Фэнзона

МАНЬЯК-ФЕСТ. Е. Панкова - "Последняя любовь"

БиблиотекаКомментарии: 0

Вор-карманник влюбляется в девушку по вытащенной из её сумочки фотографии, находит её, но девушку интересует только его сердце и та любовь, которую она хочет найти в нём.

Автор: Е. Панкова.

Рассказ публикуется как участник конкурса "Маньяк-фест", приуроченного к выходу книги "13 маньяков".

Виктор стоял на остановке, ненавязчиво разглядывая людей. Все они, озабоченные повседневными делами, заняты только собой. Их взгляд обращён внутрь и только изредка лениво скользит по той части шоссе, откуда должен прибыть автобус.

Виктор мысленно усмехнулся. Каждый из них считает себя очень мудрым и непроницаемым. На самом деле тайны, скрытые в глубинах их душ, невидимы для всех, кроме него.

Это началось очень давно. Он был ещё ребёнком, и тогда у него был друг — маленький оловянный солдатик. Виктор верил ему. Солдатик как мог оберегал его от неприятностей. Родители лишь снисходительно усмехались, когда он говорил им об этом. Прочие взрослые небрежно отмахивались и старались поскорее отделаться от него.

— Не говори чепухи. Это всего лишь игрушка, — говорили они.

А однажды он вытащил своего солдатика из кармана и поставил на парту. Предстояла контрольная работа, и ему очень хотелось написать её хорошо. Но учительница не поняла его намерений.

— Никакой солдатик не поможет тебе, если ты не готовился, — сказала она. — А если ты всё знаешь, игрушка на парте тебе не нужна.

Виктор заупрямился. Ему было очень важно видеть невозмутимое лицо своего оловянного друга, его руку, уверенно сжимающую оружие. Но Ольга Ивановна считала, что ученики — достаточно взрослые люди, чтобы в полной мере понимать серьёзность момента, и потакать капризам одного из них не стоит. Она молча взяла солдатика с парты и положила его в карман пиджака. Контрольную Виктор писал в одиночестве. Конечно, в классе были и другие ученики, но они словно бы и не существовали. Среди них у Виктора не было ни одного друга.

Когда урок закончился, Виктор подошёл к учительнице и попросил её вернуть солдатика.

— Ты должен научиться обходиться без него, — сказала она. — Ставить свою жизнь в зависимость от игрушки — глупо.

Ольга Ивановна повернулась к нему спиной. Виктор знал, что сейчас она выйдет из класса, пройдёт по коридору и зайдёт в учительскую. А потом долго-долго из неё не выйдет. И всё это время он должен будет обходиться без своего друга. Виктор понял, что не может этого допустить.

Он обогнал учительницу. При этом чуть-чуть задел её локтем. Извинился, разумеется. К чему лишние неприятности? Но самое главное — его друг снова был с ним. Мимолётное касание, а в это время рука ловко скользнула в карман, и вот оловянный солдатик там, где и должен быть.

Вместе с ним Виктору случайно попалась бумажка. Прежде, чем выбросить, Виктор развернул её. Это была записка. Коротенькая, но как сильно она должна была расстроить учительницу! Тогда Виктор впервые задумался о том, что у людей есть нечто скрытое. То, что люди прячут, но что легко может быть вытащено на поверхность, если только знать, как это сделать.

В тот раз так никто его ни в чём не уличил. Может и подозревали, но ничего не сказали. Именно тогда Виктор впервые подумал, что лазить по карманам — это не такой уж сильный грех. Никто не носит в карманах вещи действительно важные.

С тех пор прошло много лет. Виктор повзрослел. Оловянный солдатик стоит теперь на столе, как и прежде охраняя его благополучие. А карманы по-прежнему притягивают его. И не только карманы. Сумочки, лифчики, голенища сапог — любые тайники, какие только способен придумать человек, когда выходит на улицу.

Вообще, Виктор не считал себя злым человеком. Бывало, он возвращал хозяину вещи, если у того могли быть крупные неприятности из-за их потери. Возвращал, разумеется, незаметно. Но это бывало редко.

Самым любимым местом для «охоты» у него был общественный транспорт. В троллейбусе, автобусе, трамвае никто не обращает внимания на случайные прикосновения, никто не возмущается, если встанешь рядом. И если даже на повороте или во время остановки тебя бросает на других пассажиров, большее, что ты услышишь — это недовольное ворчание. Извинился — и порядок. Пострадавший удовлетворён и больше не ругается. То, что карманы его стали немного легче, он обнаружит не сразу и, конечно, не вспомнит лица того, кто ехал с ним рядом.

На этот раз его целью оказалась молодая девушка. Было ли это наивностью, свойственной её возрасту, или просто до сих пор ей очень везло, и воришки обходили её стороной, но она ничего не прятала.

Виктор понял это, обшарив её сумочку и карманы. Добычей на этот раз оказалась фотокарточка и вырванный из тетради листок с написанным от руки стихотворением. Ключи и телефон Виктор не взял. Ключи ему были без надобности, а телефон, он решил, ей новый не купить. Девушка не выглядела обеспеченной. Да и что там в телефоне могло быть интересного? Телефоны родителей, может быть подруг, фотографии котят из интернета… Ничто из этого ему было не нужно. А вот фотография ему понравилась. Правда он взглянул на неё только мельком, но нашёл достаточно интересной, чтобы захотеть рассмотреть подробнее. Потом, когда он будет один и в безопасности. На бумагу он поначалу не обратил внимания. Просто фотография была вложена в него. Стихотворение он увидел уже потом, когда по старой привычке, развернул, прежде чем выкинул.

Стоит на окошке в стаканчике Роза

Тянется роза к свету Луны

Надеждой на счастье полны её грёзы

И светлой любовью полны.

Но в небе Луна одиноко сияет

В тёмной ночной вышине

О розовых грёзах она и не знает

И не отвечает ей.

А Роза всё ждёт, потихоньку теряя

В свете луны лепестки

Не замечая, как увядает

Под гнётом любви и тоски.

Виктор разглядывал фотографию. Казалось, он понял, почувствовал всю силу и страстность этой одинокой души. Глаза девушки полны затаённой мечтательности. Белокурые волнистые волосы как-то неповторимо обрамляют лицо. Тонкие пальцы лежащих на спинке стула рук выдают натуру чувствительную и поэтичную. Бедная девочка! Влюблена давно и бесповоротно. И безнадёжно.

Виктор задумавшись вернулся домой.

Не сказать, что раньше он не обращал внимания на девушек. Были и такие, ради которых он готов был бросить всё и бежать следом. Но спустя какое-то время он понимал, что в сущности эта, казавшаяся поначалу такой необычной и загадочной, ничем не отличается от остальных. Во всяком случае, пока что ему не встретилось ни одной, которой он смог бы довериться, не опасаясь, что она примет его за сумасшедшего. Отчего-то ему казалось, что Розе (так он про себя называл девушку) можно будет рассказать всё. «Если только я сумею добиться, чтобы она позабыла какую-то там луну» — с раздражением подумал он.

Положив свёрнутый в четверо лист и фотографию на стол, Виктор небрежно сбросил с себя одежду и лёг в постель.

Ему представилась совсем другая комната. Светлая и уютная. На трюмо цветы. Лёгкие шторы задёрнуты, чтобы ничей скромный взгляд не проскользнул внутрь. Виктор услышал смех. Девушка стояла у окна, глядя на него и улыбаясь.

— Это ты… — мысленно сказал он ей. Но она услышала. — Я рад, что нашёл тебя.

Он сделал шаг. Лёгкие шторы колыхнулись, и девушка оказалась за окном. Она не касалась земли, но ни его, ни её это не удивляло. Роза снова засмеялась и начала подниматься в небо. Её белокурые лёгкие волосы ровным кругом ложились вокруг лица. Виктор коснулся руками холодного стекла. Казалось, ещё немного, и он пройдёт сквозь стекло и последует вслед за ней. Внезапно лицо девушки изменилось. Оно по-прежнему улыбалось, но улыбка эта выглядела жестокой, даже какой-то плотоядной. Смех тоже звучал иначе — насмешливо и неприятно.

Виктор проснулся. Несколько минут он лежал в темноте, глядя в потолок. Кошмары никогда не мучили его прежде. Он пытался понять, был ли то знак и если был, то на что он указывал? Наконец страх отступил. Виктор тряхнул головой, отгоняя наваждение. Сон — это только сон. Ничего он не значит.

Виктор встал и приступил к ежедневному утреннему ритуалу, знакомому каждому цивилизованному человеку. Не сказать, что сегодня ритуал так уж отличался от того, что было раньше, но результат заметно изменился.

До этого дня люди никогда не замечали, если он выходил на улицу. Незаметность Виктору очень нравилась. Эти люди, такие самоуверенные, такие самовлюблённые, были для него похожи на открытую книгу. Он умел читать эту книгу, а они об этом или не подозревали. Он знал, что если однажды кто-нибудь из них догадается, его лишат возможности делать это, и потому всегда держался в тени.

Но в этот раз всё вышло иначе. Виктор никогда не выходил на охоту на одном и том же месте два раза подряд — слишком велик риск, что его кто-нибудь случайно запомнит. Сегодня ему предстояло идти в дальний район. Но он не прошёл и пары кварталов, когда встречная девушка улыбнулась ему. Он улыбнулся в ответ. Девушка прошла мимо, оставив ощущение чего-то лёгкого и приятного. Виктор продолжал идти и вдруг остановился. Оглянулся. Девушка шла по улице явно занятая своими мыслями. Нет, вряд ли она вспомнит его лицо, если увидит второй раз. И всё же… Виктор продолжил движение, но уже не так уверенно, как раньше. Всё же она улыбнулась ему. Почему? Ведь раньше девушки всегда проходили мимо, глядя на него так, словно перед ними пустое место.

В этот момент Виктор проходил мимо какого-то магазина. Взгляд его скользнул по отражению. Виктор остановился и вгляделся в него. На самом деле ничего нового не появилось. Тот же нос, те же глаза, те же гладко зачёсанные волосы. Серая одежда не выделяется ни убогостью, ни излишней опрятностью. И всё-таки что-то изменилось. В осанке, в развороте плеч, в манере держать голову может быть. Ему представилась рядом та девушка, и изменения стали ещё заметнее. То, что он увидел, ему понравилось. Однако… В охоте, однако, это может ему помешать.

Виктор пошёл дальше. Вот и остановка. Почти сразу подкатил автобус. Виктор вошёл внутрь. Не пусто, и не слишком тесно — достаточно комфортно для того, что он собирается сделать. Наиболее интересной жертвой показалась женщина средних лет. Такие, как правило, много чего носят при себе в сумочке. Виктор аккуратно подошёл к ней сзади. Чуть прикоснулся, намереваясь проверить карманы. И в этот момент женщина повернулась и посмотрела прямо ему в глаза. Она смотрела спокойно, без раздражения или подозрения. Может быть чуть вопросительно, но и только. Виктор слегка улыбнулся, словно просил прощения за беспокойство, и отстранился, ничего не взяв. Прошёл мимо женщины и вышел из автобуса.

Такая неудача у него впервые. Нет, он мог бы довести дело до конца, и она бы ничего не заметила. Но не хотелось. Что-то внутри него противилось этому. Несколько секунд Виктор стоял в раздумье, пытаясь осмыслить новые для него чувства, потом тряхнул головой, отгоняя наваждение, и пошёл к другой остановке.

На этот раз жертву он увидел почти сразу. Мужчина далеко за сорок. Одет с претензией на импозантность. Разговаривает по телефону. Виктор прислушался. Обычный офисно-деловой разговор: договора, встречи и прочее. Поднятая к уху рука заставляет распахнуться расстёгнутое пальто, благодаря чему Виктор сумел увидеть все тайники в его одежде. Заходя в автобус он пристроился прямо за этим мужчиной. Тот облегчил ему задачу, взявшись за поручень той же самой рукой, в какой до этого держал телефон. К тому моменту, как автобус снова остановился, Виктор успел проверить все карманы этого человека. С чувством выполненного долга он вышел из автобуса и пешком, не спеша, вернулся домой.

Заходя в квартиру Виктор физически ощутил пустоту. В этих стенах никогда не бывало никого, кроме него самого. Сюда не приходят гости, здесь никогда не водилось даже рыбок. Тишина, встретившая его, была не признаком безопасности. Она была признаком одиночества. Виктор устало снял обувь, стянул куртку и прошёл в комнату. Небрежно швырнул добычу на стол. Вопреки обыкновению, он не стал сразу утолять своё любопытство. Сначала он разделся. Даже сходил в душ и надел уютный махровый халат. Только после этого упал в кресло и начал разглядывать вещи незадачливого пассажира.

Связка ключей. Бумажник. В бумажнике — фотография. Симпатичная улыбчивая женщина и мальчишка лет двенадцати. Жена и сын. Виктор улыбнулся. Вполне счастливая семья, несмотря на некоторую заносчивость этого человека. На его тщеславие. А вот ещё одна связка ключей. Всего два ключа: один явно от подъезда, а второй, вероятно, от квартиры. Виктор взял первую связку. Там тоже был ключ от подъезда. Но ни одного, похожего на ключ от квартиры на первой связке. Скорее всего это два разных дома и две разных квартиры. Записочка без обращения и какой-либо индивидуализации. «Приходи в семь часов. Жду». Больше ничего. Лежала, помнится, в том же кармане, что и маленькая связка ключей. Отдельно от большой связки. Неужели у этого типа есть любовница? Виктор вспомнил, как смеялся, когда обнаруживал у внешне благопристойных семьянинов любовников. Будь то мужчина или женщина, без разницы. Эти счастливые пары! Эти честные добропорядочные граждане! Как они на самом деле несчастны! Как отчаянно стараются обманом создать себе счастье! Но вместо этого создают только страх, потому что любой, проникший в их тайну, может начать их шантажировать. И они это прекрасно понимают. И прячутся. И лгут.

Но эта женщина! Если верить фотографии, она добрая и весёлая. Как можно предпочесть ей какую-то молоденькую жадную до денег девчонку? Ведь нужно быть наивным простаком, чтобы верить, что девушка способна искренне полюбить человека вдвое, а то и больше, старше себя. Конечно, такое может случиться иногда. Но этот тип… Виктор в сомнении покачал головой. Нет, вряд ли.

В порыве гнева Виктор хотел было позвонить этой женщине, рассказать ей о подлом обмане. Остановило лишь то, что нигде, ни в одном кармане не нашлось никакого намёка на номер телефона. Скорее всего он был в памяти аппарата, но Виктор никогда не брал телефонов во время охоты. Аппарат остался у жертвы. Вздохнув, Виктор оставил мысль дозвониться до этой женщины. Одним широким движением он скинул всю добычу в мусорное ведро. На столе осталась только фотография и листок со стихотворением. Виктор взял фотографию двумя пальцами за уголок. Он внимательно всматривался в лицо девушки. Неужели однажды и ему захочется обмануть её, как это делал тот тип со своей женой? Неужели такова правда жизни? Нет! Такую девушку обмануть невозможно. Он вглядывался в её глаза, пытаясь проникнуть в самую душу. Но она хранила свои секреты. Он понял, что должен её найти. Вот только как это сделать?

Виктор бережно поставил фотографию, оперев её на стену. Взял с книжной полки телефон.

— Григорий…

С той стороны ответили сразу. Григорий — давний знакомый. Его можно было бы даже назвать другом. Он знает многое про Виктора и тот совсем не боится, что он кому-нибудь что-нибудь расскажет. Потому что профессионал. Это и мешает ему стать настоящим другом. Но, во всяком случае, ему можно доверять, а это совсем не мало.

Когда-то давно, когда он только приближался к своей взрослости, совесть, воспитанная на общепринятых догматах, вступила в конфликт с потребностью раскрывать секреты людей, шаря по их карманам и сумкам. Родители не могли ему помочь, так как не знали об этой его особенности. А если бы он им рассказал, просто запретили бы это делать и зорко следили бы за каждым его шагом. Тогда он и обратился к специалисту. Платил, разумеется, деньгами, добытыми из тех же карманов. Григорий оказался не просто профессионалом, но и хорошим человеком. Он решил помочь мальчику и для начала отказался брать деньги, с тем, чтобы убедить его отказаться от краж, совершаемых ради наживы. Это помогло. Виктор по-прежнему лазил по карманам и сумкам, но теперь для него изменился смысл происходящего. Изменился и подход к делу. Красть он стал реже, но более виртуозно. Добыча зачастую представляла интерес лишь для жертвы, да ещё для него. Угадывать по всякой мелочи, что за душой у этого человека, оказалось очень занимательным. Иногда он устраивал слежку за своей жертвой, чтобы проверить, правильно ли он всё угадал. Постепенно он стал делать всё меньше ошибок. Пару раз его увлечение помогло предотвратить более серьёзные преступления. Грабители и убийцы тоже люди. И в их карманах порой бывают записки с указанием места встречи, а то и пакетики с ядом. Как-то незаметно он отказался брать телефоны. Слишком просто угадывать секреты людей с помощью телефона. Неинтересно.

Иногда Виктор звонил Григорию. Рассказывал о себе. Григорий выслушивал доброжелательно, тоже что-то говорил в ответ. Не очень важное, но отчего-то значимое. Виктор был уверен, что в случае надобности Григорий не откажет ему в помощи. Он не ошибся. Григорий приехал, как только закончился рабочий день.

Он внимательно выслушал Виктора, долго разглядывал фотографию.

— Что тебя смущает? — коротко спросил он. — Ты хочешь её найти. Так в чём же дело?

Григорий смотрел на Виктора с непонятной смесью понимания и сожаления. Парень влюбился, что ж тут непонятного? Вот только помогать ему искать эту девушку совершенно не хотелось. Он ничего не знал о ней. На фотографии она выглядела вполне привлекательно. Но было что-то в лице, нечто неуловимое, но явственно неприятное. Однако остановить Виктора он тоже не мог. Так или иначе, он будет стремиться найти её. И кто знает, возможно ему повезёт.

— Разве это возможно? — с надеждой спросил Виктор.

— А сам ты как думаешь?

— Я могу несколько дней покататься в том автобусе, где её встретил. Примерно в то же время. Возможно я увижу её снова.

— Можно и так. А можно и проще. Фотография сделана в ателье. На обратной стороне и здесь в уголке фотографии есть название этого ателье. Найди его. Обычно они ведут записи. Если будешь достаточно ловок, они дадут тебе прочитать запись о ней. Что-нибудь полезное там всё-таки будет. Адрес или телефон.

Виктор аккуратно взял фотографию из рук Григория и перевернул её. На обратной стороне её действительно бледными, но довольно крупными буквами написано название. Прежде он почему-то не обратил на это никакого внимания. Очевидно потому, что его больше занимало лицо, чем мелкие детали снимка. Виктор снова перевернул фотографию. И там увидел не только название ателье, но и телефон. Написано это довольно мелко. Вставь фотографию в рамку и букв никто не увидит. И всё-таки это была надежда.

Григорий не стал задерживаться. Стараясь соблюсти все правила приличия Виктор проводил гостя. Но как только за ним закрылась дверь, схватил телефон и начал набирать номер. Долго никто не отвечал. Но это не могло его остановить. И его настойчивость была вознаграждена. Вежливый женский голос подробно ответил на все его вопросы об адресе и времени работы ателье. Вопросы более интимного плана Виктор задавать не стал, справедливо полагая, что на них всё равно не ответят.

Итак, завтра очень важный день. До сих пор эта девушка представала перед ним некой мечтой. Это был только образ. Идеальный, ничем не повреждённый образ любимой девушки. Если получится, завтра этот образ получит воплощение. Ведь где-то она живёт, раз могла зайти в ателье и сфотографироваться. Вот только… Неожиданно на Виктора навалились сомнения. Что если девушка окажется совсем не такой, какой он её себе представляет? Что, если у него не получится сделать так, чтобы она влюбилась в него? Что, если её луна — при этой мысли его затошнило от страха — перестала быть такой отстранённой, и они нашли общий язык? От этих мыслей у него совсем пропало желание встретить эту девушку лицом к лицу. Такого сокрушительного удара по своей едва зародившейся надежде ему не пережить. Ответ «да» на любой из его вопросов означал конец его никому не нужной жизни.

В отчаянии Виктор кинулся на кровать и зарылся головой в подушку. Так он и лежал, словно камень на дне реки. Но постепенно волна отчаяния схлынула, и появились совсем другие вопросы. Что если она всё-таки ждёт его? Пусть не его лично, но кого-то, кто избавит её от давней безнадёжной любви? Что, если он пропустит свой шанс, поддавшись непрошенному страху? Не-ет. Нужно её найти, увидеть…А там видно будет.

Виктор перевернулся на спину и стал представлять себе, что и как он ей скажет в их первую встречу. Наверное нужен подарок. В фильмах мужчины всегда на свидание приносят подарок. А если она не захочет его видеть, подарок ведь можно и не дарить. Виктор встал, подошёл к мусорному ведру, вынул бумажник. В бумажнике толстая пачка денег, как и должно быть, если человек привык покупать симпатии окружающих за наличные. Этого должно хватить на кольцо. Цветы, конечно, очень романтичны, но кольцо сразу покажет серьёзность его намерений. Это решение внесло успокоение в его душу. Он сразу уснул и спал без сновидений.

Проснулся Виктор утром как от толчка и сразу начал действовать. Замеченные вчера изменения никуда не делись. Впрочем, сегодня он вряд ли будет охотиться. Разве что в ателье заартачатся, и придётся украсть их журнал регистрации. Готовый ко всему Виктор вышел на улицу. Тёплое ласковое солнце коснулось кожи. В такие дни охота бывает более удачной. Люди расслабляются, распахивают одежду, более доверчиво смотрят на окружающих. Виктор улыбнулся и пошёл к остановке.

Несколько удобных мишеней он увидел сразу. Проверить их карманы и сумки не составляло труда, и вполне вероятно, что хоть у одного нашлось бы что-нибудь интересное. Виктор опять улыбнулся. Сегодня пассажиры автобусов и прочего транспорта могут ездить совершенно спокойно. Охотник не выйдет на охоту, у него другие дела. Люди, разумеется, ничего не знали об этих его мыслях. Для них в этот день ничего не изменилось.

За стойкой ателье его встретила симпатичная молодая женщина. Она улыбнулась ничего не значащей профессиональной улыбкой и мягко сказала, что информация о клиентах закрыта. Разглашать её нельзя. Виктор расстроился. Ателье — единственная ниточка, позволяющая быстро найти таинственную незнакомку. Он умолял женщину, говорил ей о своей любви, и она дрогнула. Влюблённый юноша вызывал у неё живейшую симпатию. Как должна быть счастлива девушка, в которую он влюбился! Чувствуя, что совершает доброе дело, она дала Виктору и адрес и телефон, и была полностью вознаграждена, увидев, как просияло его лицо. Если бы он мог, он тут же бросил к её ногам все сокровища мира. Но он не мог, а потому просто сказал «спасибо» и убежал.

Виктор спешил в магазин. Теперь, когда он знал, где искать любимую, осталось только купить кольцо. С этим он справился быстро, благо магазинов, торгующих такого рода изделиями довольно много.

Дом, в котором жила девушка, мало чем отличался от любого другого дома. Разве что тем, что находился рядом с нежилой зоной. С одной стороны парк, переходящий в лес. С другой — завод и какое-то строительство. Живущие здесь люди ни на кого не обращают внимания и мечтают только о том, чтобы поскорее перебраться отсюда в более комфортабельное место. Впрочем, некоторых привлекает близость парка. Они наоборот считают, что поселились вполне удачно. Что же до удобств, то стройка рано или поздно кончится, тогда будут и удобства.

Девушка открыла дверь сама. Виктор с удовольствием отметил, что она одета очень симпатично. Вряд ли ждала кого-нибудь, просто всегда так одевается. На руке, он специально это проверил, обручального кольца нет.

— Да? — спросила она.

— Я рад, что нашёл тебя, — неожиданно для себя проговорил он.

— Разве мы знакомы?

— Конечно.

Виктор вытащил из кармана фотографию и стихи и подал ей. Она посмотрела на фотографию и взгляд её изменился.

— Так вы нашли меня по этой фотографии, да?

Виктор кивнул.

Девушка посторонилась, пропуская его в квартиру. Помогла ему повесить куртку, поставить ботинки на полку для обуви и показала на дверь в комнату. Виктор прошёл и, повинуясь её очередному жесту, сел на диван. Она села неподалёку — в кресло. Несколько секунд Виктор смотрел на девушку. Кажется, он всё-таки прав, разыскав её. Нигде не видно присутствия мужчины. Его таинственная незнакомка явно живёт одна. И тут он рассказал ей всё. Даже о своей страсти к познанию чужих тайн, благодаря которой он сумел обрести её.

Роза (он по-прежнему не знал, как её зовут, и называл Розой) смотрела на него так, словно его появление стало ответом, на её давние настойчивые мольбы. Её глаза увлажнились. Виктор замолчал и теперь ждал её решения. От того, что она скажет, зависела его жизнь.

— Я рада, что ты пришёл, — мягко проговорила Роза. — Такого, как ты, я жду уже не один год.

Она встала.

— Я не на долго, — ответила она на его вопросительный взгляд. — Надо всё сделать как следует.

Вскоре Роза вернулась с подносом, на котором стояло вино и две свечи. Виктор поднялся, принял поднос и поставил его на столик с фруктами. Столик они совместно перенесли к дивану а потом сели на него уже оба.

— Так ты говоришь, что любишь меня? — спросила девушка глубоким волнующим голосом. Она и сама, казалось, была очень взволнована. — Первая любовь, да?

— Первая, — без смущения признался Виктор. — И я думаю, что последняя. Я отдал тебе своё сердце навсегда.

— Правда? — её голос дрогнул. — Тогда скажи это так, как обычно говорят в фильмах про любовь. Я хочу, чтобы всё получилось как следует.

Виктору это понравилось.

— Любимая, — сказал он необыкновенно торжественно, вынимая из кармана кольцо. — Я предлагаю тебе своё сердце. Примешь ли ты этот дар?

— Я принимаю его, — не менее торжественно ответила она, надевая кольцо себе на палец. — И теперь ты можешь выпить со мной.

Девушка взяла бокал, Виктор — другой. Они оба одним духом одолели его содержимое. Теперь оставалось только поцеловаться. Роза ждала. Виктор потянулся к ней, но вдруг упал, не завершив движения. Девушка положила его удобнее. Она с надеждой смотрела на него.

Когда-то давно, прошло уже много лет, некий мужчина неожиданно появился в её жизни. Он был старше и опытней. Имел работу и мог многое позволить себе, чего она не могла. Их любовь была безоблачна. До тех пор, пока ей не пришла в голову мысль, что два любящих сердца не могут жить врозь. Тот человек выслушал её без энтузиазма. Оказалось, у него есть жена, и он не может с ней развестись. Что именно мешало тому, он объяснить не смог. С того момента любовь превратилась в ад. Девушка измучилась так, что однажды решилась заполучить сердце возлюбленного любой ценой.

Роза закрыла глаза. Ей до сих пор больно вспоминать то время. С тех пор она не знала любви. Каждый раз, встречая такого вот, как этот юноша, охваченного чистой, искренней, преданной любовью, она надеялась, что это горячее сердце сумеет, наконец, наполнить её утраченным чувством.

Григорий беспокоился. Его беспокоил Виктор. С этой его нелепой историей. И эта странная девушка, почему-то вызвавшая в нём неприятное чувство. Подчиняясь безотчётному чувству, Григорий взял телефон и начал набирать номер. Он звонил снова и снова, но Виктор не отвечал.

Телефон звонил не переставая, но на улице не было никого, кто мог бы ответить. Виктор лежал рядом, глядя в небо пустыми глазами. В груди его зияла дыра. С первого взгляда можно было понять, что он мёртв, потому что не может же жить человек без сердца.

Девушка сидела на диване. Свечи горели на столе, в бокале алело вино. Между свечами располагалось круглое блюдо, на котором лежало человеческое сердце разрезанное пополам. В нём, в этом сердце, должна была быть любовь. Первая, она же последняя.

Она открыла ящик стола, сняла кольцо с пальца и аккуратно положила его туда, где уже покоилась целая куча похожих колец, открыток, лепестков роз. И то кольцо тоже было здесь. Самое первое. То, которое она мечтала надеть на палец своего возлюбленного. В тот раз она получила его сердце, но в нём не оказалось ни капли любви. Во всех остальных тоже, хотя они и казались искренними. И всё же её не оставляла надежда найти свою последнюю любовь. Ту, что останется с ней навсегда и никогда не оставит.

Просмотры: 546

Чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео, подписывайтесь на наши страницы Вконтакте, Facebook, Twitter и на наш Telegram.


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!