. Одеты солдаты были в нечто наподобие сплошного, но прекрасно сидящего на теле комбинезона. На туловище он, к удивлению Ильи, напоминал некие латы, повторяющие очертания мышц тела. Несмотря на кажущийся легкий вес костюма, он явно обладал отличными защитными функциями. На голове сидел легкий шлем, защищающий лоб, темя и тыльную часть головы. Вооружены солдаты были преимущественно холодным оружием. Да! Поясной ремень был буквально весь увешан различного рода ножами с разной длиной лезвия и разного назначения. Небольшие, очевидно, метательные орудия находились в своеобразных «пакетных» ножнах, где размещались тремя рядами по пять орудий в каждом, прикрепленных к передней и наружной стороне бедер. На внешней стороне обоих предплечий крепились мощные клинки с витиевато зазубренным лезвием длиной на все предплечье. Почему-то Илья от одного взгляда на них ни секунды не сомневался, что клинки очень легко выскакивают из своих полозьев вперед, в сторону кисти, делая своих обладателей чрезвычайно опасными противниками. В руках же интервенты держали некие орудия, внешне похожие на огнестрельное. Илья успел разглядеть ствол, только весьма большого калибра, барабанный механизм, в своем нутре, очевидно, хранящий боеприпасы, которым это оружие стреляло; с торцевой части барабана рукоять, за которую держался боец одной рукой, и другою небольшую рукоятку под самим стволом, за которую приходилось хвататься второй рукой. Что это было за оружие, и чем оно стреляло оставалось пока что тайной.

Вслед за первыми появились еще трое, а затем еще одна тройка. Весь этот процесс материализации продолжался каких-то шесть или семь секунд, за которые мотающийся из стороны в сторону Изиф успел добежать до входной лестницы. Илья скрылся за дверью, открывая биологу путь, и уже через окно увидел, как появился последний. Офицер. Илья понял это по отличающемуся шлему и форме, на которой в центре груди тусклым сиреневым светом горел какой-то драгоценный камень или некое его подобие. Едва офицер материализовался, он хлопнул себя по груди, и камень потух. А затем Илья увидел в дверях Изифа, услышал его дикий крик и шум, будто в стены вокруг дверного проема вонзилось множество осколков!

Биолог упал на пол перед Кимом, и друзья увидели много небольших ранок на всей его спине и задней поверхности ног. Илья метнулся к двери и, захлопывая ее, увидел, как первая троица побежала к ним.

- Оттаскивай его! – зарычал не своим голосом бывший военный, задвигая мощный засов, но Ким уже и без него сообразил, что нужно делать. Он поднял стонущего Изифа, его правую руку перекинул через свою шею и потащил его в сторону задней двери.

- Нет! – крикнул Илья. – Тащи в хозблок, в подвал!

Сам же бывший военный вскинул винтовку (это было старенькое оружие времен Первой Колониальной Войны), передернул затвор, дождался, пока первый интервент оказался видим из высокого и узкого правого окна рядом с входной дверью, а затем выстрелил. Пуля прошла сквозь стекло и достигла своей цели. Илья увидел, как враг упал, а следующий подскочил к нему. Полсекундой позже Илья уже мчался в сторону хозблока, в коридоре догнал Илью и Изифа. Биолог беспрестанно стонал, а затем вдруг дико вскрикнул, изогнувшись дугой, и едва не упав!

- Что с тобой?! – кричал Ким, но Изиф не отвечал, а только кричал.

- Живее, живее! – Илья подхватил биолога, и они потащили его вдвоем. Сзади были слышны глухие удары в дверь и звук бьющегося стекла. Коридор. Поворот. Вот он хозблок, который еще недавно обчистил Илья. Налево – дверь в подвал. Открыть! Сзади слышен звук выламываемой двери. Ким стаскивает стонущего Изифа по лестнице вниз, Илья захлопывает дверь и закрывает механический замок, благо в лесничестве их полно.

Коридор с низким потолком, затем просторное едва освещенное маленькими окнами под потолком помещение. Здесь стоит генератор электроэнергии, дальше бойлерная и другие технические системы. Справа и слева еще двери.

- Туда, быстро! – кричит Илья, указывая на правую.

- Куда мы попадем?

- В гараж! тридцать метров сообщающегося тоннеля.

- Но зачем он здесь?

- Здесь почти к каждому строению идет такой тоннель, в нем располагаются коммуникации. Я уверен: у каждого санатория есть…

Изиф вдруг громко кричит и вновь мощный гипертонус мышц выгибает его тело дугой – на этот раз Ким не может его удержать. Он падает на пол и орет. По телу проходят судороги, биолог неистово изгибается, дико и протяжно кричит! Затем из его ноздрей, ушей, глаз выползают какие-то темно-синие склизкие черви!

- Какого чёрта?! – выдавливает из себя ошарашенный Илья.

Черви прорывают штаны и выползают из заднего прохода, затем их небольшие тела видны под кожей на руках, шее, туловище – на всем теле! Изиф кричит нечеловеческим голосом в последней агонии своей смерти. Черви прогрызают плоть, рвутся наружу сквозь кожу! Биолог уже не кричит – он умер, наверное, от шока прежде, чем черви изгрызли все тело.

- Что за кошмар? – испуганно бормочет Ким.

- Валим, быстро! – Илья не теряет холодного рассудка. Он буквально за ворот рубахи хватает интуита и заталкивает в дверь подземного тоннеля, заходит сам. Последний взгляд на тело мертвого биолога – сплошной шевелящийся темно-синий комок – захлопнутая дверь.

В гараже тихо. Стоят рядком три электрокара. Ворота открыты. Через них Илья и Ким видят, как интервенты окружили дом и медленно обходят его по периметру. Пока что они ведут бой и блокировали все возможные выходы, а значит, прочесывать территорию не будут. Есть время, пока не найдут тоннели, но и тогда нет гарантии, что при их комплекции они по ним пролезут – в тоннелях довольно низкий потолок и узкие стены.

- Нам нужно действовать хитростью, в этом наше спасение, - спокойно проговорил Ким.

Илья ухмыльнулся:

- Это твоя чуйка тебе сообщила?

- И не без этого. А еще у меня есть чёткое ощущение, что нам нужен именно их командир.

Илья удивленно поглядел на своего товарища:

- Знаешь, я тоже подумал про офицера.

- У меня есть ощущение, что выбраться отсюда мы сможем только с его помощью. Чёткое ощущение.

- Он «прибыл» последним, - задумчиво протянул Илья, - и нажал на какой-то камень в центре его груди.

- Это транспортер! – Ким хлопнул вояку по плечу. – Или какое-то подобие его. Никакой транспорт, кроме этого не поможет.

- Да, но вот только как он работает, и куда переносит? Не хотелось бы оказаться прямо посередине вражеского корабля.

- Я ничего не могу сказать, - Ким с секунду прислушивался к себе, - кроме того, что у нас все получится и кончится благоприятно.

Илья вновь недоверчиво усмехнулся и покачал головой.

- Понимаешь, - продолжил Ким, видя его реакцию, - раньше я мог предсказать, что именно будет, сейчас же у меня просто есть некое ощущение комфорта или дискомфорта. По ним я и сужу.

В это время со стороны лесничества послышались окрики на непонятном языке, похожие на команды. Илья и Ким увидели того самого офицера, он что-то скомандовал солдатам, находящимся у задней стены, и все четверо, разбившись на пары, двинулись в разные стороны от здания.

- Ага, - сказал Илья, - эти пошли оцеплять периметр, остальные, наверное, зачищают дом.

- Ты стрелял. Пули их берут? – спросил Ким.

- Я знаю, что точно попал, но убил ли? Так, те двое идут сюда, - Илья взял винтовку удобнее. – Ким, сзади дверь, дальше до склада десять метров. После моего выстрела беги туда, далее в подвал.

- А где он там?

- Давай, не тормози!

Илья взял оружие на прицел. Ким побежал к задней двери. Илья чуть высунулся из ворот гаража, и оба интервента его увидели. Один что-то громко крикнул, видимо извещая остальных, а второй вскинул свой странный «ствол». Илья выстрелил в него, целясь прямо в голову. Враг даже не успел вскрикнуть, как рухнул без движения на землю. Второй присел на корточки и пальнул, причем как-то под углом вверх. Илья не видел сам снаряд, но метрах в пяти от него и в четырех над уровнем земли что-то взорвалось, и маленькие осколки сплошным ковром накрыли стены гаража, ворота и то место, где еще только что стрелял землянин. Илья же в этот момент уже подбегал к задней двери. Кима не было, его спина мелькнула в дверях склада. Туда же помчался Илья, краем глаза увидев, как другая «двойка», доселе двигавшаяся в другом направлении, теперь бежала к своим товарищам, наткнувшимся на «контакт». Вряд ли они его видели, поскольку через полсекунды исчезли из видимости за углом гаража.

- Сюда, - крикнул Илья растерявшемуся внутри полутемного склада Киму.

- Убил?

- Ну, если его голова не склеится заново, то да!

Еще одна неприметная дверь, лестница в подвал. Коридор. Здесь очень сыро и что-то хлюпает под ногами.

- Наверное, труба лопнула, - предположил в темноте Илья, поскольку освещения, понятное дело, как и в первом тоннеле тоже нет.

- Что ты собираешься делать дальше? – вместо ответа спросил товарища по несчастью Ким.

- Ты сам говорил про действия с хитростью. Будем партизанить.

- Нет, нам нужно взять командира!

- А что если их способ транспортировки перенесет нас прямо в центр их логова? – Илья остановился и в темноте повернул голову в сторону, откуда исходил шёпот Кима. – Я хочу попробовать разобраться, а не слепо нажимать на кнопку. А если просто захватить офицера, то у нас не будет на это времени.

- Нет, у меня чёткое предчувствие…

- Сейчас мы ведем бой! – вдруг разозлился Илья, но, что удивительно, голоса при этом не сильно повышал. – И в бою некогда…

- И если ты хочешь выиграть этот бой, то тебе придется послушать меня! – не отступался от своего интуит, немного повысив голос. – Мои ощущения, как раньше, начинают формироваться в нечто более понятное, чем просто пара «комфорт-дискомфорт». И я тебе говорю, что они устроят нам капкан! Они уже нашли этот подвал, и ловушка – это дело времени.

- И они уже сейчас ждут нас? – Илья снова стал холоден и рассудителен, очевидно, поняв, что способности Кима все же имеют реальную силу, нежели скептически думал он.

- Нет, - после небольшой паузы продолжил Ким, - но офицер сейчас точно в помещении генераторной, здесь у меня совершенно ясное ощущение. Этот же тоннель туда ведет, верно?

- Да, он соединится с тоннелем из гаража.

- Тогда нужно действовать.

- Офицер никогда не бывает один.

- Но ведь и темнота, и тесные для них помещения являются нашими преимуществами, ведь так?

- Из тебя бы вышел отличный стратег, - улыбнулся в темноте Илья. – Идем! Больше никаких разговоров.

Подходя к двери в генераторное помещение, они услышали за ней звуки шагов и обрывки полугромкого разговора. Очевидно, за дверью находились двое.

- Ки-баль тукуль ме, - доносились обрывки фраз одного голоса.

- Дингир ду ри-э, - суровый баритон вещал со стороны входа в подвал лесничества. – Ни не.

- Что за странный язык? – прошептал в темноте Ким. Илья ничего не ответил.

Вдруг кто-то подошёл к двери. Друзья быстро юркнули назад, вглубь мрака тоннеля. Этот кто-то еще мгновение постоял за дверью, а затем сильно дернул за ручку, оторвав ее, но вместе с тем и выдернув хлюпенький замок. Его чуть присогнутый под сводами низкого для человека такой комплекции потолка силуэт, подсвеченный контурным светом маленьких окон подвала позади него, формировал превосходную мишень. Позади него взору представлялось практически все помещение генераторной, с самой асинхронной машиной у дальней стены и каким-то копошащимся роем на полу возле нее. С секунду интервент вглядывался в темноту тоннеля, видимо, пытаясь понять, что это за место, а затем яркая вспышка выстрела разрезала тьму пространства. Едва враг упал на пол, как Илья быстрым шагом, держа винтовку, вскинутой на прицел, подошел к дверному проёму. Здесь он на секунду опустил свое оружие и следом, прижимаясь спиной к правому косяку, вновь вскинул винтовку по направлению к лестнице в подвал, где стоял собеседник первого интервента.

Едва ствол оружия выскочил за пределы дверного проёма, как мощный быстрый удар чем-то острым буквально отрубил первую треть винтовки! Илья сразу же выкатился из тоннеля и вовремя – в следующую секунду клинок уже вонзился в то место, где только что был бывший вояка. Илья вскочил на ноги и увидел офицера. Его правый «предплечный» клинок, как и предполагал тогда Илья, был выдвинут на всю свою длину вперед, делая своего хозяина обладателем грозного оружия. Офицер же с размаху, насколько ему позволяли габариты стесненного для него пространства, ударил снова. Илья вновь откатился в сторону, к трупу первого интервента, и схватил с его пояса длинный клинок. Вражеский командир ударил снова, попытавшись пронзить своего противника насквозь, но землянин вновь оказался ловчее. Быстрым движением он перекатился за спину крупного пришельца, и со всей силы рубанул по подколенной чашечке. Клинок разрезал защитный костюм врага, добравшись до плоти. Сраженный командир дико зарычал и упал на колени.

- Давай живее! – прокричал Илья в коридор Киму, подбежав сзади к своему противнику и приставив нож к его шее. Интуит не заставил себя ждать. В следующую секунду он уже был рядом с Ильей.

Сверху по полу лесничества слышался топот нескольких ног и отдельные крики. Затем этот же топот послышался уже на лестнице.

- Нажимай скорее! – крикнул Илья, и Ким быстро стукнул по большой кнопке в центре груди офицера.

В эту же секунду воздух, как и тогда, когда это увидел Илья, начал вибрировать, становится плотнее и гуще, запахло почему-то озоном. Интервенты уже вбежали внутрь подвала и, оценив обстановку, стремглав устремились к их раненому командиру, находящемуся в окружении врагов. Они уже почти добежали, и Илья приготовился отражать первые удары, как всё исчезло.

Корабль космических спасателей, по форме больше всего напоминавший неглубокую кастрюлю без крышки, завис в морозном космическом пространстве над неприветливо выглядевшей планетой. Естественно, судно только с виду походило на суповую принадлежность: если знал, как и из чего оно создавалось, то сразу переставал сомневаться в уме и одарённости ганимедянских учёных. Такая форма, очень выпуклая, но слева и справа покатая, позволяла космолёту наклоняться, ловко маневрируя и исполняя фигуры высшего галактического пилотажа, а сверхдвигатель и гипертолкатель делали «Путешественника» (так назывался корабль) одним из лучших в своём классе.

Итак, сотни огней выключены, чтобы не привлекать внимания, а камеры, наоборот, задействованы. Два капитана сидели в просторной кабине и переговаривались. У ганимедян – спаренный интеллект, и они общались не столько при помощи голоса, сколько благодаря телепатии и эмпатии, плюс немного тактильным ощущениям. Поэтому и в рейс, понятное дело, их отправляли вдвоём: один следил за порядком на судне и задействовал необходимые техсредства; другой вёл звездолёт сквозь космос, корректировал маршрут. Стратегия операций формировалась на предварительном этапе, во время телеэмпатического брифинга, и позже, по мере приближения к месту назначения.

- Эм Пи, я чувствую неясное напряжение, исходящее от планеты.

- Ти Ли, понял тебя. Подожди, настроюсь на твою линию…

Маленькие глазки на абсолютно круглом фиолетовом лице закрылись, тоненькие ручки на миг застыли в неподвижности.

- Да, теперь и я ощущаю, ты хорошо перекинул сигнал, - сказал Эм Пи. – Наши дальнейшие действия? Какие будут предложения?

- Стандартную процедуру, учитывая неизвестность угрозы и неопределённость её наличия, считают нерациональной.

- Поддерживаю. Тогда – максимум оснащения, минимум беспокойства?

- Согласен. Я схожу в камеру хранения за тэ-эм-резисторами: кто знает, регистрируют ли существа на планете наше психологическое излучение и могут ли на него влиять.

На этом и условились. Ти Ли медленно, как и любой ганимедянин, прошествовал в автоматически поднявшуюся квадратную дверь рубки, миновал один коридор, второй и, набрав код на электронном замке, открыл хранилище. Достав с полки аккуратно сложенные защитные принадлежности – ганимедянцы во всём любили порядок, и даже вещи в том, что на Земле назвали бы складским помещением, лежали у них каждое на своём месте, - Ти Ли вернулся в кабину управления.

Эм Пи уже подготовил курс для капсулы.

- Можем лететь? – спросил он.

- Да, я забрал необходимое.

Они активировали автопилот, забили в него программу – «с места не двигаться, только в случае опасности» и более мелкие указания, что занялот от силы две-три земные минуты; затем ганимедяне прошли к отсеку с капсулами. Усилиями Эм Пи основная – на ходу и «знала» дорогу к планете, а запасная дожидалась своего часа, в том случае если что-то пойдёт не так. Открылось суперпрочное продолговатое стекло, они забрались внутрь: Эм Пи – за руль, Ти Ли – за карту. Капсулу манипуляторы пододвинули к выходу в открытый космос, который показал свой матово-чёрный зрачок, когда части люка разъехались в стороны. Совсем небольшой космический кораблик выпал наружу; дверцы закрылись. Эм Пи касанием кнопок включил магнитную тягу, Ти Ли пальцем проложил на сенсокарте маршрут, и капсулу понесло вниз.

Перегрузки почти незаметны для путешественников благодаря улучшенной системе гашения внешнего воздействия. Капсула пробила плотную атмосферу, упала в её тягучие слои, прорезала тёмный, неприятный с виду воздух и приземлилась точно там, где надо, - по центру подходящей по глубине речки, зафиксированной Ти Ли ещё до того, как они стартовали. Эм Пи руководил наземными двигателями, что вытащили поисково-спасательный кораблик на сушу. Снова поднялась сфера защитного стекла, инопланетяне вылезли друг за другом.

- Эм Пи, поблизости не чувствуются негативные волны любой формации.

- А позитивные? – уточнил второй ганимедянин, занятый настройками защитного спекостюма.

- Они тоже.

- И мои приборы не фиксируют опасности, - подтвердил наконец Эм Пи.

Держа руки вдоль ног – у ганимедян нет таза как такового, совсем отсутствует шея и мелкие, словно листики берёзы, уши, - Ти Ли и Эм Пи осторожно и неторопливо, а для иных рас крайне неспешно, брели по обочине опушки, огибая встречающиеся на пути деревья. Вдруг оба замерли на месте.

- Ты почувствовал? – спросил Эм Пи.

Ти Ли кивнул.

Тонкие фиолетовые руки потянулись к лазер-излучателям, достали нетяжёлые квадратные оружия с рукоятями, точно у земных пистолетов. Дальше пришельцы двигались, внимательно оглядываясь по сторонам, но ни сильная психология, ни слабое зрения не замечали того, чего стоило бы опасаться. Может, и переживать не из-за чего?

Стоило прийти к подобному выводу и слегка расслабить руки, в которых были зажаты излучатели, некая необъяснимо откуда взявшаяся, сокрушительная по мощи пси-атака обрушилась на них. Ганимедяне застыли, будто парализованные, но Ти Ли всё-таки удалось, усилием своего огромного мозга, пробить барьер и дать отпор ментальному врагу, кого бы и что бы он собой ни представлял. После, не теряя времени, пришелец помог освободиться Эм Пи.

Два исследователя вскинули лазеры, обвели их дулами окружающее пространство.

- Сводки не вра… - только и успел шёпотом сказать Ти Ли, прежде чем его тело содрогнулось, а вслед за тем затряслось.

Вот это да! Никто ещё ничего не мог противопоставить умственной энергетике ганимедян!

Эм Пи от неожиданности отступил на несколько шагов назад и увяз в болотистой луже; закричала и вспорхнула с увитой мхом ветки тёмная птица с пёстрым оперением и большим клювом. Эм Пи не успел отключить или хотя бы пригасить ментальное сопереживание, и эмоции бьющегося в непонятном припадке друга полились в него бурным инфопотоком: боль, сомнения, хаос!..

Через миг Эм Пи ощутил то же самое, но уже по-настоящему. А ещё через мгновения два бездыханных тела лучших в этой части галактики спасателей, мелко подёргиваясь, лежали в траве и грязи.

Илья не имел представления, как они очутились здесь; однако это было и неважно, главное – двигаться, не останавливаясь, иначе их постигнет участь Изифа. Лишь на ходу есть возможность оглядеться, с трудом, учитывая сбоящее всё сильнее дыхание, понять, что они как-то забрались в самые болота, что кругом деревья и топь.

- Быстрее, - подгонял Ким, прыгая по кочкам, - быстрее.

- Я понимаю, - отдуваясь, откликался Илья.

- Ты понимаешь, а я чувствую!

- Да достал уже! Я-то теперь тоже чувствую!

Оно и немудрено: ситуация накалилась – погоня совсем недалеко. Илья, повинуясь импульсу, своей собственной чуйке, потянулся к клинку – и вдруг вспомнил, что и он, и пистолет исчезли. Расплавились. Только след от остывшего растёкшегося металла сохранился на одежде. А что, если сознание отключилось, когда с металлическими предметами стали происходить столь жуткие метаморфозы? Что ж, не исключено. Но в чём причина? Излучение? А почему оно тогда не затронуло людей? Или, если затронуло-таки – сознание ведь они теряли, - отчего не убило? Судя по силе, должно было…

Бежавший впереди Ким споткнулся о корягу и со смачным шлепком растянулся в грязи. Илья перепрыгнул интуита и вроде бы удержался на ногах, но в последний момент ударился головой о толстый сук и с приглушённым матом тоже повалился наземь.

Кусты в считанных метрах от них раздвинулись, и из них показались красномордые преследователи.

Ким затрясся – то ли от ужаса, то ли от нервного напряжения, а скорее всего, от них вместе.

«Ещё эта чуйка его!.. Только мешает!» - в сердцах подумал Илья и выкрикнул:

- Ну, что встали, уроды?! Стреляйте! Стреляйте, мать вашу, нам нестрашно! Да, Ким? А, брат?

Ким ничего не говорил – он неподвижно лежал лицом в болотистую жижу. Внезапно неостановимая, крайне болезненная судорога свела мышцы Ильи. Он стиснул зубы; простонал или прорычал «Сво-олочи!..».

Красные стояли на месте, о чём-то оживленно переговариваясь.

«Интересно, да? Сволочи…»

Илья упал на руку и забился в конвульсиях.

Красный, тот, что держал его на прицеле, опять поднял руку с неясного назначения оружием: узкий ствол, широкий круглый наконечник, похожий на миниатюрную спутниковую антенну.

У Кима неожиданно закончился приступ. Означало ли это временную передышку или отпустило полностью? Плевать, нужно действовать! И чуйка подсказала: смотри рядом! Он быстро-быстро зашарил всё ещё ноющей рукой, пока не наткнулся на холодный, определённо металлический предмет. Пальцы сомкнулись на рукояти, он поднял испачканную в тине и мути голову и, едва видя и потому почти не целясь, выстрелил в красного с пушкой. Как это получилось, оставалось лишь догадываться. Плотный, голубоватый, сверкающий белыми искорками энергии вихрь взметнул траву, листву на деревьях, заставил наименее крепко державшиеся за ветки листья сорваться вниз – и обрушился на противника. Тело того замерло, словно моментально превратилось в статую, и, подброшенное вверх, пролетело пару метров, чтобы с диким треском свалиться в кусты.

Остальные красные тут же повыхватывали такие же «пистолеты», но у Кима кончились силы, выносливость и терпение. Напряжённая рука выронила удачно подвернувшийся ганимедянский энерджик; глаза закрылись, голова упала на плечо. Ни Ким, ни Илья не увидели и даже не почувствовали того, что случилось дальше…

…В банке копошились толстые, отвратительные на вид, агрессивные менточерви густо-синего цвета – разумная форма жизни со вновь открытой планеты.

- Разумная ли? – решил внести некоторую ясность Ким.

- Не похоже, блин. – Илья сплюнул.

- Понятие разумности весьма специфично и неоднозначно, - высказался Ти Ли с перебинтованной своей хрупкой поясницей.

Эм Пи, с гипсом на руке, согласно кивнул.

- Вот мы, - произнёс он, - так не похожи друг на друга, а всё же смогли найти общий язык.

- Кстати, - вдруг вспомнил Ти Ли, - не одолжите ли один из ваших гипнооблучателей? Мы бы сняли чертежи и вернули. – Со свойственной ганимедянам благожелательностью и осмотрительностью, он обращался к одетым в красные скафандры землянам.

- Договоримся, - ответил начальник отряда. – Но, на мой взгляд, почему нет?

- Это хорошо. Спасибо.

В разговор опять вступил Ким:

- А давно на Земле для КМЧС ввели эту жутковатую форму? Мы вас за пришельцев приняли.

- Да уж поняли, - заметил один из космических спасателей-людей и облегчил душу ругательством.

- Менточерви блокируют логические связи и навязывают собственное восприятие реальности, - пояснил между тем Эм Пи. – Оно для существ иных видов оказывается сродни сумасшествию или предсмертному бреду, которые очень похожи.

- Он прочёл это в непосредственной близи к излучению, исходящему от наших новых… кхем… друзей, - в свою очередь, заговорил Ти Ли.

- Верно. И, поверьте, давно я не считывал более неприятного и пугающего излучения.

- Просто они – черви, - подытожил командир каэмчээсовцев. – Что с них взять?

- Не скажите, - в непривычной для ганимедян манере – может, сказывался испытанный стресс – не согласился Эм Пи. – Для каких-то форм жизни они боги; может статься, что и для тех, кого мы считаем высшими…

- Ну, и нас ведут боги! – не удержался снова тот чрезвычайник, что ругался.

- Точно! – Командир хлопнул его по плечу. – Именно боги. Боги разума. А у червей свой разум.

- Для кого-то и мы черви, - размышлительно полупрошептал Ким.

Они с Ильёй, в отличие от защищённых спецовцев и опытных ганимедян, по-прежнему до конца не пришли в привычную кондицию.

- Утвердительно, - нехотя признал Илья. – Но это слишком невесёлый разговор.

- Почему бы в таком случае не пройти на дожидающийся буквально в двух-трёх километрах наш спасательный корабль и не перекусить там, отметив успешное окончание этой передряги рюмочкой водочки? – с улыбкой на губах предложил командир отряда.

«Я не против», «И я за», «Мы тоже рады будем составить компанию» донеслось стройным воодушевлённым хором.

- В таком случае, милости прошу.

«Похоже, это первый случай в истории космонавтики, когда контакт с другой формой жизни начинается с алкоголя, - иронично покачивая головой, думал на ходу Ким. – Впрочем же, алкоголь – символ единения, а оно верный проводник сквозь тьму и на пути к свету. Или я не прав?..»

По дороге к кораблю он ещё катал эти мысли внутри головы, но затем зашкварчало сало, запеклась яичница-глазунья; рассыпался по этой красоте лучок с укропом. Открылась холодная, запотевшая бутылка водки. И все – ганимедяне и земляне, спасатели и спасённые, - дружно заговорили, с радостью и облегчением, и Ким понял главное: к чему забивать голову лишним, если тебя ведёт правда? Потому что она, и вот тут уже у интуита не возникало абсолютно никаких сомнений, и есть первый и единственный человеческий бог.

(Осень 2014 года)

Просмотры: 596


    Оставьте комментарий!

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!