НЕ ГОВОРИ НИКОМУ

Фэнзона

А где все? Часть 2 заключительная

БиблиотекаКомментарии: 0

3

Первым уроком у класса 9 «А» была геометрия. Некоторое время спустя начало урока они открывали учебники и шуршали тетрадями. Учительница не спешила начинать урок. Сняв очки, она укусила дужку, пораженно глядя на пустующую первую парту.

- А где Света с Миланой? – недоуменно спросила она. – Заболели что ли?

Ребята пожали плечами как вчера. Беспокойство начало охватывать их все сильней.

- Что происходит? – покачала головой учительница.

- Новостей про Максима нет? – с надеждой задала вопрос Муся.

Та отрицательно покачала головой. В такой тягучей тяжелой атмосфере ничего не хотелось делать. Ни учиться, ни разговаривать. Учительница с сожалением оглядела подростков, которым приходится проходить через такой стресс потери одноклассников.

- Вы им позвоните, девочкам, - предложила она.

- Может, опаздывают, - предположил один из учеников, достав телефон и набирая номер одной из девочек. – Выключен, - оглядев одноклассников, сказал он.

В дверь постучались. В кабинет заглянула напуганная завуч и жестом подозвала учительницу. Поднявшись, та вышла. Ребята повернули головы в одну сторону и разом замолкли, прислушались. Раздались ее возгласы. Муся выразительно приподняла бровь, понимая, что на этот раз сдержать эмоции внутри себя не получится.

Почти не видя дороги, Муся шла домой. Слезы застилали ее глаза. Ватные ноги наступали наугад. После известия о смерти девочек их сразу отпустили с уроков. Пока ей везло не споткнуться ни об один камень. Аня шла следом за ней, стараясь поравняться, но не успевала. Их путь пролегал через дворы многоэтажек, где изредка встречались прохожие и проезжали легковые автомобили по не заасфальтированным ухабам.

- Хорошо, что нас отпустили домой пораньше, да? Может, пойдем, погуляем где-нибудь? – наконец решилась предложить она.

- Погуляем? – остановилась она и возмущенно посмотрела на нее. – Да что с тобой?!

Девочка смутилась и отвела взгляд в сторону. Ей стало жутко неудобно, как когда на нее все смотрели.

- Наши одноклассницы мертвы! Почему тебя это не волнует?!

Аня подумала и нашлась, что ответить:

- Просто мне кажется, ты в таком состоянии, что тебе не нужно оставаться одной. Нет, я тоже переживаю, конечно, - спешно добавила она. – Ты даже не представляешь, как у меня голова болит от всего этого.

- Я не буду одна, у меня там сестренка и дедушка, - показала рукой в сторону своего дома Муся.

Ее тон голоса значительно успокоился, когда она услышала, что и Аня переживает. Ей даже стало стыдно за свою вспышку, и она поинтересовалась, натянув рукава зеленой парки:

- А ты? Ты с кем будешь?

Отсюда был виден покосившийся почти черный от времени дом Ани, стоявший напротив новостройки погибших девочек.

- Твои родители дома?

- Мои родители – домашние тараканы, - нахмурилась она, поежившись. – Бабушка дома, да.

Муся сочувственно вздохнула и сделала шаг навстречу, подняв руки. Аня сильно вздрогнула, подавшись назад. Одноклассница удивилась, даже замерев от такой реакции.

- Что с тобой?

- А с тобой чего? – недоверчиво смотрела на ее позу с поднятыми протянутыми руками она.

- Я хотела тебя обнять, - удивилась Муся, приблизившись к ней.

- Да? – нервно улыбнулась она и объяснила. – Меня никогда не обнимали.

- Ну, что ты такая вся ершистая, - тем не менее завершила свое движение Муся и обняла ее, поднявшись на цыпочки. – Сейчас такой сложный период для нас всех. Мы должны поддерживать друг друга, - погладила ее по спине она.

Аня издала неглубокий вздох и согласно закивала. Обстановка между ними окончательно разрядилась и стала теплой, растекающейся. Как молочная утренняя туманная дымка. На ее лице мелькнула и исчезла слабая улыбка.

- Приятно, - констатировала Аня.

- Все будет хорошо, - заверила ее Муся. – Мне надо идти, - отпустила ее она. – Пока. Я еще хочу зайти к родителям Максима, узнать, вдруг есть какие-то новости.

Новоиспеченная подруга согласно кивнула. Муся ушла, и Аня направилась к себе домой. Хоть она и шла с каменным выражением лица, их диалог невероятно взволновал ее. Меньше всего ей хотелось видеть Мусю такой расстроенной. Да и произошедшее со Светой и Миланой как-то грызло изнутри. Стоило ей рассказать о том, что она видела? Муся бы ей поверила? Другие люди точно не поверили бы и назвали сумасшедшей. Или задались бы вопросом, почему она сразу все не рассказала.

Пытаясь успевать за потоком своих мыслей, Аня так сильно задумалась, что не заметила учительницу химии. Она жила в другом районе города, но шла на автобусную остановку по короткому пути через дома их спального района. Ей оставалось до покосившегося подъезда всего несколько метров, когда ее громко окликнули. Обернувшись, она учтиво подошла, вопросительно глядя на нее.

- Вам же сказали не ходить по одному, - строго, но не грубо напомнила женщина.

- Да, я знаю, я Мусю проводила и вернулась вот, - пожала плечами Аня.

- Ужас, как девочек жалко, - тяжело вздохнула она. – Еще и Максим пропал. И, главное, свидетелей вообще нет. Как такое может быть вообще.

Она сильно нахмурилась и потерла лоб, обернувшись в сторону дома. Учительница поинтересовалась:

- Ты здесь живешь?

- Ага, - стыдливо кивнула девочка. – Не повезло, да? Может, жизнь была бы другой, и я была бы другая.

Удивившись ее умозаключению, учительница химии покачала головой:

- Еще рано выводы делать, ты только в девятом классе учишься … - она подошла ближе и сказала. – Знаешь, я тоже когда-то жила в таком доме, тогда как у моих одноклассников, а потом и у одногруппников жилищные условия были гораздо лучше. Это ничего не значит.

- Нет, вы не понимаете, - перебила ее демагогию Аня.

Женщина еще более удивленно посмотрела на нее и ничего не сказала. Девочка развернулась и скрылась в подъезде своего дома. Аня поднялась по скрипучим деревянным ступенькам на второй этаж и вошла в квартиру, дверь которой стояла приоткрытой. У них было всего две комнаты. В одной жили родители, в другой, где стояла плита, жили они с бабушкой. Бабушка дремала на диванчике. Аня прошла мимо нее и села на подоконник. Окна выходили во двор, и она видела, что учительница все еще стоит и не уходит. Сокрушенно вздохнув, Аня укорила себя за столь резкий ответ. Ведь, возможно, учительница просто хотела быть вежливой. Да и вообще, из всего учительского состава была более заинтересованной в их делах. Эта социальная неуклюжесть так ее изматывала. Нет, Аня не боялась плохих оценок за грубость в последующее время. Ей действительно было неудобно за то, что она проявила себя невоспитанной. Дальше-больше, и Аня некоторое время сидела в оцепенении, трагично прокручивая мысль снова и снова, как в центрифуге. Учительница уже давно ушла, а за окном стемнело. Набежали легкие сумерки, в которых на пустыре напротив стали чернеть сваи строящегося дома. Забор вокруг стройки был довольно низкий и весь пустырь лежал как на ладони. Ей потребовалось еще минут пять более-менее успокоиться. После чего Аня поглядела на стройку от нечего делать. И чуть не свалилась с подоконника, потому что снова увидела ЕГО Это точно был он. Рослая тучная фигура в черном пуховике. Его капюшон полностью закрывал лицо. Так неужели он жил на стройке? Ане не верилось, что он видит ее через такое расстояние, да еще и без включенного света. Но он стоял, засунув руки в карман пуховика и не уходил. От страха закрыв небольшие шторки на леске, Аня стала выглядывать в прорезь. Человек по-прежнему стоял там. Возможно он кого-то ждал, но смотрел прямо в ее сторону. Неужели он увидел Аню в тот злополучный вечер?

- Уйди уже оттуда, - от страха негромко попросила она.

Словно по команде, он развернулся и пошел в сторону школы. Это было самое ближайшее здание. Чтобы дальше видеть его путь, ей пришлось открыть створку окна и высунуться. К ее великому ужасу, он поднялся по запасному крыльцу и скрылся внутри. Значит, он скрывался где-то в коридорах школы. Возможно, жил в подсобных каморках на этаже или кладовках. Ведь СОШ №1105 была бывшей лабораторией и имела достаточное количество маленьких дверей на каждом этаже. Аня закрыла створку окна и обернулась к спящей на диване бабушке. Присев на край, она осознала, что все-таки ей нужно о нем рассказать, хоть она и не помнила детали того вечера. И при поддержке Муси, возможно, кто-то ей поверит.

4

Между третьим и четвертым уроком на Мусю навалилась такая апатия, что она присела на подоконник в коридоре и больше не могла встать. На ней была надета свободная клетчатая рубашка. Голова прильнула к холодному стеклу. Размеры подоконника позволяли разместиться свободно. Ноги в кедах даже не доставали до стены. Хоть звонок и прозвенел, а значит, урок начался, она не находила в себе сил даже пошевелиться. Отлично понимая, что Максима живым уже не найдут, девочка вспоминала все хорошие моменты, что между ними были. В преддверии безысходного итога, она теперь даже простые приятные мелочи видела невероятно красивыми, дико романтичными, искренними и трогательными. Мелочи, которые не повторятся больше никогда.

- Так вот ты где, - оторвал ее от мыслей голос Ани.

Щека отлепилась от оконного стекла. Муся устало посмотрела на нее и тихо сказала:

- Иди на урок, я хочу побыть одна.

Та понимающе кивнула, но не ушла. Она подвинула ее ноги, чтобы расположиться напротив. Муся вышла из оцепенения, подтянула колени, позволив ей это сделать. За окном пошел снег. Первый снег в этом году. Но девочки не обратили внимания на танцующие кружащиеся снежинки, весело опадавшие на замерзшую уж несколько месяцев грязь.

- Мне надо тебе кое-что сказать, - начала Аня.

- Я слушаю, - скрестила ноги перед собой Муся.

- Только прошу тебя, то, что я скажу, очень важно. Я хочу, чтобы ты знала, - она прямо посмотрела на нее. – Я сразу не сказала, потому что сама точно не верю в то, что видела. Отчетливо не помню. И … я прошу тебя о помощи. Знаешь, у меня ведь никогда не было подруг. Давай попробуем вместе разобраться. И заранее прошу меня простить. Я просто очень сильно испугалась.

Некоторое время она молча смотрела на нее, переваривая это странное заявление. Затем, подумав, Муся кивнула. Прислушавшись к себе, она решила, что не будет осуждать ее. Что бы та ни сказала. И Аня начала говорить. Она рассказала, как задержалась в день исчезновения Максима из-за длительного дежурства после уроков. Как увидела незаконную продажу школьного имущества. И что охранника и Максима убил неизвестный высокий человек. Но наутро никаких следов в школе никто не обнаружил, и Аня подумала, что все это ей просто померещилось. А после смерти Светы и Миланы ей стало казаться, что их класс кто-то преследует. От озвученного факта смерти своего парня, Муся расплакалась. Хоть ранее и понимала, что скорее всего он мертв. Горькие слезы покатились по ее щекам, и она закрыла лицо ладонями.

- Прости меня, - искренне попросила Аня. – Это я во всем виновата.

Некоторое время ей потребовалось, чтобы остановить поток своих слез. Потом Муся решительно слезла с подоконника. Натянутыми рукавами рубашки вытерла мокрые глаза. Забрав рюкзак, она закинула его на спину и решительно обернулась к ней:

- Идем.

- Куда? – оторопела Аня, тоже встав с подоконника.

- К завучу, к классной руководительнице. Надо все рассказать, - протянула ей руку Муся. – Идем.

- Но мы же не знаем, кто это.

- Боже мой, Аня, это же очевидно, - поразилась она. – Кто-то из тех ребят, которые покупали кислоту! – почти выкрикнула Муся. – Не захотели свидетелей оставлять, - объяснила она.

- Неужели эта кислота такая дорогая?

- Это химическое вещество, в магазине как хлеб ее не купишь, - сама взяла ее за руку Муся и потянула за собой. – Они же забирали две бочки из подвала, видели, сколько там еще. Просто больше денег платить не захотели.

- Но я же слышала его шаги сверху, - неохотно шла за ней Аня, слегка перетягивая ее в свою сторону, чтобы та остановилась. – А они вышли через запасной ход.

- В пустом здании вечно откуда-то странные звуки и громыхания, - остановившись, объяснила она. – Моя тетя работает вахтером в техникуме. Ты сама сказала, что часто зажмуривала глаза. Ты могла не видеть, как они вернулись.

- Нет, Муся, - вырвала руку Аня и осталась стоять на месте. – Этот убийца прячется в школе. Вчера я видела его опять, из своего окна, на стройке. И он вошел сюда.

Муся отрицательно покачала головой и сокрушенно вздохнула. Версия подруги казалась ей неправдоподобной.

- Ну, как огромный мужик может где-то тут прятаться? Тут же есть охранник. Он осматривает помещения.

- Муся, - почти взмолилась девочка.

- Знаешь, останемся после уроков, - предложила та. – Сами осмотрим все здание, и ты убедишься, что здесь никого нет. А после этого пойдем к учителям, в полицию, к родителям. И ты все расскажешь.

- Останемся … в смысле, - нахмурилась Аня. – Одни что ли?

- Я попрошу Филиппа и Севу с нами остаться.

- А охранник?

- Подсунем ему бутылку коньяка, - легко находила решения Муся. – Идем, - снова взяла ее за руку она и потянула за собой.

На этот раз Аня пошла за ней без сопротивления. Но все же уточнила:

- Куда?

- В магазин за коньяком, - бросила ей через плечо она.

- А нам продадут?

- Я знаю место, где продадут, - заверила ее Муся.

Аня в этом не сомневались. Бывают такие люди, которые решают поставленные задачи легко. К такой категории хомосапиенс относилась Муся. То, что Ане, как, мягко говоря, закрытому человеку казалось непосильной, просто невыполнимой миссией, вторая девочка даже не считала какой-то трудностью.

И Сева, и Филипп мгновенно согласились помочь одноклассницам разобраться в странных делах, творящихся в школе. Им это показалось не сколько опасно и авантюрно, сколько отважно и дико интересно. Хоть они и не озвучили вслух, но больше поверили в версию Муси. Ведь странная замкнутая девочка Аня не имела рациональных объяснений и в своем предположении постоянно упоминала такие слова, как «кажется», «точно не помню», «вроде слышала шаги». Но ввиду того, что она была единственной возможной свидетельницей жестокой расправы над их одноклассником, мальчики остались с ними после уроков.

Сделать это им не составило труда. В каждом кабинете находились платяные шкафы для одежды, куда раньше лаборанты вешали свои халаты. Когда здание стало средней школой №1105, шкафы опустели, ведь ученики сдавали вещи в общий гардероб, а учителя оставляли все в учительской. Потребовалась небольшая находчивость, чтобы забрать сданные утром куртки из гардероба и незаметно спрятаться в этих шкафах. Но ребята справились.

В девять часов охранник закрыл внешние двери изнутри и сделал первый вечерний обход. Он заглянул в каждый кабинет и убедился, что ни засидевшихся учителей, ни учеников, не осталось. Затем проверил окна в коридорах, выключил везде свет и поспешил в свою каморку на первом этаже, дабы насладиться находкой. Кто-то оставил в одном из кабинетов отличный коньяк. Предположив, что сей презент достался учителю от родителей какого-нибудь двоечника, мужчина радостно уволок к себе бутылку.

Муся и Аня сидели в шкафу еще около пятнадцати минут, после того, как в него заглянул охранник. Прежде чем они покинули свое убежище, сначала по очереди боязливо высовывались. Затем у них просто затекли ноги, и они вышли на свободу. Неспешно маневрируя между парт в темноте, Муся сразу подошла к двери и, прильнув к ней ухом, прислушалась. Звуков шагов в коридоре не было. Аня уточнила, присев на край парты:

- Мы же не будем выходить сейчас?

- Конечно, нет, - негромко ответила Муся. – Подождем еще минут пятнадцать.

- Тебе не страшно? – поежилась она, обняв себя за плечи.

- Нет, мне не страшно. Потому что в школе никто не живет, - достала из заднего кармана ножницы Муся, собираясь возиться с дверью, запертой охранником снаружи. – Тут такие простые замки, честное слово. Могли бы даже не закрывать. Я умею с ними справляться, они как у меня дома, - присев на корточки, она приставила ножницы к замочной скважине. – Моя сестренка любит закрыться в комнате, типа спряталась. Я приноровилась к таким замкам, чтобы доставать ее оттуда.

- Хорошо … - наблюдала за ее силуэтом Аня. – Хорошо, что ты больше не грустишь из-за Макса.

- Как это не грущу? – остановилась она, посмотрев на нее через плечо. – Конечно, грущу. Я его любила. Просто сейчас важнее разобраться. Мы с ребятами докажем тебе, что никого здесь нет.

- Да, но я имела ввиду другое, - смущенно улыбнувшись, усмехнулась она. – Ты, естественно печалишься. Но ведь это пройдет, не так ли?

Муся снова занялась замком, а Аня продолжила, начиная болтать в воздухе ногой. Несмотря на всю эту мрачную обстановку, у нее было как никогда хорошее настроение. Ведь они находились наедине. Пока охранник не напьется и не уснет, у них было несколько часов на полноценное общение.

- И жизнь наладится, вернется в свое русло, - натянула кофту на руки она. – Можно было бы сходить в парк или в кафе куда-нибудь, правда ведь?

- Аня, ты лесбиянка? – уточнила Муся оживившимся голосом.

Простой механизм дверного замка открылся. Муся встала и обернулась к ней. Просунув пальцы в кольца ножниц, она покрутила ими и положила на край ближайшей парты.

- Эммм … - засмущалась Аня, почувствовав себя сконфуженно от ее насмешливого тона.

- Может, тебя ввела в заблуждение моя короткая стрижка, - пожала плечом та. – Но я не люблю девушек.

- Нет, я тоже не люблю девушек, - нервно рассмеялась она. – Ты меня не так поняла. Я думала, мы сходим как подруги.

- Мне, конечно, приятно, что ты на меня запала. Но мне нравятся парни, - вздохнула Муся, поравнявшись с ней. – Извини, - она села на парту рядом с ней и вздохнула. – Макс не был моим типажом, даже не знаю, почему я его полюбила. Вообще мне нравятся мальчики как Филипп. Знаешь, широкоплечие такие, русоволосые. Видишь, какой он молодец. Сразу согласился нам помочь. Благородный такой.

Муся запнулась, почувствовав от подруги странную дрожь. Подняв руку, она положила ладонь ей на лоб.

- У тебя озноб, что ли? Твой лоб горячий.

- Как-то я нехорошо себя чувствую, - призналась Аня. – Может … может быть, я переволновалась. Темнота эта как-то давит. Я пойду схожу в туалет, ладно? – соскочила с парты она.

- Ладно, я пока мальчиков из кабинета выпущу, - засобиралась Муся.

- Нет, не надо. Они начнут шуметь, охранник всполошится. Еще недостаточно времени прошло. А я буду тихой.

- Ну, да, ты права. Мальчишки громкие, - и она села обратно.

Аня направилась к двери быстрым шагом, что-то негромко приговаривая себе под нос. Муся сочувственно проводила ее взглядом. Все-таки, она чувствовала, что та осталась расстроена ее отказом. Но против своей природы идти она никогда не умела и не хотела. Вытащив телефон, она увидела разряжающуюся батарею. Время 22:00. К полуночи охранник точно напьется, и они смогут безопасно все проверить.

5

Каморка охранника представляла собой узкое помещение без окна с одним монитором, на котором в черно-белом цвете были выведены камеры школы. Как внутренние, так и внешние. Именно этот монитор освещал силуэт спящего мужчины. Темно-зеленая тахта, на которой он спал, была слегка перекошена и занимала самое большое здесь место. Помимо нее, здесь еще каким-то чудом уместился довольно крупногабаритный холодильник. На полу стояла опустошенная бутылка коньяка. Возле нее болталась рука охранника. Здесь сильно пахло колбасой. Ее остатки лежали на столе возле монитора.

Приоткрывшаяся дверь еле слышно скрипнула. Темная фигура просочилась в каморку и, мягко ступая, оказалась возле спящего работника. Склонившись к нему, незваный гость некоторое время прислушивался к размеренному дыханию. Грудная клетка мужчины размеренно и высоко вздымалась. Легкие работали, впуская и выпуская воздух. Сердце перегоняло кровь по телу. Взяв со стола нож, которым резали колбасу, вошедший встал у изголовья и, потянув за подбородок, открыл шею как рабочую поверхность. Острота лезвия была проверена об угол стола. Засечка получилась глубокой. Прицелившись, темная фигура разрезала шею охранника слева направо. Из открытой раны тут же начала сочиться кровь. Глаза человека открылись, но он даже толком не успел осознать ситуации. Взяв бутылку за горлышко с пола, убийца разбил ею монитор. Он заискрился и погас. В месте удара осталась зияющая дыра. Острыми краями разбитой бутылки убийца начала наносить хаотичные удары в область шеи и лица жертвы. Все действо заняло не более пяти минут. А вот лицезрел результат своей работы он дольше.

Не дождавшись возвращения подруги, Муся вышла из кабинета. Она посмотрела в туалете, но Ани там не обнаружила. Потом вернулась и, не найдя ножниц, она подумала, что подруга пошла сама открывать мальчиков. Но когда подошла к кабинету, то нашла ее закрытой. Одноклассники ответили, что Аня к ним не подходила. Волнение заставило ее сердце биться чаще. Муся начала искать ее по этажам. Никто не отзывался. Тогда она спустилась вниз в фойе и остановилась на последней ступеньке, замерев от ужаса. Аня тащила за плечи охранника по полу. Муся протянула руку к выключателю. Свет зажегся и осветил происходящее. За охранником тянулся влажный кровавый след. Изуродованное бутылкой лицо выглядело сплошным фаршем.

- Аня, - пролепетала Муся. – Что здесь происходит?

- Я же говорила, что убийца здесь, - ответила она, продолжая тащить его за собой. – Посмотри, что он сделал с нашим охранником!

Девочку бросило в пот. Ей показалось, что не только спина, вся ее одежда промокла насквозь. Все органы внутри сжались. Так сильно, что даже не вздохнуть. До такой степени она оцепенела.

- Куда ты его тащишь? – еле разлепила губы Муся.

- Как куда? Надо спрятать! – истерично воскликнула Аня, отпустив тело.

Она почти швырнула его об пол, и Муся поразилась этой какой-то нечеловеческой силе. Даже для человека, хорошо игравшего в волейбол и обладая таким ростом, это было чересчур.

- Он же убежал! – она показала в сторону главных дверей, закрытых изнутри на засов. – Я сама видела! И завтра, когда все придут, люди подумают на нас. А мы не сможем этого объяснить!

Муся не могла оторвать взгляд от большой задвижки, которая все еще держала двери закрытыми. Страх с липкого менялся на обессиливающий. Она отчетливо ощущала, как перестает чувствовать свои ноги. Ей казалось, что она вот-вот упадет.

- Эй! – окриком привела ее в чувства она. – Ты не собираешься помочь мне?!

- Что? – ее повело и она прислонилась к стене, чтобы не упасть.

- Бери его за ноги, отнесем в подвал.

- Говорили, ключ от подвала пропал.

Аня пошарила в кармане и вытащила оттуда ключ:

- Я нашла, убийца, видимо, обронил, когда убегал.

Расплакавшись, Муся все поняла. Ноги окончательно перестали ее держать, и она осела на пол. Ей стало безумно горько от открывшейся правды. И вовсе не о своей угрозе жизни она думала, а о том, что человек, убивший Максима, все это время был настолько близок к ней. Ее рыдания и стенания прервались, когда Аня подошла к ней и буквально сунула острие ножа под нос:

- Не разводи сырость, Муся, у нас с тобой еще много дел.

- Каких дел? – отпрянула назад она.

- Убрать свидетелей, тупица! – крикнула Аня. – Филипп и Сева нам не поверят!

Слезы растопили тушь на ресницах девочки. По Мусиным щекам текли черные полосы.

- Вставай, твою мать, - повторила она.

- Ладно, - вынужденно согласилась та. – Ладно, хорошо.

И ей не верилось в то, что происходило. Но Муся смогла взять тело охранника за ноги и помочь Ане перетащить его к подвалу. Та открыла дверь и отбросила большой навесной замок в угол. Спустить вниз тело было гораздо легче. Аня столкнула его вниз ногой, и оно покатилось кубарем вниз. Пригрозив ей ножом, она также потребовала, чтобы и Муся спускалась. По дороге зажегла свет. Здесь так сильно пахло химикатами, что Мусины глаза высохли, и она заткнула нос рукавом рубашки.

- Открывай бочку, - потребовала Аня.

- Какую?

- Какая, на хрен, разница! Открывай любую! – вскричала девочка, держа нож на вытянутой руке.

Вздрогнув, Муся подошла к одной из десяти бочек и, зацепившись за край крышки, потянула ее. Это потребовала значительных усилий. Все-таки, она была значительно слабее физически. К тому же, они были хорошо закрыты. Когда, наконец, она справилась, крышка слетела на пол. Испарения кислоты вырвались с тройной силой. Муся раскашлялась и поспешила отойти. В это время Аня взялась за охранника, чтобы дотащить его до бочки и убрала нож в карман. Сделав вид, будто собирается взять тело за ноги, чтобы помочь ей перенести его, Муся прошла ближе к лестнице. Понимая, что тела Максима и предыдущего охранника лежат в этих бочках, она почувствовала гнев. Он разгорелся в ее груди как пожар и пронесся по конечностям. Адреналин вытолкнул страх. Муся посмотрела на бывшую подругу. Это не была Аня, не та талантливая девочка, которая нарисовала ее портрет на листке. Точно нет. Прежде чем она внутри себя приняла окончательное решение, рефлексы или инстинкт самосохранения сделали все за нее. Муся понеслась вверх по лестнице.

- Стой! – раздалось за ее спиной.

И топот ног по ступеням вслед за ней. Остановившись на середине, Муся развернулась и изо всей силы пнула ее в плечо. Та выкрикнула что-то нечленораздельное и полетела вниз. Эта позволило ей выиграть время и выбежать из подвала. Ее мозг так лихорадочно соображал, что она действовала максимально стратегически. Сначала собираясь побежать к выходу, она остановилась. Ведь ей надо освободить одноклассников, запертых наверху. Тогда Муся начала оглядываться в поисках навесного замка, который Аня отбросила куда-то в сторону. Поиски заняли буквально две секунды, а потом она ринулась захлопнуть дверь подвала перед носом убийцы. Однако, сил Муси не хватило, чтобы продеть замок в петли. Одного мощного толчка плечом изнутри было достаточно, чтобы убегающая отлетела назад. Ей показалось, что она пролетела несколько метров. Так сильно она никогда не падала за всю свою жизнь. Молниеносно подскочив к ней, Аня размахнулась и всадила нож ей в плечо. Муся вскричала, схватившись за левое плечо и начала отползать назад через фойе. Аня схватила ее за волосы, чтобы та остановилась. Кровь начала спешно пропитывать рубашку.

- Я не собираюсь тебя убивать! – вскричала она. – Почему ты убегаешь?

- Да? А почему такое исключение? – кривилась от едкой разъедающей боли Муся. – Думаешь, я не расскажу, что это ты всех убила? А девочек за что? Просто за то, что они в раздевалке сказали?

- Ты глупая, что ли? – уточнила Аня, угрожающе склонившись над ней. – Тысячу раз тебе сказала, что это не я!

Внезапно Муся выбросила здоровую руку вперед и воткнула указательный палец ей в глаз. Это произошло так резко и неожиданно. Аня выронила нож и отпустила ее волосы. Тут же сориентировавшись, Муся схватила холодное оружие и с боевым криком всадила его ей в бедро. Та упала набок и завыла от боли. Муся удивленно открыла рот, потому что в полутьме увидела, как из ее глазницы побежала кровь. Это заставило ее растеряться и слегка замешкаться. Стараясь защитить себя, она и не почувствовала, насколько сильно поранила ей глаз. Собравшись, Муся побежала в сторону каморки охранника. Там она быстро нашла связку ключей от кабинетов. Вернувшись обратно к лестнице, она с удивлением не обнаружила раненную Аню на месте их схватки посередине фойе. Ледяной страх провел длинными когтями по затылку. Придерживая раненное плечо, она побежала наверх, чтобы освободить закрытых мальчиков. Несмотря на то, что ранено было плечо, а не ноги, силы покидали ее стремительно. Муся добралась до кабинета, где сидели Филипп и Сева. В изможденном состоянии в темноте еле отыскав нужный ключ, она воткнула его в замок.

- Муся! Это ты? – спрашивали из-за двери они.

Муся открыла ее и, ворвавшись, почти свалилась им на руки. Связка ключей упала на пол.

- Что случилось? – оглядели окровавленную девочку они.

- Закройте дверь! Закройте! Она идет за мной! – взмолилась та. – Пожалуйста!

Сева поднял ключи и снова закрыл дверь. Муся перевела дух и спешно рассказала одноклассникам о том, что случилось. Филипп вытащил телефон, собираясь позвонить в полицию, но увидел разряженную батарею на экране.

- Черт, телефон разрядился, - обернулся к Севе он.

- Ну, ты ж его еще час назад посадил, когда играл, - пожал плечами другой одноклассник.

- А твой что?

- В ремонте, - развел руками Сева.

- Вы серьезно? – чуть не расплакалась от услышанного она. – Она же нас убьет.

- Ты думаешь, мы вдвоем с ней не справимся? – огляделся в кабинете Филипп. – Надо просто средство самообороны найти.

- Да тут нет ничего, - присоединился к его поискам Сева.

Муся прилегла на парту, понимая, что ей нужно в больницу. И побыстрей, иначе она истечет кровью. Тем не менее, парни ничего путного не нашли. В учительском столе лежал мел и тряпки, на подоконниках стояли горшки с цветами. За одним шкафом Сева отыскал старую деревянную швабру. Отломив от нее нижнюю часть, они решили использовать ее как палку. Все же лучше, чем ничего. Перед тем, как выйти, они бросили друг на друга взгляды. Хоть Аня и была девочкой, но весьма крепкой. К тому же убийцей, хладнокровно убившей пять человек. Отважно выдохнув, Филипп повернул ключ и открыл дверь. Едва он шагнул в темный коридор, как раздался всплеск. Заорал он, а затем Сева и Муся, которая пришла в себя от новой волны страха. Аня выплеснула в первого, кто вышел, кислоту. Химикат окатил его с головы до ног. Кожа моментально полезла с головы и с лица. Парень свалился от болевого шока, моментально потеряв сознание. Воспользовавшись паникой, Аня шагнула вперед и изо всей силы ударила Севу огнетушителем по голове. Тот рухнул на спину, раскинув руки. Муся побежала в конец кабинета, понимая, что выход отрезан. Несколько раз ударив его в голову дном огнетушителя, она словно хотела вдавить его в пол. Она была в ярости от пережитых увечий. Мальчик был уже мертв после нескольких ударов и не сопротивлялся. Но она продолжала опускать тяжелый предмет ему на голову, пока его череп не проломился. Муся закричала от ужаса, понимая, что ее ждет такая же жестокая расправа. Бросив окровавленный огнетушитель в сторону, Аня начала успокаиваться. Посмотрев на загнанную в угол жертву, она поделилась наблюдениями:

- Классные штуки. Уже не в первый раз выручают.

- Не убивай меня, - взмолилась Муся. – Пожалуйста ….

Аня направилась к ней. В ее руке блеснуло лезвие ножа. Рана на ноге заставляла ее хромать и также обессилила. Поэтому действовала она максимально быстро. Склонившись к бывшей подруге, Аня начала наносить удары ножом в живот. В одинаковом решительном темпе. Муся быстро умерла, недолго мучаясь в предсмертной агонии. Столь многочисленные ранения были несовместимы с жизнью. Но Аня продолжала ее колоть. Возможно со зла, возможно от отчаяния. Ее отпустило, когда острие ножа уже начало доходить до стены. Только тогда она смогла остановиться. Мертвая Муся мешком свалилась на пол. Аня выронила из рук нож и огляделась в кабинете. Посмотрев на свои окровавленные руки, она горестно закрыла глаза и погладила себя по лицу. Пальцы оставили красные разводы на лбу и щеках, потерли губы. Аня начала чувствовать нестерпимую боль от травмированного глаза. Вздохнув, она вышла из места бойни, прихрамывая, дошла до соседнего кабинета, где они еще недавно прятались с Мусей.

Уже рассветало. Она взяла свой рюкзак и села за парту. Оттуда она достала шарф и перевязала себе раненное бедро. Ей повезло, что Муся не проткнула ей артерию в отчаянной попытке спасти свою жизнь. Аня вытащила альбом и карандаш. Рисование всегда ее успокаивало, успокоит и сейчас. Иногда на белый листок падали красные капли из проткнутого глаза. Затем к ним присоединились настоящие слезы. Аня расплакалась и оставила карандаш, не в силах рисовать. Понимание всего, что произошло, обожгло ее изнутри и заставило опротиветь самой себе. Не будет больше другой такой подруги, с которой бы ей хотелось дружить. Ее вообще впереди больше ничего не ожидало, кроме колонии или психиатрической лечебницы. И Аня это прекрасно осознавала.

Эпилог

Пришедшие утром на работу учителя обнаружили двери школы № 1105 закрытыми. Некоторое время они пытались достучаться до охранника, подумав, что тот проспал. Когда уже собралась толпа учеников, пришедших начать новый учебный день, они вызвали слесарей, чтобы войти внутрь.

Первое, что они увидели, это кровавый след на полу через весь первый этаж и распахнутую настежь дверь в подвал. Несколько учителей наказали детям выйти на крыльцо и не заходить. Взяв с собой слесарей, они пошли вниз и обнаружили там убитого охранника. Позвонив в полицию, они поднялись наверх по следам капель крови, которые оставляла за собой Аня. Сначала обнаружили Филиппа, потом Севу, а затем Мусю. На этаже был еще открыт и соседний кабинет. Не отходя далеко друг от друга, учителя и слесари зашли в него. За первой партой сидела перепачканная кровью девочка, пытавшаяся рисовать в своем альбоме. Ее руки дрожали и ничего не получалось. Она выглядела взбудораженной, напуганной и отчаявшейся. Ее взгляд суетливо дрожал, а дыхание было тяжелым и влажным. Посмотрев на часы над доской, а затем оглядевшись в пустом кабинете, Аня спросила у них:

- А где все?

Просмотры: 387

In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

ПРОКЛЯТИЕ ПЛАЧУЩЕЙ: ВОЗВРАЩЕНИЕ
Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!