Фэнзона

Закат мистера Чокко

ИсторииКомментарии: 0

Осенняя история, в канун «бабьего лета». Посвящается директору ООО «Айсберг», С. В. Кузнецову и Ко.

(Все имена - вымышленные. События реальные. Последствия предсказуемы).

Сентябрь. Високосный год. Примерно 20 лет назад. 7521 год от Сотворения Мира.

Часть первая. Перед закатом.

Мистер Чокко был, не на шутку был встревожен, в ожидании встречи с Оценщиком. Но, рандеву было уже не избежать. Он даже закурил. Курил он редко и только в минуты крайней тревоги. До встречи оставались считанные часы.

На окраине небольшого поселка сидел маленький лысый человек и смотрел на себя в зеркало. По всей комнате были разбросаны маски, парики, накладные усы, бороды и поддельные паспорта…

«Какую бы сегодня одеть маску?»

Прохладный вечер тяготил своей тишиной. Чокко ждал стука в дверь.

Мистер Чокко тяготился воспоминаниями и лелеял надежды…

Еще, каких то 20 лет назад Мистер Чокко был талантливым аферистом среднего масштаба.

Он удачно занял свою «нишу» поклонника исполнительного листа.

Исполнительные листы гонялись за ним по всей стране вместе с озлобленными судебными приставами, коллекторами, кредиторами и, жаждущих крови бандитиков.

В погоне учувствовали брошенные жены и дети. Женам нужны были алименты и объяснения. Детям – папа и его сказки.

Как тут не вспомнить песню Ю. Лозы «Исполнительный лист».

«… Много лет то здесь, то тут, то там.

Изменяют лик родной земли.

А за ними мчится по пятам,

Исполнительный лист…»

(Интересно, а Лоза был знаком с мистером Чокко?)

Что что, а сказочник он был отменный.

В его «ночные байки», под гитару и коньячок попадали наивные красотки и богатые наследницы.

Чокко пил только коньяк и приговаривал «коньячок хорош». За это его еще в молодости прозвали «Коньчок Чок. А потом уже он стал мистером Чокко.

Но, это было, ой как давно. Некогда обаятельный и веселый «студент прохладной жизни», сейчас превратился в маленького, сморщенного старикашку.

Теперь он боялся смотреть в зеркала и заглядывать в почтовые ящики. Он забыл свое первое и настоящее имя. С трудом мог вспомнить место и дату рождения.

А все потому, что менял имена, города и жен банально, как перчатки.

Оценщик его знал под именем Кузнецов Сергей Владимирович. Внешний вид подходил под многие национальности. В Уставе ООО «Айсберг» было написано место рождения: Грозный, Ачхой - Мартановский район. Правда или вымысел, неизвестно. Достоверно, одно – артист.

На табличке офисного здания, где он открыл очередную контору, было написано – ООО «Айсберг», офис 320.

Название многих изумляло, но не настораживало. А зря.

Фирма «Айсберг» занималась обменом и расселением одиноких пожилых людей. Предпочтение отдавалось наивным старушкам. Бабушки без оглядки влюблялись в многообещающего директора.

Также удивляло количество занимаемых руководящих должностей во всей округе. Он даже умудрился устроиться коммерческим директором на птицефабрику. Дела на фабрике сразу же пошли под откос.

Как и положено, директору полагается личный водитель. И тут мистер Чокко не был исключением. Он нанял «за бензин и обещания» некого Сережу из богом забытой деревни.

Сергей был вылитый неандерталец. Узкий лоб, огромный нос, грязные ногти, гнилые зубы и пустые голубые глаза. Ему не хватало шкуры и копья, для полного образа древнего человека. Страстью его была игра в «пасьянс» и «косынку» на компьютере. Он всегда смотрел в рот своему боссу, кивал и поддакивал.

У древнего человека имелась «представительский» «Опель» лохматого года. Машина работала по настроению, по погоде и жила своей жизнью. Каждый день она требовала ремонта, согласно амортизации своего возраста.

Шлейф проблем следовал следом за «Опелем» и направлялся прямиком в офис 320.

Непрекращающиеся телефонные звонки с угрозами на том конце провода, визиты и письма странных людей создавали образ ООО «Айсберг» накануне встречи с «Титаником».

Разговоры в офисе 320 шли только на повышенных тонах и, сопряжены были с угрозами и оскорблениями мистера Чокко.

Это его, как ни странно, не смущало. Наоборот, закаляло и предавало тонуса.

Машинально и без особых трудностей, мистер Чокко женился в очередной раз на молодой особе. На этот раз, почти по любви. Ленка была моложе его на 25 лет и родила ему нового заложника алиментов.

Кроме молодости в ней ничего особенного не было. Просто Чокко не привык быть один, выбирать было все труднее, а соблазнять особенно (не считая, милых бабушек).

В советники по «нестандартным вопросам» Чокко взял себе в заместители только что «откинувшегося» из колонии - поселения некого Славика Сулиму. Он рьяно чтил уголовные традиции, жил «по понятиям» и очень гордился сроком «за кражу» (украл конфетки на складе).

Сулима изучал по учебникам и методичкам основы карате и тайно мечтал о славе Брюс Ли или карьере криминального авторитета.

В общем, тандем ООО «Айсберг» был еще тот…

Короля делает свита. Вот они и делали. Накапливали долги, создавали проблемы на ровном месте и, жили на широкую ногу.

Шло все своим чередом, к закату…

И вот. В один далеко не прекрасный день, в офис 320 заглянули «люди в черном».

Два суровых бородатых человека, с томными взглядами зашли и закрыли за собой дверь на замок.

Из - за монитора показались пустые глаза водителя Сережи. Его первобытный лоб слегка напрягся, насколько это было возможным. То ли от удивления, а может от того, что ему не дали закончить «пасьянс».

-Где шеф, урод?

Огромный человек, в черной куртке крутил в руках чётки. Вместо бусин, были маленькие черепа из человеческих костей. Второй взял со стола печать ООО «Айсберг» и не говоря ни слова поставил печать на лбу изумленного питекантропа.

Сережа потерял дар речи вместе со словарным запасом. На лбу отпечаталось лишь общество и Айсберг. Перед глазами вращались черепа на нитке.

- Ты что глухой? Или немой? Где шеф, я тебя спрашиваю, болван?

Последовал удар шариковой ручкой в шею. Она глубоко зашла, но не проткнула упругую кожу.

-Я..я, не знаю. Ссскоро должен быть.

Первобытный страх пронзил все корявое тело водителя.

- Когда?

-Он обещал позвонить и я его должен забрать.

- Что ж подождем. Не вздумай орать и дергаться.

Второй потуже затянул «спартаковский» шарф на шее Сережи. Он хрипел, но мужественно терпел. Он решил не сдавать своего шефа.

Неандерталец помнил добро и чтил вложенные средства в амортизацию своей «антилопы гну».

Сережа знал, где находится Чокко.

На другом конце города мистер Чокко, в очередной раз, обхаживал очередную старушку.

Он даже обещал на ней жениться, подобно Остапу Бендеру, ради двухкомнатной «хрущевки».

Маленькая, сухая, как гречка, Анна Васильевна была по уши влюблена в мистера Чокко. Она настаивала на разводе и обещала ему свои «хоромы» и прочее скромное наследство. Ее даже устраивал «гражданский брак» и она по любому поводу ругала его молодую жену и причитала, что «она ничего не умеет». Себя она считала верхом совершенства.

Яркий макияж, рыжий накладной шиньон, духи «Ландыш серебристый» и помада от «Орифлейм» работали на отвращение.

Мистер Чокко «восхищался» ее красотой, соглашался со всеми доводами и ябедами на свою жену, поддакивал как девственник. Но, очутиться в кроватке с этим увядающим цветком жизни - это было слишком, даже для него.

Чокко восхищался ее «ароматами», подливал себе коньячка и просил «немного подождать».

Ароматные свечи из сандала и жасмина, совместно с другими афродизиаками не приносили должного результата.

Бабуля ждала его каждый день. Ей не терпелось кинуться в объятия.

Чокко терпел и ждал чудо в виде «хрущевки», взамен на платоническую любовь.

Но осенью тучи стали сгущаться не на шутку.

Чокко нутром чувствовал опасность. Интуиция подсказывала ему, что пора сматывать удочки.

Тем временем в офисе 320 ООО «Айсберг» (название до сих пор наводит мысли о гибели «Титаника»), шел допрос с пристрастием водителя – неандертальца Сережи.

В его скудном словарном запасе не находилось подходящих слов, чтобы объяснить почему шеф так долго не появляется и не звонит. Приходилось терпеть подзатыльники и молчать.

Телефон, наконец зазвонил.

Сережа взял трубку и промямлил «алло».

На том конце провода Чокко задал простой вопрос: «Все в порядке?».

-Нет. Его нет.

Чокко все понял и бросил трубку.

-Кто звонил,- спросил тот, что с чётками.

-Не знаю. Спросили Кузнецова.

-Слишком долго его нет. Ладно. Завтра зайдем.

Они ушли, прихватив печать «Айсберга» и папку с первыми попавшимися документами.

Сережа выждал минут десять и, ничего умней не придумал, как оставить открытый офис. Он прыгнул в «антилопу гну» и рванул в свою деревню.

Через неделю он получит перевод «до востребования», купит трактор и канет в лету, как последний живой первобытный человек…

Закат был отложен благодаря преданному неандертальцу.

Перед побегом Чокко щедро отблагодарит узколобого Сережу, а сейчас он выбежал под проливной дождь и прыгнул в такси. На последок, он поцеловал дряблую руку своей поклонницы и пообещал завтра заглянуть.

Из такси он набрал жене и крикнул «Срочно собирайся. Мы сегодня улетаем».

Дома он сказал, что летим отдыхать в Сочи.

На этот раз Чокко решил не бросать жену и ребенка. «Так меньше подозрений и безопасней».

С новым паспортом на имя Арбузов Сергей Николаевич он улетал подальше, в сторону последнего заката.

Айсберг уходил ко дну в високосный год, ледникового периода.

Часть вторая. Закат.

В домике, на окраине небольшого поселка, по всей комнате были разбросаны парики и маски. А на сундуке сидел по пояс голый маленький, лысый человек. Он сжимал в руке заляпанный стакан с остатками дешевого коньяка.

«Главное, что коньячок есть. Какую сегодня одеть маску для встречи с ним?»

Так сидел и размышлял одинокий и вечно залитый коньком мистер Чокко.

Он уже давно был один и ждал стука в дверь.

Все семьи были брошены вместе с долгами, детьми и женами.

Бежать уже было некуда. Сил и желания тем более. Никто не стучался в его каморку, а он ждал.

Чокко высыхал, как не политый цветок.

Он решил заложить душу. И его услышали.

Для себя он принял решение уйти незамеченным, без шума и пыли, как всегда. Теперь уже навсегда и для всех.

Для этого требовалось одно – вызвать оценщика Соулза. Это был единственный шанс «достойно переместиться».

Чокко помнил эти цифры наизусть. Первый номер никогда не менялся. Добавлялись другие и также блокировались, но тот «31-30», был неизменен.

Многие бы отдали все, чтобы узнать его номер.

Месяц назад Чокко решился и набрал.

На том конце провода он услышал знакомый голос:

-Слушаю Вас.

-Привет. Это я Сергей Кузнецов.

Под этим именем Чокко и познакомился с оценщиком.

-О! Привет, привет. Чем могу?

- Узнал, значит. Не быть мне богатым. Ладно. Мне нужен отчет. Помоги.

- Ты где сейчас? Куда приехать?

-Я напишу адрес с другого номера. Мало ли что… Меня ищут и слушают, наверняка. Все расходы с меня.

-Разберемся. Конечно, помогу.

Чокко подробно описал место своей дислокации и координаты. Договорились, что через месяц встретятся.

И вот, оставался один день. Все передумано, спланировано и приготовлено. Чокко осознал пустую жизнь в побегах и прятках. Изменить ничего уже нельзя. Раскаиваться он не привык. Особого зла Чокко не сделал, поэтому был шанс на реабилитацию.

«Ну как тут не помочь старому знакомому? Тем более, они не ссорились и, личных претензий между ними не было. Оценщик всегда протягивал руку «загнанным зверям» и сопровождал в последний путь. От его отчета зависела дальнейшая судьба в иных мирах.

Некоторые стали это осознавать и держали за руку перед «закатом».

Мистер Чокко одел свою новую маску. Именно в ней он хотел предстать перед профессором Мегадетовым.

Чокко очень надеялся, что и для него найдется место в далеком «Музее Зла».

Как и все, кто был знаком с оценщиком Соулзом, слышали про таинственный и загадочный мир за горизонтами Вселенной. Мир, куда попадают души после смерти.

Дорогу туда знали немногие и предпочитали все таки этот мир, по крайней мере, пока живы.

Оценщик Соулз, был не понаслышке знаком с обитателями иных миров.

В дверь каморки мистера Чокко, наконец, постучали.

На пороге стоял почти не изменившийся оценщик. У него появилась лишь борода и пару смешных морщин.

Соулз, наоборот, не сразу узнал веселого директора многочисленных «однодневок». Перед ним предстал скрюченный старик, вместо пухлого балагура и симпатичного афериста.

Они встретились, как будто и не расставались. Соулз обнял скрюченного директора «Айсберга».

Какая беседа без вина? Из рюкзака оценщик достал две бутылки грузинского коньяка «Иори», сыр, лимон и нарезку с квасом.

До утра они изливали друг другу души, делились воспоминаниями и секретами жизни.

Чокко раскаялся, расплакался и попросил помощи. В его искренности , на сей раз, оценщик не сомневался. Кто ж будет врать перед «волшебным перемещением»?

Это вам не перед попАми исповедоваться перед смертью.

Грехи мистера Чокко укладывались в рамки дозволенного.

Выводы в отчете, на основе сравнительного метода, показали, что Чокко идеальный претендент на вакансию очередного экскурсовода в «Музее Зла».

Где то хрипели первые петухи. Луна готовилась сдать вахту Солнцу. По небу, медленно плыли уставшие облака, в которых прятались Драконы. ВОроны приветствовали их курлыканьем и готовились к охоте.

Пора было выдвигаться.

Друзья вышли в рассеивающийся туман. Вместе с рассветом растворялась дымка над лесом и уходили в закат последние надежды мистера Чокко.

Уже не было того страха, который преследовал его последние годы.

Появилась уверенность «в завтрашнем дне». Перспективы открывали «новые горизонты» и, словно во сне, окутывали нирваной.

У оценщика представилась уникальная возможность передать очередную партию отчетов своему другу и смотрителю «Музея Зла», профессору Дейви Мегадетову.

Тропинка в лесу завела их в самую чащу. Впереди виднелся старый погост и болото. ВОроны активизировались, а на пенечке уже сидела барыня в черном…

Соулз вручил Чокко потрепанный портфель, похлопал по плечу и обнял.

Дальше их пути расходились.

-Прощай.

- И ты прощай. Профессору привет. Ничего не бойся. Удачи.

Не оглядываясь, каждый пошел своей тропой.

Оценщика ждали масса отчетов. Мистера Чокко новые горизонты и новая оболочка, согласно предписанию «Книги учета».

В рюкзаке лежала маска, яблоко и полбутылки коньяка…

Вместо эпилога.

Сколько людей бродит по свету с именем Кузнецов Сергей? Статистика обманчива и условна.

Даже я не знаю и знать не хочу.

А вот мистер Чокко – один во всем мире.

Его больше никто, никогда не видел. Да и не увидит, в ближайшее столетие, наверное…

Таинственно исчезнут все его фотографии из семейных альбомов и архивов. Словно и не было. Дети тоже забудут папочку. Жены заменят его новыми мужьями. Кредиторы смиряться. Все, как обычно.

В его каморке найдут множество париков, масок, паспортов на разные имена.

И только один оценщик Соулз, будет знать, где он сейчас.

А где то далеко – далеко, по вечерам, сидят и перебирают забавные «отчеты» оценщика Соулза, помощники профессора Мегадетова - Муфлон, Блюкс и, мистер Чокко.

Новому сотруднику «Музея зла» разрешили не снимать его любимую маску.

Теперь он стал из них.

«Новая жизнь» медленно потекла в другом измерении.

Прохиндиана закончилась для мистера Чокко, достойным финишем…

21.07.2018

Полная версия на http://proshara.ru/page/view?id=90

Просмотры: 78


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!