ХРАНИЛИЩЕ

Прощай Мори Пович!

ФэнзонаБиблиотекаКомментарии: 4

Рассказ недописан. Вся его суть будет выдержана в таком же объеме, но уже в книжно переплете+)

Я не могу свыкнуться с мыслью, что моя рука поднялась на моего лучшего друга Терри Хьюго Коггета, и даже более того эту руку я и сейчас был готов отрубить и вернуть свою жизнь в то нормальное русло в котором я привык жить. Как же я сейчас сожалею о том, что с ним сделал! Наверное, никогда моя душа не обретет покоя, покуда, у меня внутри есть знание того, как жестоко я с ним расправился! Меня зовут Уильям Грехам Бови, и это мое официальное признание, в мае 2078 года, я в полном сознании и рассудке, хладнокровно убил Терри Коггета, в этом мне помогла моя жена Сью, честно говоря, эта женщина подговорила меня это сделать. Играя на моих чувствах к ней, и ловко манипулируя моим сексуальным к ней влечением. Которое не угасло и по сей день, после двадцати лет счастливого с ней брака, продуктом которого стал мой замечательный сын Сэмми которому исполнилось бы сегодня 14 лет. Я и сейчас не могу понять чем она руководствовалась, подговаривая нашего с ней сына убедить меня в том, чтобы я измарал свои руки в крови несчастного Терри, которого я любил как брата. Сейчас я ее за это ненавижу, может быть я скажу о ней зло, хоть о покойниках не принято говорить ничего плохого, ибо они имеют свойство просыпаться и мстить, пусть невидимо, из недр того жуткого мира за гранью моего понимания. По иронии судьбы в пропасть которого я обязательно должен попасть и попаду но уже после моей смерти.

Поводом к убийству и осуждением моей и без того истерзанной души на бесконечные стенания по кругам ада, стало не что иное как сахар. Да- да! Я понимаю вашу возмущенную реакцию, но посудите сами: на дворе 2078 год, прошли те «сладкие» времена, когда каждый цивилизованный человек мог спокойно позавтракать, пообедать или поужинать за кружечкой сладкого чая, съесть вкусный десерт, испечь торт, в полной мере ощутить ту сладкую жизнь которую он считал как нечто само собой разумеющимся, ибо в каждом магазине, можно было легко приобрести сахарный песок, не слишком сильно ущемляя свой кровно нажитый деньгами карман. Былые сахарные времена канули в лету, с тех пор как мир погряз в ужасе постапокалиптической катастрофы о которой теперь можно узнать из обрывков и уцелевших останков пожелтевших от времени газет. Сахар для тех немногих уцелевших людей, заново привыкающим к прелестям пребывания в средневековом безвременье, белое золото (ранее называемое «белая смерть» в те времена зажиточного капитализма, когда забота о том что ты ешь приводится в апологет запретов и терзаний мучимого диетами организма) сохранившееся в тех немногих количествах, стала равным по цене с плутонием если приводить сводки на его стоимость в 1950-х годах 20 века.

Я уже и не помню как было тогда, в те времена когда жизнь людей не тронула та страшная катастрофа, принесшая в привычную обыденную жизнь столько поганой «новизны» от которой каждый день скрипит челюсть, и невольно сжимаются кулаки когда, осознавая то, чего лишился и еще тогда не осознавал потребности пользоваться тем, чего ты лишился, в полной мере.

Именно сахар стал той трещиной в нашей с Терри многовековой и казалось бы, несокрушимой дружбе. 15 мая 2078 года стал этим роковым днем поставившим жирную точку в наших с ним отношениях. В этот знаменательный для нашей дружбы день, я думал что все пройдет как обычно, как оно должно было быть всегда и последующие годы жизни в этом закрытом городе.

Понедельник обычно начинался с того, что всех сталкеров собирают у городского совета, чтобы объявить начало экспедиции в пустошь – пустыню где может стрястись с человеком все что угодно, если тот пойдет один, в эту проклятую колыбель смерти. Однажды я был свидетелем того как был убит один мой хороший знакомый Енрико Купер, его разорвал на части пожалуй самое опасное отродье радиации обитающее в наших краях – пяти метровая волосатая махина напоминающая медведя с помесью гориллы – прозванное у нас Белстрашером.

Определенно каждый из нас рисковал своей жизнью, когда выходил за черты города, исследовать необъятные просторы еще неисследованной и неизвестной нам земли нового мира который нам «подарила» ядерная катастрофа. Но добывать что-то полезное для нашего города нас обязал городской совет возглавляемый тремя выборными Энри Кловером, Саймоном Претчетом и Донной Уизли, но что сказать? город «кормился» за счет нас, город нуждался в нас, иначе как бы мы выжили в такие нелегкие для нас времена. Обычно мы никогда так далеко не уходили от города, но что делать если развалины самого ближайшего к нам города Таркер-Бея истощились, (благодаря нашему усердию и старанию выкачать оттуда все что можно для нужд города и наших личных). Вскоре мы нашли развалины города Амбер Милла - нового источника из которого мы все и последующие недели будем потихоньку выкачивать полезные в быту вещи. И как оказалось Терри Коггет оказался тем единственным человеком, который сумел выкачать оттуда то ценное чего не удалось найти всем нам. И каким же я чувствовал себя кретином, что не пошел за ним и не успел отхватить свой «кусок» в котором так остро нуждался я и моя семья.

На тот момент я был прекрасно осведомлен сколько могла стоить его злополучная находка которая и сыграла решающую роль в его и моей судьбе. «Лаумер энд Дентон компании» на тот момент могли предложить самую высокую цену на покупку сахара.

Поверьте, мне я очень долго кусал локти, когда шел рядом с Терри таким счастливым и окрыленным своей находкой! Конечно же он имел на нее право, конечно же он имел право получить за нее солидный и сочный куш. В денежном эквиваленте этот сочный куш мог бы вырасти в целую ферму и сотню акров земли (если конечно соизмерять его желания с моими). Когда мы вернулись домой, и Терри пригласил меня к себе на чашечку сладкого чая (я впервые пил сладкий чай за все свои сорок с лишним лет) я у него спросил, как он поступит со своей находкой? Он ответил, что продаст ее, но сначала в полной мере даст себе насладиться сладкой жизнью которой у него не было все эти долгие годы как впрочем и у каждого жители Хемингфорда. А когда я спросил его что он будет делать после того как получит деньги, он мне сказал что переедет из города в Нью-Йорк, поближе так сказать к цивилизации, а точнее к только-только зарождающимся ее зачаткам.

Могу вам сказать я не без зависти лицезрел то будущее которое его ждет, но успокаивал себя лишь тем что укоренилось в моей голове спустя долгие годы осознания того что мое будущее тесно связано с Хемингфордом и его плавной размеренной жизнью. В сердцах я сказал ему

- что там в Нью-Йорке не так как здесь в Хемингфорде, что там он не будет счастлив как здесь, там не будет его друзей и ко всему придется заново привыкать, обживая чужой и неродной город.

И знаете что он мне сказал? Он сказал что я ему завидую, он сказал что я ему все это говорю только из зависти и старым предрассудкам, дескать деревенский никогда не поймет городского. Таким он теперь себя считал, без пяти минут житель Нью-Йорка как будто его кто-то там ждал с распростертыми объятиями! Действительно вот уж ирония судьбы, если учесть то, что сейчас я сам живу в Нью-Йорке, обживая маленькую квартирку, в которой как я думал никогда бы не поселился. Если ад на земле и существует, то он здесь! В моей новой квартире, за окнами которой я каждый день вынужден видеть каменные джунгли и развалины этого огромного города. Но долго это не продлиться, я знаю это что уже скоро моя земная жизнь подойдет к концу и когда меня на небесном суде призовут к ответу, я обязательно спрошу у них окажется ли ад в который они меня обязательно сошлют хуже чем Нью-Йорк? Или есть места куда более страшные нежели его каменные джунгли? И когда судья мне ответит, я буду спокоен на этот счет ибо, буду морально готов к тому какую участь выберет для меня тот решающий и жестокий приговор который я в полной заслужил.

Вот уж не думал что когда расскажу жене о «сладкой» находке Терри, станет только хуже. Мы долго с ней спорили о том, кто прав и кто виноват, кому повезло, а кому не очень. Я пытался ей доказать что не моя вина в том, что Терри оказался проворнее и везучее меня и нашел этот злосчатсный сахар, который стал теперь яблоком раздора в моем доме. А она упорно мне доказывала обратное говоря что это я виноват что не пошел с ним вместе и вовремя не пресек его от этой находки. Можно подумать я телепат и знаю наперед все события которые произойдут или не произойдут в дальнейшем, об этом я тоже не забыл ей упомянуть. В общем-то Сью не слишком одобряла мою с ним дружбу, скажем так она относилась к нему с долей прохладности когда он у нас подолгу не засиживался и совсем холодно, когда Терри откровенно говоря засиживался у меня дома почти до самых сумерек. Но с этого момента в Сью проявилась к нему истинная ненависть которую она молча в себе вынашивала все эти долгие годы наших с ним отношений. Дальнейшая жизнь в этом доме была просто невыносимой – каждый день я слышал ее сварливый и осуждающий голос. Но более всего меня убивало то что мой сын Сэм находясь в этом вареве наших с ней ссор, начал склоняться на сторону матери. Внешне он многое унаследовал от меня, но вот характером целиком и полностью пошел в свою мать. Впрочем я довольно часто видел их вместе шепчущихся и переговаривающихся друг с другом, не было сомнений в том, что Сью склоняла его на свою сторону. Вот только чего она хотела этим добиться? Я понятия не имел, ведь прошлое нельзя вернуть как и нельзя вернуть тот момент когда Терри нашел сахар. Что я мог черт побери сделать?! Он все равно его продаст и получит за него немало денег! Погодите-ка а может и правда! все дело в деньгах!

Я по-прежнему продолжал навещать своего друга Терри, даже не смотря на то как сильно ругалась моя жена и как не менее сильно поддерживал ее в этом Сэм. Но каждое такое посещение и распитие с ним сладкого чая, вселяло в меня нечто такое что зовется больше чем зависть. Наверное стоит сказать «спасибо» моей жене - она сильно постаралась воспитать во мне это новое чувство, не без помощи Сэма конечно. То большее чувство чем зависть просыпалось во мне когда я уходил из его дома, при Терри не было даже намека на то, чтобы я ему как-то завидовал, я давно его знаю и люблю его как брата, даже несмотря на то как он ответил на первые мои два вопроса «ты мне просто завидуешь!» эта фраза не могла не стать лишним поводом для того чтобы во мне заговорил тот другой, кто жил и дремал в недрах моего сознания. Темный незнакомец, Коварный человек. И я более чем уверен что к маю 2078 года, когда над округом Хемингфорд сгущались серые пасмурные облака (а такая погода была почти все время с момента той ядерной катастрофы, хотя было то редкое время когда небо рассеивалось освобождая место для горячих солнечных лучей, смертельных лучей, ибо только небо было той хорошей защитой которое укрывало наш город от беспощадного влияния солнца), предвещая промозглые колючие дожди, превращая поля в грязное черное месиво. Темный незнакомец живущий во мне, уже выспавшийся и проснувшийся от откровенного долгого забытья, рассказывал мне ужасные вещи, вынашивая план и убеждая меня, хладнокровно его осуществить, в этом у него были сильные союзники которыми являлись моя жена и мой родной сын. Господи! Как же мне тогда было тяжело! Не желая возвращаться домой, я сильно хотел подавить все эти гнетущие меня мысли, и для этого нет лучшего места чем бар «чейтерс» что располагался на западной стороне города, как раз недалеко от того места где я живу. В последнее время я проводил только там, накачившись пивом я приходил пьяный домой и отключившись от сварливого бунтарского шума моей жены, вырубался спать на диване. И сегодня я не собирался делать исключений. За меня это сделал темный незнакомец, он намеренно не давал мне захмелеть, даже после пятой кружки ( обычно уже после пятой во мне отключается рассудок и включается пьяный автопилот, на котором я собственно и добирался до дома). Сегодня я только зря потратил деньги, вышел из бара относительно трезвый в здравом уме и рассудке, подначиваемый темным незнакомцем, который снова и снова убеждал меня убить Терри Коггета и забрать сахар, который по праву причитается мне и моей семье (именно так он считал, заставляя меня думать также как он). Я продолжал убеждать себя в обратном, не желая поддаваться его искушению, и слушать его речи.

Вернувшись домой, мне стало вдруг любопытно узнать, что именно задумала моя жена, ибо я был уверен - она женщина не глупая и наверняка понимает что вернуть прошлое также не возможно как заглянуть в будущее. Слава Богу ее сейчас не было дома, иначе не избежать бы мне очередного скандальчика на ночь глядя. На столе она оставила записку что придет поздно ибо сейчас гостит у своей подруги Шелли Пипс. Этот мучивший меня вопрос я собрался обсудить с сыном, кому как не ему она доверяла свою тайны которые умело скрывала от меня.

Сэм был в своей комнате, листал какую-то книгу, встретил он меня довольно прохладно, а точнее вообще никак – сделав одолжение коротко посмотрел и снова уставился в свою книгу.

- Сэм! Надо поговорить – спокойным голосом произнес я

- о чем? – холодно ответил он не отрывая взгляда от книги

- о важном, пойдем на улицу! – я сказал это как можно более строго и убедительно чтобы у него не возникло сомнений в том, что этот разговор будет очень серьезным. Мы устроились на сеновале в амбаре. Я состроил самое серьезное лицо и заговорил таким же серьезным голосом, спросил его, о чем они все время шептались с матерью за моей спиной, отчего вдруг начались против меня все эти нападки и придирки, ведь раньше мы были дружны как никогда, мы были счастливы пока я не рассказал Сью о сахаре который нашел Терри, (иногда я право думаю что было бы если бы я не рассказал ей об этом? и ответ меня не утешал, скорее всего а так оно наверное и есть моим голосом ответил темный незнакомец сказав что она бы все равно узнала, только одно дело она узнала с твоих слов, и совсем другое от кого-то другого не исключено что этим кем-то могла быть ее подруга Шелли, она слыла известной сплетницей) Я нарисовал ему картину как оно было на самом деле, нарисовал ему ситуацию во всех мельчайших подробностях, сказав что я просто физически не мог оказаться с ним рядом, мы были в разных группах в разных районах города, и откуда я мог знать что ему вообще посчастливиться найти! Я также не забыл упомянуть и слегка приукрасить тот фактор что его мама наврала в том что я якобы был с ним бок о бок, так «она просто манипулировала твоей доверчивостью желая представить меня в худшем свете, и она убедила тебя в том что твой папка сущий тупица и слабовольный болван который позволил Терри себя объегорить» - вот что я ему сказал, «пусть Сью теперь с мое помучается» - радовался я.

- пап, ты не тупица, ты прости что я тебе не верил – Сэм меня приобнял и мне было дико приятно что он меня наконец-то понял и поддержал и вот что я узнал с его слов, моя правда настолько его словесно раскрепостила что он поведал мне все планы Сью. То что я услышал повергло меня в шок, не такой сильный правда с момента когда во мне поселился темный незнакомец, но все же я был обескуражен – Сэм мне сказал что она хочет убить Терри, и забрать причитающийся нам сахар.

- значит вот почему затевались все эти ссоры! Откровенно говоря я не знал что твоя мама помышляет его убить…

- только ты об этом маме не говори! – Сэм сжал мою руку, требуя с меня обещания и я ему обещал ничего ей не говорить. К концу нашего с ним разговора я спросил его

- на чей ты теперь стороне сынок? – за это время я успел обрисовать ему полную картинку того что Терри не такой уж и плохой человек, он просто хочет жить лучше чем и быстрее нас это право заслужил (на мгновение я был даже согласен с мнение темного человека, я был согласен со своей завистью, но дружба к Терри во мне еще теплеющейся была сильнее этой черноты, но это только пока…)

- на твоей папка! Я буду на твоей стороне, мама не права! Что обвиняет дядю Терри! Он хороший человек! – Сэм знал что говорил, ибо испытывал к нему теплые чувства, пусть даже на мгновение усомнился в них «благодаря» влиянию матери, и вовремя исправился и это уже благодаря мне.

Сью вернулась домой поздно как и обещала, и тут мы с сыном встретили во все оружии. Увидев осуждающий взгляд в моих глазах и глазах своего сына, она нисколько не смутившись как будто мы для нее были пустым местом вскинула голову вверх и быстро прошлась по дорожке поднимая туфлями дорожную пыль которая на ней скопилась. Как же я стал ненавидеть это ее дерзкое вскидывание головы свойственное плохо выдрессерованной лошади и тихое ее фырканье, будто мы для нее тля зеленая. Этим вечером мы с ней даже не разговаривали. Кажется все вернулось на круги своя, ссоры прекратились с того момента когда Сэм встал на мою сторону, со временем я понял что мне это только казалось, я не видел того черного закулисья за которым велись поистине страшные события, о которых я узнал слишком поздно чтобы что-то поменять.

Я окончательно расслабился когда Сью предложила мне вместо дивана на котором я привычно спал в последнее время, лечь на кровать вместе с ней, я это растолковал как знак примирения, и между нами возникло нечто большее чем просто лежание по разные стороны постели. Только потом я понял, что это был всего лишь ее хитрый тактический ход чтобы сбить меня с толку (опять же! слишком поздно я это понял). И все вроде бы наладилось - я перестал пить и ходить в бар, жизнь потекла в своем обычном и привычном мне русле. Я продолжал ходить к Терри на кружечку сладкого чая, меня почему-то до сих пор коробила мысль о том, что он еще пострадает от рук темного незнакомца, от которого я отчаянно пытался его защитить. Я говорил ему чтобы он не затягивал с отъездом из города, я говорил ему чтобы поскорее получал деньги и уезжал (в Нью-Йорке руки темного незнакомца какие бы они ни были длинные его все равно не достанут)

- я бы и рад уехать, но не могу выбрать между предложением компании «Лаумер энд Дентон» и предложением Саймона Претчета который готов заплатить вроде бы больше чем эта компания, я просто хочу дождаться и срубить достаточно большой куш чтобы ни в чем себе не отказывать в Нью-Йорке – не знаю поверите вы или нет, дерзкое вздергивание головы моей Сью оказалось меньшим злом, по сравнению с тем как слышал и воспринял я фразу произнесеннуюТерри Коггетом. Я тихо его ненавидел за это, белое золото вскружило ему голову и наверное он больше не видел во мне друга, но видел во мне завистника, ибо говорил со мной таким надменным тоном, словно я для него не ценнее чем грязь под ногами. И меня это сильно задело, а темный незнакомец продолжал меня подначивать, обостряя во мне злобу и ненависть с которой я смотрел на своего теперь уже бывшего друга. И все равно я хотел чтобы он уехал, ибо продолжал в глубине души желать ему добра, тот светлый во мне человек еще по наивному верил, что может быть Терри проявит благоразумие и уедет в свой Нью-Йорк станет городским парнем и я за него обязательно порадуюсь.

Однажды ранним майским утром, это было почти пятью годами ранее – он пришел к нам домой, в новом костюме, с новой прической, и по-голивудски сияющими белой улыбкой (зубную пасту в наше время очень тяжело достать, я и моя семья пользовались только лишь потертыми зубными щетками) Он мне напомнил одного ведущего из той ушедшей эпохи телевизоров. Он сказал что договорился с компанией “лаумер энд дентон” и они у него любезно купят ту оставшуюся часть сахара которую он еще не успел на себя потратить. На мой вопрос о том, что сталось с предложением Саймона Претчета, он мне ответил – просто он предложил мне меньше – с этими словами он усаживается на мое место во главе семейного стола, и я спускаю ему эту вольность, даже не смотря на укоризненный взгляд моей жены, всем своим существом показывая нашему гостю (теперь уже не другу, а только гостю, чувствуете разницу этой проведенной мной грани?) что она его сдержанно терпит. Она не предложила ему ни еды ни напитков, ролью официанта пришлось довольствоваться мне. Коггет продолжал меня «радовать» подробностями своей дальнейшей жизни в Нью-Йорке, подробнейшим образом описывая как он будет разнузданно тратить свое состояние, а оставшуюся часть вложит в какой-нибудь бизнес, он пока не определился в какой именно. Сью сидела рядом со мной взяв меня за руку беспощадно сжимая ее так сильно как могла, я чувстовал что сейчас она внутри испытывает, с каждым его ядовитым словом связанным с деньгами, она с каменным и непроницаемым лицом выплескивала свои эмоции на мою руку, делая тонкий намек на то чтобы я его выпроводил. Но я не знаю! Я как будто был в психологическом ступоре, непонятным мне ранее, но удерживаемого меня на месте, не давая сказать и слова, вместо меня говорил темный незнакомец, моим голосом и совсем не свойственными мне словами, от которых я не мог не удивляться,каким это интересно извращенным образом они являются мне? Если Сью первой пришло в голову убить его о чем тогда прости Господи думает она? Не о том же самом, в этот час я был точно уверен, темный человек и та темная леди что жила в сознании моей жены, были страстными любовниками, жившими по разную сторону наших голов, но думающие так же одинаково и извращенно, подначивая нас обоих на то, на что бы никогда не решились бы в здравом уме и рассудке (сейчас был не тот случай чтобы думать здраво, Терри злил нас обоих, и кажется он совсем ослеп от своих денег что совсем не видит наших сдержанно озлобленных лиц).

- и вот дорогие мои! Как вы оба думаете, подоражает ли недвижимость в Нью-Йорке если я успею купить там несколько квартир в этом году?

- если он еще сейчас что-нибудь скажет, я клянусь Уилл, этот нож попадет ему промеж глаз! – прошептала мне Сью еще больнее сжав мою руку, так мои кончики пальцев и без того синие, посинели еще больше. С трудом я вырвал свою руку из ее крепких женских тисков.

Мне так жаль что сейчас моя душа переживала тяжелые моменты безволия, минуты промедления которого стоили моего драгоценного терпения и не менее драгоценного терпения моей жены.

- Уилл! Пусть этот придурок уйдет! Пусть он катится в свой злоебучий Нью-Йорк и оставит нас в покое! – шептала мне Сью, иногда я думаю схож ли ее голос с голосом того темного незнакомца? Сейчас я точно это знал – они схожи! Они оба на меня сильно давят! Конечно же язык у меня присох к горлу и сказать я ему ничего не мог. Это был другой Терри – Терри ведущий скандальногт телешоу, смотришь на него нового и видишь лоснящегося пижона с раздувшимся эгом и растолстевшими денежными карманными, заставившими его забыть такие слова как человечность и лучший друг. Но вот чего я от него ожидал так только этого: Сэм который по обыкновению выполнял свои утренние обязанности на ферме (кормил скотину в хлеву) неожиданно вошел. Для моего мальчишки, Терри Коггет был даже большим другом чем, мне роковую роль в этом сыграла его широко распахнутая душа и любовь к этому человеку.

- Дядя Терри!!! Дядя Терри!!! – Сэм рванул к нему так быстро словно у него за спиной выросли крылья, я и Сью не успели его вовремя осечь, сказать «не надо!» он сам это понял когда обнял Коггета слишком сильно.

- Пшел прочь щенок! Ты что себе позволяешь!! Ты знаешь сколько стоит этот костюм? Чтобы ты мразь, пачкал его своими вонючими измазанными в коровьем навоз руками! Химчистка влетит мне в копеечку! Да Уилл?! – это «да Уилл!?» - станет для него решающим приговором. Сэм стоял перед ним как громом пораженный, и я понимал его реакцию, тот Терри Коггет (лучший мой друг) никогда такого себе не повзолил, это позволил тот белый дьявол который в него вселился, белый дьявол с голливудской улыбкой в дорогом и теперь уже запачканном пиджаке.

- Сэм! – обратилась к нему Сью осторожно положив ему руку на плечо, дядя Терри сегодня не вдухе, если ты закончил там на улице, почему бы тебе не пойти в комнату и не почитать комиксы

- Почитать комиксы?!!! Комиксы почитать?!!! Ты посмотри на мой пиджак Сью! Ты только посмотри на него, во что он его превратил своими грязными руками!! – если бы я не знал Терри достаточно долго, то наверняка бы узнал в этом незнакомце наманикюренного педика. В глазах Сэма я не увидел обиды, но видел удивление, удивление которое превратилось в слезы, как сильно он за это переживал я узнаю потом когда Терри уйдет из моего дома. Сью взяла нож в руки и медленно подошла к Коггету – что-что, а Сью готова перегрызть глотку кому угодно за своего сына, и я был с ней солидарен.

- и он станет еще грязнее если ты сейчас же не уберешься ублюдок! – скрежеща зубами произнесла она, да так что даже мне стало страшно.

- Ладно… - сдержанно произнес Коггет – я вышлю вам чек по почте… - на его лице не было и тени сожаления, он ушел из моего дома,тихонько притворив за собой дверь.

- Теперь я поняла кого он мне сейчас напоминает, твой друг… - сдержанно как могла произнесла Сью

- кого же?

- Мори Повича! Того придурка из дешевого скандального шоу, еще минута Уилл, и ты не смог бы меня удержать… – сказала Сью положив нож обратно на стол.

- Не надо больше ничего говорить Сью – сказал я, мои ноги сами пришли к тому месту где она стояла, а мои глаза сами посмотрели на тот ужасный нож который она положил на стол, теперь он был рядом со мной, осталось его только взять…- я сам все понял…- последняя фраза была мной произнесена как будто изнутри. Сью посмотрела сначала на меня, а потом на тот нож который она сама же оставила и осторожно спросила

- что ты понял Уилл?

И тут же меня передернуло, стоило мне только представить как лезвие этого ножа вонзается в плоть моего друга к которому я все еще продолжал что-то испытывать, пусть мы не друзья больше, но мы были друзьями…БЫЛИ!!!

- убери этот нож Сью, он меня смущает… - сказал я, с трудом заставив себя сделать эти пару шагов в сторону,

И тут моя жена перешла в наступление. Для большего эффекта она взяла мою руку и пристально изучая мое лицо произнесла

- ты сам прекрасно видел что произошло Уилл, он сам к нам пришел! Пришел чтобы нас испытывать! Испытывать наше терпение!

- Но Сью! Это неправильно! То что ты хочешь это не правильно! Это против Бога! Против его воли! – сказал светлый человек

- Ты не хочешь понять, Уилл, убить дьявола не преступление! Убивая демонов мы прокладываем дорогу в рай, а твой Терри один из таких демонов! – сказала темная незнакомка, - Ведь Сатана был тоже когда-то ангелом, и что с ним стало?!

- Терри не демон Сью! Это все твои домыслы!

- Домыслы Уилл?! Ты объясни это Сэму, за что пострадал мой мальчик?! почему он должен старадать, когда твой напыщенный дружок Коггет, побескоился только о своем вонючем костюме?! Вместо того чтобы подойти и извинится! А я не буду Уилл, платить за его долбанную химчистку когда этот мудак пришлет нам чек! Ни копейки не заплачу! – сказав это, Сью изучающее на меня смотрела, и я скажу вам честно – я перед ней слабел, а точнее тот светлый который говорил за меня, и защищал то ценное что во мне еще оставалось.

- он придет и извинится! – убеждал ее светлый человек, но темная незнакомка была непреклонной дамой.

- почему то мне в это слабо верится Уилл, это уже не тот, человек которого мы оба с тобой знали – она стала говорить более спокойно, может это был такой ловкий психологический ход? Я это так и не понял, но это подействовало на меня совершенно странным магическим образом, теперь я молча ее слушал – ты думаешь я говорю так потому что я злая? Да Уилл, - я чертовски на него зла… - сказала она. На этой ноте наш разговор закончился, я оставил ее одну наедине со своей злостью которой она хотела меня заразить, а сам отправился в комнату к Сэму, для светлого человека это было настоящим испытанием на выдержку.

Войдя в его комнату, Сэм понуро сидел на кровати, он меня даже не видел, даже когда я сел рядом с ним, и как обычно по-отцовски приобнял – он никак не отреагировал. Первым заговорил он, заговорил спокойно и рассудительно, как настоящий мужчина.

- почему он так сделал пап? – этот его вопрос резал меня по самому живому, я пытался оставаться с ним спокойным, но у меня это получалось очень плохо. Я понял что заговорщицкий договор сына с матерью, работал против меня с настоящей неудержимой и агрессивной силой против которой до последнего стоял светлый человек.

- дядя Терри меня больше не любит? Да пап?

И тут я сам не знаю из каких таких недр моего сознания вылетела эта фраза

- он никого не любит Сэм – определенно я почувствовал влияние темного незнакомца, на удивление я сказал это абсолютно спокойно

- а почему пап? Почему он никого не любит?

- точнее он любит – поправил меня светлый человек – но сам не знает об этом, может быть он сейчас горько сожалеет о том, что оскорбил тебя, и завтра снова к нам придет но уже чтобы извинится перед тобой.

- он ни капли не сожалеет об этом! – вмешалась Сью, я же специально закрыл двери чтобы она нам не мешала, но она появилась в дверях его комнаты, чтобы вставить свое слово!

- Сью! – укоризненно произнес светлый человек

- он не будет сожалеть об этом ни сейчас, ни завтра, и вообще никогда! Я хочу чтобы ты это понял Сэм! Твой отец это не понимает, но я хочу чтобы ты это понял! Лучшее что он может сделать для нас, это уехать в свой Нью-Йорк и никогда больше не возвращаться!

Я посмотрел на своего сына, как же в этот момент он был похож на свою мать, то же выражение лица, такой же горящий взгляд озлобленных глаз, и это было озлобленно-оскорбленное выражение на котором она так чудесно сыграла - он опять встал на ее сторону, подкрепив новый договор всего лишь одной фразой

- так пусть он уедет! – твердо сказал он

- ты это слышал Уилл!? – спросила меня темная незнакомка, подарив мне свою озлобленную демоническую ухмылку. Я решительно встал с Сэминой кровати и вышел из комнаты хлопнув дверью, оставив их одних. «ты это слышал Уилл?!» - эта ее фраза в совокупе с ее озлобленной маской темной незнакомки до сих пор звучала у меня в голове, она звучала во мне даже когда я ложился спать. Этой ночью мне снились кошмары – мне приснилось как я с большой охотой беру тот кухонный нож и вместе с женой и Сэмом хладнокровно убиваем Терри Коггета, когда он спал в своей кровати. Кровь на моих руках лишний раз доказала мне что я на это способен. Когда мы положили его труп в джутовый мешок, и оттащили в выротую заранее яму за нашим старым амбаром. Сэм мне помогал его закапывать, а жена руководила процессом, и вот тогда когда последняя горсть земли полностью скрывает окоровавленный мешок который стал для моего друга этаким джутовым гробом – его руки выстреливают из земли и выкапывают тело, комья земли летят в разные стороны, попадая на мое лицо, я слышу истошный крик жены!

- ты не убил его Уилл! Ты не убил его!!! Убей!! Убей!!!

Слышу крик Сэма – папочка мне страшно!!! Мне очень страшно!!! Защити меня!!!

Я весь побледнев от страха, беру лопату и острым ее лезвием наношу ему удары. Но его руки продолжают хаотично себя откапывать! Я это вижу и не могу его остановить, крики моих домашних только еще больше будоражат меня, заставляя адреналин гонять мою кровь еще сильнее чем раньше.

- Уилл!! Он себя откопает! Мы не убили его!!! Мори Пович восстанет из мертвых!! Он же мертвый!!!- кричала Сью.

Удары которые я ему наносил лезвием лопаты не помогали, тогда я вопреки удержаниям Сэма

- папочка!! Не делай этого он тебя убьет!! – прыгнул в выротую могилу чтобы с ним покончить. Терри откопал своего лицо, меня передернуло от омерзения и страха – я сам перезал ему горло, и теперь зияющая рваная рана на его шее хлестала новыми потоками крови попадая мне на лицо и одежду. Я понял что совершил ошибку, спрыгнув к нему, наивно думая что смогу одолеть мертвеца. Коггет откопал себя и восстав из земли, накинулся на меня повалив на землю, и отхватив мою же лопату врезал мне черенком по голове, так что я упал. Только лишь сковозь этот жуткий туман моих глаз я видел как он расправляется с моей семьей, сначала он убил Сью, отрезав ей лезвием лопаты (которая теперь была его оружием) голову, он пнул ее ногой и она упала со мной рядом, застывшее выражение ужаса в ее выпученных глазах не выходит у меня из памяти. А после….вслед за моей мертвой женой, ко мне в яму падает труп моего сына.

Когда мои глаза прояснились я вижу силуэт Терри Коггета, на фоне полной луны он мне кажется жутким монстром восставшим из ада. Последняя фраза которую я от него слышу

- Теперь вы все в сборе, приятных сноведений убийцы! И пусть земля вам будет пухом! – комья сухой земли летят мне в лицо и я с криком просыпаюсь в холодном поту, в своей постели рядом с испуганной и взбудораженной женой. Даже наяву я как будто чувствовал у себя во рту частицы той сухой земли. Мое намерение выпить холодной воды, было встречено моей женой понимающе, и она встав с кровати побежала на кухню, исполнить мою просьбу.

Когда Сью меня спросила о том, что мне приснилось – я ей ничего не сказал, чтобы лишний раз не заставлять переживать за меня.

Чтобы избежать ее расспросов, я молча оделся в свою рабочую одежду, и вышел из дома ничего ей не сказав, решив забыться в работе – надеялся что послевкусие кошмара пройдет – это был испытанный старый способ который работал. Но поработать мне довелось только лишь до полудня, потому что потом ко мне пришел Сэм, и судя по его лицу, разговор у нас будет очень серьезный. Мы устроились на сеновале, и первым заговорил он

- мама говорит, что если Коггет не уедет (Сэм никогда раньше не называл его просто Когетом, для него он всегда был дядя Терри) тогда она его убьет – он сказал это с несвойственным ему равнодушием (видимо они тогда «хорошо» поговорили вчера)

- а что ты по этому поводу думаешь? – спросил я его

- ничего…мне все равно пап…

- тебе все равно что твоя мама сделает с ним? – искренне удивился я (просто немыслимо какие внутренние перемены произошли в его голове всего лишь за одну ночь!)

- мы с ней это долго обсуждали, она сказала что она зароет его за нашим амбаром, так будет безопаснее…

Тогда я спросил его, а что если Коггет все-таки уедет?

- тогда ничего не будет – коротко произнес Сэм, от его слов пропитанных таким черствым равнодушием мне стало как-то не по себе. Честно вам признаюсь - я тогда сдался - когда двое атакуют одного, у последнего значительно слабеет защита и он становится либо проигравшим, либо встает на их сторону.

Мы вместе с сыном пришли домой чтобы сказать Сью о нашем решении, она холодно улыбнулась, но за ее непроницаемой внешностью, я увидел ликующие глаза темной незнакомки. Я не могу точно сказать что я сейчас испытывал, но в большей степени предопределенность того что будет если Терри не уедет в Нью-Йорк. И знаете, я был морально готов к тому чтобы его убить, и от этих мыслей мне становилось страшно. Но темный незнакомец все уже давно за меня решил. Я понуро сидел на кухне, и ждал вестей от своей Сью, она отправилась в город чтобы разузнать уехал ли Терри или нет, (я в глубине души надеялся что он все-таки уедет, и мне не придется делать то, чего мне не хочется) Сэм сидел со мной рядом и тоже ждал, по его выражению лица я понял что любую новость которую принесет Сью он встретит хладнокровно (что же ему такого наговорила моя жена, что мой парень стал неузнаваем?!) Она пришла под вечер, когда на город опустились первые сумерки. Я с надеждой скрестил пальцы на правой и левой руке, желая услышать что Коггет покинул Хемингфорд, но как оказалось я от нее услышал другое, новость которую темный человек воспринял с великой радостью.

- Уилл, я ходила в город…

- и?...

- Коггет и не помышляет отсюда уезжать, нам Уилл остается одно…и ты знаешь что! – холодно произнесла она

Я тяжело вздохнул, пытаясь собраться с мыслями, внутри у меня как будто все упало, я почувстововал непреодолимую тяжесть и головокружение, перед глазами летали черные точки, я едва мог разглядеть что-то перед собой, ее лицо и лицо моего сына казались мне каким-то расплывчатым туманом.

- мама! Папе плохо! – Сэм вскочил со стула и подбежал ко мне, он ошупал мой горячий лоб, вот только Сью не торопилась мне помочь, вместо этого она мне сказала

- завтра Уилл, мы поставим большую жирную точку во всем этом деле, если ты так слаб, можешь и не участвовать, я все сделаю сама. – (вот какая была у меня жена! Она не остановиться не перед чем, и я знал что чтобы я сейчас не решил, даже если я приду в себя, она все равно сделает то что задумала)

Когда я проснулся, то не увидел рядом своей жены, ее место пустовало, значит она решила встать по раньше и опередить меня на тот случай если я соберусь ее остановить. Я вскочил с кровати и побежал ее искать, дома ее не было, Сэм все еще в своей комнате и тоже не догадывался о коварных планах своей матери. Первое что мне в голову, это то что моя жена наверняка сейчас у Терри, - я рванул в гараж и взял свой старый велосипед, на котором я уехал искать ее в город. До его дома я добрался только через три часа, дорога сильно меня измотала, да еще и жуткий зной от которого у меня пересохло во рту и сильно болела голова, так даже думать мне было больно. Оставив велосипед во дворе дома Коггета, я постучался к нему в дверь, (Терри впрочем жил как все жители Хемингфорда, в рядовом уютном домике на четыре комнаты и три еще сверху, вот только следил он за ним довольно отвратительно, так что он мне больше напоминал бывшее гнездо маньяка-отшельника, с одной лишь разницей – оно было жилым) Мне никто не открыл даже более того, я не слышал за дверью вообще никаких звуков. Кажется дома никого не было. Подсказка ко мне пришла неожиданно и прозвучала из уст местного почтальона Лу Хайда, этот престарелый работник почты проходя мимо Терриного дома, просто не мог меня не заметить, и узнав во мне друга Коггета, с радостью со мной поздоровался, я ответил ему тем же. И вот тут он мне рассказал, что мой друг вышел из дома с какой-то женщиной с каштановыми волосами (определенно это была Сью) но вот в каком направлении они ушли он мне не сказал, так как ему было на это наплевать. Искать их в городе не было никакого смысла, тем более если Сэм вчера сказал мне правду, о том что Сью собирается закопать тело Коггета за амбаром, я подумал что врядли она будет тащить его тело через весь город, улицы патрулирует полиция, и если копы ее увидят – то мне придется лет как минимум десять носить ей передачки в тюрьму Сент-Морт. Сев на велосипед и решил что лучше дождусь ее дома, ибо я точно знал что Сью не настолько глупа чтобы совершать опрометчивые поступки.

Вернувшись домой, я не без опасения подошел к старому черному форду, который стоял у моего забора. Странное дело, ведь обычно право ездить на машинах имеют полицейские и те немногие люди которые жили слишком хорошо, что могли себе позволить такую роскошь. (В Хемингфорде таких людей было всего трое, а теперь к ним притесался еще и четвертый)

Я вошел во двор своей фермы и зашел на крыльцо, дверь дома была полуоткрыта и я услышал веселый женский и мужской голоса. Женский как вы думаете принадлежал моей Сью, а мужской принадлежал Терри. Странно было слышать такой смех когда еще вчера наконуне Сью была готова вонзить в него кухонный нож (поистине коварная женщина!). Я осторожно вошел внутрь, с не скрываемым удивлением смотрел на эту идиллию, Сью, Терри и Сэм сидели за одним столом, и улыбались друг другу, не знаю как бы отреагировали вы, но мне это показалось каким-то странным сном, из которого я еще не проснулся. Может быть сейчас я лежу в своей кровати и вся эта дорожная усталость, черствый беспощадный солнечный зной и эта утопическая сцена лишь часть одного общего сна? Но нет! – мне это не снилось, голос Коггета меня моментально отрезвил.

- А вот наш старина Уилл! Я думал ты к нам и не заглянешь! Неужели ковырятся в говне лучшее занятие – нежели встретить старого друга и выпить с ним немного бурбона! – его голос был пьяным до омерзения, он растягивал слова когда говорил. Сью посмотрела на меня давая мне знак, что я действительно был на ферме а не где-то еще, Сэм на меня смотрел также заговорщицки как и жена. Я растерянно посмотрел на пьяного Коггета и сказал

- Нет Терри конечно же нет, ковырятся в говне, отнюдь не самое приятное занятие в мире

- ну тогда садись с нами, составь компанию! – восклицал Коггет вздымая руки вверх (кажется моя жена здорово его напоила) и подняв в руки бокал также громко воскликнул

- НУ! За хозяина этого дома! Короче за тебя старина Уилли! – сразу же осушил – Сью подлила ему из бутылки еще одну порцию

Я сел рядом с Сэмом, он мне сказал чтобы я вел себя как можно более естественно,

- а чего я собственно пью о..один? выпей и ты со мной Уилл! – сказал Коггет

Сью налила мне порцию бурбона, я ощущал себя в таком неловком положении что готов провалиться сквозь землю, особенно когда знаешь что должно произойти дальше.

- Терри, скажи Уиллу, почему ты переменил свое мнение относительно Нью-Йорка? У тебя же были такие большие планы!

- я помоему уже рассказывал вам – растянуто произнес он

- да! Но Уилл то об этом не знает! – сказала Сью, которая была также пьяна, но не настолько чтобы себя не контролировать

- Ах старина Уилл не знает! – воскликнул Коггет – а чего там делать в Нью-Йорке? Я там никого не знаю. Кто там меня ждет то? А здесь весь город как на ладони, все друг дружке почти что родственники, так что я решил остаться и не заморачивать себя тем чтобы ехать куда-то к черту на кулички, пусть даже это и будет столица! Подлей-ка мне еще Сью! У меня сейчас настроение пиздец какое охуенное! – и Сью подлила ему еще

- теперь то тебе понятно? Понятно почему я остаюсь?! – спросил меня Коггет

- яснее не бывает – сухо ответил я. Мельком посматривая на свою жену. которая не без тени коварной улыбки подливала ему этот не менее коварный яд.

Сэм не в силах больше это терпеть, встал со стола и ушел,

- ой смотрите-ка Сэмми уходит! – злобно подначивал пьяный Коггет – не будь таким ханжой Сэм! Вырастешь, будешь пить столько же сколько и дядя Терри!

- ты мне не дядя! – вспыхнул Сэм

- ну и катись сосунок! Ты слышал меня сосунок! Катись к дьяволу! Ханжеский фермерчик!

И тут не выдержал я, «на хер доброту! На хер все! Этот сукин ублюдок должен сдохнуть! Во имя твоего сына!» - говорил мне темный незнакомец, но моя жена оказалась дальновидней моего гнева, она взглядом приказала мне сидеть на месте и ничего не предпринимать, «убивать его еще рано Уилл! Потерпи еще немного и мы неприменно начнем» - вот как я ее понял, иногда я думаю что могу читать ее мысли, а она может читать мои.

- какие… мы нервные.. стали… в последнее время! – растягивал слова Коггет когда Сью подливала ему еще бурбона, чтобы его окончательно развезло, но он был еще достаточно крепок чтобы выдержать еще.

- ты видел мою тачку Уилл, ты видел какая она у меня! А ведь таких в городе всего три! Я буду четвертым! Представляешь Уилл! Я наконец-то четвертый! Епт твою мать! Как же я рад что она у меня есть! И всего-то полкило сахара! Знаете что?

- нет Терри не знаем – ответил я, сдержанно.

- я буду жить еще лучше, чем кто-либо в городе! Буду жить только для себя одного! Представляешь сколько лет я во всем себе отказывал? Ты видел мой дом Уилл? Сраная убогая халупа, занешь что я с ней сделаю? Я ЕЕ С-НЕ-СУ!

- помоему тебе хватит Терри – сказал светлый человек, (не знаю откуда в этой тьме появился его голос, я был искренне удивлен, но тем не менее я это сказал)

- я ему еще подолью, очень хорошая мысль Коггет! Просто великолепная! – согласилась с ним Сью, точнее темная незнакомка, моя рука попыталась ее остановить, чтобы она не брала больше эту бутылку и не разливала этот жидкий яд, но она ее отметнула сказав мне скрежеща зубами

- не останавливай меня Уилл! Он это заслуживает! – не успела она долить остатки бутылки, как Коггет моментально осушил свой бокал, глаза его поплыли, какое-то время он на меня еще смотрел, смотрел как будто прощался, но мне это могло показаться, я тоже много выпил, и только Сью держалась молодцом. Вскоре подбородок Коггета упал на грудь и он захрапел. Его храп звучал так словно это рычит какой-то злобный дворовый пес.

- Уилл, помоги мне его поднять! Ну живее чего сидишь! – рявкнула Сью, никогда не видел ее такой взбудораженной.

Я обнял его за плечи, а руку засунул под мышку поднял на ноги. Терри сонно запротестовал слегка ударив меня своей липкой от вина рукой

- Иди на хер Уилл! Я хочу спать!

- а ты и будешь спать, но только не на кухне – ответил я

Сью взяла его за левое плечо, я за правое и мы повели его спотыкающегося и всхрапывающего, через кухню в гостиную, затем во двор к тому амбару. Уложив его пьяного на сеновале, мы заговорщицки переглянулись, лицо Сью выглядело более чем бесстрастно

- идем до конца да Уилл? Ты же мне поможешь? – спросила она, поставив вопрос так чтобы у меня точно не было альтернативы сказать «Нет»

- Сью – это последние слова светлого человека которые во мне тогда звучали – а может мы не будем этого делать? Просто не будем с ним больше общаться

- рехнулся Уилл? Конечно мы будем! А для чего я по твоему влила в него целых две бутылки бурбона! Если ты пас, то позови Сэма, уж твой сын точно не сдрейфит!

- я не говорю что я сдрейфил Сью, просто мы берем на себя такой крест, что это просто не может обойти нас стороной!

- наплевать Уилл, если честно то особо никто и не расстроится если он сдохнет, он мало кому пользы приносил когда был бедный и столько же не принесет когда разбогател! Он просто паразит! На которого я заранее приготовила мухобойку!

- и все же мне страшно,

- я обещаю Уилл! Клянусь мы все сделаем быстро, если тебе будет от этого легче, он даже ничего не почувствует!

Мы с ней вернулись в дом, чтобы забрать кухонный нож и джутовый мешок. Сэм встретил нас на входе, сейчас он стоял перед нами совершенно взрослый и решительный, даже больше чем Сью.

- Можно я вам помогу? – спросил он

- конечно сынок! – легко согласилась мама. Слышу их диалог и не могу не вздрагивать, а что если эти двое однажды задумают убить и меня, также хладнокровно как собираются убить Терри, сейчас я им помогаю, но однажды я буду в чем-то против, и тогда они опять сговорятся, но теперь вместо Терри в той яме за амбаром буду лежать я. (странная мысль не правда ли? Особенно когда знаешь человека почти всю свою жизнь, и тут тебе твое собственное сознание выдает такую страшную фантазию)

- сам он сосунок! – сказал он, взяв со стола кухонный нож, а Сью взяла джутовый мешок из кладовки. – пап! Мам! А когда мы его убьем, нас же ведь не посадят?

- если мне все сделаем как надо Сэм – мягко сказала Сью положив свою руку ему на плечо – никто нас не посадит. Да Уилл?!

Я тяжело вздохнул и произнес – да Сью…

Мы вышли во двор и медленно шли к амбару, в темных сумерках мы выглядели как черные тени, задумавшие забрать чью-то душу. (впрочем так оно и было). Я зажег керосинувую лампу в амбаре ее тусклый свет едва освещал просторный амбар и только отчасти попадал на тот сеновал на котором лежал Терри Коггет. Нас окружала тишина лишь едва нарушаемая его малоприятным храпом. Но внутри было что-то еще, нечто невидимое – неотвратимая жуткая воля которая существовала отдельно от этого человека, и витала в воздухе как живой призрак охраняющий его сон, и он будет охранять его даже после смерти. Сейчас я действительно сильно ощущал его незримое присутствие.

- Сэм, - обратился я к сыну с хладнокровным спокойствием – отдай мне нож, не ты его будешь резать. И Сэм его мне отдал, кажется в этот момент я избавил его от тяжелой ноши, которая была бы для него слишком невыносимой.

- Пап, а можно это произойдет быстро? – спросил он меня по детски наивно, и совсем не так как он говорил маме на кухне.

- конечно можно Сэм – сдержанно но мягко произнес я, не передать какое чувство сейчас у меня было внутри.

Не могу об этом вспоминать! Бесконечными бессонными ночами и продолжаю вспоминать об этом, как в каком-то жутком фильме где одна и таже сцена повторяется снова и снова, и даже когда я закрываю глаза, я продолжаю ее видеть, она насильно вгрызается в меня и давит, давит, давит! Так что если можно я хочу покончить с этим побыстрее, и поэтому рассказ мой об этом будет коротким.

Мы направились к сеновалу, я шел первым – с кухонным ножом в руках, сью с джутовым мешком шла за мной следом, Сэм шел с ней рядом. Мы старались идти по скрипучим половицам как можно тише, чтобы не разбудить его, но наверное даже поезд в совокупе с духовым оркестром будет не способен его сейчас разбудить. Сью руководила процессом, она взмахнув рукой велела встать Сэму справа, а я зашел слева. До сих пор слышу его храп, который разносится по амбару, «пожалуйста пусть Сью и Сэм скажут что не будут это делать! Пусть они передумают и просто уйдут, а потом уйдет и Терри, отоспиться и уйдет! И точно больше никогда в моем доме не появится!»

Но они не сказали. На что я надеялся думая об этом? Не знаю о чем думала моя жена, держа в руках джутовый мешок, знаю что она прошептала «Прощай Мори Пович!» и надела ему на голову джутовый мешок. Он всхрапнул и попытался его стащить, вскидывая руками вверх они хаотично принялись лупить воздух, Сэму который по не осторожности оказался рядом с ним, сильно досталось, по голове, но парень устоял и с еще большим остервенением пытался его держать, Сью с пронзительным воплем отскочила от него. Я пытался его удержать оперевшись коленом о его живот, а другой рукой ухватил его шею. Полоснул ножом через мешковину, Терри силой дернулся и мой ножевой порез прошелся ему по лицу вместо горла, кровавая тонкая полоса проявилась через холщовый мешок на его голове, пытаясь его удержать, Терри уже стягивал с себя мешок, если бы не помошь Сью, сомневаюсь что я бы с ним справился. И тогда я еще один раз полоснул по мешковине, удар моего ножа прошелся как раз по горлу Коггета, истошно хрипя и сопротивляясь он вцепился пальцами в мешок пытаясь его стащить и тогда я полоснул его по пальцам, разрезав их почти до кости. Истошным нечеловеческим воплем он свободной рукой силой оттолнул сначала Сью, потом Сэма, израненными руками он ухватился за лезвие ножа которым я собрался его ударить, а свободной нераненой рукой он ухватил меня за горло, сжимая его так сильно что мне пришлось убрать колено с его живота. Моя рука вооруженная ножом с силой вырвалась вперед полоснув лезвие по мякоти его ладони, так что он отпустил свою хватку прижимая свою израненную истекающую кровью руку к порезанному горлу. Я ударил его ножом в живот, но даже так он отказывался умирать, ударив меня ногой он скорежившись от дикой боли, он стянул с себя мешок и дико озираясь по сторонам нашел свое спасение, в стоге сена рядом с ним торчали вилы и свободной рукой он ухватился за черенок. Моя жена которая в ужасе наблюдала за течением этих леденящих кровь событий, опомнилась от панического ступора и побежала мне на помощь, вцепившись руками ему в волосы и отвела его от меня назад, тогда я прыгнул на него как пылающий страстью любовник, завалил на пол. Следующими двумя ударами я разрезал ему шею, первый удар прошелся достаточно глубоко чтобы показалась трахея, а последний удар пришелся ему в щеку – Коггет ухватил мое лицо своей окровавленной рукой, так что я почувствовал солоноватый привкус крови на губах, его разрезанная ножом кожа телепалась о мое лицо, пока я не порезал ему щеку, глубокий разрез прошелся до самых ушей, теперь он улыбался как джокер, а из разрезанной его щеки виднелись зубы. Кровь брызнула мне в лицо, а еще часть вылилась на пол рядом со мной. так что я подумал что такими темпами мне недолго принять кровавую ванну.

Коггет взорвал амбар новыми потоками истошных криков и хрипов, я сначала застыл (столько ударов ему нанес а он еще жив! Какая чудовищная тяга к жизни!) словно меня оглушило. Он попытался подняться и медленно тянулся своими руками к моему горлу

- Уилл!!! Молю тебя останови его!!! Ох господи!! Милый!! Убей его наконец!! Убей!! – визжала Сью, заливаясь слезами

Тогда меня дейтсвительно охватил поток необузданной ярости которой я раньше никогда не испытывал, словно я убивал не человека, а какого-то ночного монстра, изранененного но все еще страшного и очень опасного. Я ухватил Коггета за волосы, и оттащил его голову назад, так что из раненной шеи зияла кровавая мясная полоса, новые хрипы вырывались из него, глаза его вращались как у одержимого бесами, заливая кровавое его лицо слезами. Тогда я дернул его голову назад и снова полоснул его ножом по шее. Тогда я успел набросить на него тот самый джутовый мешок который лежал со мной рядом, тем самым поймав последние брызги крови вырывающиеся из яремной вены. Часть его крови все же попала мне на лицо, медленными потоками она стекала с моего носа, лба и подбородка.

Сью перестала кричать. Я обернулся и увидел что моя жена без сознания лежит на полу, сраженная нервами и тем что ей довелось увидеть. Мой сын подложив под себя колени раскачивался в зад и вперед прислонвшись спиной к стене амбара, при тусклом свете лампы он выглядел совсем истощенным и измученным. Терри продолжал хрипеть но вырывался уже не так сильно и активно. Наконец он совсем затих, его руки безвольно упали на пол. Но зная его чудивищную тягу к жизни я продолжал сидеть на нем, прижимая джутовую ткань к его лицу, выжидая момент когда он умрет окончательно. я слушая звуки цикад которые даже за закрытой амбарной дверью доносились до меня, (а теперь я их слышал) высчитывал время. Ровно через тридцать секунд его руки вновь выстрелили вверх чтобы меня задушить, но я успел себя спасти, вовремя увернувшись. «Похлеще чем на родео» – подумал я. Его руки снова безвольно упали, он затих, и тогда я снова отсчитал тридцать секунд (не без помощи цикад) и еще шестьдесят для полного удовлетворения. Я окончательно убедился в том, что Терри Коггет мертв, я встал с него.

- Сэм! Он мертв! Ты слышишь меня? Он мертв!! – повторил я еще раз

Но Сэм мне не ответил, он продолжал сидеть скукожавшись у стены, продолжая раскачиваться взад и вперед.

- Сэм, мне некого больше просить в помощь, один я не справлюсь, твоя мама без сознания, а тело необходимо убрать! Ты же не хочешь сесть в тюрьму вместе со своим отцом и мамой? – Сэм помотал головой тем самым говоря что не хочет,

- ну тогда вставай и помоги мне его оттащить! – рявкнул я

Сэм попробовал встать, получалось у него это не умело, он едва стоял на ногах но все же поплелся ко мне, робко и неуверенно, он выглядел таким отрешенным и испуганным. Что мне стало его жалко, но кто если не он поможет мне оттащить Коггета за амбар? – один я просто не справлюсь.

-Не вздумай наступать туда где кровь! нам и так предстоит куча работы! – сказал ему я

-Пап, а можно я не буду смотреть на него, мне очень страшно…вдруг он встанет и убьет нас – честно говоря от его слов мне стало не по себе, вспомнить хотя бы тот кошмар в котором мы закапываем Коггета, а потом он закапывает нас. Я даже вздрогнул, но сразу взял себя в руки.

-Не смотри, так будет даже лучше для тебя

В амбаре я ожидал найти какой-нибудь мешок наподобие того который был надет на голову Коггета, но нашел только лишь брезент которым я обычно накрываю стоги сена, впрочем и он мог сойти. Мы закатали тело в этот брезент, сделав его наподобие погребального савана. Посмотрев на плод своей работы я понял что предстоит довольно трудный путь из амбара на улицу. Честно говоря я рассчитывал что крови будет меньше, но стоит только посмотреть во что превратился сеновал, как мне стало дурно, столько работы! И если мне все придется вычищать одному, то только ближе к ночи я избавлюсь от последних пятен крови на залитом ей деревянному полу (а дерево как вы знаете очень плохо очищается) а сено точно придется выбрасывать ведь оно все было загажено кровью Коггета, я даже какой-то мыслью подумал что это вовсе не сено, а какая-то адская поросль, прорастающая откуда-то из адских глубин. Я понял что нужен еще такой же брезент на котором мы понесем его тело, но его надо еще найти.

- Уилл! Мммм…..Уилл!!! – это очнулась Сью, (очень кстати мне понадобиться ее помощь)

- Иди сюда Сью! Помоги мне найти брезент или хотя-бы что-то напододобие покрывала

- Уилл,...он умер?

- Сью, я прошу тебя пошевеливаться! Я сейчас очень сильно неврничаю, и твои тупые вопросы сейчас очень некстати!

- ммм…- простонала она – сейчас…- встав с пола она поплелась ко мне – но потом вспомнив мое повеление развернулась и пошла за покрывалом

- Сэм, пока мама ходит за покрывалом, сходи за керосиновой лампой она стоит там где я храню рабочий инвентарь и инструменты. И побыстрее пожалуйста!

Сэм и Сью отсутствовали довольно долго, я начал волноваться, а потом ко мне закралась мысль, а не сбежали ли они, Сью вполне могла, (она хоть и строила из себя героиню, но на деле оказалась обычной женщиной, делать то все пришлось мне! И убил Коггета тоже я!) а вот Сэм проявил выдержку. Но вскоре мои опасения не оправдались, в дальнем конце амбара я увидел маленький желтый кружочек, и он приближался (молодец Сэм, догадался зажечь фитиль) появилась и Сью, она пришла быстрее чем Сэм,

- вот покрывало которое ты просил – сказала она. Вместе с ней мы его расстелили на полу и положили на него Терри, и закатали в покрывало, под брезентом скопилось достаточно много крови, огромное темно-лиловое пятно проявилось в месте где должно было быть его лицо. Пришел Сэм и я велел ему нести лампу, пока мы с матерью будем тащить труп из амбара на улицу.

- Сью бери его за ноги – распорядился я – и прошу тебя дорогая, на этот не падай в обморок! Одному мне его не унести

- О Господи! Пусть это будет всего лишь кошмар! – сказала она – она взяла его за ноги, а я взялся за противоположный конец покрывала – Уилл, может быть мы сейчас спим и скоро проснемся?

- очень на это надеюсь! – ответил я, и где-то внутри себя я действительно так думал, что стоит мне себя ущипнуть как все это закончится.

- Сью скорее пока с покрывало еще сухое! Если поторопимся, работы завтра будет меньше! Сэм иди рядом и освещай нам дорогу!

Мы вынесли его из сеновала, прошли по залу, скрипя половицами, совсем как воры выносящие дорогую антикварную мебель. Сэм открыл нам двери, и мы вышли на улицу, благо под нами была черная земля слегка поросшая пожухлой травой, - следов почти не останется.

- Уилл, я тут подумала, думаешь стоит закапывать его за амбаром? – вопрос для меня был честно говоря неожиднный, - я так и думал сделать! А как иначе!?

- конечно мы его там закопаем! А где же еще?

- Уилл я так прикинула, полицейские они же не дураки, если будут его искать…

Я остановился и мы положили труп на землю (неудобно ведь так вести разговор) покрывало и брезент стали разворачиваться, но я это даже не заметил, как впрочем и Сью.

- если будут его искать, они будут опрашивать близких его друзей, и наверняка будут тут везде лазить, а след от засыпанной земли знаешь ли очень явно может выдать наше захоронение!

- Сью ты как будто делала это сотни раз! Брось ты свои предрассудки и послушай что говорит тебе мужчина! Если мы все сделаем как надо, то никто ни о чем не догадается, мы же разрыхлим землю, насыпем туда навоза, и готово дело!

- и все же Уилл, послушай меня! Я тоже думала как ты, но чтобы все получилось дейтсвительно как надо, нам нужно сделать так как я говорю, за амбаром есть небольшой резервуар для компоста, мы же его уже не используем верно?

- ты хочешь забросить его туда? Да ты рехнулась! – возмутился я

- ничего не рехнулась! Бросим его туда и накроем крышкой, ну а потом засыпем землей, помоему эта идея гораздо лучше твоей,

- пап! И землю копать не надо! – подтвердил Сэм

Действительно поступив, мы значительно сэкономим время, тем более перспектива орудовать лопатой, копая глубокую яму, а потом еще и закапывать ее, совсем меня не радовала, лень своего добилась.

Сэм издал сдавленный крик, так что мы со Сью не на шутку всполошились, причиной тому была вывалившаяся рука Коггета, та самая изрезанная мной ножом, у меня перехватило дыхание, ведь его мертвая рука лежала прямо на его ботинке.

- папочка убери ее!!! Убери!!! Убери ее от меня!!! – вопил Сэм, я носком своего сапога брезгливо откинул его руку от ботинка моего сына. Сэм отошел от трупа и без сознания повалился на землю, мы с женой решили оставить его лежать там, Сэм итак слишком много за сегодня пережил, ему надо отдать должное

- он и сейчас как будто-то жив Уилл, - сдавленно произнесла Сью.

Мы со Сью оттащили завернутый труп к тому старому компостному резервуару, опустив Терри на землю, я снял с него ржавую железную крышку, Сью помогла мне поднять завернутый куль, и тут на меня немилосердно дыхнуло в лицо вонь от прогнившей травы, остатков сгнившего дерьма и стоячей годами протухшей воды. Меня вырвало прямо на труп, Сью берзгливо отпрянула от меня, но куль все же удержала. Новый рвотный позыв заставил меня выблевать все что во мне было за последние два дня – услышал эхом отдавшийся из резервуара всплеск, когда блевотина ударилась о мутную воду на дне. «Совсем как после родео» - эта фраза более всего подходила к моему нынешнему состоянию. Я значительно изменил сценарий того кошмара, когда закапывал Терри в выротую мной яму, но меня это не утешало, если он выкопал себя из земли, то он выберется и отсюда.

- ну ты долго там Уилл!? – спросила меня Сью, наклонилась ко мне, и точно такой же рвотный рефлекс охватил и ее, (запах был просто неубиваемо сильный) она отпустила куль и рванула блевать куда-то на сторону, если бы я вовремя его не перехватил – он бы упал на землю, развернулся бы (мне вполне было достаточно того, что из этого жуткого свертка торчит его порезанная рука) Он завалился на меня, готовый утащить меня вслед за собой в вонючую каменную могилу которую я для него приготовил, новый кошмар был готов претворится в жизнь, я уперся в него руками пытаясь оттолкнуть, но сила с которой он на меня заваливался была сильнее, словно куль был нагружен тонной кирпичей.

- Сью!!! Сью!!! Помоги!!!! Молю тебя помоги!!! Он меня утянет!!! Родная!!! – кричал я, и тут я испытал облегчение, Сью оттащила от меня куль, и я вздохнул свободно. На мгновенье передо мной пронеслась вся моя жизнь, как это обычно бывает когда находишься на волоске от гибели. Мир как будто поменялся перед глазами, я слышал как неподалеку лаял пес моего соседа Барри Байнса, слышал пение цикад, даже ночное небо не было для меня таким мрачным как оно обычно бывает, я разглядел на нем несколько десятков звезд, мутных но все же сияющих.

- с тобой все не слава Богу! – сказала Сью.

- он меня чуть не утянул за собой, если бы ты удержалась от блевоты, все прошло бы спокойно! – сказал я

- эта ночь никогда спокойной не будет! – сказала Сью – и была права.

Вместе мы подхватили куль и сбросили его в колодец. И тут я увидел как брезент вместе с покрывалом развернулся, и вместе с трупом бухнулся в колодец, раздавшийся следом хлюпающий звук эхом раздался по всему резервуару, жидкой грязи там было много я мы со Сью надеялись что Терри упадет туда и грязь его поглотит полностью. Но потом выясниться что мои надежды не оправдались, а пока мы накрыли резервуар крышкой. Жуткая вонь и не менее жуткий труп остались покоиться там внутри.

Сью страстно обняла меня и не менее страстно поцеловала в губы, я перехватил ее поцелуй, так же сильно обрадованный тем, что все это закончилось.

- мы избавились от него Уилл! Это было нелегко! Но черт побери мы это сделали! Сделали это вместе как одна большая семья!

«Семья убииц» - подумалось мне, едва я это не произнес это вслух.

- да уж Сью…сделали….

Пронзительное пение нашего сына как гром среди ясного раздалось у нас за спиной, у меня чуть было сердце из груди не выскочило, как безумно и жутко это звучало. Как оказалось Сэм был уже на ногах и его вопли граничащие с бредом ополоумевшего психопата раздавались по всей улице

- насрать!!! А мне насрать!!! Насрать а мне насрать!!! Насрать а мне насрать!!!! Насрать а Коггет сдох!!! Настрать а Коггет сдох!!! - мой сын бегал кругами, прыгал и вертелся как какой-нибудь рок-музыкант (элеткорогитары только не хватало)

Мы со Сью вдовоем почти одновременно вкатили ему больнючую затрещину по голове, так что он обиженно попятился назад и смотрел на нас как како-нибудь обиженный котенок.

- ты ополоумел Сэм? Совсем что ли ебнулся! Не хватало что бы тебя кто-нибудь услышал… - рявнула на него Сью

- дубина ты стоеросовая, не хватало нам здесь Байнса со своим псом!! Теперь эта собака не заткнется! Видишь что ты натворил придурок?! – добавил я

Пес Байнса продолжал истошно лаять, мы все замерли, ожидая когда же наконец он заткнется, и он заткнулся – пронесло…. Но через несколько минут он снова зарвался новым лаем, не знаю как мои домашние, а я был готов умереть на месте. Если семейка Байнсов проснется мне останется две альтернативы, либо они припурться сюда со своими расспросами (а точнее припрется сам Барри) или все же подумают что пес обнаружил крысу, которые открыто шастают по ночам. Больше всего я надеялся что он выберет последний вариант.

- быстро пиздуй в дом! – велел я Сэму, парень послушно выполнил мое повеление, притихший и побледневший от наших с матерью оплеух и криков, он поплелся домой. Мы со Сью остались стоять возле резервуара.

- пап!! – окликнул меня Сэм

- Что?! иди в дом я тебе сказал, нам с мамой нужно многое обсудить

- пап, мам, вы простите меня что я так кричал, я просто не знаю, во мне кто-то другой это делал, не могу понять чего я так взбесился, просто всего так много произошло…

Сью отправилась к нему и крепко обняла поцеловав его в лоб она произнесла

- нам всем было нелегко сынок, эту ночь мы пережили…я тебя очень люблю Сэмми

- ну мам! Не называй меня Сэмми! Я же не маленький!

Я тоже внес свой утешительный вклад в эмоциональное здоровье своего сына

- Не переживай, не знаю как бы я среагировал на это, но вот только кричать не надо было,

- а я больше не буду пап! – засиял Сэм

- вот и молодец! Иди домой, тебе надо выспаться, завтра мне потребуются все твои силы

- окей пап! – Сэм побежал домой, оставив нас одних

- Что ты думаешь Уилл? – спросила меня Сью – что мы скажем полицейским если они спросят не видели мы Терри

- я думал об этом – (наврал)…родственников у него как бы и нет, кроме меня конечно, но…я был его другом, - не братом, - а другом!

- бывшим – ухмыльнулась Сью, опять я в ней узнал черты темной незнакомки, но я и сам был таким, темный незнакомец держал ее за руки и также ухмылялся как она, в унисон этого заговорщицкого симбиоза двух темных

- а давай скажем им что Коггет уехал в Нью-Йорк, сам он это никогда бы не сделал, но мы это сделаем за него, пусть хотя бы в его мертвых мечтах он осуществит задуманное

- хм…вроде нормально, правдиво…но вот только вдруг легавые будут его искать там – предположил я

- да брось ты! Кому он нужен? Искать его еще!! Много чести для него одного! Максимум что наша полиция сделает это объявит его без вести пропавшим вот и все! – надо признаться слова моей жены меня утешали

- ну не знаю… - пожал я плечами

- ну приедут к нам копы, пораспрашивают о нем, и все! Уедут и забудут

- твоими устами мед бы пить, если бы все было так как ты говоришь

- а так оно и будет, только если мы с тобой Уилл будем придерживаться только этой версии, да! Надо и Сэму об этом сказать! – вспыхнула Сью

Надеюсь мой сын окажется не таким болтливым чтобы рассказать об этом своей девушке, как ее зовут?

- Мегги Санрайз, это та барышня что живет через дорогу фермы Байнсов, - подсказала мне Сью

- ну я думаю ты Уилл достаточно умен чтобы убедить его молчать, как вы это мужики умеете,

- уж это поверь я умею Сью – подтвердил я

- ну так вот Уилл, мы втроем скажем, что Терри уехал в Нью-Йорк, ты как его друг решил зайти к нему воскресным утром, и не обнаружил его дома, вспомнив что накануне он упомянул о своей поездке

- короче Сью, он сбежал

- именно так! Ты погоревал-погоревал, да что там говорить, мы все горевали! Он был наш друг семьи, но время идет и надо жить дальше – как цинично она сейчас выражалась! но я был податлив на ее настроение и сам же испытывал такое же циничное чувство.

Когда мы вернулись в дом, и легли спать в одну кровать, мы занялись самым что ни на есть диким и необузданным сексом, сил было так много, и все они ломились из меня через край, все свое вдохновение я выплеснул на нее, а она все выплеснула на меня. Так могут вести себя только извращенцы, почувствовав вкус к убийству, испытывая от этого оргазм. Когда все закончилось Сью прошептала мне

- Не забудь поговорить завтра с Сэмом о пользе молчания

- поговорю…спокойной ночи Сью, я люблю тебя

- я тоже тебя люблю дорогой – сказала она прижавшись ко мне плотнее, а я прижался к ней – давно мы так не спали.

Утром я проснулся раньше обычного, кошмаров этой ночью мне не превидилось, даже более того я вообще никаких снов не видел, не знаю как Сью, которая оказывается встала еще раньше чем я. За дверью я услышал запах жареного картофеля с омлетом, - наш обычный фермерский завтрак, но как божественно пахло! – ароматным маслом в купе с румяной запеченной картофельной корочкой политой яичным белком, это сразу же сподвигло меня встать быстрее обычного. Сью стояла полуголая у плиты, на ней был одет только кухонный фартук, а остальная неприкрытая часть тела аппетитно смотрелась сзади. Я подошел сзади и приобнял ее, взяв ее за грудки.

- Уилл! Что ты делаешь?! Не сейчас я же завтрак готовлю!

- ты готовишь его так сексуально, что я сразу же тебя захотел съесть вместо завтрака!

- Ох! Уилл – смутилась Сью, отпрянув от себя мои руки – садись за стол, сейчас Сэм проснется

- мы успеем все сделать до его появления – игриво подмигнул я

- так быстро я не хочу… я хочу как вчера ночью, - сказала она.

- обещаю тебе Сью, сегодня ночью будет как вчера – сказав это я сам себе не поверил, ибо так как было вчера уже никогда не будет, если мы только не убьем еще кого-нибудь, и странное извращенное чувство вернется к нам снова. Только уже подумав об этом мне стало жутко, и я вспомнил изуродованное лицо Терри, как он на меня сейчас смотрит из темных глубины того каменного резервуара, улыбается и мне выплевывая изо рта черную кровь смеется и говорит «А что Уилл? Идея то в общем неплохая!» - к завтраку я даже не притронулся, хоть Сью меня упрашивала съесть хотя бы кусочек, я молча зашел в спальню и переоделся в рабочую одежду, (кровавый субботник начинается в понедельник) переодевшись, Сэм уже проснулся и спокойно завтракал (благо Сью успела переодеться к его появлению).

Я сказал ему, чтобы не слишком долго затягивал с завтраком, а сам вышел на улицу. От утреннего зноя у меня буквально все мутилось в голове, я не мог подолгу стоять и присел на плетеное кресло, на веранде, но даже усевшись, я думал что уже не встану, накатила такая жуткая слабость, что никакая работа в голову не лезла. В этот короткий моего помрачения ко мне пришла странная мысль, «а как там Терри? Каково ему сейчас лежать в вонючей каменном дне резервуара изпод компоста? Говорят что мертвецы не о чем не ведают и ни о чем не знают, но я знал что знает Терри, он знает своих убииц, и ждет удобного случая чтобы отомстить…а ведь я только потом понял что за незримая энергия витала над ним, и кажется я чувствую ее и сейчас»

Дверь открылась и ко мне вышел Сэм, с двумя наполненными ведрами с водой и коробкой порошка под мышкой. Я неохотно поднялся и помог ему взять одно из ведер

- пап, с тобой все нормально? – спросил меня Сэм

- да Сэм, все хорошо – конечно же я наврал, я не мог себя хорошо чувствовать зная куда сейчас иду и что буду делать.

- почему вода в ведрах холодная? – спросил я

- мама сказала, что кровь хорошо оттирается холодной водой – сказал Сэм

На минуту мне показалось что только Сью ничего не испытывает, ее не мучают угрызения совести, она даже могла забыть подробности той ужасной ночи. Но я сразу же забыл об этом, потому что от неожиданного вопроса Сэма, меня бросило в холод

- Пап, а как ты думаешь Терри уже начал разлагаться? Его грызут сейчас личинки опарышей?

- Господи Сэм! Ты хоть думай немного о том что говоришь!

- а что я такого сказал? – Сэм растерянно пожал плечами – просто поинтересовался

- не о том ты сейчас должен думать Сэм! Думай лучше как нам побыстрее привести в порядок амбар,

- об этом я тоже думаю, но о Терри я думаю больше чем об амбаре, пап, а как ты думаешь он сейчас нас злиться?

- мертвые сынок, априори не могут ни накого злиться, на то они и мертвые,

- а я думаю пап, что Коггет сейчас очень на нас зол, он может выбраться оттуда и мстить нам по ночам? – меня просто трясло от этих вопросов, которые сначала возникали у меня в голове и я их успешно подавлял, а теперь заново озвучены еще и моим сыном, и я понял что если не отвечу ему сейчас, то они не перестанут меня преследовать когда я буду один

- хоть он и мертв, поверь мне Сэм, Коггет никогда не выберется из нашего резурвуара, я надежно закрыл его крышкой.

- и все же пап, я в этом не уверен, его призрак может обитать где-то рядом, видеть нас, а мы его видеть не будем

- Сэм тебе надо меньше читать всяких ужастиков, послушаешь тебя – и сам начнешь бояться.

Мы поставили ведра на выходе из амбара, внутри конечно было немного посвежее чем на улице, но все же это место навевало ужас, ведь оно было залито кровью моего бывшего друга. Той вчерашней ночью все было иначе – во тьме не видно крови, но с первыми лучами солнца все тайное становиться явным, в том числе и кровь, следов которой в амбаре было предостаточно. Этим утром ко мне пришло нечто наподобие откровения, для большинства людей оно покажется более чем странным: для человека моего времени которому приходиться сталкиваться с разного рода трудностями, одна из которых борьба с озверевшей природой и не менее озверевшими потерявшими человечность людьми, убийство считается нечто вроде само собой разумеющимся, не грешен тот кто убивает (цитата новой религии) ибо убийство во спасение жизни – истинное благо (правда извращенная трактовка библии? Наше время требует ее переписания, ибо многое что там было написано не в полной мере соответсвует тому что есть на самом деле, здесь и сейчас) может быть только моя семья верила в то светлое что доносит на своих нетленных страницах священное писание, (какая циничная мысль – ведь я совершил убийство!) и поэтому я не без скорби думал о дальнейшей судьбе моей души. Как ей там будет в аду? (надеюсь зимой у них не слишком сильно топят – если зима там конечно бывает) хоть меня и мучили душевные терзания, меня волновал еще и тот факт что иногда убийство это не только осуждение но и кропотливая работа которая требует тщательного труда и паталогического внимания к деталям.

Мы с Сэмом оттирали амбар до боли в спине и мозолях на руках. Разобрав сначала сено, мы оттирали половицы, а потом и щели между ними, и каждый раз когда мне и Сэму думалось что работа закончена, мы с огорчением находили все новые и новые кровавые пятна, (которых по амбару было «разбросано» предостаточно) когда Сью в пришла к нам амбар и сказала что пора ужинать, Сэм на коленях оттирал щели между половицами, и я тоже стоя на коленях осматривал каждый миллиметр, пытаясь найти одну единсвенную каплю крови – не нашел. Правда увидел на площадке две окровавленных соломины, которых раньше не замечал – поспешил убрать. Сэм оттирал последние пятна, парень немного взбодрился, вероятно обрадованный тем, что пришло время ужинать, а мы даже не обедали. Прекрасно понимал его чувство - сам хотел есть. И только потом когда кропотливая работа была закончена, я вспомнил что сегодня понедельник, мало того я не пошел со сталкерами разгребать руины, я совсем не подумал о Сэме – ведь ему утром надо было идти в школу, но видимо хитрец предпочел поработать со мной нежели пойти учиться, и я совсем забыл о поговорить с ним о пользе молчания. Собрав щетки и тряпки в пустые ведра, я все же решил наверстать упущенный мной разговор, но не успел – Сэм начал его первый

- Пап, а можно мне будет снова встречаться Мэгги?

- конечно можешь, почему нет? вот только если ты надумаешь ей во всем признаться – витиевато произнес я

- Нет пап!! Ты что?! она не должна знать – она меня тогда бросит, и никогда не заговорит!

- боюсь что не только она, врядли с нами кто-то и когда-нибудь заговорит, разве что сокамерники в Сент-Морте

- пап я не хочу в тюрьму! Я не хочу чтобы ты и мама сидели в тюрьме!

- а ведь так оно и будет сын, если тебе вдруг захочется кому-то это рассказать

- нет пап! У меня такого желания нет! – твердо сказал он

- ну чтож, это очень радует! Я рад что ты это понял

- и я тоже- пробормотал он.

Когда мы вернулись домой, на столе нас ждал ужин, горячий и вкусно пахнущий. Сью решила нас сегодня порадовать нечто более особенным чем всегда. Это была запеченная индейка фаршированная картофелем.

- ну как мужчины сегодня поработали? – спросила нас Сью рахделывая ножом индейку, ну совсем как в те старые времена, когда мы с ним возвращались полей, а теперь убирали не картофель с кукурузой, а кровь.

- уже чисто, хоть с пола можно есть – сказал я, отрывая от индейки правую ножку.

- соусом полить? – спросила Сью

- спасибо не надо

- Сэм, а тебе же вроде надо было сегодня в школу идти? – вспомнила Сью

- папке нужна была помощь, без меня бы он не справился- гордо произнес он

- да ничего страшного, всего-то один пропустил,

- да мам! Ничего же не будет. Скажу что приболел – подтвердил Сэм, поливая соусом левое бедро индейки.

- ох надеюсь что полиция ничего там не найдет – беспокоилась Сью

- Сью, успокойся, ты что мне не доверяешь? Я же сказал тебе что там даже с пола есть можно, мы там так все отдраили, что ты можешь свое отражение увидеть

В моем голосе было больше уверенности чем в душе, я начал сомневаться, а вдруг я и правда что-то упустил?! Моя ошибка станет той роковой ценой которую заплатит вся моя семья. Чтобы не вызвать подозрений у жены и сына, я поблагодарил за ужин и вышел из дома, сказав что хочу прогуляться, взял с собой керосиновую лампу, и отправился в амбар – обшарил каждый угол, в отчаянном желании найти хотя бы каплю крови – и ничего, ни следа. Как вдруг тишину нарушил какой-то посторонний шорох, вроде бы чьи-то шаги, а вроде бы и нет. Я насторожился, ибо кроме меня в амбаре никого не было, да и быть не должно. Прислушавшись к звукам, вроде бы все стихло, но потом опять тихий скрип половиц на втором этаже. Я посмотрел наверх – потолок был устлан ковром чернее которого только сама ночь. Конечно померещиться мне могло все что угодно, вплоть до…..Терри! Не знаю кого я видел там наверху, но то что я уже слышал сейчас отнюдь меня не утешало. Я взял вилы, и осторожно почти неслышно стал лезть на второй этаж. Тут же я вспомнил утренний диалог с Сэмом, о призраках, и о том будут ли они донимать нас после смерти? Вот сию минуту я в это поверил, поверил,что Терри мог бы это сделать и был прав.

«Болван!, надо было взять, с собой светильник! На хер я его там внизу оставил?! Вот же кретин!»

Я еще раз прислушался к звукам, вроде бы опять тишина и опять я мог бы все списать на душевное расстройство, и собственную паранойю. Но нет, скрип половиц донесся до меня уже в дальнем конце той большой площадки второго этажа. Внутри у меня все дрожало, и все свое волнение я упрятал в силу с которой сжимали мои пальцы деревянную рукоять вил. Мне вдруг представился Терри Коггет в том виде в котором мы его похоронили. Признаюсь вам зрелище не самое приятное, особенно когда видишь его в полной тьме и полном неведении что у тебя твориться за спиной. Я прошел еще пару метров прежде чем услышал этот леденящий разум скрип. И тут я не выдержал – закричал

- Кто здесь?!! Кто здесь ходит?!!! – и сделал пару коротких выпадов, которыми надеялся насадить незнакомца (или что там вообще было) на острые штыри. Но вышло что зря только потратил силы. На меня что-то нашло, я с криком полного отчаяния и страха рванул вниз, чуть было не соскочил со ступенек и едва не сломал себе шею. Схватил светильник и побежал наверх, уже более уверенно, я обнаружил что второй этаж абсолютно пуст, ничего там такого не было, что могло бы меня так напугать. И все же на душе у меня скребли кошки, не может быть так чтобы никто там не ходил, звук был таким отчетливым и ясным, что просто не могло быть иначе! Мне человеку который никогда в жизни не был знаком с мистикой и даже более того человеку верующему (я убил – но почему я не могу им оставаться? А вдруг меня там наверху пощадят? Все может быть!) это было в высшей степени – шок. Я в полном смятении спустился вниз, все также вооруженный вилами, я побрел на улицу, может быть воздух сможет исцелить мой смятенный ум? Мои ноги как будто жили сами по себе, я не заметил как уже стоял перед тем резервуаром из под компоста, на дне которого покоиться Терри Коггет.

- Это твоих рук дело, я знаю…я знаю что это ты меня пугаешь… - сказал я и отодвинул крышку (право я не знаю зачем это сделал)

Поставив лампу на борт резервуара, теперь я видел дно и ужаснулся. Терри приземлился, кто бы мог подумать что даже мертвый он будет виден как живой. Он сидел! Ноги его были вытянуты в разные стороны, словно он присел отдохнуть после долгой прогулки. Брезент и покрывало которыми я накрыл его голову сползли и безвольно лежали у него на коленях. Теперь когда брезентовая ткань размоталась она обрамляла ему плечи как ворот среднвекового монаха, в его волосах засохшая кровь исполняла роль бриолинового геля, этаким образом поднимая его прическу в стиле Елвиса, меня аж передернуло от жуткой мысли, словно он говорил во мне но моими словами

- как тебе моя новая прическа Уилл?! Правда прикольно?! Сказать почему я так красиво улыбаюсь? Почему моя улыбка бессмертна, даже видя твою кислую рожу я не перестану улыбаться, ты сделал меня счастливым! Проделав это со мной истинно как талантливый пластический хирург! Право я смеюсь! Смеюсь видя твое личико, и личико твоей женушки и твоего славного сынишки который недалеко ушел от своего папашки. У меня отличная новость для тебя Уилл, в аду сегодня празднуют рождество, и ты у них самый почетный гость, я спрашивал у сатаны остались еще билеты на этот уик-енд, он сказал что остались! Иди Уилл сюда, прыгай ко мне, я их тебе отдам!.

- Папа! – Сэм стоял позади меня – изрядно напугал, - тебя мама зовет

- да…да…- отстраненно произнес я – скажи что я…иду…но позже…

- пап…- Сэм подошел ко мне и взял за руку, я почувствовал прикосневение его пальцев – они были ледяными, он вцепился в мою руки и хриплым шепотом произнес

- папа, зачем ты открыл крышку? Ты его видел? Он еще там?

- да Сэмми, он еще там – я сам не знал что сейчас несу, (конечно жуон был там, где же ему еще быть?) но только внутри себя я чувстовал истинный тайный смысл произнесенной мной фразы и мне становилось страшно.

- папка, пойдем отсюда, закрой его крышкой, я не хочу на это смотреть,

- никто из нас не должен на это смотреть – сказал я также отстраненно как и впервый, и закрыл резервуар крышкой, мы с сыном ушли домой.

- знаешь Сэм, я тут подумал, может быть нам засыпать этот резервуар землей?

- отличная идея! – подхватил Сэм, когда мы зашли на крыльцо и мне стало немного спокойней, яв всегда чувствую себя спокойным когда вижу свет.

- а мама об этом знает? – спросил он

- пока еще нет, но скоро она узнает. Мне потребуется твоя помощь,

- легко! – бодро отозвался Сэм – мне нравился его неподдельный энтузиазм, кажется он может поддержать любую мою идею, главное чтобы и Сью это могла.

Этой ночью я спал как убитый, к жене даже не притронулся вопреки ее уговорам, позже она сдалась и бросила все попытки меня расшевелить хоть я и обещал ей этой ночью страстный полный любви секс (как в ночь убийства Терри Коггета). Кошмары мне не давали покоя, эта сцена никогда не выйдет у меня из головы, я стою напротив этого резервуара, крышка открыта, мертвый Коггет смотрит на меня своими белесыми мертвыми глазами, в его брюхе копошаться белые черви, а над головой летают мухи, садятся ему на лицо, его нетленная улыбка от уха до уха словно гримаса жуткого клоуна дает мне право бояться его сильнее чем дьявола. (иногда мне кажется что Коггет в нынешнем состоянии и есть тот самый князь тьмы) и тут я оборачиваюсь назад и получаю удар по голове, дальше полет, полет вниз в вонючую бездну, я приземляюсь на дно, не могу пошевелить руками, словно оцепенел. Над собой слышу его жуткий смех, слышу тяжелое шуршание шин, и скрежет незмазаных деталей кузова, с которого на мою голову сыпется земля.

- ЭЙ Уилл!!! Как там внизу?! Смотри не открывай рот, земля на вкус не очень питательна!

Эти слова стали моим пробуждением – билетом на следующее утро. Сью опять встала раньше меня, а с кухни я слышал тот же приятный запах жареного картфоля, который и поднял меня на ноги.

- Что за чудный запах! – восторженно произнес я, но не встретил от нее ответной реакции, без энтузиазма, она положила мне в тарелку жареную картошку приправленную беконом. Я старался не подавать вида что заметил ее кислую мину, и невозмутимо принялся поедать то что она мне приготовила.

Утро началось с этого разговора

- Уилл, - она села напротив заговорив со мной тем официальным тоном который ей присущ при каждом такой серьезной беседе

- я тебя внимательно слушаю – сказал оторвавшись от еды

- Коггет мертв, а раз он мертв, то может быть имеет смысл забрать то что ему больше не нужно

- что ты имеешь ввиду Сью?

- ты прекрасно понимаешь Уилл что я имею ввиду…

Я тяжело вздохнул, понимая что если сейчас с ней не соглашусь она будет меня терроризировать до тех пор пока я не сломаюсь, в последнее время с силой воли у меня вообще беда! А вот здравый смысл меня пока еще не подводил

- я понял к чему ты клонишь, но знаешь ли в полиции тоже сидят не дураки, но то она и полиция, чтобы вылавливать жадюг на живца

- считаешь меня жадюгой Уилл?! – возмутилась Сью

- я не это хотел сказать, я в общем смысле – растерялся я

- никто нас не поймает, о Коггете вспомнят дай бог к концу этой недели, и если мы вовремя у него заберем белое золото, то до конца жизни Уилл мы будем самыми богатыми жителями Хемингфорда!

Я только усмехнулся этой безумной ее затее. Это же явная приманка для дурачков, которые думают что они будут неуловимы, но я то знал что полиция сразу же схватит нас за задницу. Я как мог убеждал Сью, что ее идея разбогатеть к черту никуда не годится! Я приводил ей доказательства, веские и неоспоримые но она меня и слушать не хотела, твердила о своем. Я просто в конец вышел из терпения, и ушел работать в поля. Зная что вернусь домой, и она опять заладит свою пластинку, начнет воздействовать на меня через Сэма, как она это умела, и до поры до времени у нее это получалось, и знаете что самое страшное – я пойду у нее на поводу и сдамся ее капризам. Как сдался на то чтобы убить Коггета.

Работая в поле меня всегда успокаивал таинственный шепот кукурузной листвы, она будто говорила со мной, убаюкивала мои страхи и сомнения проясняя мой рассудок и очищая разум. Высокие побеги словно вели между собой неторопливую беседу, которую понимал только я, Говорят что за этим шепотом стоит нечто зловещее и страшное, но так говорят городские фантазеры которые видели ферму издалека своих окон, и никогда настоящей фермерской жизнью не жили, никогда не понимал таких людей. Но сейчас сидя за таким вот окном своей маленькой городской квартирки, мне не хватает этого шелеста, я начинаю чувствовать себя как городского фантазер, чем дальше от фермы, тем яснее я начинаю осознавать что купил себе прямую путевку в ад, медленно убивая в себе то что я годами воспитывал. А именно любовь к своей прежней сельской жизни, которой мне так не достает. И вот сейчас я иду вдоль кукурузных побегов вслушиваясь в их шелесятищий шепот, и пытаюсь обдумать слова своей жены, найти слова которые смогу повлиять на ее рассудок и вразумить в ее бестолковую голову, что то что она хочет это ошибка, которая может стоить нам всем свободы.

Если кто-нибудь знает методы воздействия на неподдающийся объяснению логику моей жены да и женщин вообще, прошу вас подскажите! Потому своими силами в ее голову нельзя вдолбить простые истины которые понимаю я, но не понимает она. Иногда я думаю зачем я вообще женился на Сью? Я как раз возвращался с полей, когда увидел Сэма, он понуро склонив голову шел домой, видимо что-то произошло в школе, а может?!! Может он во всем признался?! В последнее я никак не хотел верить и решил сам у него все узнать.

- Сэм, - я осторожно подошел к нему когда он только подходил к ступеням крыльца – ты мне ничего не хочешь рассказать?

- нет пап…ничего… - отстраненно ответил он, всякий раз когда он так говорил я точно знал что-то стряслось (я ведь чувствовал своего сына)

- нет Сэм, всякий раз когда ты говоришь так, обязательно что-то случается, и ты мне расскажешь что именно – из моих уст это звучало как требование. Сэм никак не отреагировал, будто он меня не слышал, и даже не видел. Тогда я отвел подальше от дома, чтобы Сью ненароком нас не услышала.

- а теперь Сэм, давай выкладывай все начистоту, мама ни о чем не узнает, все что ты мне скажешь останется только между нами – шум кукурузной листвы не только успокаивал, он еще и разговаривал, располагал на серьезный мужской диалог.

- пап, я не хочу возвращаться домой – откровенно серьезно произнес Сэм

- почему?

- мне сегодня такое приснилось, что я даже закричал

- подожди минуту! Насколько я помню утром когда ты уходил в школу с тобой все было нормально

- да…-растерянно произнес Сэм, отводя от меня взгляд, - мне это приснилось в школе, когда миссис Клечи, объясняла нам почему призрак отца пришел к Гамлету, я был в каком-то доме, ты был со мной рядом и у тебя было ружье, мы вместе зашли в этот дом, там очень сильно воняло, ты сказал что пойдешь на второй этаж, и попросил остаться меня внизу. Когда ты поднялся наверх, я увидел закрытую дверь, и знаешь пап, мне было реально страшно, я думал что если я ее открою, то что было в доме нападет на меня

- и ты конечно ее открыл?

- да пап, я ее открыл, это был большой зал, и там воняло даже сильнее чем в прихожей, непонятный такой запах, словно что-то гниет. В зале был такой зеленый вязаный ковер, горел камин, а перед камином ко мне спиной стояло большое коричневое кресло с высокой спинкой, я стоял в дверях и слушал, как кто-то чавкает и причмокивает. В руках у меня ничего не было, я хотел тебя позвать, но от страха я не мог даже говорить, только шепотом.

- и…что же ты…там увидел – странное дело, мой сын в точности описал то как выглядит любимая гостиная Терри Коггета, это при том что он никогда там не был. (Терри всегда стеснялся своих жилищных условий, и изредка впускал к себе только меня). Сэм вцепился мне в руку холодными, просто ледяными пальцами и хрипло прошептал

- кресло повернулось пап, и я увидел его, я видел мертвого дядю Коггета, на коленях у него лежал целлофановый пакет с сахаром он черпал из него рукой и горстями клал себе в рот….Пап я не могу дальше рассказывать, мне очень страшно! Поэтому я закричал и все в классе подняли меня на смех, мисс Клечи выгнала меня из класса, сказала чтобы в следующий раз я пришел с тобой или мамой.

- но почему ты не хочешь возвращаться домой?

- потому что я слышал, что мама хочет тебя уговорить украсть у него сахар, она и меня уговорит, как уговорила убить его. Я не знаю кого я боюсь больше, ее или дядю Коггета

- не волнуйся Сэм, я поговорю с мамой и попробую убедить ее этого не делать – в моем голосе не было уверенности, ибо я знал что Сью своего добьется как добивалась всегда.

- а с миссис Клечи я завтра поговорю, пойдем в дом сынок – остынет

- пап, я не пойду! – твердо сказал Сэм – и ты знаешь почему!

- даю тебе слово Сэм, если мама на кухне, я сделаю так чтобы она оттуда ушла. – это вроде бы его успокоило.

Я первый зашел в дом, обед действительно стоял на столе, но вот Сью дома не было, она оставила записку, что мол ушла в город.

Когда я позвал его в дом, вид у него стал еще более подавленный чем раньше, словно он думал что я его обманываю. И только окончательно убедившись в том, что мы в доме одни, он сел напротив меня и мы стали обедать.

- пап, - хрипло прошептал Сэм, взяв меня за руку – ты же не будешь ее слушать правда?

- я посмотрел на испуганные глаза сына, а потом посмотрел на улицу, - Сью возвращалась домой.

- не буду Сэм, обещаю! Иди в свою комнату готовь уроки на завтра, а я с ней поговорю

Сью пришла вся сияющая, будто весь этот день провела где-то где полно всяких развлечений способных занять ее беспокойный ум, но это была лишь оболочка за которой скрывалась ее хитрость – слишком рано я дал себе расслабиться.

- ты не представляешь Уилл, чтосегодня видела! – восторженно произнесла Сью, сев напротив меня

- неужели? и что же?

- наше будущее Уилл! Я видела наше будущее! – ее манера говорить напомнила мне тех блаженных дурачков на улице с картонными табличками на груди «Конец света!! Конец Света!! Тьма уже близко!!» сейчас для меня она ничем от них отличалась, но я сделал заинтересованный вид

- ты помнишь тот роскошный дом на Ист Елм Стрит?

- помню, он как то связан с нашим будущим Сью?

- да связан Уилл! Мы можем его купить!

- на какие же шиши интересно – усмехнулся я – если конечно у тебя не умер богатый дядюшка и не оставил тебе этот дом в наследство

И тут на ее лице проявилась хитрая улыбка, которой я стал побаиваться в последнее время

- ты знаешь Уилл, что кое-кто не будем называть кто, оставил нам довольно солидное состояние

- Сью, я уже говорил с тобой на эту тему, и скажу еще раз – НЕТ! спасибо за обед, я пойду пожалуй еще поработаю!

- Хорошо Уилл, я тогда заварю нам чаю, Сэм вернулся уже из школы – Ох! Эта хитрая бестия хочет втянуть и сына в эту игру, но я был на его счет спокоен, сказав ей что он готовит уроки у себя в комнате. выйдя на улицу, я рассчитывал что сегодня потрясений для меня не будет и присел в плетеное кресло на веранде чтобы немного прийти в себя и настроиться на рабочий лад. Конечно лицезреть купол мрачного темного-зеленого неба не доставляло никакого удовольствия, но в те редкие времена бывает что и на таком небе появляется чудо, небо переливаясь сочными яркими цветами, сменяя один цвет на другой, привносило в нашу серую обыденность краски которым нам так сильно не хватало, может быть это был знак что однажды серая темница небес будет разрушена и на свободу наконец-то выглянет солнце, но каждый раз когда это природное явление прекращалось, мы все с огорчением понимали что это произойдет очень и очень не скоро. От раздумий меня отвлек неторопливый шум чьих-то шагов, разадавашийхся за забором моей фермы.

- есть кто дома?!! Хозяева!!! – этот голос я всегда узнаю, это был мой сосед Барри Байнс.

- Эгей Барри!!! Привет!! У меня открыто!! – откликнулся я

Барри был моим ровесником, но лишний жир которым он заплыл благодаря своим увлечением консервантами и замороженной пищей, прибавлял ему пару лишних лет возраста. Про себя я называл его пьяным матросом, только лишь потому что он так же вразвалочку передвигался.

- Садись Барри, в ногах правды нет – сказал ему я, стараясь быть как можно более готстепреемным хотя такой охоты у меня не было.

- да я ненадолго Уилл – он сел в кресло рядом со мной, (предназначенное вообщем-то для моей жены) – давно видел Коггета? Чего-то в последнее время о нем и не слышно, может ты чего знаешь? Ты все же как никак его друган.

«он в Нью-Йорке Уилл! Терри Коггет в Нью-Йорке» - голос моей жены вовремя мне подсказал что надо говорить, ибо сейчас я вовсе растерялся

- Он в Нью-Йорке, - отрапортовал я, но эта фраза была произнесена мной неестественно напряженно, это почувстовал мой сосед, это я увидел в его взгляде, - смотрел он на меня так как полицейский смотрит на подозреваемого при допросе, и если я сейчас не выкручусь, я приобрету себе ненужного свидетеля.

- В Нью-Йорке говоришь? И что же ему там делать прости Господи?! – фальшиво удивился Барри как заправский детектив прощупывая мои уязвимые места, где могла бы скрываться ложь

- видишь ли Барри, с тех пор как Коггет разбогател, ему теперь стал ненужен наш маленький Хемингфорд, он выбился в люди, а большим людям заготовлено тепленькое местечко в Нью-Йорке

- ну да это у кого много денег – сказал Барри (вроде бы поверил)

- просто до жопы денег! До хера! Я его видел то с тех пор всего пару раз, как только он перестал быть простым смертным как мы с тобой, он и знаться со мной уже не хотел, не то чтобы жить в своем доме

- ну да…. – расслабился Барри (кажется еще чуть-чуть и он мне поверит окончательно, может даже уйдет) – не знаю как бы я повел если бы на мне такое счастье привалило, может быть я даже с женой развелся бы, тоже бы уехал…когда ты его говоришь в последний раз видел?

(вот тут мне ну просто нельзя было оплошать, эти сведения он скажет в полиции)

- всего пару раз , один раз мельком когда мы случайно встретились на дороге, я шел тогда из бара Чейтерс, и второй как раз накануне его отъезда. Заходил к нему на прошлых выходных-дома никого не было, ну вот я и вспомнил о том, что он говорил об отъезде в Нью-Йорк

- вот тебе и друг…нда Уилл…деньги портят людей, - сказал Барри и уже встав с кресла направился к выходу

- что тебя сегодня не было в экспедиции, обычно ты такое событие не пропускаешь – (опять сука проверяет, тебе бы в гестапо работать!)

- работа Барри! Сегодня было много работы! В следующий раз обязательно приду!

- угу…ну пока Уилл…если чего заходи… - только когда он ушел у меня на сердце отлегло, это как горячий утюг приставленный к груди, долго сначала печет, а потом когда приклыдывают лед наступает облегчение, именно такое облегчение я сейчас чувствовал. Но потом мне пришло озарение «а почему собственно его вдруг заинтересовал Терри Коггет? Толстяк Байнс никогда о нем не спрашивал, даже не интересовался, а тут пришел с расспросами, что-то тут нечисто, а может это знак? Предвестие еще большей бури чем та которая была раньше (в ночь убийства) об этом я мог только догадываться, искренне сожалея о том, что не могу заглянуть в будущее.

Погода меня совсем разморила, да еще и послевкусие этого разговора на меня подействовало, что я сегодня работал только в полсилы, без энтузиазма присущего мне в те ранние дни когда не было этих проблем. Домой я пришел только с первыми сумерками, когда небо стало ощутимо темнеть, и в воздухе завеяло живительной прохладой.

Сью сидела в привычной для меня позе: в кресле, ноги вытянуты вперед опираясь на подлокотник большой софы что стояла чуть поодаль, и читала какой-то любовный роман, которыми буквально уставлен весь наш шкаф, и совсем немного оставалось мне и Сэму для фантастики и ужастиков которые мы так любили.

- я чай заварила Уилл! Садись скоро будем ужинать! – сказала она не отвлекаясь от своего чтива. В ее поведении определенно замечалось что-то странное, наш последний с ней разговор закончился для меня на слишком легкой ноте, и меня это сильно настораживало, даже сейчас я ожидал от нее очередного скандала и эмоционального вспелеска (обычно так всегда бывает когда она чем-то недовольна и что-то идет не так как она хочет) а сейчас она была очень тихой и даже спокойной. Я решил не проверять ее чувтсва на прочность, а просто вести себя так как всегда себя вел. (а может она уже настроила Сэма против меня, и сейчас он выйдет и как обычно начнется эта словесная война в которой я всегда проигрывал, вот почему она сейчас такая тихая) Но я знал как проверить ходила она к нему со своими уговорами, или нет.

- А Сэм еще не выходил из своей комнаты?

- когда ты ушел Уилл, ровно с тех самых пор он там и сидит, наверное уроков много задали

«тогда это действительно странно…если она не ходила настраивать Сэма, то почему она себя так ведет? На нее это совсем не похоже…» - подумал я «нет, наверняка она меня дурит! Точно дурит! Сейчас выйдет Сэм, и все начнется!» и искренне ждал когда он выйдет из комнаты чтобы сказать «папа, а ведь взять полагающийся нам сахар, это очень даже неплохая идея!»

- Сэ-э-э-э-м!!! – окликнула его Сью, - ужинать!!

И Сэм вышел, увидев меня он сделал жест который я совсем не ожидал, он взял меня за руку и прошептал,

- Пап, ты же ее не будешь слушать верно? Ты же ее не слушал?

Я был ошеломлен! Это было вне границ моего понимания.

- она к тебе не заходила? Не говорила с тобой?

- конечно нет! я сделал вид что очень занят уроками – заговорщицки подмигнул мне Сэм

Мы уселись за столом, ожидая ужин, Сью сегодня постаралась – она приготовила запеченную картошку в сырно-сметанном соусе. Я не мог не спросить ее

- Сью, мы что-то сегодня празднуем?

- с чего ты взял? – пожала плечами Сью сохраняя хладнокровную невозмутимость

- ну…в последний раз такое блюдо я ел на рождество,

- это ничего не значит Уилл, такое блюдо можно есть и в обычный день, - сказала Сью с ледяной невозмутимостью раскладывая порции по тарелкам

Чаепитие приоткрыло завесу тайны. Я услышал в привычном мне чайном аромате, нечто такое что не в полной мере раскрывало этот запах, человеку который всю жизнь пил приторно горьковатый напиток, новый его ореол запаха покажется странным и подозрительно незнакомым, этот аромат услышал и Сэм

- Сью, что ты туда добавила? я всю жизнь пил чай и знаю его вкус,

- а ты попробуй и узнаешь – невозмутимо произнесла Сью отпив из своей кружки немного

Мы с Сэмом переглянулись и сделали первую пробу. Я поразился! Чай был сладким! Совсем как у Терри Коггета, когда я навещал его. Как же я чертовски соскучился по этому вкусу, говорят что сахар это наркотик, и они будут совершенно правы! Кажется Сэм чувствовал тоже самое.

- где?! Где ты это взяла Сью! – определенно эта своенравная женщина украла его из дома Коггета, вопреки моим запретам! Как же я был озлоблен, своими дейтсвиями она точно навлечет на нас полицию. И тогда никакие оправдания меня не спасут от Сент-Морта да и ее впрочем тоже.

И встав со стола я хотел взять этот чайник и вылить весь кипяток ей на голову,

- Уилл, ты только не злись! – сказала Сью осторожно отстраняясь от меня

- Сью, я прямо сейчас вылью на голову весь этот кипяток, только лишь для того чтобы ты дурра поняла какую яму ты нам всем роешь

- Не злись Уилл! Я это взяла не у Коггета!

- у кого же тогда?! ГОВОРИ!!!

- у Бибонса! Я взяла сахар у Бибонса!

- где ты взяла деньги?!

- я отдала ему все драгоценности которые у меня были, ты можешь посмотреть Уилл, я все ему отдала!

- ты в конец ебанулась? Или ты мне морочишь голову?! признавайся лучше сейчас – я взял чайник в полном намерении вылить все его содержимое если она мне сейчас соврет. Сэм встал у меня на пути, если бы не он, я не знаю чтобы я с ней сделал, может быть даже и убил (темный незнакомец в этом мог мне поспособствовать)

- Уилл! Это стоит того чтобы отдать все желтое золото, чтобы попробовать какого на вкус белое! И твой приятель Терри прекрасно в этом смыслил!

- что ты несешь?! ЧТО ТЫ НЕСЕШЬ КРЕТИНКА?!

- Не обзывай так маму! – вступился за нее Сэм, встав перед ней грудью таким образом отважно ее защищая от моего посягательства и темного незнакомца

- если я так говорю сын, значит она это заслужила! Каждое произнесенное мной слово!

- а ты скажи Уилл что тебе не понравился этот вкус? Скажи что он тебе противен, и если это так, то возьми нож и убей меня! Сэм ты ему не мешай, пусть он скажет! ГОВОРИ УИЛЛ!! Говори что тебе противно пить такой чай! – потребовала Сью, ее голос был тверд, а вера непоколебима, все равно что передо мной выступал ученый доказывавший динозаврам средневековья гипотезу о том что Земля круглая, а не квадратная. И самое страшное для меня откровение это то что Сью права! Впервые когда я попробовал сладкий чай в гостях у Терри, я еще тогда ощутил как он магически на меня действует, не проходило и минуты чтобы я не ощущал этот вкус у себя во рту, этот сладкий манящий вкус белого золота.

Я поставил чайник на стол и сел напротив жены, побежденный ее доводами и правотой. Сэм успокоился и сел со мной рядом

- Уилл скажи что я права, это все что я хочу от тебя услышать – спокойным тоном произнесла она

- не услышишь…твои манипуляции мной должны прекратиться и начало тому будет положено сегодня!

- какие манипуляции Уилл?!

Эта ее фраза «какие манипуляции Уилл?!» произнесенная с ноткой издевки и превосходства женщины над мужчиной, и тонко разыграны ее невинным голоском – олицетворение неприкосновенной младенческой невинности.

- даже попробовав его…я не стану воровать то что мне не пренадлежит, и тем более воровать у мертвеца

- что за глупые предрассудки? Мертвые на то и мертвые им же все равно! Им плевать они ничего не чувствуют, они ничего не видят! – убеждала меня жена

- Нет мам, дядя Коггет видит все! – сказал Сэм его слова мистическим образом повлияли на неподдельным энтузиазм победившей меня в споре его матери. И на мгновение приструнили эту женщину, но ненадолго, ибо тот кто в ней сейчас сидел сильно укоренил в ее рассудке неистребимые теперь каноны алчности и тщестлавия.

- это все чушь…такие взрослые мужчины а верят во всякое эзотерическое дерьмо, которыми напичкали себя при помощи ваших дурацких книг! Меньше ужасы надо читать! – Сью встрепенулась и с диким остервенением налив в кружку оставшийся чай ушла наверх, громко стуча каблуками по половицам в знак неподдельного к нам презрения.

Я знал что эта женщина не из тех кто быстро успокаивается, если ей что-то взбрело в голову, она обязательно это осуществит, как это произошло с Терри Коггетом, иногда я думаю что все что произошло с ним, вся эта ссора, была умело спланирована моей женой, (бред конечно но вдруг это правда?!)

Просмотры: 1537

Комментариев: 4 RSS

  • Жуткие времена настали, когда из-за какого-то сахара вот так вот жестоко может быть убит человек. Ведь не было же веских причин его убивать, не было же. Слабохарактерный этот мужик, раз поддался на провокации со стороны жены и этого "милого" мальчика. Как знать - быть может, действительно скоро все мы будем жить в таком вот обществе, в котором борьба за выжиание перемежается с борьбой с самим собой. Коллега, а вам не кажется, что из этой истории может получиться самый что ни на есть полноценный роман? По-моему, здесь есть все, что можно соеденить с прочими вашими творениями и превратить действительно в книгу, причем крупнокалиберную?

  • Спасибо за такой объемный я бы даже сказал философский комментарий уважаемый коллега+) рассказ был мной придуман благодаря некоторой подоплеке со стороны Стивена Кинга) Честно говоря я не хотел чтобы мой герой получился слабохарактерным, он сам того захотел) (эти герои их характер живут у меня в голове и я к сожалению не могу он них не писать) рассказ этот конечно взят из одной общей вселенной в котором проживает один из моих основных героев книги "Арлекин". я опубликовал только лишь кусочек оного произведения чтобы в будущем у меня не было проблем с публикацией. ведь вы уважаемый коллега, наверняка знаете, что если хочешь опубликовать книгу в живую в полноценном книжном переплете, то размести основную часть рассказа, а основной десерт, пусть останется для читателя долгожданно ожидаемой тайной+)

  • Скажите, коллега, а есть ли у Вас в голове герои, которые схожи с Вами по характеру там, по внешним признакам, предпочтениям... ну вы меня поняли)

  • Не спорю герою "Арлекина" я подарил свой характер, и всю свою сущность) ну еще часть подарил главной героине "черного меда" этакий винегрет получился+)

Оставьте комментарий!

Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!