ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Новости

Точка зрения как приём нарратива в литературе ужасов. Статья Виктора Глебова из серии "Мастерская хоррор-гика"

РазноеКнигиКомментарии: 0

От редакции: У писателя Виктора Глебова, автора этой статьи (и автора романа "Фаталист", что через несколько месяцев выйдет в серии "Самая страшная книга", сегодня День Рождения, с чем мы его и поздравляем, в очередной раз предоставляя "трибуну" Зоны Ужасов для выражения мыслей и идей.

Как сказал один из классиков, в произведениях гениев мы находим невысказанные нами мысли. Как это верно, не правда ли. Идеи роятся в нашей голове, но порой, как только мы садимся за клавиатуру с намерением изложить их на бумаге, происходит ступор. Дело идёт туго, и строки не желают литься из-под наших пальцев, зависших над клавишами. Знакомая ситуация?

Давайте попробуем разобраться, как преодолеть этот кризис, мешающий нам взяться за создание собственного произведения. Мысль изреченная есть ложь, сказал другой классик, но означает ли это, что никогда человеку не удастся изложить на бумаге то, что терзает его вдохновенную душу? Оставим этот вопрос философам и обратимся к практике написания ужастика.

Если мы уже примерно (или точно) знаем, о чём писать, то прежде всего необходимо выяснить, как писать. Для этого введём такое понятие, как нарратив. Так называется изложение событий, то есть, по сути, данное слово является синонимом «повествования». В Америке это называется «стори теллинг» - умение рассказывать историю. Не углубляясь в значение термина, примем, что основа нарратива – это взаимосвязь событий в их стремлении к финалу произведения.

Сегодня нас будет интересовать лишь одна из составляющих умения рассказывать – точка зрения. В произведении их может быть от одной, авторской, до бесконечности, однако, если мы подчиним весь ход сюжета лишь своему видению, читать нашу книгу будет скучно: она станет предсказуемой. Очень быстро станет ясно, чем руководствуются герои в своих поступках и к чему ведёт автор. Нам это не подходит, ведь в хорроре основой повествования, основой интриги является даже не обман читательских ожиданий, а создание такой ситуации, в которой читатель не может догадаться, что ждёт его дальше.

Что же такое точка зрения. Это угол видения событий. Нас сегодня не будет интересовать, что хочет сказать читателю автор. Это общая задумка. Идея произведения, и она станет ясна, когда закончится последняя страница. Мы обратим внимание на точки зрения героев. В романах Достоевского каждый герой имеет свою точку зрения, то есть воспринимает события, происходящие в книге, по-своему. Это создаёт эффект полифонии, или многоголосья. Если мы откажемся от идеи, что все персонажи должны быть рупорами нашей, авторской точки зрения, то получится набор героев, живых и разнообразных, не статистов, а личностей.

Разберём несколько примерных типов героев, которые могут существовать на страницах хоррора. Прежде всего, необходимо помнить, что все они должны быть легко узнаваемыми и близкими читателю. Печорины и Чайльд Гарольды с их бурей страстей и исключительностью нам не подойдут.

Итак, типы героев.

1. Скептик-материалист. Это тот, кто не верит в сверхъестественное, не допускает мысли о том, что происходящее нельзя объяснить физическими законами. Важный герой, благодаря которому в читателе начинают бороться его собственные вера и неверие.

2. Фаталист. Это тот, кто верит в судьбу, в неотвратимость рока. Широко использовался в готической литературе и сохранился как тип до сих пор. За счёт него создаётся ощущение неизбежности гибели, нависшей над героями.

3. Экстрасенс. Это тот, кто даст читателю «наводки», обозначит штрихи того, что ждёт впереди. Его посещают видения, именно он точно знает, что грядёт ужас, хотя никто ему не верит.

4. Подлец. Герой, который, хотя и не обладает сверхъестественными способностями «экстрасенса», в силу каких-то обстоятельств точно знает, что НЕЧТО существует, но не говорит об этом остальным, потому что преследует собственные цели. Обычно меркантильные или эгоистические. Он ведёт себя так, что читатель чувствует: он что-то знает. Служит для плотного закручивания интриги. Зачастую этот герой появляется не с самого начала повествования, а приходит в него извне.

5. Невинная жертва. Это тот, кто оказался замешанным во всё совершенно случайно.

6. Раздолбай. Он хочет развлекаться и поначалу воспринимает всё, как приключение. Именно благодаря ему мы понимаем, что с ужасом шутки плохи.

Разумеется, возможны и другие типы героев. Ввести ли несколько равноценных персонажей или сосредоточиться на одном главном, решает сам автор. Но использовать определённый набор, как показывает опыт написания хоррора, гораздо выгоднее.

Теперь обратимся к вопросу, как использовать разнообразие видения событий этими героями для повествования. По сути, это означает, что мы должны выяснить, каким образом подавать читателю информацию, чтобы закрутить интригу и в то же время сохранять равноценные пропорции между участием персонажей в действии (это важно, иначе кто-то непременно окажется непроработанным, и его гибель не затронет читателя).

Посмотрим, как использование разных точек зрения помогает создать напряжение в повествовании.

Возьмём способ развития сюжета, заимствованный хоррором из волшебной сказки. Это роман пути. Герои покидают дом и, проходя через вереницу событий и препятствий, сталкиваются в неведомым (Кащеем Бессмертным, Змеем Горынычем и так далее). Разница лишь в том, что, в отличие от сказки, герои не знают, что именно их ждёт, а зачастую вообще поначалу не понимают, что что-то их ждёт.

Итак, предположим, что группа персонажей, двигаясь из точки А к точке Б, находит некий предмет. Если все дружно решат, что он является предвестником их скорой гибели, то наррататив сразу скатится к единой точке зрения. Читатель поморщится: автор рубит с плеча, подсказывает мне, держит за неискушённого. Не подходит. Что же делать? Вот тут-то и понадобятся точки зрения героев.

Разберём по пунктам, как отнесутся к находке разные типы героев.

1. Скептик-материалист придумает более-менее реалистическое объяснение, которое читателя не убедит, конечно, но временно устроит некоторых других героев.

2. Фаталист воспримет как знак судьбы.

3. Экстрасенс почувствует, что это сигнал опасности, но он не станет убеждать в это остальных, так как уверен, что ему всё равно не поверят. Возможно, он даже грохнется при виде этого предмета в обморок, но объяснит это остальным недомоганием.

4. Подлец поймёт, что всё неспроста и учтёт, но, конечно, промолчит. Однако читатель должен почувствовать, что герой-подлец воспринял находку соответственно.

5. Невинная жертва равнодушна к находке, потому что думает лишь о том, как бы избежать неприятностей.

6. Раздолбай предлагает продать находку подороже коллекционерам.

Теперь допустим, что герой-подлец имеет некий предмет, который он скрывает от остальных. Конечно, кто-от из героев случайно обращает на это внимание. Пусть это будет фаталист. Он обращается к скептику и предлагает выяснить причину такого поведения подлеца. Однако материалист не придаёт таким вещам значение и отшивает фаталиста. Тогда тот ищет поддержки у другого героя, которому доверяет. Например, у жертвы. Но жертву такие вещи не волнуют, у неё голова занята только тем, как бы избежать неприятностей. Фаталист остаётся в гордом одиночестве, что повышает риск выяснения причин поведения подлеца. Вот пошла сюжетная коллизия.

Третья ситуация, которую мы разберём, касается эпизода, в котором нужно куда-то пойти и что-то найти или выяснить-исследовать. Каждый из отправившихся в путь героев отыщет на одной территории что-то своё соответственно тому, как ему видится происходящее. Кроме того, персонажи присматриваются друг к другу, и таким образом, переключая повествование от одного героя к другому, мы расскажем об одних и тех же событиях с разных точек зрения. В результате вместо линейного нарратива получится несколько нитей, в результате сплетающихся в одну. Но это не откроет тайн интриги, а лишь усилит её, потому что за счёт фрагментарности возникнет недосказанность, полная намёков.

Наконец, имеет смысл упомянуть о том, что важной составляющей нарратива является то, как воспринимают друг друга персонажи. Материалист презирает экстрасенса, фаталист – материалиста, и все дружно презирают жертву, которая на всех обижена, ибо охвачена страхом. Противоборство желаний, целей и фобий создаст внутренний конфликт между героями, который усилит общую интригу противостояния персонажей и того НЕЧТО, с которым они вынуждены вступить в борьбу. Если читатель не знает, как поступят герои, если они не дружны и не едины в своих действиях, то нельзя и предугадать, удастся ли им справиться с монстром, поджидающим их в недрах неведомого. А это, повторюсь, основа повествования в хорроре.

Разумеется, создание подобных противоречий внутри группы персонажей невозможно без тщательной разработки их личностей, но это уже тема для другой статьи.

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 569.


    Оставьте комментарий!

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!