КУКЛОВОД

Фэнзона

От судьбы не уйдешь

БиблиотекаКомментарии: 0

От судьбы не уйдешь ( отрывки из рассказа «Колокол для Джинна»)

Меняем реки, страны, города…

Иные двери…Новые года…

Но никуда не деться от судьбы.

А если деться - только в никуда. (Омар Хайям)

Часть первая. Вито

… Молодой цыган Вито сидел на берегу лесного озера. Он не был тем обычным цыганом из табора, кочующим по стране, ведущий непонятный образ жизни, вороватый, таинственный, немного опасный и замкнутый. Нет. Вито был наполовину молдаван, его мама была цыганкой-колдуньей, а отец – старый ловелас, балагур и бездельник из Молдавии.

Цыгане вызывали у него двоякое чувство, магнетизм приключений и склонность к авантюрам, а с другой стороны – легкое негодование, даже отвращение. Все-таки гены давали о себе знать, иногда хотелось что-то украсть, обмануть, не сиделось на месте. Свобода пьянила и манила его сердце и душу. Так и сложилась жизнь Вито. Семья распалась, не прожив и года, работу менял постоянно, не было желания остепениться, завести хозяйство и дом, создать семью. И эта половинчатость угнетала его. Одиночество и непостоянность нравились ему.

Вито был очень красив: высокий, смуглый, с копной курчавых волос, обжигающе - черными глазами. Его пухлые губы были неестественно алыми, и девушкам всегда хотелось их поцеловать. Цыган сразу вселяя зависть и тревогу.

Перемены мест, чехарда событий и зигзаги судьбы были постоянными его спутниками.

На этот раз жизнь занесла его в заповедник.

Работа егерем в госзаказнике вполне устраивала Вито. Возможность охотиться и рыбачить, гибкий график (сутки через трое), достойная зарплата, служебная квартира, лояльное начальство, свежий воздух, а также невероятные перспективы и карьерный рост. Все устраивало его. В свободное время можно было изучать местные достопримечательности. А их в заповедном лесу было предостаточно. Огромная территория в окружении лесов, полей, рек и озер таила в себе массу загадок и тайн. Давным-давно в этих местах находилась секретная ракетная часть, со всей военной инфраструктурой – шахтами, дамбами, подземными бункерами, казармами, небольшими строениями для военнослужащих, лесными дорогами, ведущими в никуда и в непонятном направлении. Весь этот комплекс был прекрасно законспирирован живой природой, непроходимыми лесами, болотами, оврагами и бескрайними полями. Вокруг расположились несколько непонятных деревень. Даже они были странные. Это были не те деревни вдоль дорог или примыкающие к городу. До них тоже было не просто добраться.

Деревни постепенно превратились в коттеджные поселки, которые облюбовали москвичи. Появилась даже школа и детский сад, развернулось строительство усадеб. Ракетную часть расформировали, и постепенно она заросла и медленно разрушалась, оставляя каркасы бетонных стен и пугающую зловещую тайну за собой.

Дороги к ней исчезли сами собой под слоем земли, травы и деревьев. Недалеко от нее, почти в самом центре заповедника находился полуразрушенный храм. Много лет к нему вообще никто не приближался. Люди обходили его стороной, боязливо посматривая на его серые, облупленные стены. Вроде бы казалось, обычная старая церковь, как и множество таких же церквей, разбросанных, разрушенных, забытых и оскверненных эпохой по всей стране. Но здесь этот куполообразный собор, чем-то даже напоминал мечеть, с примесями синагоги.

На крутом повороте, где начинались три дороги, две из которых уходили в лес и там же исчезали, а третьи как бы обрывались, образуя букву «Y».

Храм больше напоминал огромный сказочный камень.

Вито очень хотелось заглянуть внутрь него. Но окна и двери были наглухо заколочены огромными бревнами. Только часть купала, была представлена небу в виде черной дыры. Часто проходя мимо или проезжая вдоль храма, невольно бросал он взгляд на него.

Оставшись один на один с самим собой и своими мыслями, сидя на берегу озера, Он наслаждался осенью. В этом году она была особенно красивая, без дождей, слякоти, луж и, даже, по-особенному, таинственная. Птицы не спешили улетать, солнце еще грело, деревья стояли желтые, но, казалось, что они вот-вот опять зазеленеют. В такие моменты всегда хорошо мечтать, строить планы, думать о будущем и радоваться жизни.

В заповеднике, где он работал, особенно ощущалось связь с природой небом, воздухом, ручьями. Воздух здесь был настолько чист, что он не вдыхал его, а пил. Веселый осенний ветер играл с деревьями, создавалось впечатление, что это своеобразная игра. Очередной порыв срывал листья, кружа их над лесом, а потом укладывал их на землю, опуская на гладь озера. Деревья смеялись над ветром, ему не удавалось сорвать все листья сразу, он гнул, трепал ветки и злился от этого. В эти моменты время останавливалось для него. Запрокинув голову, он растворялся в природе. Лежа на траве, он смотрел на облака и в них хотел утонуть, раствориться, стать птицей и парить над этой таинственной красотой.

Когда он устраивался в заповедник егерем старые егеря и местные жители рассказывали, что в этих местах происходят странные вещи. Охотники часто не возвращались, рыболовы и грибники сутками искали выход из леса. Как будто кто-то их водил, заманивал и путал, заставляя бросать свою добычу и бежать. Часто находили брошенные удочки, корзинки, палатки, даже ружья. Лес был действительно не таким как в других местах, где ему приходилось охотиться и рыбачить. Было ощущение, что из-за деревьев чей-то невидимый Глаз следит, наблюдает и присматривается к нему. Временами наступало чувство, что деревья шепчут ему, ветер разговаривает с ним, а озеро манит и зовет, пытаясь поведать какую ту тайну. Все тело наполнялось невиданной энергией, ноги сами несли вперед, а руки превращались в крылья. Это чувство таинственности и неизвестности манило его. Постепенно он привык к этой эйфории, и ему уже не хватало пространства, той территории, где он обычно ходил, куда его заносила энергия леса. Непонятное состояния чего-то нового, какой- то тайны и животного страха окутывали и заполняли его сознание.

Вечерело. Замечтавшись, Он и не заметил, как быстро пролетело время, костер почти догорел, но уходить не хотелось.

С утра начальство сообщило, что в заповедник должны приехать «большие люди», их надо будет потчевать дичью и рыбой. Рыбы он наловил достаточно, а мясом пусть другие егеря займутся.

Пора было собираться, да и погода стала портиться. Ему показалось, что даже озеро как-то резко почернело, то ли от набежавших туч, то ли от осеннего вечера. А может… Опять ему показалось, что кто-то рядом. «Нет, нет – это просто я устал». Но какой - то нехороший холодок пробежал по всему телу. Необъяснимое чувство страха, неизвестности овладели им. Оглянувшись, пытаясь кого-то увидеть или услышать, ему стало не по себе. Опять лес испугал его.

Он спустился к воде, чтобы собрать снасти, умылся. Вода обожгла его холодом и отрезвила. Отражение в воде было черным. Черный силуэт смотрел на него из воды и мерзко улыбался.

Повернув голову, он выронил удочки и ведро…

На берегу стоял маленький человек в черном камуфляже. Опасный и пронзительный взгляд парализовал все тело. Так, наверное, бывает, когда мышь смотрит на удава перед смертью. Время остановилось на мгновение. Руки и ноги стали ватными.

- Бог помощь. Как улов?- спросил незнакомец.

Немного придя в себя, рука машинально потянулась к ножу.

- Здравствуй Вито. Меня зовут Шамиль. «Рашыдыч», «Фарид». Слышал про меня?- таинственно улыбаясь, представился незнакомец.

- Очень приятно,- тихо выдавил он.

- Я давно за тобой наблюдаю, Вито. Еле- еле нашел тебя. Ладно, пошли,- Незнакомец повернулся и зашагал в сторону леса. Вито молча побрел за ним, как нашкодивший щенок, как провинившийся ребенок за отцом, склоняя голову, боясь спросить или сказать лишнее, как будто его вели на веревке.

Они шагали в тишине в сумерках по этим невидимым тропам, которые знал только Вито. Черный камуфляж сливался с деревьями. Порой казалось, что незнакомец исчез в темноте или спрятался за деревьями и вдруг неожиданно опять появлялся. Вито хорошо ориентировался в лесу, но этот маленький человек, делал это ничуть ни хуже него.

Даже густой туман, неожиданно окутавший весь лес, не стал помехой на их пути.

Потом он часто будет вспоминать эту первую встречу, тот странный день. Почему и как он его нашел, ведь никто не знал его мест, его укромных уголков в лесу, его тайных троп. Почему он так испугался и не убежал тогда? Почему этот странный маленький человек подавил его волю и разум навсегда?

В домике лесника (так все называли небольшой двухэтажный дом на берегу озера), за столом уже сидели все руководство заповедника, несколько незнакомых ему людей и женщин. Сразу было видно, что вся эта компания нервничает, а на лицах читалось робость и щенячьи улыбки при виде незнакомца…

«Будь что будет,- подумал Вито. Не бежать же, в самом деле, домой, придумав какой – нибудь повод, да и перед начальством неудобно. Дома, кроме кота никто меня не ждет. Посижу немного, выясню, зачем позвали и удалюсь».

После тостов «за знакомство», «здоровье», «за удачу», стало легче и спокойней. Водка сделала свое дело. Компанию разбавляли две шикарные дамы - Бэлла и Стелла. Они о чем-то хихикали, посматривая на мужчин. Полковник, председатель и Степаныч обсуждали последнюю охоту, перебивая друг друга и подшучивая. Они уже не обращали внимание на гостей, наливая сами себе без тостов и громко смеялись.

Самыми странными были двое мужчин, сидевших напротив Вито. Каждый наливал сам себе, занюхивая хлебом и также, молча курил. Один был огромного роста, смуглый, красивое лицо было разбавлено двумя шрамами. Черные, как смоль, густые вьющиеся волосы, делали его похожим на античного воина из древних мифов. Костяшки рук были сбиты и, видно, не раз переломаны, а под одеждой угадывались не дюжие мышцы. Иногда он улыбался хитрой полуулыбкой, глядя на женщин и прислушиваясь к охотничьим байкам веселой троицы. Шамиль обращался к нему Больдо.

Второго звали Тамаш. Жизнерадостный цыган постоянно что-то шептал на ухо незнакомцу, называя его то «босс», то «шеф» и веселя Шамиля. На Тамаше было много золота - на руках были два огромных перстня с брильянтами, кольцо на мизинце, на шее висела, а лежала поверх черной водолазки массивная цепь с крестом, а в ухе серьга. Он был похож на итальянского мафиози - вылитый Энди Гарсия из «Крестного отца» Копполы.

Ближе к полуночи за председателем приехал «УАЗик» и забрал изрядно пьяных полковника и Степаныча. В машине вся троица продолжала орать дурацкие песни и громко смеяться. Им не хотелось уезжать, но Шамиль сказал, что хочет отдохнуть, было видно - они ему надоели.

Женщины тоже были отправлены наверх. Причем одну Больдо пришлось нести на руках. Вторая, строя глазки Шамилю, сказала: «Мы ждем», шатаясь, небрежно и вульгарно стала подниматься по лестнице, виляя красивыми бедрами

-Ну ладно, мне тоже пора. Спасибо за все,- заплетающимся языком еле выговорил Вито.

-Куда ты пойдешь такой? Оставайся здесь. Сейчас чайку заварим,- Шамиль пристально посмотрел на Вито. Есть разговор к тебе.

Страх пропал, было состояние безразличия. В голове шумела водка, отключив все мысли и разум.

И в эти мгновения, казалось, что внутри происходит какое-то движение, голоса или шорохи, невидимые глаза, тени и силуэты двигаются сквозь щели брёвен, а в забитых окнах мерцают лучи.

Цыганская душа нутром чуяла за этой пеленой запах клада, азарт, адреналин, манила и засасывала неземным притяжением.

Один раз под вечер, Вито решил пройтись перед сном вдоль храма. По осени храм был всегда окутан туманом, в пятидесяти метрах протекала небольшая речка и взяв удочки, можно было и порыбачить. Но подходя все ближе и ближе к церкви, у Вито стали дрожать руки.

Сквозь серые облака на храм были направлены несколько лучей, словно прожектора освещали его дырявый купол. Вокруг кружили вороны, а в деревне собаки не лаяли, а выли.

В это мгновение внутри что-то или кто-то шевелился, мелькнули тени и раздался скрежет металла, очень похожий на звук колокола.

Сначала Вито подумал, что деревенские мальчишки залезли внутрь и светят там фонариками. Он положил удочку под кусты, подобрался к ограде храма, затаившись в кустах. Подойти ближе он не решался. Тени и шорохи сковали и парализовали его тело. Затаив дыхание, стараясь не шевелиться, весь дрожа, он пытался разглядеть хоть что-то. Время остановилось для Вито. Он молил Бога, чтобы никто его не увидел, а в душе каял и ругал себя, что решил так близко подобраться к храму. Птицы словно взбесились, хаотично летая над куполом, собаки охрипли от лая, а в деревне потух свет. «Что происходит? Что за ерунда?» - весь вжался в землю, под оградой в кустах, думал Вито. «Это точно не мальчишки, неужели воры? Вряд ли. Здесь что-то другое». Мысли сбивались от страха и незнания что делать. Многое чего в жизни повидал охотник и рыбак, бесстрашный (как он себя позиционировал) цыган, но такое в первый раз у него. Даже когда повстречался ночью с медведем, когда заблудился на охоте, не было этого ужаса. Тогда он был готов и предвидел. Когда к нему в сторожку забрела маленькая старушка, одетая во все черное и попросила позвонить, он тоже на минуту потерял дар речи, быстро собрался. Это была не ведьма и не смерть, просто у неё умер сын, и она была в трауре. Даже когда в новостройке, он ещё молодым бродил от скуки по коридорам ночью и наткнулся на труп, тоже не так испугался как сейчас. Это был неземной страх, неуправляемый, словно он заглянул в другой потусторонний мир, докоснулся до неизведанной тайны, увидел параллельный мир или побывал в клинической смерти с её переходами и парениями над землёй. Словно во сне приоткрыл эту железную дверь на тот свет. Но это был не сон. Когда он очнулся, было темно, но тихо. Птицы и собаки успокоились, в домах зажегся свет, исчезли лучи, а туман рассеялся. «Кому сказать, не поверят же. Да и что я скажу про лучи и тени в храме. Нет, уж лучше промолчать», - все еще сидя в кустах, рисовал себе картины Вито.

Он не спеша поднялся и почти бесшумно, не оглядываясь, словно рысь, поспешил домой. Дома быстро налил себе водки, и, не закусывая, опрокинул стакан. Потом еще один, но уже не спеша влил в себя и закурил. «Странно это все, ой как странно! А ведь не зря местные побаиваются этого храма, да и восстанавливать не хотят. Нужно в ближайшее время заглянуть в него».- Вито почти допил бутылку, но не пьянел. Алкоголь мастерски отодвинул все страхи и рисовал в его буйной голове невероятные картинки и планы.

В ту ночь он долго не спал. Сон все не приходил к нему, а в голове вертелись мысли вперемешку со спиртом. «Был бы пьяный, обязательно посмотрел, что там происходит. Может вернуться? Возьму ружье, фонарь. А может начальству доложить? Про лучи с неба не говорить, а вот про движения в церкви обязательно. Нет, пока не надо». Ворох мыслей от перевозбуждения не давал покоя, не давал спать зашкаливающий адреналин. Под утро сон победил. И этот сон навсегда погубил Вито.

«Совершая обход своего участка в заповеднике, Вито набрел на старые кормушки для кабанов. Он хорошо знал эти места. К ним вели почти невидимые тропинки, заросшие густой травой и заваленные молодым сухостоем. На поляне, где были спрятаны кормушки, стояла полуразрушенная охотничья вышка. Вито любил забраться туда и сверху смотреть на напуганных кабанов, лосей и оленей. Рядом с поляной проходила узкоколейка. Она давно уже не использовалась по назначению, лишь изредка по ней доставлялись небольшие грузы для дачных охотничьих домиков, куда нельзя было добраться на машине. Иногда по ней вывозился какой-то хлам с ракетной части, но все реже и реже. Под ветками была спрятана ручная дрезина. Наполовину ржавая, вся скрипучая, но еще вполне «бодрая» для таких маневров. Вито решил «побраконьерить». Очень хотелось своей кабанятины.

В заповеднике не разрешалось охотиться, только когда приезжали особые гости его просили подстрелить дичь или наловить «достойную» рыбу. Но Вито был настоящим цыганом и тяга ко всему «блестящему» и «плохолежащему» свойственно до мозга костей. Он считал незазорным чуть-чуть «похулиганить», тем более знал, как замести следы. Вот и в этот раз он взял свое ружье и самодельный глушитель, в надежде, что опять все сойдет с рук. Расположившись на вышке, Вито всматривался с привычным азартом охотника, предвкушая близость жертвы. Он был уверен в добыче и поэтому спокойно ждал с расслабленной улыбкой, устремив взгляд на кормушки. Долго ждать не пришлось. Кусты зашевелились, и показалась голова кабана. «Вот удача! Это же целый выводок с молодыми поросятами». – Во сне все шло, как по маслу. Когда все кабанчики устремились к кормушке, Вито «набитой» рукой уложил молодого и самого маленького. Когда дым рассеялся, он уже спускался, на ходу отстегивая глушитель. Поляна была пуста, кроме полосатого, еще тепленького кабанчика, с раздробленной головой. Вито склонился над ним, достал свой тесак и без сожаления и жалости полоснул по горлу. Быстро отрезав голову, он уже собирался положить трофей в рюкзак, как вдруг из-за спины раздался мерзкий и приглушенный голос: - Молодец, ловко ты его…Вито вздрогнул, боясь пошевелиться. По спине пошел холодный пот. Послышался хруст и кто-то шел к нему сзади…

Вито понял, что это конец…

… Но это «не вовремя» не приходит просто так. Цепь случайностей рождает закономерность. Ты думаешь, что все идет своим чередом, течешь по течению, а оказывается, что судьба сама несет тебя по невидимому руслу к конечной цели. Кого-то выносит в море, в океан, кого-то в болото или к водопаду. Бывает, что эта «река» неожиданно пересыхает или «заливается». Всякое бывает. Но если уж течение тебя подхватило, и ты думаешь, что твоя лодка под натянутыми парусами доплывет сама до назначенного берега - ты ошибаешься. Иногда нужно присмотреться и к другим берегам и вовремя свернуть. Здесь главный советчик сердце и разум.

Вот у Вито в этот день екнуло в сердце. Екнуло по-особому – обдало тревогой и холодом, слегка защемило, чуть-чуть подержало в руках и … отпустило. На мгновение он остановился в испуге. Такое раньше с ним никогда не случалось. Появилась испарина на лбу, майка прилипла к спине, а ноги налились свинцом. Немного постояв, потер виски и отдышавшись, Вито пошел домой. В голове была «каша», мысли мелькали, как теннисные мячики, не давая собраться воедино. Сам не свой добрел он до квартиры, машинально здороваясь по пути со знакомым, сослуживцами, идущими навстречу на работу. Молча кивая, не поднимая глаз, сухо отвечал «Здрасте», а проходящие оглядывались вслед, отмечая про себя: «что это с ним?», «заболел что - ли?», «может что случилось?», «лица у него нет». Обычно весел, с открытой улыбкой Вито обменивался небольшими фразами, любезностями и шуткам с прохожими, а тут как подменили.

Быстро накормив кота, накидав ему в миску свежей рыбы, собрав в рюкзак все необходимое, Вито отправился в лес. Ноги сами несли его по невидимым лесным тропинкам в самую глушь. Немного отпустило в висках, то ли от свежего воздуха, то ли от таблетки «цитрамона», но стало гораздо легче и мысли уже принимали обычный порядок.

Добравшись да спрятанных кормушек, Вито не теряя времени, быстро взобрался на старую вышку. Надо успеть до вечера «удивить» и «не подвести шефа», думал он. Затаив дыхание стал ждать. Оказалось «сон в руку». Послышался хруст веток, хрюканье было где-то рядом. Вито почувствовал приятный мандраж охотника».

Все тело собралось, глаза настроились на прицел, а уши ловили каждый шорох. Ждать долго не пришлось. Молодой выводок осторожно выполз на поляну. Папаша - секач первым осмотрелся, - вроде все спокойно и за ним засеменили уже остальные поросятки самка. Замыкала отряд довольно упитанная самка. Сразу видно, что в еде они не нуждались, да и врагов в лесу, не считая охотников – егерей и браконьеров вообще не было. Вольготно и смело все разбрелись по кормушкам. Поросятки держались мамаши, только один немного отстал и устремился к дальней прикормке. Моно было завалить секача, но он был слишком велик, чтобы его еще и дотащить обратно на себе, а вот молочного кабанчика в самый раз. За одно и «удивлю», на миг, вспомнив сон, Вито выстрелил. Через секунду на поляне никого не было, только последний поросенок бился в конвульсиях. «Немного смазал сегодня» - подумал довольный цыган. Он спустился с вышки и подошел к нему. Жалость была не свойственна ему, сколько раз он убивал невинных животных, и это чувство было ему незнакомо. Но сегодня, почему-то, на мгновение Вито задумался, всматриваясь в глаза умирающему кабанчику. В них застыл ужас и страх. Они говорили ему: «Зачем? Мне очень больно», и были залиты слезами. Он еще дергался, а из раны текла кровь. Кабанчик предпринял попытку подняться, но также быстро рухнул на бок и прикрыл свои маленькие глазки. Вито достал нож и без сожаления отогнал сентиментальные мысли, перерезал ему горло. Когда он укладывал добычу в рюкзак, ему показалось, что кто-то следит за ним. «Прямо как во сне», - оглядываясь, думал Вито. Холодок и предчувствие какой-то загадки не покидали его, и он быстро отправился к озеру. Впервые за свою жизнь он задумался о смысле охоты. Кто дал ему право лишать жизни животных, ради чего? Ради свежего мяса, удовольствия, жизненной необходимости, голода? Нет, в этом не было нужды. Просто нравилось, азарт убийства, адреналин, процесс охоты, выжидание. Никогда, до сегодняшнего дня его сердце так не билось в испуге и в сожалении от проделанного. За спиной в рюкзаке, лежал маленький, невинный кабанчик и от еще неостывшего тела шло не тепло, а холод. «Почему так? Что со мной? Откуда эти мысли?» Вито почти бежал к озеру, по пути стараясь гнать эти мысли, но они не отпускали. Ему казалось, что кто-то гонится за ним. Никогда раньше Вито не оглядывался, зная, что никого нет, не веря в предрассудки и приведения. Но сегодня все не так.

Какая-то внутренняя струна надорвалась в душе. Что-то заставило так страдать. Почувствовать себя убийцей. «А вот если меня так? Нет, нет, нет», - гнал от себя этот образ Вито, «хватит».

Просмотры: 617


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!