Внутри обезьяны

ФэнзонаБиблиотекаКомментарии: 0

Мне тогда и правда казалось (кажется и сейчас) что в моем одиночестве нет ничего особенного, я его выбрал сам, полагаясь на собственное решение отдалиться от своей прежней профессии, уйти от нудных, раздражающих мой слух монологов больных с увечной душой. Всю жизнь я искал нечто особенное, что навсегда смогло бы покорить и освободить мое очерствевшее сердце, дабы оно наконец пробудилось, а вместе с ним проснулся и я…

Порой нечто темное управляет нами в момент принятия решений. Строгое придуманное мной правило проводить все свободные дни в окружении домашних стен, действовало на протяжении последних нескольких лет. Всякие правила рано или поздно теряют свою юридическую силу, а придуманные в голове так тем более…

Однажды в зоопарке я увидел обезьяну. Она не была каким-то очень обычным и заурядным животным, каких в встречается в мире сотни тысяч. Эта была другой, белоснежно-белой, с яркими во истину космическими глазами цвета лазури. Я огляделся по сторонам, желая удостовериться, что кроме меня эту обезьяну видит кто-то еще. Но возле окруженного толстой клеткой вальера никто кроме меня, здесь не стоял. Зоопарк не был пуст, по мощеным утопающим в зеленеющей траве и цветах аллеям ходили влюбленные парочки, веселые счастливые семьи, очень мало здесь было тех одиноких прохожих вроде меня, те которым не в радость было никого из них видеть. Их можно пересчитать по пальцам, со мной может быть, от силы 5 таких же как я безразличных ко всему скитальцев.

Мой взгляд снова притянулся к нейто-то определенно захватывающее происходило во мне в этот момент. Не вспышка какого-то озарения, не вселенская любовь могущая вернуть меня к той прежней жизни, от которой я давно отказаться. Даже не застилающая глаза ненависть, к естестеству которой я свыкся и жил последние три года. Это было какое-то новое совершенно неведомое мне чувство, не знаю как его описать, не знаю как изложить его вам. Рискну предположить что так слов вообще не существует в мире! Но есть некий таинственный алфавит ощущений и чувств кипящих как бульон в нагретой кастрюле. Эта обезъяна определенно влияла на меня, внутренне я понимал это, так как видел ее космический лазоревый взгляд, смотрящий на меня так пристально и внимательно, что я буквально застыл перед ней, все что мне оставалось это до боли сдавливать пальцы в кулаки. Пока…пока моего плеча не коснулась чья-то рука. Человек положивший мне руку на плечо представился Ярославом Белым. В сложившихся обстоятельствах я мог принять его за своего спасителя. Он очень аккуратно отвел меня в сторону от вольера. Мы с ним разговорились. Не помню чтобы вот так запросто разговаривал с кем-то так легко и непринужденно как сейчас. Последние три года ни с кем не разговаривал, только разве что по необходимости по долгу работы, когда требовалось отвечать на рутинные звонки интересующихся антикварной мебелью клиентов (я работал продавцом в местной городской лавочке куда стекалось все блошиное старье, в том числе и мебель). Возможно я ошибался, опрометчиво и очень радушно принимая Ярослава за четко очерченные границы моего сугубо личного пространства. Но мне в последнее время так не хватало общения с действительно понимающим меня человеком.

Поначалу, когда мы с Ярославом только устроились за пластмассовым столиком в летнем кафе, у меня сложилось впечатление, что передо мной напряженный и взбудораженный, но в общем и целом деятельный, хотя и очень загадочный молодой человек. Атрибуты его одежды выдавали в нем одного из так называемых «белых воротничков», накрахмаленная рубашка с аккуратным заостренным книзу воротником на месте которого обычно должен быть галстук. Черные классические брюки, с острыми отутюженными стрелками, такой же классический черный лоснящийся от новизны, ремень с блестящей на солнце серебрянной бляшкой. Не хочу рассказывать вам все подробности нашей типичной для первого знакомства беседы. Она может показаться вам не столь интересной, в сравнении с той необычной темой, которую мы с ним подняли немного позже. Начало этой необычной произошедшей между нами беседы положил вопрос Ярослава о том, смыслю ли я в психологии? Ненадолго задумавшись над этим, я вспомнил кое-что из того чему меня учили в институте последние 5 лет, и да! я имею полное моральное право называть себя психологом. Хотя уже достаточно давно не работаю по этой специальности, выбрав себе вполне себе заурядную и не требующую особых навыков профессию. Вскоре мы перешли к уже собственно главному поводу, вынудившему Ярослава задать мне этот вопрос. По началу я мог лишь полагать, что его мучает проблема связанная с той недавно увиденной мной белой обезъяной (не могу скрывать что это проблема теперь мучает и меня). Однако действительная проблема Ярослава, заключалась отнюдь не в белой обезъяне, а в мучившим его не так давно сновидении. Честно признаюсь я никогда раньше не интересовался проблематикой снов связанных с кошмарами, мне была ближе та область знаний которая отвечает за хитросплетения отношений между мужчиной и женщиной, а именно их психологическое взаимодействие и решение проблем уже созданной ими полноценной семьи. Но все же мне было очень интересно все во что Ярослав был готов меня посвятить. Тем более что во время нашей с ним первоначальной беседы я буквально излил ему душу, поделившись с ним своими проблемами, рассказывая о своих многочисленных и достаточно продолжительных депрессиях. И не только поэтому я чувствовал себя перед ним обязанным. Но вернемся к проблеме Ярослава, я бы не хотел чтобы вы упустили из этого случившегося между нами разговора, ту главную нить, приведшую меня к нему, или его ко мне.

Во сне у Ярослава совсем другая жизнь, разительно отличающаяся от действительной. В самом начале этого разговора, он сообщил мне, что вот уже несколько лет работает телефонным оператором в одном из банков, отвечает на входящие звонки клиентов интересующихся вопросами приобретения и погашения кредитов. Но во сне, у него совсем другое занятие. Во сне, Ярослав является частным детективом, причем довольно успешным. Мне показалось странным такое разительное отличие двух этих совершенно противоположных профессий банковского оператора и детектива. Что-то было в этом такое загадочно-шпионское, совсем как в тех иностранных фильмах, которые я просматривал накануне. В грезах Ярослава я уловил пусть совсем и не подробную но какую-то даже осмысленную биографию, рассказывая о которой Ярослав так себе верил, что даже я при всем своем первоначальном скепсисе а также небольшом практическом опыте (пройдя два года в психиатрической больнице) на мгновение даже поверил ему и это несмотря на то что Ярослав обозначил что это все-таки сон. Мне никогда еще не доводилось слышать такую уверенную и размеренно-искреннюю интонацию этого рассказа: с его слов я понял что в его профессиональные обязанности входит наблюдение за указываемыми его клиентами объектами. Со слов Ярослава, в те последние разы прошлых ночей, у него возникает такое чувство, будто все его существование и вся его детективная работа подчинена строгой цели – наблюдения за поведением девушки, по требованию своего последнего клиента. До его появления к нему приходили другие безымянные визитеры, выполненные заказы которых по мнению Ярослава, неясным и каким-то совершенно мистическим образом, всецело привели его к последнему клиенту который поручил ему эту работу.

Из его в полнее осмысленного повествования я понял что Ярослав плохо помнит тот произошедший разговор между ним, (то есть «другим» Ярославом являющимся детективом) и его клиентом. Но одно он мог воспроизвести точно, это единственное желание того мужчины, проследить за странным поведением своей возлюбленной (что самое интересное, все прошлые выполненные заказы, как под копирку сведены и сосредоточенны именно на подсматривании через телескоп за объектами, коими являлись исключительно женщины).

Я позволил себе прервал его рассказ, задав один (как мне на тот момент казалось) открывающий все карты вопрос. На что Ярослав мне категорично и очень уверенно (можно сказать даже осуждающе) заявил, что ранее никогда не занимался вуайризмом и презирает без исключения всех кто этим занимается. После этого он продолжил.

В один из дней существующий в пределах бытия сна, Ярослав как обычно (и зачастую всегда, когда выполнял все предшествующие заказы) уселся в кресло, подвинув рабочий телескоп ближе к себе. Что странно и необычно, сразу после того как он проделывал эту нехитрую манипуляцию, дневной свет сразу же сменялся ночным. И еще одна подробность о которой Ярослав почему-то умолчал ранее и поведал мне только сейчас, это то что все эти женщины – объекты его «детективного» наблюдения, появляются в одном и том же месте, в одном и том же противоположно расположенном окне аккурат перед его окном, главенствующий факт этой иррациональной данности бардовые шторы, которые раздвигаются в одно и тоже время, следом за этим, неразрывно следует пугающая точность движений этих «объектов», с которыми они раздвигают эти шторы, словно открывая тем самым некое театральное действо. В этот момент, другая личность Ярослава рутинно примеряет к глазу чуть еле теплый объектив телескопа. На этом ход его сна тут же меняется. Единственная увеличивающая линза через которую Ярослав рассматривает окно, начинает все быстрее приближать все вокруг, обволакивать почти пустую комнату в которой он находится, эта новая для него реальность становится как бы взаправду, а та прежняя как будто срослась с новой, создавая совершенно иные декорации этой сновидческой драмы.

Ярослав оказывается в помещении со странной какой-то искаженно старинной обстановкой, с разбросанной на полу женской одеждой и бельем. С лишенных обоями стен, от кривых настенных ламп, льется тусклый бардовый свет, растекаясь на полу как дождевая лужа, на которую случайно пролили красную краску. Пройдя по помещению чуть дальше, Ярослав замечает главенствую особенность этой новой для него декорации. Впереди его ждала, лишенная стен и потолка каменная площадка, открывающая вид на черноту с бесчисленной россыпью звезд, и телескопы…множество телескопов, больших и малых, высоких и низких, направленных на эту самую черноту, словно тем самым призывая Ярослава заглянуть за каждый из этих объективов, что действительно странно, Ярослав воспринимал их не как физические объекты, но идею, поскольку их очертания размыты, и они как будто мелко дрожали от слишком пристального на них взгляда. Телескопы и каменная площадка, казались Ярославу каким-то совершенно новым ответвлением от той «бардовой» реальности», так как там где стояли телескопы, заканчивались границы этой площадки, начиналась бесконечная бездна. Застилающая все вокруг тишина, полнилась какими-то жутко пронизывающими колебаниями, их сила нарастала, заставляя окружающую Ярослава реальность вибрировать от их возрастающей демонической силы. Присутствие здесь кого-то еще, заставляло Ярослава постоянно оглядываться, все больше и больше осознавая весь этот всеобъемлющий ужас перед всем что с ним сейчас происходит. Как вдруг на него что-то наваливается, что-то очень тяжелое и сильное. Едва он успевает опомнится как это необозримое нечто напяливает на его голову что-то очень обволакивающе грязное с привкусом спекшийся крови. Оно надевается на голову как очень тесная и омерзительно-липкая маска, все случившиеся с ним происходит так стремительно и быстро что он едва успевает понять что все его тело теперь лишено одежды, а поверх его кожи надета еще одна такая же, насильственным образом с кого-то сдернутая, ему в ней тесно и липко, противно и душно. Он не может открыть глаза, чтобы посмотреть на мир через насильственно закрытые чужие глаза. По новым телесным ощущениям он может только лишь предположить, что будучи совершенно обнаженным стоит босиком на ворсистом ковре. Веки все еще закрыты, а рот его как будто запечатан с внешней стороны его второй «одежды». Все это действие кажется чьей-то извращенной злой придумкой, некой могущественной силой, способной управлять всем и каждым вокруг, в том числе и сновидениями. Все дальнейшее происходящее с Ярославом случается на слепую ощупь. С каждым таким новым шагом, вторая кожа словно сродняется с первой, тесно обтягивает создавая странное, интимное ощущение от новой «одежды». Глаза его через постепенно открывающиеся но все еще кажущиеся тяжелыми веки, все отчетливее различают струящийся немного яркий свет. И вот уже совсем скоро полный душевного смятения взгляд Ярослава падает на свое новое тело, точнее не свое но сроднившееся с ним обнаженное, женское. Он общупывает его надеясь отыскать на идеально гладкой коже какой-нибудь шов могущий позволить ему выбраться из этого его облика, с ужасом замечает что не находит ровным счетом ничего что могло бы ему это позволить. Обшаривая взглядом уже знакомые по его прежним наблюдениям очертания спальной комнаты, замечает противоположный свет видимый через расшторенное окно новой спальни. Медленно подходит к окну опираясь руками о высокий подоконник. Дальнейшее вызывает в нем смятение, и охватывающий его сильный совокупный ужас - вот она жуткая истина всего происходящего! А именно то похожее на волосатое человекообразное нечто, которое сидит в кресле перед направленным в окно телескопом, и пристальным немигающим взглядом смотрит на него.

Он почти точно знает, кем оно является, но не может произнести ни единого слова, ни тем более ясно думать. Ничего не остается кроме как желать мгновенного пробуждения, и оказаться вырванным из этого ужасного сновидческого кошмара!

«Я проснусь!» - эти слова произносятся почти как монотонная мантра, они пронизывающе охватывают весь его сон, словно некое заклинание могущее избавить его от этого настигшего наваждения. И оно избавляет. Настоящий Ярослав просыпается в холодном поту на измятых простынях своей кровати, в пределах своей реальной квартиры. Некий осадок в нем все еще остается, а именно фантомное ощущение той своей второй кожи, в которую его насильно одели. Он пробует щупать себя, мысленно улыбаясь приятной действительности – все до чего он коснулся – всецело настоящее, мужское.

Дослушав его рассказ до конца, я мог лишь предположить что этот фантастический выверт сознания, связан с его подсознательным желанием познать природу женского тела, если не целым, то хотя бы стать его частью. Однако помимо этой психологической основы, в словах Ярослава было еще что-то что наводило меня на мысль о его тяжелом личностном расстройстве, которое прячется во снах и пока (и это слово ключевое) не торопится вылезти наружу. Одно мне остается непонятным почему Ярослав поделился этой проблемой именно со мной – человеком, с которым он едва знаком? Однако это обстоятельство вовсе не помешало нам обменяться телефонами, обещав друг другу, что встретимся, по крайней мере еще один раз…И все же странный осадок остался у меня после этой встречи. Как будто поговорив с ним, я расстался с чем-то очень важным, не могу точно сформулировать с чем именно, но определенно эта вещь которую он у меня забрал из нашего с ним казалось бы невинного диалога (а точнее по большей части монолога) была важна для меня. Я ощутил внутри себя какую-то вселенскую, давящую пустоту. Заказав себе еще выпивки, алкоголем попытался отогнать эти гнетущие мое естество мысли. Только собираясь покинуть зоопарк, я вдруг пожелал убедиться что та белая обезьяна сидит на своем месте. Не знаю как, не знаю почему но мне захотелось вновь ее увидеть, но когда подошел к тому вольеру, я буквально застыл в смятении: ее там не было, более того я увидел что работники зоопарка, тоже заметили это ее внезапное исчезновение. Но пока еще не били в тревогу, не начали прогонять посетителей зоопарка…Исчезновение ее навело меня на одну неожиданную мысль, (и как я мог раньше быть таким слепым?), а именно о книге, которую я прочел буквально за неделю перед посещением зоопарка. Она попалась мне на глаза совершенно случайно, (если я раньше и верил в калейдоскопы случайностей, то сейчас после этой внезапной вспышки озарения, я начинаю верить во все больше складывающийся ужас, представляющийся мне как некий мистический паззл). В этой очень старой (каким-то совершенно непостижимым образом сохранившейся до наших дней) книге, говорилось о демонах, а точнее об их необычайно множественных разновидностях, о влиянии их на мир сущий, рациональный и мир качественно противоположный, иррациональный. Многие из этих демонических существ, незримо обитают среди нас, умеют вселятся вовнутрь человеческой сущности, управлять ею так что обычный человек об этом ни за что не догадается. Я видел подобные образчики когда проходил практику в психиатрической клинике. Действительно у людей в которых так или иначе существует какой-нибудь демон, совершенно иной, пугающий взгляд, перекошенное выражение лица когда те начинаются злится. Но речь сейчас не об этом. Речь идет о демоне в белом обличье. Мне впервые в жизни стало страшно за себя, ведь завидев ту обезьяну, во мне почти не осталось сомнений в том, что это он и есть. Более того, фамилия Ярослава была как-то очень тесно вплеталась в эту страшную нить моих рассуждений о демонах.

Я сразу же поспешил уйти отсюда, желая оказаться как можно дальше от этого места. Дорога от зоопарка привела меня прямиком на работу, я не собирался сидеть сложа руки, решив добраться до сути и найти необходимые ответы на страницах той колдовской книги. Если и существует способ прогнать белого демона обезьяны, то только в ней. И плевать мне на то что сейчас выходной и антикварный магазин закрыт до понедельника. Благо у меня имелся от него запасной ключ. Но вот что странно по пути сюда из зоопарка меня преследовало какое-то очень странное чувство, его очень трудно описать, но еще сложнее о нем рассказать. Доставая запасной ключ, на мой телефон поступило анонимное сообщение, примерно следующего содержания. «Понимаю ваше смятение, но прошу вас Алексей, обязательно меня дождитесь». Кто это был мне так и не удалось понять, у меня не так много знакомых которые могут вот телепатически передавать подобные сообщения по телефону. Но я был слишком поглощен размышлениями о предстоящем мне чтении и преследующем меня белом демоне обезьяны. Прошу вас не винить меня за мою неосмотрительность, мне действительно следовало вести себя более осторожнее учитывая тот немаловажный факт, что все что происходило во сне с Ярославом теперь происходит со мной. Как вы наверное поняли я оказался не в своем магазине, но у себя дома, принимая у себя в прихожей незваного и неведомого мне гостя. Высокий человек в шляпе воспринимался мной на тот момент не как физический объект, но как чистой воды горячечная идея, пугающая данность которой позволила мне отметить начало этого постепенно складывающегося действа. Безымянный гость был со мной предельно краток, объяснив в двух словах цель своего запланированного ко мне визита. В ближайшее время, я должен буду проследить за странным поведением его невесты. А по истечении срока, начало и конец которого он так и не удосужился мне сказать, я должен буду предъявить ему все необходимые доказательства этой слежки за ней. Не будучи уверенным в том, снится ли мне это или происходит со мной на самом деле я с удивлением для себя отметил что согласился на эти его условия. Все дальнейшее что происходило со мной в этот момент, в пугающей точности повторяло рассказанный Ярославом сон. Как и он я сидел в том самом описанном им кресле, передо мной стоял телескоп, и окно зашторенное бардовыми занавесками, означало что по истечении этого дня и с наступлением сумерек, бардовые шторы его откроются...

Правда во всем этом психически-сумрачном сценарии, я так и не прошел через все описанные Ярославом сновидческие тернии: в объектив телескопа я видел нечто куда более неописуемо жуткое, с момента когда бардовые шторы открылись, я окончательно для себя убедился что сплю. Но это был совершенно не те сновидческие грезы, какие позволяют проснуться на смятых простынях в окружении уже привычной спальни. Я знал что уже не смогу проснуться и что-то мне внутренне подсказывало, что окружающий меня на тот момент декорации театра коим являлся городской зоопарк и задействованные в нем актеры были самые что ни на есть настоящие…

Просмотры: 180

Следующий пост
Капище
Предыдущий пост
Прошу о Помощи!!!

    Оставьте комментарий!

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!