НЕ ГОВОРИ НИКОМУ

Фэнзона

А где все? Часть 1

БиблиотекаКомментарии: 0

1

Итак, меня перевели в маленькую школу, куда наспех переводили учеников из других переполненных учебных заведений нашего города. Ведь они просто трещали по швам от количества классов от А до Я, и от количества учеников в ней по сорок человек. Население в нашем районе увеличивалось, демография росла. А разместить всех было некуда. Поэтому администрацией была спешно организована школа №1105, куда сбросили всех нерадивых учеников остальные переполненные СОШ. Чтобы улучшить свои показатели успеваемости, чтобы уменьшить количество трудных подростков в своих рядах.

В их числе и оказалась я. На самом деле, это прозвучало как гром среди ясного неба. Пусть фраза и будет такой затертой. Она как нельзя лучше характеризует то, что со мной произошло. Это было невероятно обидно. Я никогда не считала себя умницей, а такие были в нашем классе. Я никогда им не завидовала, позволяя им быть теми, кем они есть. Оставляя и себе возможность быть уникальной личностью. Однако, школьная комиссия посчитала мои неудовлетворительные оценки и темную одежду признаком нестабильной психики. После громкого случая с расстрелом школьников в соседнем районе на таких замкнутых как я стали смотреть с опаской. Раньше такого не было, одноклассники, с которыми я училась с первого класса, привыкли ко мне. Хоть и считали странной. Можно даже сказать, что я их по-своему любила.

Школьная комиссия же решила все по-другому. Я стояла в коридоре и разговаривала с Машей из параллельного класса. Мы показывали друг другу свои рисунки. Случайно столкнувшись неделю назад в очереди в столовую, мы разговорились и нашли много общего.

- Аня, как дозвониться до твоих родителей? Ни одного нету в городе? Опять? – спросила завуч. – Это беспокоит.

- Папа в командировке, мама тоже. За мной бабушка присматривает, - ответила я.

Она понимающе кивнула, но этот обмен фразами у нас происходил уже не в первый раз на протяжении девяти лет. Я знала, что ее это не беспокоит, а она знала, что я вру. Обычно мы на этом и расходились. Но в этот раз она не оставила меня.

- Прямо напротив твоего дома открылась новая школа. Ну, как новая. Реорганизовали старое здание лаборатории. Школьная комиссия решила перевести тебя туда. И других учеников из разных классов, конечно.

- Что? – я выронила альбом из рук. – Почему именно я?

С шуршанием белых крыльев, как падающая птичка, альбом упал на протертый пол. Очень сильно захотелось возмущенно заголосить на весь коридор. Так умела моя соседка по лестничной площадке. И в своих мыслях я действительно дико закричала, разом заставив замолчать гудящих на перемене школьников.

- Но мне бы не хотелось, - запинаясь, пролепетала я.

- Когда твои родители вернутся из командировки, они могут обратиться к директору за объяснениями, - безразлично пожала плечами она и ушла.

Маша присела к альбому и подала мне его. В ее взгляде читалось сожаление и сочувствие. Ведь мы только что познакомились. Сколько прекрасных волшебных историй мы могли бы друг другу рассказать, какими рисунками могли бы поделиться.

Разумеется, никто из моих родителей не собирался обращаться в школу за разъяснениями. А бабушка не могла чисто физически, потому что она плохо слышала. Я с горькой обидой собиралась утром в новую школу. Заталкивала тетрадки и учебники в рюкзак, как будто он мне что-то сделал. Возможно, что-то бурчала себе под нос. Иногда я сама не замечаю, как начинаю что-то ворчать. Кстати, школа действительно находилась неподалеку от моего дома. Раньше я думала, что это здание пустует. Соседка сказала, что раньше там находилась лаборатория, филиал Главной лаборатории судебной экспертизы. Но за ненадобностью ее решили реконструировать под учебное заведение для детей. Если они называют реконструкцией смену табличек и установкой парт в кабинетах, то им можно только поаплодировать. С момента, как я перешагнула порог этого здания, мне показалось, что я чувствую тонкий аромат химикатов. Забегая вперед, этот тошнотворный запах преследовал меня в любом месте этой чертовой школы, где бы я не находилась. Сдав свою черную куртку в гардероб, я выделила время на то, чтобы оглядеться.

Всего в школе было четыре этажа, если не считать подвал. Но у нас считать подвал не принято, поэтому и я не стану. В школе было две лестницы. Одна пошире, другая поуже, запасная. Шли они параллельно друг другу. Спускаясь и поднимаясь, можно было видеть тех, кто идет параллельно тебе. Эта особенность мне понравилась, я люблю исподтишка подглядывать за людьми. Не то, чтобы подглядывать. Просто наблюдать. Они забавные, и так отличаются от меня, я на уровне инстинктов это чувствую.

Учительница химии шла рядом с учительницей русского языка и литературы. Звонок уже прозвенел, они торопились на уроки.

- Как можно начинать работу новой школы, не имея укомплектованный штат, - укоризненно заметила первая.

- И имея только одного охранника, - округлила глаза вторая.

- Я же вчера на собрании озвучила свою обеспокоенность. Странно, что меня никто не поддержал. Тем более после всей той истории со стрелком.

- Да, бедные детишки. Сколько времени они учились с этим сумасшедшим.

- Нужно иметь квалифицированного психолога в штате, - взялась за дверную ручку кабинета она. – Чтобы тесты проводил, в подростковом возрасте все буйным цветом и начинает цвести, - засомневавшись, учительница химии уточнила. – Я же правильно сказала? Или тавтология?

Та махнула рукой и зашла к себе в соседний кабинет. А когда учительница химии вошла в класс, никого, кроме одной единственной девочки не было.

- А где все? – удивилась она.

Я лишь пожала плечами, но меня это задело. Ведь я тоже ученица. Не невидимка. Мы немного подождали и пошли разбираться к завучу. Как оказалось, я была единственной ученицей в классе 9 «Б». Остальные, кого должны были перевести, подали заявления о несогласии на повторную комиссию. Так меня решено было присоединить к единственному на сегодняшний день девятому классу в школе, и я стала шестнадцатой.

Слушая яркие обсуждения новых одноклассников на переменках, я сделала вывод, что многие рады перейти в №1105. Многим не нравилось учиться в школах, забитых под завязку. А мне очень нравилось затереться в толпе. Некоторые приняли решение об уходе самостоятельно. Потому что родители, которые интересовались успеваемостью других детей (а такие действительно существовали), посчитали, что в более свободной обстановке учитель сможет больше уделять внимания ученикам.

А мне это все не нравилось. Я была как на ладони. Все меня видели, и я не могла безнаказанно всех разглядывать. На каждом уроке у учителя было время задать вопрос каждому ученику. В том числе и мне. И я выглядела ужасно глупо. Говорила сбивчиво, запиналась, а самое главное, мой ответ никогда не был верным. К концу второй неделе я была страшно измотана, словно разгружала вагоны по ночам. Я потеряла сон и спала буквально три-четыре часа. Пару раз я видела сны, кошмары, естественно. Мне снилось, что я карабкаюсь вверх по отвесной скале. Под скалой течет бурная широкая черная река. Соскальзывает нога, ломаются ногти, но я карабкаюсь вверх. В определенный момент я цепляюсь не за тот выступ. Он отламывается, и я падаю вниз. Черная река поглощает меня, и я с диким криком просыпаюсь.

Понедельник выдался благоприятным, на удивление спокойным. Меня ни разу не спросила учительница на первом уроке, а на втором подсела девочка по имени Муся. Предчувствуя приятную встречу, я постаралась проявить свое дружелюбие и улыбнулась, с готовностью сложив руки перед собой.

- Привет, - подперла рукой голову она. – А что ты рисуешь?

В альбоме с пружинкой я дорисовывала черные цветы гелевой ручкой. Я подвинула ей свой рисунок. Взяв его, Муся воскликнула:

- А ты талантливая! Я бы хотела себе такую татуировку. Когда-нибудь обязательно сделаю. Можно дальше посмотреть?

Какая тактичная. Я согласно кивнула. Как потенциальная подружка она уже мне нравилась. Все в ней показалось оригинальным. Короткая смелая стрижка «пикси», несколько сережек-колечек в ушах и очки в черной оправе.

- Хочешь, я тебя нарисую? – предложила я.

- А ты сможешь? – удивилась она.

- У меня несколько раз получалось рисовать людей.

- Ну, давай, - согласилась Муся.

Прозвенел звонок, и она не вернулась за свое место, а осталась со мной. История прошла тоже размеренно. Поставив учебник перед собой, я смогла нарисовать одноклассницу, взяв ракурс в профиль. Если бы у меня было побольше времени, получилось бы гораздо лучше. Но и времени в один урок хватило на то, чтобы изобразить ее довольно сносно. А Муся была просто в восторге.

- Ты и правда талантливая, - была впечатлена она.

Мне никогда не говорили таких приятных слов. Уже собираясь предложить вместе пойти в столовую, я собирала вещи в рюкзак. К нам подошел другой наш одноклассник по имени Макс и уточнил:

- Готовы к двум урокам биологии подряд?

- Смотри, как красиво Аня нарисовала, - показала рисунок Муся.

- Вау, и правда огонь, - согласился он и взял ее за руку. – Будешь мне подсказывать, если спросят, - привлек ее к себе Макс. – А то я вообще не готов.

Они ушли вместе. Я до конца дня досадовала, что от моего взгляда наблюдателя укрылось, что они пара. Я не расстроилась. Возможно, где-то в глубине души. Немного. В этот день я осталась дежурной в классе. Так как по натуре своей я не была организованна, мне приходилось долго возиться с порученным мне заданием. Когда я закончила и собралась выходить, было уже довольно темно. А в коридорах пустынно и тихо. Штат учителей еще не был укомплектован и учеников только-только начали переводить. Народа в принципе было не очень много. Главные двери были уже закрыты охранником, и я пошла к запасному выходу. Дверь стояла открытой нараспашку. Издалека я увидела через проем знакомую фигуру на крыльце. Это был Максим в бежевом свитшоте, который стоял ко мне спиной и кого-то ждал. Я попятилась назад, вспомнив о своей куртке в гардеробе. А еще я услышала шаги приближающегося охранника. Бесшумно пробежав в открытый гардероб, отделенный перекрашенными на сто раз прутьями, я сняла куртку и спряталась за выступ.

- Ну, что, приехали? – шаркая, он остановился напротив запасного выхода.

У него была тучная фигура, но рост средний. А еще он сильно сутулился и вообще доверия не вызывал. Теперь я понимала, почему. Сквозь открытую дверь шел сквозняк. Ветер принес скрип шин. Появились двое молодых людей старше Максима. В сопровождении охранника они открыли замок и спустились вниз в подвал. Через некоторое время вынесли две большие бочки. Несли аккуратно, кряхтели и пыхтели, стараясь не уронить.

- Никто точно их не хватится? – спросил один из них.

- Да кому они нужны, никому не нужны, - отмахнулся охранник. – Ключ от подвала только у меня.

Когда они вышли, я воспользовалась тем, что дверь в подвал открыта и сбежала вниз. Длинная лестница привела меня в тускло освещенное помещение. Здесь на железных полках в ряд стояли уже ненужные колбы, мензурки и прочее лабораторное оборудование. А также десять бочек. Именно они и были источником того самого навязчивого запаха, от которого у меня болела голова с первого дня. Такие большие, что там могло два человека поместиться. Теряясь в догадках, как мне выбраться из здания, я поднялась из подвала, чувствуя усилившуюся головную боль. Еле вернувшись в гардероб и спрятавшись за выступом, я осела, потирая лоб. Когда меньше всего хочешь, чтобы тебя обнаружили, головная боль совсем некстати. Предположения, как бы я могла выбраться из школы, хаотично кружились надо мной, и я почти потеряла сознание. Когда новые шаги заставили меня вздрогнуть от страха. В школе был кто-то еще. Я не могла понять, с какой стороны он идет, но чувствовала что-то ужасное. Нарастающее. Это были не мелкие воры охранник и мой одноклассник. Это был кто-то другой. Предчувствие страха. Еще не сам страх, а это предчувствие. Мелкой рябью по поверхности затопило меня.

- Мы так не договаривались, - вернулись обратно в школу Максим и охранник. – 50\50, Такой был наш уговор! – эмоционально реагировал он.

- Где такое видано, чтобы посредникам 50% отдавали? – ответил он, оскалившись.

Ровный ряд золотых зубов блеснул в полумраке пустынного фойе первого этажа.

- Но ты же сам сказал. Найдешь, кто купит – половина тебе! – был разозлен Максим. – Я не посредник, а ты не собственник. Это не твоя кислота!

- Какая прошаренная нынче молодежь, - сыронизировал охранник, собравшись к себе в каморку. – Может, еще товарную накладную тебе показать?

Он отсчитал несколько тысяч от полученных денег и отдал ему. Что-то пробубнив про обнаглевших школьников, он собирался уйти, как ученик схватил его за локоть. Уже почти открыв рот для бранных ругательств, охранник замер. Максим показал пальцем наверх. Теперь и они слышали шаги.

- Здесь кто-то есть? – удивился Макс.

- Нет. Только если через окно кто-то залез, - поднял голову наверх он. – У нас же актовый зал стоит отдельным пристроем. Если на крышу смогли вскарабкаться, то по ней в открытое окно ….

- Супер. Кто-то слышал, как мы тырим школьное имущество, - рассердился на него Максим.

Охранник снял дубинку с пояса и показал ему:

- Ты иди по запасной лестнице, я по главной.

Шаги прогуливающегося по коридорам человека возмутили их своей вальяжностью и безразличием. Они начали свой подъем, стараясь не шуметь. И едва они ступили на первую ступеньку, шаги стихли. Они поднимались параллельно, видя друг друга на пролетах. Сквозные коридоры никого взору не открывали, когда охранник включал свет. Так они поднялись до самого верхнего этажа, а потом стали спускаться обратно. Однако охранник не увидел мальчика на третьем пролете.

- Макс! – сразу же позвал он.

Никто ему не отозвался. Странная ситуация напрягла его и рассердила. Решительным шагом направившись вдоль по коридору, он миновал белые двери учебных кабинетов.

- Макс! – вышел на пролет запасной лестницы он.

Устремив взгляд наверх, он взбежал по ступенькам. На них лежал девятиклассник с проткнутой шеей. Из нее торчал большой железный прут. От удара он изогнулся и вошел прямо в голову. Правда, кость черепа пробить не смог. Но смерть наступила мгновенно. Кровь обильно сочилась из раны и окрашивала розовые ступени в благородный липкий рубиновый. Охранник нервно сглотнул. Сделав несколько шагов назад, он едва успел сообразить, что следует делать, как вскрикнул от удара. Рассекающее воздух дно тяжелого огнетушителя пришлось ему на затылок. Негромко простонав, он упал на колени. Еще один удар наотмашь по голове уже заставил его упасть ничком и потерять сознание. Тем не менее два крепких столкновения с днищем огнетушителя не убили мужчину. Он очнулся оттого, что кто-то тащил его за ноги по коридору. Чувствуя свой раздробленный затылок, он оставлял за собой кровавый след. Свет снова был выключен, и он не видел тащившего.

- Ты кто? – стенал он, раскинув руки.

Все вертелось перед глазами.

- Ты вор? – не понимал он. – Вор?

- Нет, я не вор, - ответили ему. – Но ты хреновый охранник.

Охранник пораженно щурился, пытаясь разглядеть человека. Тембр голоса поразил его. Они дошли до главной лестницы. Его столкнули вниз по лестнице, и он пролетел вниз кубарем. Шею он не сломал, но плечо явно вывихнул. Упершись смятым телом в стену пролета второго этажа, охранник горестно простонал:

- Отпусти меня!

- Прекрати верещать, тебе никто не поможет, - ответили ему.

- Мне нужно в больницу.

- Ну, конечно, - издевательски протянул голос и снова столкнул его вниз по лестнице.

Так нападавший спустил его на первый этаж. Когда их увидела Аня из-за своего укрытия, она положила себе ладонь на губы, чтобы не закричать от ужаса. Охранник лежал сломанной марионеткой и несчастно стонал. Темная фигура рослого мужчины с огнетушителем в руках склонилась над своей жертвой.

- Макс помер быстро, я не рассчитал. Вообще-то, он меня больше интересовал. Но и ты для забавы сойдешь, - усмехнулся он.

Сняв предохранительное кольцо с огнетушителя, он пинком отбросил его на спину. Наступив ему на голову, он направил шланг огнетушителя прямо ему в рот и нажал на спуск. Тело охранника задергалось. Горло мгновенно наполнилось пожарной пеной. Через несколько мгновений мужчина захлебнулся.

2

- А где Максим? – спросила учительница русского языка в середине урока.

Аня вздрогнула от этого вопроса и подняла испуганный взгляд. Она не помнила, как вернулась домой. Видимо, еле добравшись до кровати, моментально отключилась. Утром ей даже показалось все произошедшее страшным сном. Муся подняла руку и сказала:

- Вроде он в деревню к бабушке собирался в конце недели.

- Хм, ваша классная руководительница ничего не говорила, - удивлялась она.

Ее взгляд пересекся с встревоженным Аниным. Наклонив голову, она покрутила ручкой:

- Ты в порядке?

- Да, в порядке, - негромко ответила Аня.

Логика вещей не умещала факт того, что Максим не пришел на уроки. Ведь если бы произошедшее вчера было правдой, то в школе бы уже стоял скандал? Где пятна крови на полах? Где тела? Аня открыла альбом и взялась за ручку. Она собиралась нарисовать птицу, чтобы отвлечься и прийти в себя. Муся, сидевшая вперед нее, обернулась:

- Новый шедевр?

- Возможно, - еле слышно отозвалась она.

- Сядем вместе на литературе раз Макса нет?

- С радостью, - честно призналась Аня, посмотрев на нее.

Муся улыбнулась и кивнула ей. И ей стало лучше. Возможно, ей вчера все показалось? Померещилось в темноте или даже приснилось? Ведь Муся сказала, что Максим собирался поехать к бабушке. Успокоив себя, весь день в школе она провела в Мусиной компании. Она восторженно рассматривала ее рисунки, они обсуждали прочитанные книги на переменах. Новая подруга ей определенно была по душе. У них были одинаковые вкусы в музыки, им нравились одни и те же фильмы. Ожидая, что и завтра они проведут еще один замечательный день, Аня утром пришла в школу, напевая что-то себе под нос. В фойе небольшими группками стояли школьники разных классов. Дверь в подвал находилась под замком. Возле нее стояли завуч, директор и новый охранник. Они оглядывали замок. Расстегивая куртку, Аня подошла к ним ближе.

- И охранник куда-то пропал и ключ куда-то пропал, - констатировал усатый директор.

- Наверное он запил, - предположила завуч. – От него частенько несло перегаром. И вообще, - ее голос понизился. – Показался мне скользким человеком, а я вам говорила.

- Дам задание отделу кадров, чтобы нашли его. А вы пока найдите ключ, - обратился к новому охраннику директор. – Это не к спеху, там барахло одно. Поищите в его каморке.

Пожилой мужчина в кепочке утвердительно кивнул. Они разошлись, не обратив внимания на таращившуюся на них девочку. Аня потянула молнию куртку вниз и пошла к гардеробу. Пока у нее принимали верхнюю одежду, она увидела в углу огнетушитель и вздрогнула, когда ее плечу коснулись.

- Ты чего? – рассмеялась Муся.

Видимо, дрожь пробежала слишком сильно. Аня виновато улыбнулась и поспешила извиниться.

- У нас сегодня смешанная физкультура с десятым классом. Физрук сказал, будем играть в волейбол, командами. Классно, да? Ты хорошо играешь?

- Вообще-то не очень.

- Не может быть, ты же такая высокая, - удивилась Муся.

- Ну, вот как-то не получается, - поправила рюкзак на плече Аня.

- Просто не относись к этому серьезно, - взяла ее за руку она и потащила за собой. – Пойдем, мы должны выиграть, на тебя одна надежда. Все решает настрой, верь мне.

И это был лучший урок в ее жизни. Ей впервые стало казаться, что она не зря перешла в эту школу. Играли по очереди, сначала мальчики, потом девочки. Пока играли мальчишки, Муся так весело шутила, что Аня окончательно расслабилась и ей было совсем не страшно выйти к сетке. Хоть определенное волнение перед старшеклассницами должен был присутствовать, Аня совсем не боялась. И внутренняя уверенность сыграла плюсом в ее сторону. Будучи под сеткой, она вовремя ставила блоки, а будучи подающей, отправляла великолепные сильные удары. Да и отбивала оперативно.

- Мы выиграли благодаря тебе! – восхищалась Муся в раздевалке.

Они меняли спортивную форму на обычную одежду. Аня сидела на лавочке и завязывала шнурок на ботинке, радостно улыбаясь. Может быть, ей не нужно большого числа людей в классе, чтобы чувствовать себя комфортно? Возможно, она бы смогла найти себя и из небольшой компании шести девочек.

- Кстати, ты же в 26-м доме живешь? – спросила Света, оправляя пуловер. – Старый такой, покосившийся?

Муся обернулась к ней, а Аня густо покрылась краской, вновь почувствовав себя самой неуклюжей девочкой на свете. Милана кивнула, застегнув рюкзак и перебросив через плечо:

- Да-да, твой дом рядом с моей новостройкой. Такой ужасный. Почему его не снесут? Жить в таких условиях просто немыслимо.

- Какая разница, где человек живет? – нахмурилась Муся.

- А мы что-то сказали? – удивилась Света.

- Человеку неудобно, неужели вы этого не видите.

Еле сдерживая нарастающий гнев, Аня забрала рюкзак и поспешила покинуть раздевалки. Милана и Света переглянулись, действительно не понимая причины обид новой одноклассницы. Муся накинула сверху вязаную голубую кофту и поспешила вслед за ней. Девочки пересекли поле спортзала в обход. Аня широким шагом шла чуть впереди. Муся смогла догнать ее только в фойе. Буквально врезавшись в нее, потому что та резко остановилась. Муся встала перед ней и поразилась:

- Ты такая ранимая, - она была искренне удивлена. – Это просто слова, они не должны влиять на твое настроение. Света и Милана хорошие, просто иногда несут чушь.

Ее взгляд был устремлен поверх нее. Муся обернулась и увидела родителей Максима, которые с полицейским и классной руководительницей быстрым шагом шли к лестнице. Девочки переглянулись и побежали вслед за ними. Взрослые шли к кабинету директора на втором этаже. Они зашли туда и плотно закрыли дверь.

Появление в маленькой школе полицейского всех будоражило. После физкультуры шла алгебра. Ребята уже переговаривались о причинах появления родителей Максима. Больше всех была встревожена, конечно, Муся. Она нервно теребила косую челку и взволнованно кусала губы. К началу урока учительница алгебры пришла вместе с классной руководительницей. Муся тут же громко спросила:

- А где Максим?

Аня, сидевшая рядом с ней, задавалась тем же вопросом в своей голове и не знала на него ответа. Классная руководительница – ухоженная женщина средних лет с прической каре поправила края палантина и вынужденно сообщила своим новоиспеченным подопечным:

- Максим пропал, - пожала плечами она.

- Он не у бабушки? – удивилась Муся.

- Родители тоже думали, что он у бабушки, но, когда ей позвонили, она сказала, что у нее его нет, - женщина выглядела напуганной. – Дай Бог, найдут. Но уже вторые сутки как никто его не видел. Кто видел его последним?

- Я видела, он после уроков меня домой проводил и пошел к себе, - ответила Муся.

- Нет, он не приходил домой, - вздохнула классная руководительница. – В общем, ходите после уроков по двое. Вот вам мой наказ. И гулять дальше дворов своих домов не выходите. Вот вам мой наказ.

Ребята тревожно переглянулись. Собираясь уходить, она подытожила:

- Сохраняем спокойствие, панике не поддаемся. И верим в лучшее.

Они согласно кивнули. Муся почти расплакалась, но сдержала эмоции, убеждая себя, что все будет хорошо. Аня смотрела в окно с отсутствующим видом. То, что она видела в тот вечер, определенно казалось ей сном. Все больше и больше. А может, стоило сказать? Но как она могла рассказать про то, в чем сама была не уверена?

Света и Милана сидели на соседнем подъезде своего дома. Крытый, с лавочкой, он напоминал беседку. Поедая одну пачку чипсов на двоих, они пролистывали ленты социальных сетей. Начинало холодать, без теплых курток им было бы некомфортно сидеть. Сосед из первого подъезда счищал небольшую осеннюю грязь с машины.

- Блин, поздно уже, надо домой, - обратила внимание на время Света.

- Угум, - отозвалась вторая подруга, убрав телефон в карман. – Эта Аня странная. Тебе так не кажется?

- Вот тетя моя говорила, что в эту школу будут отбросов сваливать, а мама моя не верила, - с готовностью поддержала она. – Я так и не поняла, что такого грубого мы сказали.

- Я тоже, - пожала плечами Милана. – Мы же такие добрые, - она оглядела опустевший двор.

Сосед из первого подъезда скрылся в доме. Они остались одни.

- Слушай, пойдем домой. Что-то страшновато, - поежилась Милана.

- Давай. Только сначала давай сфоткаемся, - улыбнулась Света.

Девочки сфотографировались и выложили в социальные сети. Собираясь уйти в подъезда-беседки, они уже спустились вниз по ступенькам, как увидели вдалеке высокую темную фигуру. Это была черная куртка с капюшоном. Почувствовав что-то подозрительное, они остановились.

- Это тот, кто машину скрёб? – неуверенно спросила Милана.

- Нет, он же зашел в свой подъезд, - кивнула вдаль Света.

- Он смотрит на нас, - тревожно схватила подругу за руку она.

Словно услышав их, человек направился к ним широким шагом. Чуть не закричав, они побежали взлетели по четырем каменным ступенькам наверх и забежали в тамбур.

- Ты знаешь код домофона? – изо всей силы закрыла первую наружную дверь Света.

- Блин, нет, конечно, это же не наш подъезд! – истерично воскликнула Милана и набрала номер квартиры. – Тут же со 125-й начинается, да?

- Давай быстрей! – прикрикнула на нее она. – Он идет сюда! Я не смогу удержать дверь!

Шли гудки вызова. С первого же раза внешняя дверь, потянутая на себя, вылетела наружу. Слабые руки худенькой девочки не удержали ручку. Света закричала, увидев блеснувший нож. Поднятые руки закрыли лицо. Милана присоединилась к ее воплю ужаса. Из домофона раздался протянутый старческий голос.

- Откройте! Откройте! – верещала Милана, дергая железную полукруглую ручку.

Когда раздался сигнал открытия и загорелся зеленый огонек на домофоне, нож вонзился Свете в грудь, проткнув пуховик. Проткнутые легкие заглушили ее крик и заставили рухнуть на колени. Милана едва успела проскользнуть в подъезд, но преследовавший тоже успел вслед за ней. Темнота первого этажа поглотила их. Нож со свистом рассек воздух, но не достал ее. Громко призывая кого-нибудь выйти ей на помощь, Милана побежала вверх по лестнице. Далеко убежать она не успела, потому что убийца бросил тело рывком вперед и преодолел большее расстояние, чем нежели бы просто бежал. Нож вонзился ей в ногу ниже колена. Девочка тут же споткнулась и упала лицом вперед. Моментально разбив себе нос, она уже не верещала, когда убийца развернул ее на спину и начал наносить удары ножом в грудь. Свет с верхнего этажа осветил широко распахнутые глаза жертвы. Светло-зеленые красивые глаза, безжизненно устремленные вверх, в которых еще не успели высохнуть слезы. Убедившись, что нанес достаточное количество ударов в грудь, он отошел от нее. Оставалось еще недоконченное дело, которое именовалось Светой. Получив не смертельное ранение, она успела выползти на крыльцо, на котором еще недавно фотографировалась вместе с подругой. Кашлем отхаркивая кровь, вырывающуюся из раненного легкого, она понимала, что скоро захлебнется. Сигнал открывшейся подъездной двери возвестил о возвращении сумасшедшего. Второй удар лезвия проткнул до самого сердца. Света умерла в тот же момент. Для верности убийца повернул нож влево и вправо. Девочка, не двигаясь, лежала на холодном бетонном крыльце.

Просмотры: 609

Следующий пост
Третья комната
Предыдущий пост
ОБЗОР ИГРЫ - HOUSE OF ASHES
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!