ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Фэнзона

Оферта лесу. Выбор и последствие: История 1

ИсторииКомментарии: 0

Восемь часов утра. Понедельник.

- Фёдор, это очень плохая идея. – Мария скептически смотрела на мужа искавшего сапёрную лопатку на антресоли

- Маша я другого выхода не вижу. Не глупи. Ничего экстраординарного мы не делаем. Все пройдёт хорошо. Доверяй мне. Пожалуйста.

- Нет Федь, - Мария нахмурилась, как и всегда, когда он повышал на неё голос, - ты мог бы…

- Нет уж Мария, - мужчина резко прервал жену, повернувшись к ней лицом. - Сделаем все правильно. Как она хочет, и имеет на то полное право. Тема закрыта.

Мария хмуро кивнула, осознав, что поздно очухалась.

Найдя, наконец, лопатку он сказал жене собираться. Она кивнула и проследовала в их комнату. Надев джинсы и блузку. Она пошла в комнату дочери.

К удивлению матери Аня уже была одета. Одежда подчёркнуто темных тонов, какие она при других обстоятельствах категорические отвергла бы. С восьми лет Аня вполне хорошо могла сама одеваться. Она сидела на кровати, не двигаясь понуро опустив голову. Чёлка скрывала выражение её личика, но Марии и так было ясно её состояние. Материнское сердце всегда чувствует, когда у ребёнка на душе затаилось горе.

Мария подошла к дочери, положив руку на спину. Ей тут же передалась дрожь, что сотрясала девочку уже несколько дней.

- Аня, доченька ты готова?

- Да мамочка, готова. Мы уже уходим?

- Сейчас папа соберётся, и мы пойдём.

- Я знаю, что ты не хочешь этого. Зря ты переживаешь. Очень зря. Все сделаем правильно, и Даня будет тоже доволен.

- Я бы наверно была в этом уверена, если бы умела читать мысли животных.

Девочка кивнула и потом резко прижалась к матери. Мария обняла дочь и стала гладить её по голове. Аня задрожала ещё сильнее. Только бы она снова не начала плакать. Невыносимо видеть страдания своего ребёнка, особенно когда не знаешь, как его утешить. Хочется клясть себя за такое бессилие, и то, что она не может рассказать всей правды. Лучше ей не знать.

В дверях комнаты появился Фёдор с сапёрной лопатой, упакованной в пакет.

- Можем идти.

Мария кивнула и взяла дочь за руку.

- Аня нам пора. Сейчас мы проводим его в последний путь. Ты так хотела.

Девочка отстранилась от матери. Подняв голову, она утвердительно кивнула. Взяв её за руку, она посмотрела в глаза своей малютки. От Марии не скрылось горестное выражение в глазах девочки. Хватило малейшего повода, чтобы она снова зарыдала. Можно было попробовать отговорить её и мужа от затеи, но она решила, что это теперь будет лишним ударом для дочери. Нельзя её так предавать. Молча они пошли в коридор.

Обувшись, Аня взяла в руки коробку. Несмотря на больший вес, Аня старалась поднять её - без всякого успеха. Фёдор забрал у неё коробку, пообещав, что будет аккуратен, пока они будут нести его. Аня согласилась. Но все же пока вышли из квартиры, и спустились на лифте, Аня с тревогой смотрела на коробку, в которой лежал её умерший кот Даня.

*******

Нужное им место находилось в городском парке. Это было кладбище для домашних животных.

Тропинка, которая вела на кладбище, отыскать было проблематично, если не знать точного места. Чуть в стороне от Панда-парка за деревьями и за плотными кустами был скрыт каменный лев. Время более беспощадное, чем люди нещадно старавшиеся оторвать от него кусок, изуродовало, достойны облик Царя зверей. Теперь же гордый лик напоминал голову сгнившей рыбы, что приделали к туше без лап. Тем не менее, оставленная здесь неизвестным скульптором каменная зверюга, все так же точно указывала нужное направление. Специально ли она здесь осталась, чтобы служить ориентиром? Даже Фёдор не нашёл бы ответа.

Итак, ориентир точно указывал в сторону тропинки. Редко кто по ней ходил. Поэтому её начало скрывали густые кусты репейника вперемешку с белым Снежноягодником.

Это не сбило Фёдора. Он просто обошёл стороной кусты и уверенно вывел своих родных на тропинку. Они пошли следом. Шли довольно долго – около получаса. Но вот на очередном повороте прогулка по лесу подошла к концу.

- Ну, вот мы и на месте, - воскликнул Фёдор. – изрядно тут природа потрепало все.

Мария ничего не смогла ответить, потому что была поражена открывшейся ей картине. И не самим кладбищем, скрывающимся в глубине леса. Её поразил огромный дуб, торчавший аккурат из центра кладбища.

В окружение покосившихся ржавых крестов, сгнивших табличек наполовину вросших в землю, редких оградок и холмиков, дуб заметно контрастировал с печальными остатками последней дани уважения людей к своим питомцам. Его ветви почти уходили в само небо. Ствол имел идеальную форму без малейших повреждений или следов болезни. Дерево, сошедшее с картины, где художник изобразил в своём идеальном замысле красоты девственного леса, а дуб – символ этой неиспорченной красоты. Такая вещь просто не может ассоциироваться с местом погребения умерших созданий.

Мария не иначе восприняла его как надменную насмешку тем, что до сих пор живо, над тем, что гниёт в земле. Смотрите, я жив и чувствую себя лучше вас, обречённых вечно кормить червей. Но эта надменность вызывала одно восхищение.

- Оно нисколько не изменилось. Двадцать лет прошло с тех пор, как я тут похоронил своего пса. Я-то состарился, а деревце нет.

- Я честно сказать поражена, - довольно тихо сказала Мария, все ещё не отошедшая от впечатления. – Таких деревьев ещё не видела. Не ожидала такое…величие.

- Определение очень даже верное Маш. Ну, пойдёмте уже.

Они осторожно вошли, стараясь не наступить, на чью то могилку. В таком неухоженном месте это было проблематично. Некоторые не оставили никак обозначений – кто здесь похоронен или похоронен ли вовсе догадаться сложно. Время взяло свою плату за человеческое забвение.

Фёдор положил на землю “гроб” и стал осматриваться. Аня по-прежнему не отходила от матери, с интересом смотря вокруг. Мария же равнодушно смотрела по сторонам – но только если дуб не попадал в поле зрения. К нему сложно оставаться равнодушным.

Фёдор встал перед деревом с взятой им из пакета сапёрной лопаткой. Начал копать всего в нескольких сантиметрах от торчавшего корня. Подходящее место.

Могила была готова через пару минут.

- Папа, разреши я это сделаю.

- Хорошо Аня. Но позволь тебе помочь?

Аня кивнула в ответ и, не гладя побежала к коробке. Она неловко взяла коробку, чуть было, не уронив её. Фёдор вовремя подсобил дочери, поддержав её за дно. Так неловко почти на корточках он вместе с Аней донёс коробку.

Мария к ним присоединилась, когда Фёдор сказал дочери:

- Можешь что-нибудь сказать ему напоследок. Ему будет приятно это услышать.

- Федь, давай без этого.

- Мы даже не начали Маш, - резкий утвердительный тон однозначно указал: препирательства должны прекратится. Пришлось Марии замолчать, держа при себе свои волнительные возражения.

- Аня?

- Сейчас папочка, - Аня неловко потопталась на месте, собираясь с мыслями. Но потом начала говорить:

- Я буду очень сильно скучать по тебе Данечка. Ты мой любимый котик. Вот самый любимый питомиц на свете. Мне плохо будет без твоего мурлыканья, твоего тепла, твоего мяуканья, просто твоего присутствия рядом. Но обещаю, я не буду сильно грустить. Я знаю, тебе не нравилось, когда я грустила. Ну, я больше не буду. Я буду всегда тебя помнить и знать, как ты будешь мне оттуда помогать. И нам все будешь помогать. – Аня на последнем слове тяжко всхлипнула и со слезами на глазах прижалась к ногам матери. Беззвучно заплакала. Мария могла только шептать ей на ухо обычные слова утешения.

- Спасибо Аня. А теперь, пожалуйста, отойдите в сторону, - Фёдор достал из коробки кота и аккуратно положил в вырытую могилу.

- Фёдор, ну вот зачем это? Чем коробка с вещами кота навредит.

- Все нормально мамочка, - Аня дёрнула мать за юбку, чтобы привлечь её внимание, – Папа знает, что делает. Он мне все рассказал. Я прекрасно понимаю, зачем мы это делаем. Не ругайся с ним.

Мария с побелевшим лицом посмотрела на Фёдора. Тот сделал вид, что не заметил и продолжил забрасывать землёй могилу. Даже когда она начала прожигать его метавшими злость глазами тот даже не посмотрел в её сторону. Как робот она отошла от кладбища к ближайшему дереву и облокотилась на него. Фраза дочери бешено скакала в голове, повторяясь множество раз. С Фёдором предстоит тяжёлый разговор.

После того как он закончил, Мария еле сдерживала нахлынувшую злобу. Если бы не стоявшая в стороне дочь, Фёдор получил бы звонкую пощёчину.

- Да как ты мог Фёдор?

- Лучше ей сейчас узнать. Она не новорождённая и должна понимать уже многие вещи.

- Даже то, что ты собираешься сделать? – она как могла, сдерживала себя, чтобы не выкрикнуть ему это в лицо.

- Даже это. Теперь прекрати, пожалуйста, истерику и пойдём домой. Нужно все успеть до полуночи. Лучше я начну сейчас. Заброшу только домой коробку и лопатку. – Мария хотела было возразить, но он мягко схватил её за плечи, не дав договорить.

- Доверься мне. Как бы ты меня сейчас не кляла я все равно закончу...это дело.

- Боишься назвать вещи своими именами?

- Неважно. Так мы договорились?

Она с неохотой кивнула, понемногу сбавив порцию ярости, что с радостью обрушила бы на мужа. Но лишь потому, что она решила: они это сделают вместе. Оставят дочь дома, уложат спать, и пусть попробует Фёдор заставить её остаться дома.

********

Этот же день. Ближе к половине одиннадцатого ночи.

Машина скакала по ухабам дороги. Поездка до леса превратилась почти в аттракцион. Машину знатно раскачивало. Не будь Фёдор с женой так погружены в свои мысли, то могли бы на каждой кочке вздрагивать в ожидание переворачивание машины в кювет.

Они выехали на небольшой забетонированный участок. Ехать стало легче, ровно несколько метров пока не началась привычная тряска. Но к счастью они уже на месте.

Фёдор выключил зажигание и посмотрел назад - в багажник. “Груз” не проснулся. Хоть какой-то позитивный момент.

Мария пулей выскочила из машины, демонстративно отвернувшись к лесу. Он хотел ей, что-то сказать, но осёкся. Лучше её не дёргать решил он. Он итак еле избежал скандала, пойдя на компромисс, взяв её с собой. Предпочёл бы в одиночестве завершить дело.

Он направился к багажнику. Едва хотел открыть его, как она резко подскочила к нему с вопросом:

- Дорогой, тебе помочь?

- Нет, милая, лучше принеси нашатырь из бардочка. А то забыл о нем. Остальное я сам достану.

- Хорошо. - Её лицо тронула лёгкая улыбка, что конечно порадовало Фёдора.

- Марин, с нашей дочерью все будешь хорошо. Я тебе клянусь милая. Она будет нормальным человеком. Ведь мы делаем это не ради удовольствия. Мы жизнь спасаем.

Мария ничего не ответила. Но ответ не нужно было озвучивать. Федя сменился на милого – считай себя оправданным. Хорошо, что она все поняла. Фёдор смог вздохнуть спокойней.

Пора доставать их.

Фёдор открыл багажник и вытащил грузовую тележку. Конечно, с ней придётся намучиться в лесу, но лучше вот так, чем тащить их на плечах.

Приготовив тележку, он положил туда двух находящихся без сознания подростков.

*******

Ближе к полуночи.

Яма уже была почти готова. Небольшую трудность вызвало отсутствие нормального света за исключением фонарика, что держала его жена. Без него, вокруг всепоглощающая темнота. Даже яркий свет фонарика терялся под их тяжёлыми, давящими покровами. Очередной ком земли, вылетавший из ямы, моментально исчезал поглощённый темнотой.

- Ты уверен, что не нужно поближе к коту рыть?

- Да без разницы, где главное возле него, - Фёдор кивнул в темноту скрывавшего в своих неуютных объятьях дуб. – Кот - это отдельное приношение.

- Тебе виднее. Я бы их вместе с котом зарыла, чтобы уж наверняка.

- Думаю достаточно.

- Ладно. Если ты не хочешь об этом.

- Я о яме.

Мария неловко ойкнула. Разговор не туда зашёл.

Фёдор вылез из ямы и пошёл к тележке. Жестом показал Марии, что неплохо бы их освятить бессознательные тела.

- Я думаю, этот подойдёт.

- Как ты это определил?

- Да просто так. Между ними разницы нет. Я обоих не знаю, как и кто они. Вернее кем были.

- Понятно.

Схватив его за ноги, оттащил к дереву. Как можно аккуратно. Не нужно ему раньше времени приходить в себя.

- Посвяти на меня, – Свет фонаря высветил фигуры Фёдора ставившего на колени парня. На фоне могучего ствола дуба он выглядел словно древний жрец приносящий жертву могучему богу сияющего в лучах исторгаемого им света.

Мария медленно подошла к мужу державшего парня за плечо, другой рукой доставая остро заточенный нож. Дерево не вызывало у женщины того непонятного чувства с примесью страха. Сильное уважение и восхищение вековой мощью; молчаливое почитание не нуждающейся в лишних словах восхваления, кидаемые в равнодушные кроны. Вот, что нужно, необходимо иметь в душе преподнося дар.

- Доставай нашатырь.

Женщина, не отрывая взгляда от дерева, протянула ему пузырёк. Едкий запах ударил в нос, едва сняла колпачок. Парень через секунду пришёл в себе.

Фёдор поднёс к его горлу лезвие. Но вдруг она перехватила его руку.

- Что такое? Неужели ты хочешь помешать?

- Нет. Я люблю тебя Федя, - она поцеловала его в щеку, - давай вместе.

- Я тоже тебя Маша.

Вместе они надавили на нож, проведя его вдоль горла. Струя крови выстрелила, окропив кору дерева. Фёдор оттащил голову назад, чтобы ускорить его кончину. Парень так и не осознал, приближающейся шёпот смерти - пару секунд удивлялся сильной боли в горле жгучую боль, после в яму уже свалился труп.

Настала очередь второго.

- Похоже, он очнулся. – Мария подошла поближе к ворочающемуся на тележке второму парню.

- Ну, хорошо, не нужно нашатырём будить

Фёдор, не церемонясь, подхватил его за плечи. Положил себе на плечо. Парень не мог ничего вымолвить, мыча как после белой горячки. Он извивался как змея, но Фёдор без труда донёс его до ямы и небрежно бросил вниз. Тело глухо ударилось о землю. Он сильнее замычал от боли.

- Давай быстрее, закапывай его. Не хочу услышать его крики.

- Жаль нельзя снова его вырубить. Нужно ему быть в сознание пока его буду закапывать. Посвяти мне.

Небольшой холмик земли рядом с ямой начал постепенно исчезать. Торопливо полетели комья земли, разбиваясь иногда о край ямы. Человек ещё двигался там. В слабом отсвете фонаря можно было разглядеть как он ворочается, не соображая где находится. По мере того как его накрывало землёй он все более медленней пытался трепыхаться.

Он коснулся тела второго парня. Следовало закричать, когда он коснулся пальцами влажной от крови шеи. Но человек казалось, смирился со своей очевидной судьбой. Просто замер, спокойно принимая летевшие комья земли.

Должен был закричать.

Молчит.

Его тело, как и другого мертвеца почти скрылось. Слабый силуэт изредка трепыхался, чисто на автоматизме пытаясь сбросить с себя землю. Это было бесполезное действие, раз разум уже нашёл выход. Исчезли ноги, руки, тело. Слабое дыхание приподнимало землю. С каждым новым слоем оно все больше угасало.

Снова крика нет.

Он бросил попытки сопротивляться. Смирение видимо было единственной отрадой, что могла предоставить безболезненный уход. Последнее напоминание о человек (слабый силуэт лица) вскоре исчезло под плотным слоем земли, как и второй человек. Ушёл без единого звука в холодные,влажные объятья земли.

Через минуты яма была полностью засыпана. Ещё одна бывшая жизнь захоронена перед корнями дуба.

- Нужно, что-нибудь сказать, Федь?

- Нет. Мы сделали приношение. Теперь осталось только ожидать пришлось ли ему оно по нраву. Пошли домой.

- Ну а мы не должны ему как то сообщить это. Уж извини за глупость.

- Все, что ему нужно там, - он указал пальцем на зарытую яму. – Теперь пошли отсюда.

- Федь постой, - Мария остановила его на полушаге, - а кто они такие…были?

- А не все ли равно теперь?

- Да я так. Для проформы, что называется. Не интересно на самом деле.

Взяв жену за руку, он покинул кладбище. Густая темнота смогла снова полностью укрыть лесное кладбище, успешно маскировавшее сакральное для знающих людей место.

*******

Через неделю. Городская больница. Отделение для онкобольных.

- Признаться честно я поражён. С уверенностью могу сказать: ваша мать полностью здорова. До сих пор поверить не могу. - Врач говорил так взволновано, что жестикулировал намного активнее, любого коренного жителя Италии.

Фёдор стоял рядом с доктором с лёгкой улыбкой на лице. Он прекрасно представлял, почему так случилось.

- Бывают же чудеса все-таки. Мою маму оно не проигнорировало. Как лично вы можете убедится.

- Да, но я честно признать в шоке. Такого я не видел. Вот посмотрите, - доктор достал из папки несколько снимков.

- Не стоит.

- Нет никаких следов метастаз. В лимфатических узлах чисто, проще для вас говоря. Хотя раньше…

- Доктор, - Фёдор слегка повысил голос, чтобы остановить его тираду, - главное с мамой все хорошо. Остальное мне не важно. Я присоединюсь к своей семье. Вам ещё раз спасибо за неоценимую заботу о моей маме

- Ну, это моя работа,- слегка смущенно сказал доктор.- Как видите... Проще говоря недельку её ещё надо продержать здесь. Вот. На всякий случай. Уж поймите меня, что нужно убедится...

Фёдор слегка кивнул доктору и молча прошёл в палату матери, оставив врача вести монолог об уникальном случае в одиночестве.

В палате уже были Мария, и Аня которые о чем-то весело переговаривались с его матерью.

“Получилось, черт возьми. Я другого исхода не ожидал!” – думал про себя Фёдор. От радости хотелось выть и подпрыгивать до потолка. Ткнуть в лицо рациональному миру такое чудо показав, что могут силы, обитающие под нашим цивилизованным боком.

Ими нужно только правильно воспользоваться. Природа не всегда злопамятна, если человек сгладит первое впечатление нужным предложением.

- Ну как ты мам, - мужчина присел рядом с ней, взяв за руку.

- Отлично сынок. Ты не представляешь как приятно, когда боли ушли. Я уж к богу хотела отходить.

- Да, что вы Софья Андреевна. Вы нас не вздумайте так просто покидать.

- Да бабушка. Не надо так говорить! Не отпустим мы тебя!

- Да куда же мне теперь? – на старческом лице отразилась неописуемая радость от не до конца ещё осознанного понимания, что жизнь продолжится.

- Если бы ты только знала…мама. Да, чтобы со мной стало…

- Ничего сыночек. Ты бы дальше растил Анечку, жил бы, как и прежде. Ну, без меня и моей болтовни. Поди, дома тишина, наконец, стоит, как меня сюда положили.

Фёдор еле сдержал слезы, готовые скупо политься из глаз. Мать будет жить. Сколько сокрыто душевной радости в таком простой правде, что вот она – перед глазами.

- Ещё неделя и ты будешь дома. Хотя мы знаем, что это трата времени. Мы все знаем.

Софья Фёдоровна удивлённо воскликнула:

- Так получается Аня, все знает?

- Да бабушка. Все, все знаю. Я сама папу попросила мне рассказать. Я слышала ваш разговор: про то дерево, про предложение лесу, как они тебе помогут поправиться, если мы им предложение сделаем. Лес все принял - и дуб тоже. Даня помог. И те два человека тоже. Я думаю, они тоже рады, что ты здорова.

- Ну, хорошо внучка. Коль так, то я спокойна.

- Ну, я как бы тоже все знаю, - неуверенно сказала Мария. – Мне он сразу все выдал.

- Да я уверена была, что такое он не скроит. Ты из него любой пустяковый секрет вытрясешь

- Верно Софья Андреевна. Это был действительно пустяк. – Она оглянула свою любимых родственников и поставила точку в не нужном сейчас и вовсе разговоре: - Думаю, все согласятся, сменить тему разговора?

- Точно Марин, - Фёдор крепко обнял жену, - Аня вот лучше знает, о чем с бабушкой поговорить следует.

Все согласно закивали. Никто не горел желанием продолжать никому не интересный разговор о двух людях, что покоится теперь на старом кладбище для животных. Аня было интересней узнать, когда бабушка вернётся и снова приготовит ей свои фирменные ватрушки.

Просмотры: 956

Следующий пост
Виселица
Предыдущий пост
Пугающе синее небо.

    Оставьте комментарий!

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!