Новости

Петербургская фантастическая ассамблея 2018: анонсируем хоррор-секцию

РазноеАртКнигиИгрыКомментарии: 13

Петербургская фантастическая ассамблея - один из лучших российских конвентов, ежегодно собирающий вместе разнообразный творческий люд. Писатели, читатели, редакторы, издатели, переводчики, журналисты, сценаристы, художники и многие другие на уикэнд погружаются в рабоче-дружескую атмосферу, когда серьезные мероприятия в виде докладов, мастер-классов и круглых столов соседствуют с веселыми конкурсами и неформальными посиделками в компании единомышленников. В общем, это не просто интересно, а еще и очень полезно. В прошлом году, к слову, на конвент заглянул сам Джордж Мартин, создатель литературного цикла "Песнь льда и огня", на телевизионных экранах переродившегося в "Игру престолов".

В 2018-м Ассамблея пройдет с 17 по 20 августа, место действия - загородный отель "Райвола". Программа конвента полностью сформирована, заявлено множество любопытных мероприятий и интересных гостей, но нас в первую очередь привлекает отдельная хоррор-секция. В 2012 году на Ассамблее уже выделяли под ужасы специальный большой блок в программе, и вышло здорово. Теперь решили повторить.

За хоррор-секцию 2018 отвечают писатели Дмитрий Тихонов и Мария Гинзбург, на месте ожидается немало представителей отечественного хоррор-сообщества (в том числе и несколько редакторов Зоны Ужасов), и у нас уже есть анонсы всех "тёмных" мероприятий.

Кстати, до конвента осталось около трех недель, и на него еще не поздно попасть. Все подробности по ссылке. Ну а теперь к анонсам.

«Русский тру-хоррор, или Вечный спор на тему, какой хоррор на Руси самый настоящий». Доклад А. Матюхина

Стивен Кинг в хорроре — наше всё, и с этим не поспоришь. Но есть одна проблема — он не пишет про водку, медведей и Сибирь. А кто пишет? Всё верно, русскоязычные авторы хоррора, живущие не где-то там в штате Мэн, а в родных Новосибирске, Краснодаре, Питере, Екатеринбурге и других городах.
Вот только не совсем ясно, можно ли назвать тексты отечественных авторов «настоящим русским хоррором», или это всего лишь калька с зарубежных аналогов. Да и вообще существует ли такое понятие — «русский хоррор»? Нужно ли оно? Что это вообще за жанр? И как это — пугать по-русски?
Об этом и пойдет речь в докладе/дискуссии Александра Матюхина. Постараемся разобраться и не поубивать друг друга.
1. Кому на Руси писать хоррор хорошо (тенденция развития русскоязычного хоррора за последние несколько лет. Поджанры хоррора, пользующиеся стабильной популярностью):
— хоррор продаваемый (что мы видим на книжных полках)
— хоррор в разрезе конкурсов (Чертова Дюжина и ССК) — победители/ призеры, что они пишут и за какие струнки дергают;
— поджанры, в которых русскоязычный хоррор силен.
2. Разбираем аутсайдеров. Какие жанры не приживаются либо идут со скрипом:
— сплаттерпанк и вирд — кто-нибудь из простых читателей в курсе, что такое существует?
— есть ли ограничения со стороны издателей?
— можно ли считать такой хоррор «настоящим» и если да, то что ему мешает раскрыться?
3. Споры в конкурсах — окровавленная сталь, выломанные зубы, «это вам не тру-хоррор»:
— с чего все началось (опыт участия в первых конкурсах хоррора на просторах Рунета);
— основные раздражители и конфликты: дарк-фэнтези; фэнтези; софт-триллеры, любовные триллеры; «Не страшно» — модный приговор;
— дискуссия между М.С. Парфеновым и В.Точиновым: нужна ли ВЫСОКАЯ ИДЕЯ в русском хорроре как обязательный элемент русской литературы или достаточно просто попытаться напугать?

«Вампиры и политика: исторический опыт и тенденции Восточной Европы». Доклад Ф. Морозовой

Можно ли мобилизовать вымышленных существ для политической борьбы? Могут ли главы государств превращаться в мифологических персонажей, которые оказывают большее влияние на мир, чем они же в бытность свою людьми из плоти и крови? Ответ «да»: это происходило и, вероятно, будет происходить на протяжении всей человеческой истории. О том, как это делалось в Восточной Европе, расскажет Фотина Морозова — писатель, постоянный член жюри международного сетевого конкурса вампирской прозы «Трансильвания».
- Пропаганда и мифология: использование мифологических образов в качестве пропагандистских штампов. Особенности образа вампира.
- «Блоха, сосущая кровь валашского народа»: образ Дракулы как продукт пропаганды. Влияние его на судьбы народов Восточной Европы.
- «Уничтожим носферату силой пролетариата»: роль кровососов в классовой борьбе.
- Союзники или противники? Вампиры и социализм.
- Осиновый кол для Чаушеску: кровожадные твари на переломе эпох.
- Современное использование образа вампира в политической и околополитической художественной продукции.

«От сёкусюдзэмэ до гэнки-гэнки. Искусство удовлетворения морскими животными как объект хоррор-арта в японской порнографии и эротике. Традиции и современность». Доклад Н. Иванова

Эротика и порнография табуированы во многих культурных сферах, однако представляют интерес для хоррор-арта с точки зрения культурного феномена, отражающего определенные человеческие страхи и традиции. Одним из примеров могут служить японские работы в стиле сёкусюдзэмэ (яп. «пытка щупальцами»), известные с древнейших времен и дошедшие до наших дней в разнообразных трансформированных формах.
Доклад состоит из двух частей. Первая часть посвящена культурной традиции в целом и обращениям к ней известных художников и писателей. Во второй поговорим о трансформации жанра сёкусюдзэмэ в нынешнее время – на примере деятельности арт-студии фотографа Дайкичи Амано «Гэнки-гэнки». Будут представлены некоторые его работы, сопровождаемые рассказом об используемых им методах.
Вход строго 18+.

«Русский хоррор XIX века: зарождение, развитие и становление». Доклад М. Гинзбург

Судьба хоррора как литературного жанра в России сложилась непросто, повторяя причудливые зигзаги исторического развития нашей страны. Особенно жестоким к жанру был двадцатый век, когда хоррор был вынесен за рамки культурного поля. Однако стараниями писателей — звезд девятнадцатого века хоррор все же успел оформиться как самостоятельный жанр, в котором созревали жемчужины мысли и шедевры словесности.
- Первые ласточки: вольные переводы с иностранных языков.
- Становление жанра: самостоятельные произведения с использованием собственного, российского антуража — славянский фольклор и местечковые легенды.
- Трэш для бедных: кровавые лубки.

«Комиксы из склепа. Краткая история хоррора в картинках в России». Доклад С. Корнеева

«Жанр ужасов — это гетто внутри гетто». Так говорил Влад Женевский о литературном хорроре. А что можно сказать о российских хоррор-комиксах? В самом словосочетании каждое слово возводит изгойство в новую степень. Однако уже с момента появления комиксов в России жанр ужасного был ими востребован. Славянское тёмное фэнтези и ёрничанье по мифологиям загробного мира, графика мрачных историй и яркие, будто залитые кровью, страницы. Сергей Корнеев, редактор арт-раздела вебзина Darker, не только вспомнит интересных представителей из прошлого, но и обратит внимание на интересные новинки тёмного комикс-жанра.

Круглый стол «Литературные конкурсы ужасов»

Литературные конкурсы в сети – давно уже привычная и самостоятельная среда обитания короткой прозы. Конкурсный рассказ – это диагноз, приговор, а часто и осмысленный выбор множества начинающих (или не очень) авторов. Жанр ужасов эта тенденция не обошла, но можно ли говорить о том, что именно тематические конкурсы способствовали формированию современного хоррор-сообщества? Конечно, можно! Об этом и многом другом, нарушая все мыслимые морально-этические нормы, поспорят Алексей Жарков, капитан конкурсной площадки «Квазар», Роман Давыдов, организатор и координатор конкурсов «Чертова Дюжина» и «Виселица», Мария Гинзбург, создательница легендарного «Укола Ужаса», и Александр Подольский, основатель, судья и участник конкурса «Чертова Дюжина».

«Хоррор в видеоиграх». Доклад Д. Тихонова и С. Тягунова

Хоррор – очень старый жанр. И, как подобает любому уважающему себя древнему существу сo множеством щупалец, он пролез-прополз-просочился практически во все сферы искусства. Не миновала сия участь и видеоигры, в которых игроку приходится не только наблюдать за развитием истории, но также принимать РЕШЕНИЯ и нести за них ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. Что может быть ужаснее?
- Прямой (ну, слегка кривоватый) репортаж с места развития событий проведут Дмитрий Тихонов и Сергей Тягунов, писатели и сценаристы видеоигр. А еще у них обоих фамилии начинаются на букву «Т». Жутковато, не правда ли?
- Историческая справка. Почему и зачем все началось. Появление первых страшных игр, их эволюция, влияние кино и литературы на развитие хоррора в игровой индустрии.
- Must play. Знаковые и популярные хоррор-игры последнего десятилетия.
- Нагнетание ужаса. Основные нарративные механики: способы подачи сюжета, его связь с дизайном уровней, звуковым сопровождением и внешним видом монстров. Основные геймплейные механики: возможные навыки играбельных персонажей, их взаимодействие с миром игры, логическая структура локаций, отсылки и т.д.
- Современное положение хоррора в игровой индустрии. Рост популярности инди-проектов. Падение популярности хоррор-игр ААА-класса. Или нет.
- Будущее хоррор-игр. Каким оно будет и будет ли вообще. Чего ждать от очков и шлемов виртуальной реальности. Возвращение к тексту и читательской фантазии как к основному генератору страха – случайность или неизбежность. И… о нет… причем здесь длина ног моего отца?

«Метод сравнительного анализа и морфология фольклорных элементов в работе над произведением в жанре хоррора. Теории, предположения и реализация». Доклад Н. Иванова

Материалы истории, народной культуры и славянской мифологии - огромный и потенциально привлекательный пласт для написания произведения в жанре хоррора. Однако для создания полноценной самобытной вещи часто недостает самого важного — систематического подхода к, собственно, самим материалам. Особенность работы со славянскими мифами состоит в отсутствии явных источников. Принятие христианства в 988 году пресекло использование языческих атрибутов и заглушило множество древнейших традиций. Дошедшее до наших дней — во многом косвенные догадки и теории. Этот доклад осветит некоторые научные методы, используемые для анализа этнографического материала, и продемонстрирует их применение на примере реальных художественных произведений.
- Систематизация фольклорных элементов внутри разнообразия религиозных форм мышления (тотемизм, анимизм, политеизм и т.д.), поиск повторяющихся элементов и использование сравнительного анализа на базе мифологического материала других стран. Б. Рыбаков, А. Лосев и В. Пропп.
- Анализ некоторых фольклорных элементов из поэмы А. Пушкина «Руслан и Людмила».
- Использование фольклорных элементов в современной художественной работе: собирательный образ Лесного Духа Шишигами из анимационного фильма Хаяо Миядзаки «Принцесса Мононоке».

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 353.

Комментариев: 13 RSS

Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!