ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Фэнзона

Контакт

БиблиотекаКомментарии: 4

Сергей Скуратов спокойно вел машину, не обращая внимания на капли дождя, покрывающие почти все ветровое стекло "БМВ" за исключением тех мест, где дворники оставляли мутные разводы. Позади него, на заднем сидении, сидела его молодая жена, женщина лет тридцати пяти, с худощавыми чертами лица и сальными черными волосам, не слишком аккуратно схваченными на затылке резинкой, уже порядком выцветшей, но бывшей когда-то небесно голубого цвета. На ней было просторное летнее платье, поверх которого была надета вязаная жилетка, больше походящая на безрукавку. Взгляд ее темных глаз был направлен вперед, на дорогу, которую стеной перекрывал дождь. Ее острые скулы и прямой нос указывали на ее еврейское происхождение.

- Сара.., - сквозь тишину в салоне и шум дождя снаружи произнес Скуратов, мельком бросив взгляд на жену в зеркало заднего обзора.

Он не мог больше ждать. Унылая обстановка вот уже на протяжении трех с половиной часов, как они были в пути, угнетала его.

Местность, по которой они двигались, не изобиловала жилыми массивами. Слева и справа тянулись бесконечные поля, и лишь придорожные знаки указывали на какие-то признаки цивилизации. За все это время он встретил только три заправки. Время от времени поглядывая на шкалу горючего, Скуратов начинал мучиться мыслью, как бы дотянуть до следующей. Но в этом он как следует не был уверен. На карте, которая лежала теперь в полусмятом состоянии засунутая в бардачок, автозаправок не было. Оставалось только надеяться на то, что в такую погоду они обязательно включат какие-нибудь сигнальные лампочки - те, кому не все равно, что кто-то проезжает мимо них с полупустым баком.

- Ты там в порядке?

Это не было тщательно обдуманным вопросом. Скорее - тактика, чтобы разрядить обстановку хоть как-то.

- Ничего, - послышался неопределенный ответ после долгого раздумья.

Это "ничего", Скуратов знал, было лишь отговоркой. По бледному лицу жены он смело догадался, что это не так.

Она была на восьмом месяце беременности, и это многое объясняло. Они ехали в Калининград, чтобы провести компьютерную диагностику, и эта поездка уже начинала его раздражать. Скуратов понятия не имел, где находится эта больница. Был, конечно, услужливо предложенный товарищем по работе адрес, но в последний момент он оставил его в других брюках. Этот факт заставлял простого работника авторемонта еще больше раздражаться и в бессильной ярости сжимать руль.

В руках, где-то на уровне локтей, он ощутил знакомое напряжение. Так всегда бывало, стоило ему перенапрячься и устать. А причин тому хватало.

Они ехали по шоссе, и над ними расстилалось небо, сплошь затянутое тучами, так что сложно было понять, день ли, или уже наступает ночь. Часы на запястье Скуратова показывали половину третьего. Ничего, времени на туда и обратно хватало. По крайней мере, он не собирался медлить перед возвращением обратно. Как только дело будет сделано, он заправит машину и двинется в обратный путь. Скорее всего, это под утро уже произойдет.

- Сергей, мы когда приедем-то? - разрушила все его мысли насчет всей гадостности жизни Сара, очнувшись от оцепенения на заднем сидении. - По-моему, мы не туда свернули. Ты на карту хоть смотришь иногда?

Он поймал ее взгляд в зеркале заднего вида и про себя подумал: "Конечно, не туда свернул!.. Лишь бы упрекнуть человека!.."

Он упорно вел машину, прорываясь сквозь стену дождя. Дороги практически не было видно, так что можно было не смотреть на карту, поскольку пелена дождя сливала в одно все окружающее. Где они сейчас находились - можно было только предполагать.

- Ты мне не ответил, - холодно заметила драгоценная супруга, пронизывая мужа глубоко оскорбленным взглядом.

- Туда мы свернули, туда, успокойся, - постарался побыстрее избавиться от ее чрезмерной назойливости Скуратов. В душе он сам был не уверен, что это было так. Дорога шла прямо, а до поворота, если он правильно ехал, оставалось киломметра три. Дальше - перекресток, если верить карте, затем - поворот направо. А там еще полтора километра до находящейся там, вполне возможно, бензозаправочной станции. Сколько оставалось километров позади - Скуратов не пытался угадать. Встречные машины крайне редко проносились мимо, и это усиливало чувство одиночества на этом широком шоссе, которое, казалось, вело в никуда.

Внезапно впереди Скуратов увидел яркое оранжевато-желтое свечение далеко впереди. У Скуратова создалось впечатление, что им навстречу несется грузовик с разбитой фарой. Свечение приближалось, и он почувствовал нарастающее беспокойство. Невообразимо яркий свет, кажущийся источником громадного фонаря, уже занял почти все пространство ветрового стекла автомобиля. В следующее мгновение что-то с ревом пронеслось, едва коснувшись верха машины, и на несколько секунд салон заполнился ослепляющим светом. Скуратов отпустил руль, его руки взметнулись к глазам, чтобы сохранить их от слепоты, но этого было достаточно, чтобы машина потеряла управление и съехала с шоссе. Сзади в диком страхе закричала Сара.

Казалось, потря сознания длилась вечно. Когда Сергей Скуратов пришел в себя, первым, что он сделал, это огляделся.

Приборная доска оплавилась по неизвестным причинам, и едкий дымок, поднимающийся от нее, на несколько секунд заставил его голову закружиться. Крыша машины тоже оплавилась, так что переднее, заднее и боковые стекла казались приваренными к корпусу автомобиля. Верх "БМВ" угрожающе просел, и на нем, словно розы, расползались дыры в метлле, который продолжал плавиться. Зеркало заднего обзора оплыло и стало похожим на нечто из темного пенопласта. Скуратов оглянулся на супругу. Та полулежала на сидении сзади и, казалось, была без сознания.

Скуратов попытался выбраться из машины, но ожег руку, схватившись за ручку дверцы. Покрыв все на свете матом, он открыл-таки дверцу и вылез на свежий воздух. Дождь стихал. Скуратов обошел "БМВ" и поспешил открыть заднюю дверцу.

- Сара! Сара! Ты в порядке? - в беспокойстве тормошил он находящуюся в бессознательном состоянии жену.

- М-м, что случилось? Как болит голова! - Казалось, она начинала приходить в себя.

- Боже, ты вся в ожогах! - Скуратов с ужасом смотрел на ее руки и лицо, на которых вздувались ужасающие пузыри, а ее одежда выглядела так, будто ее прижгли в нескольких местах спичкой больших размеров.

"Ее нужно в больницу! Ее непременно нужно в больницу!"

Руководствуясь этой мыслью, он быстро вернулся на место водителя. Его рука с трудом повернула вварившийся в панель зажигания ключ, мотор заскрежетал, но двигатель не запустился. Он повторял попытку еще и еще, но машина не двигалась с места.

- У-у, бл...тво! - в бессильной злобе выругался Скуратов, не зная, что ему и делать в такой ситуации.

Пошатываясь и не обращая внимания на боль от ожогов где-то в районе локтей, он вышел на дорогу в надежде поймать хоть какую попутку, дабы иметь возможность отвести свою жену в ближайшую больницу. Но, как на зло, ни одной проезжающей мимо машины ему не попадалось.

В бессилии ходя от одного края дороги к другому, Скуратов сдался и вернулся к машине. Сара, постанывая, наполовину выпала из машины. Мужу пришлось поддержать ее, чтобы она не упала на мокрую от дождя траву.

- Господи, тебе нужно в больницу! - привести пытался в сознание ее он, но та снова и снова норовила впасть в беспамятство.

Но сейчас Скуратов беспокоился о ребенке. О их ребенке, который, не исключено, что мог пострадать в этой аварии.

- О, боже! - Тут же похолодел, когда увидел кровь на внутренней стороне платья жены.

"Отошли воды?" - мелькнуло в голове с надеждой, что виденная им сечас кровь не относится к результатам столкновения неизвестно с чем.

- Эй, что-то не так? - услышал он чей-то взволнованный голос. Повернувшись, он увидел, что на дороге остановился джипп-внедорожник, и из него выглядывает пожилой мужчина в бейсболке и джинсовом жителе на тучном теле.

- Мужик! - Скуратов удивился внезапной хрипоте своего голоса. - Помоги жену дотащить до машины, ей нужно в больницу, я заплачу!..

Мужчина вышел из машины, они осторожно приподняли обмякшую от шока Сару и бережно усадили в машину. Скуратов сел рядом с водителем, притулив возле себя супругу. Внедорожник завелся, и они поехали сквозь вновь начинающий усиливаться ливень по пустынному шоссе.

Скуратов, не задумываясь, выскочил из машины и попытался в одиночку неуклюже извлечь жену из салона джиппа, когда они притормозили возле ближайшей больницы.

- Потише, приятель, я тебе помогу, - остановил его водитель внедорожника, - а то ты свою телочку до больницы живой не дотащишь. - При этом он не выпускал из уголка рта дымящуюся сигарету.

Пропустив мимо ушей его слова, Скуратов не отказался от помощи.

Через минуту Сара уже лежала в одном из больничных отделений. Скуратову было сейчас наплевать, что водителю внедорожника пришлось заплатить; интересно, что бы было, сгори его бумажник по случайности в салоне превратившегося в кучу оплавленного металлолома автомобиля. Сейчас Скуратов стоял напротив главврача больницы - начинающего лысеть человека в круглых очках.

- Состояние вашей жены, товарищь...

- ... Скуратов, - подсказал ему Сергей.

- ...Скуратов, - кивнул главврач, - Так вот: состояние вашей жены, товарищь Скуратов, постепенно стабилизируется. Через пару дней вы сможете забрать ее домой.

- А..? - начал было Скуратов спрашивать о последствии ожогов, но главврач его опередил:

- И на счет ожогов... Где она так пострадала?

Скуратов во-второй раз объяснил ему, что с ними произошло. Главврач слушал его, кивая головой, и, наконец, когда Скуратов закончил, сказал:

- Вашей жене нужен покой. На каком, говорите, она сроке беременности?..

- На восьмом, - буркнул в ответ Скуратов.

"И долго этот лысый упырь будет добивать меня вопросами?!" - раздраженно промелькнуло в голове. - "Неужели и так не видно?!."

- Думаю, плод не пострадал, - сообщил главврач, а Скуратов с ехидцей подумал: "Да-а, как этот тип похож на лауреата нобелевской премии по медицине!.."

- А я могу видеть ее? - с надеждой спросил Скуратов, после чего, получив положительный ответ, вошел в реанимационную палату, в которой лежала Сара. Ее руки ниже локтя были перебинтованы, а почти все лицо было заклеено медицинскими пластырями.

Сара улыбнулась, когда он вошел. Он улыбнулся в ответ, подошел к ней и, присев возле ее кровати на шаткий стул, стоящий подле, взял в свои ладони кисть ее руки.

- Бедненькая моя!.. - растерянно и вместе с тем взволнованно произнес Скуратов.

- Все ничего. Я себя в порядке чувствую, - безжизненно улыбнулась супруга. Она была бледна как мел, и глаза ее нездорово блестели.

Это Скуратову не понравилось. Он крепче сжал ее холодную руку в своей и участливо посмотрел любимой в глаза.

Перед тем, как выйти из палаты, в голове у него крутилась только одна мысль: "Господи, дай, чтобы с ней все было в порядке!.."

Скуратов без особого беспокойства отнесся к тому, что ему сказали в мастерской. То, что двигатель по-началу расплавился, его удивило, но после этого он пришел к выводу, что надо списывать к черту эту машину и пересаживаться на "девятку", благо что возможность сделать это у него была. Один знакомый предлагал ему машину за 25% от ее стоимости; на такой цифре, по крайней мере, они сошлись в последний раз.

Скуратов сидел в своем удобном кресле и пил "Балтику", "девятку". Пиво позволяло ему на какое-то время отвлечься от мыслей о Саре. Передача, которая шла в этот момент по телевизору, почти не интересовала его.

- А теперь - срочное сообщение, - заговорил диктор в двенадцатичасовых новостях. - Буквально несколько минут назад наша съемочная группа стала свидетелем неопознанного летающего объекта, который пронесся на невероятной скорости над Сергиевым-Посадом. Верхушки деревьев, над которыми пролетело НЛО, оказались обугленными. Подобные случаи были уже описаны в газетах, датируемых от 1941-го года, когда подобного рода летающие объекты были замечены над Восточной Германией. К сожалению, когда появился объект, наша аппаратура вышла из строя, и мы не можем показать вам столь интересные кадры.

Это сообщение заставило Скуратова насторожиться, замерев на несколько секунд с бутылкой пива в руке. Что-то из этого натолкнуло его на мысль, что это как-то связано с тем, что случилось с ним и с Сарой прошедшим днем. Но, быстро вырезав эту мысль из своей головы, он постарался больше об этом не думать, а посему поднес бутылку ко рту и отхлебнул еще пива.

На следующий день он вновь был у Сары. Она встретила его радостной, но все еще такой же безжизненной улыбкой.

- Я принес тебе апельсинов, - тихо сказал он, ставя на тумбочку возле больничной койки пакет с фруктами. Несмотря ни на что, он чувствовал вину перед ней за все совершенное.

- Спасибо. - Все та же вымученная улыбка. - Мне приятно, что ты все еще обо мне помнишь.

Скуратов печально вздохнул и сел подле нее.

- Ну, как ты?

- Ничего, - ответила Сара. Голос, которым она говорила, казался чужим, словно слова исходили из потертой старой пластинки. - Врачи говорят, иду на поправку.

- А ребенок? - Скуратов взволнованно, опасаясь, что ее ребенок внутри живота пострадал в аварии более, чем, положил свою руку на него сверху.

- Завтра будут делать рентген, - ответила Сара. - Сережа, как там машина?

- В порядке, - соврал Скуратов. - Думаю, мы еще поездием на ней.

"Странно, что ее машина волнует больше, чем ребенок," - подумал он с промелькнувшей в нем неприязнью к этой женщине.

В этот момент в палату вошел главврач больницы. Скуратов тут же поднялся со стула и подошел к нему.

- Геннадий Викторович, - как моя жена, когда мы с ней сможем поехать домой?

- Пойдемте в коридор, я скажу вам. - Тон, которым сказаны были эти слова, насторожил Сакурова.

- Понимаете, ваша жена пережила шок, - было сказано ему уже в коридоре. - Мы беспокоимся, что у нее может быть выкидыш.

Эти слова болезненным электрическим импульсом проникли в голову Сакурова. Он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но слова застряли в горле.

- Вам не стоит волноваться, - подбодрил его главврач. - Вечером мы сделаем вашей жене рентген и все увидим.

- Что с ней? - словно во сне произнес Скуратов.

- Ничего, не стоит беспокоиться, - убеждал его главврач, но в его голосе Скуратов уловил нотки, указывающие на неправдоподобность его слов. - Завтра вы уже сможете ее отсюда забрать.

- А как...

- Сегодня вот ждем результатов ее анализов, - проговорил главврач, пропустив его недосказанную фразу мимо ушей. - Думаю, ничего плохого мы там не обнаружим.

- Когда я смогу зайти за ней? - холодно спросил Скуратов, ожидая того, что с завтрашнего дня он сможет забрать Сару домой.

- Приходите в полдень, там будет все ясно.

После не особо располагающей к оптимизму беседы Скуратов вернулся в палату и подошел к жене.

- Все будет в порядке, - уверила она его, сжав пальцы мужа в своей ладони. Но Скуратов почему-то не верил в это.

Скуратов был в неведении того, что Сару утром следующего дня отвезли в центр, где с помощью ультразвукового аппарата подвергли ее тщательному осмотру. Сара лежала на удобной кушетке, к ней были подсоеденены провода. Она чувствовала слабость, глаза сами собой закрывались и хотелось спать.

В соседнем помещении в это время двое специалистов-геникологов регистрировали данные на компьютере. На экране высвечивалась сине-красная картинка, которую могли разобрать только эти два человека.

- Та-ак, вот он, плод, - произнес один, увеличивая картинку на экране в три раза, - Ну, вроде бы, все нормально, шевелится.

- Н-да, - произнес другой. Он стоял возле своего помощника и, задумчиво прикрывая нижнюю часть лица рукой, взглядом изучл выведенное на экран изображение. - Погоди, а это что за темное пятно? - И ткнул пальцем в экран.

Сотрудник приблизил лицо почти вплотную к монитору и сощурил глаза, чтобы лучше видеть черное пятно, подрагивающее на общем фоне картинки.

- Это ты имеешь в виду? Не знаю, - озадаченно покачал головой он.

- Может, гематома? - предположил его помощник. - Попробуй увеличить и просканировать в несколько десятков раз, - поразмыслив, посоветовал он.

Его помощник так и сделал. Изображение увеличилось на заданное число раз, и темное пятно на экране теперь казалось расплывчатой кляксой.

- Что это может быть тогда?

- Н-не знаю. Может, провести анализ эмбриона? Кстати, как там с ее анализами?

-Ну-у, с гемоглобином все в порядке, кровяные тельца тоже в норме.

- Я забыл, мы брали у нее анализ маточной плевы?

- Нет, но это неплохая мысль.

- Хорошо, тогда надо сделать анализ прямо сейчас.

Наступил следующий день. Анализы, взятые у Сары утром, еще не были готовы.

Она находилась одна в палате, наедине с ребенком, чье рождение уже близилось. Она чувствовала себя подопытным кроликом, но потерять его она не хотела. За дверью ее палаты суетились врачи. Она не слышала их слов, но понимала, что они о чем-то спорят. Не было сомнения, что спор касался ее.

В этот момент в палату заглянул сам главврач.

- У вас есть домашний телефон?

- Да. - Сара назвала ему номер.

- Хорошо, спасибо. Мы позвоним вашему мужу, чтобы он не волновался, и скажем ему, что вы останетесь здесь еще на недельку, чтобы сдать кое-какие анализы повторно. Вы не переживайте, ничего серьезного!..

Через минуту Скуратов устало снял трубку и поднес ее к виску. Очередная бутылка пива сделала свое дело, и в голове Сергея Скуратова стоял шум почти что высоковольтных линий.

- Алло?

- Здравствуйте, это больница...

- А, - сказал Скуратов, опрокидывая в себя хорошую порцию пива. - Как там моя жена?

- Все хорошо, не переживайте. Просто нам придется оставить ее еще на несолько дней у нас.

- А что, что-нибудь серьезное?

- Нет-нет, не волнуйтесь! Нужно провести кое-какое обследование. В конце недели, думаю, мы ее уже выпишем.

Скуратов повесил трубку. В голове не было никаких мыслей, кроме той, что у него возникло желание купить еще пива.

Главврач тоже опустил трубку. На его лице было написано крайнее замешательство.

- Не знаю - зачем мы это все ему говорим?! - сказал он, обращаясь то ли к стоящему возле него сотруднику, а то ли - к себе самому. - М-да, на раковую опухоль это не похоже... тогда - что?!.

Роберт долго смотрел в иллюминатор, глядя на глубокий космос, простирающийся вокруг. На нем, как и на четверых членах экипажа, был серебристый комбинезон, у пояса - кобура с "klm-2000" - увесистым оружием, похожим на автоматический "узи" и "тт" одновременно. "Аполлон" медленно плыл в открытом космосе, и Крис, сидящий у правого иллюминатора с сигаретой в руке, наблюдал кусок планеты, называемой Земля.

- Крис, тебе не надоело дымить, ты установил для этого портативный вентиллятор? - не выдержал Паркер - юноша лет двадцати пяти со светлыми вьющимися волосами. На данный момент он занимался тем, что бесцельно крутил в руках свое табельное.

- А ты, Паркер, лучше перестань баловаться оржием; не ровен час - вышибешь кому-нибудь мозги, - посоветовал Смитт.

- Да, ты уж постарайся заканчивать с детским садом, - с ехидной улыбочкой заметил Мич. - Ты солдат теперь, ха-ха!..

- Пошел ты! - Паркер в шутку направил на него оружие и изобразил выстрел.

- Робби, в каком квадрате мы находимся? - Смитт встал и подошел к Роберту, который задумчиво и настороженно сморел в открытый космос.

- Не важно, в каком квадрате мы находимся. Важно то, что они далеко отсюда.

- Далеко они или близко - не имеет значения, - дымя сигаретой, произнес Крис. - Важно то, что мы знаем, где они.

- Вернее - он, - поправил его Роберт.

- Он? Ты что, хочешь сказать, что из этих тварей остался только один? - не понял его Паркер.

Роберт удостоил его недоверительным взглядом, после чего подошел к компьютеру, встроенному в панель управления "Аполлона".

- Данные, которые мы смогли получить, указывают на то, что один из представителей формы каннибалов находится в России, на планете нашей с вами. Так же нам известно, что инопланетное существо находится во чреве земной женщины. Наша задача - поиск и уничтожение ублюдка. - Он внимательно посмотрел на новичка, копающегося в своем табельном автомате, затем перевел взгляд на Паркера. - Вопрос понятен?

- Ясно, - согласился тот. Он вернулся на свое место, затем удрученно добавил: - Значит, предстоит еще одна бойня. - Его взгляд остановился на Роберте. - Это что, значит, что не все еще полностью истреблены?

Помолчав немного, Роберт ответил:

- Не совсем так, друг мой. Нам придется отправиться в прошлое, чтобы завершить начатое дело.

- Куда конкретно? - без особого интереса поинтересовался Мич.

- В начало тысячелетия, - загадочно ответил Роберт.

- Чушь собачья! - Мич рассерженно ударил кулаком по обтянутому кожзаменителем подлокотнику пилотского кресла. - А что, если мы не вернемся?

- Операцией руковожу я, Мич, - холодно оборвал его Роберт, - и это наша с тобою работа. Ты знаешь, что будет, если корпорация узнает, что мы не всех уничтожили. Они нас сдадут под трибунал, - добавил он для непонятливых. - Вы этого хотите?..

На утро у Сары внезапно поднялась температура. Шкала на градуснике подскочила почти до сорока, но сильнодействующие препараты возымели малый результат. Врачи были чрезвычайно удивлены и напуганы, обнаружив на скулах и запястьях больной участки кожи, которые ни с того ни с сего стали похожи на апельсиновую корку, а по цвету были желтоватыми.

Сара стонала сквозь стиснутые зубы, извиваясь на больничной кушетке. Ее глаза были закрыты, а пальцы сжимались и разжимались, время от времени беспомощно смыкаясь на простыне. Женщина чувствовала сильную боль, то сжимающую, то отпускающую ее изнутри. У Сары было чувство, будто внутри ее живота что-то распирает изнутри, и при этом острая боль беспощадными щупальцами охватывала ее промежность, заставляя несчастную корчиться в муках, заставляя на время забывать о жгучей боли в местах, где ее кожа была поражена неизвестной болезнью.

У ее кровати стояла молодая медсестра - девушка лет двадцати пяти с золотистыми кудрявыми волосами и встревоженными глазами, которыми она молча взирала на свою подопечную. Она ждала, поскольку ей сообщили, что скоро эту больную увезут в реанимацию, и ей не придется больше присутствовать в палате, в которой, как ей казалось, уже ачинало пахнуть смертью. Кроме того, она боялась эту жещину, сама не зная, что рождает этот страх. Наверное, и отвращение, когда она видит трещины на ее пораженной коже, из которых начинает сочиться белый гной.

Именно это обстоятельство вывело девушку из оцепенения. Она поспешила выйти из палаты, чтобы сообщить о происходящем врачу, но тут внезапно женщина испустила такой дикий, нечеловеческий крик, что на миг она застыла, словно парализованная, возле двери. Выйдя из оцепенения, она все таки распахнула дверь и выбежала из палаты, но перед этим увидев, как изо рта Сары появилась кровь.

На этот срашный крик прибежала старшая медсестра. За ней спешил неуклюжим бегом главврач, Геннадий Викторович. Неразлучный с ним стетоскоп подпрыгивал при этом на его тучном животе.

Распахнув дверь в палату Сары, Геннадий Викторович сначала настыл на месте, затем побледнел и, когда за его спиной раздался пронзительный крик ужаса медсестры, схватился за сердце и стал оседать на пол.

На постели Скуратовой, сгорбившись, на корточках сидело отвратительное существо, напоминающее высохшую мумию. Волосы, растущие из обтянутого серой кожей черепа, комками спадали на костлявые плечи и были испачканы сгустками крови женщины. Существо занималось тем, что поедало ребенка несчастной, или, вернее, то, что от него осталось. Обхватив пальцами с длинными ногтям изуродованное тело дитя, оно вгрызалось в его тонкую черепную коробку, разбрызгивая мозговую жидкость.

Увидив людей, существо резким движением повернуло к ним свое лицо, выпачканное кровью. Некоторое время оно неподвижно сидело, рассматривая их белесыми глазами, затем издало жуткий вопль, похожий на каркание и плач новорожденного одновременно, швырнуло останки своего страшного пира в старшую медсестру,и, соскочив с кровати, залезло под кровать, откуда глухо рычало как рассерженная собака.

Останки ребенка попали в медсестру, оставив на ее халате грязное пятно. Та, вскрикнув от ужаса, внезапно потеряла сознание.

В этот момент к палате подбежали два санитара.

- Что?

- Что случилось? - затараторили они.

- Геннадий Викторович! Геннадий Викторович! Вставацте! - тормошили главврача, который сидел на полу и тяжело дышал, держась за сердце, молодая медсестра. - Вставайте же!

В это время санитары зашли в палату, и один из них подошел к кровати, на которой, вся в крови, лежала бездыханная Сара. Он остановился в нерешительности, шокированный зрелищем, подобного которому еще не видел.

В этот момент из-под кровати высунулись корявые руки и схватили его за ноги. Санитар вскрикнул от боли и неожиданности; корявые пальцы до крови вонзились в его икры. В следующий момент он потерял равновесие, взмахнул рукаи и упал навзничь, когда руки неизвестного с силой рванули его на себя. Санитар закричал, когда кто-то силой затащил его под кровать аполовину, и другой санитар застыл на месте, увидив то, что вылезло из-под кровати с противоположной стороны, держа несчастного за ноги. Затем существо, утробно урча, наклонилось и вгрызлось в пах санитара ужасающе острыми черными зубам. Тот завопил своим голосом от нестерпимой боли.

И тогда другой санитар, придя в себя, закричал в ужасе. В это время медсестра, придерживая главврача, вышла с ним в коридор, а старшая сестра продолжала лежать в дверях палаты.

Существо услышало крик человека и, оторвавшись от своего пиршества, повернуло к нему свою морду; с почти не обозначенных губ стекала кровь. Мгновение помедлив, оно совершило из сидячего положения прыжок в сторону санитара и, повалив его на пол, вонзило зубы ему в шею. Брызнула артеральная кровь, несчастный тщетно пытался отстранить от себя чудовище, но то уже резким рывком вырвало из его шеи кусок плоти, так что обнажились шейные позвонки. Санитар затрясся в агонии.

- Геннадий Викторович, я сечас! - засуетилаьс медсестра. Оставив главврача сидеть, тяжело дыша, прислоненным к стене, она побежала по коридору к столику дежурной медсестры, на котором стоял телефон. Добежав до телефона, она сняла трубку и дрожащей рукой начала набирать номер отдела милиции.

Она только поднесла трубку к уху, как вдруг страшный крик заставил ее вздрогнуть и помедлить с разговором по телефону. Девушка с ужасом увидела, что существо, склонившись над старшей медсестрой, обхватила гоову несчастной своими страшным руками и буквально ест ее лицо. Медсестра почувствовала, что, если сейчас не сконцентрируется на проблеме, рискует потерять сознание. Она видела, как чудовище выкусило своей жертве щеку, и теперь, казалось, злобно смотрит на нее, зажав лоскут кровавой кожи в оскаленных зубах.

- Алло, милиция?! - почти кричала в трубку медсестра. - Алло! Алло!

- Алло. Райотдел милиции слушает, - раздался на том конце провода голос дежурного.

- Алло! Алло! Приезжайте скорее в третью районную больницу! Скорее же, скорее! - Краем глаза медсестра увидела, как чудовище набросилось на Геннадия Викторовича, который лишь слабо закричал, когда зубы чудовища вырвали кусок плоти из-под его скулы, и вскоре несчастный главврач оказался на полу, а существо уже разрывало его грудную клетку, обагряя безупречно белый халат кровью жертвы.

И тут душа медсестры сжалась от ужаса: она увидела, как чудовище, покончив с главврачом, направляется к ней. Оно шло на полусогнутых ногах, расставив согнутые в локтях руки и негромко рыча.

Медсестра закричала, бросила трубку и в панике побежала по коридору. Чудовище бросилось за ней. Оно двигалось довольно неуклюже, но внезапно каблук левой туфли несчастной подвернулся, и девушка растянулась на кафельном полу. Пока она поднималась, существо настигло ее и прижало к полу, вонзив беспощадные когти в спину. Та закричала от боли и ужаса, но чудовище вонзило свои зубы ей в затылок, попутно бороздя когтями горло дертвы. Медсестра сумела перевернуться на спину, и последнее, что она увидела, прежде чем отвратительный рот существа накрыл раны на ее горле, были пустые, слепые глаза, в которых отражалась, казалось, сама смерть.

- Ну и как мы его найдем? - недоверчиво поинтересовался Паркер у Роберта, когда они подготавливались к операции. - Что, будем по всей России бегать за этим отродьем?

- Нет, - ответил тот, натягивая сапоги на ремешках и с тонкой подошвой. Эти сапоги специально изготовляли для таких случаев; прочные, они имели двойную подошву: первый стоял из легко гнущейся при беге резины особого состава, второй представлял собой внутреннюю пластину, внутри которой располагались острые металлические шипы, приводимые в действие специальным приспособлением, вшитым в голенище, и реагирующим на сокращение мышц ноги. - Сканеры показывают, что существо под кодовым названием "жмурик" сейчас находится в Калининграде.

- Хм, все ясно, - пробормотал Смит, хотя его слова не соответствовали его реальному представлению проблемы.

- А мне ничего не ясно, - буркнул Мич, прилаживая чуть пониже своего запястья датчик "ursy". - Какого черта эта тварь вновь объявилась на Земле? Когда это, спрашивается, один из этих гуманоидов успел трахнуть русскую бабу?

- У меня такое впечатление, что ты живешь и ни во что не вникаешь, Мич, - усмехнулся Роберт, проделывая ту же операцию. - Пора бы тебе знать, что жмурики не размножаются половым путем.

- Ты меня убедил, - взглянул на него исподлобья Мич.

- Я все понимаю, - задумчиво проговорил Паркер, прилаживая к поясу гранату дистанционного действия, - только вот не могу понять, почему эти существа приняли нашу планету за десерт?

- Не знаю, - вздохнул Роберт, глядя, как на экране одна за другой загораются зеленые точки; поле межпространственного перемещения приходило в действие. - Наверное, потому, что кроме нас во вселенной никого больше и не осталось.

- Лично меня перспектива быть съеденным не прельщает. - Мич воинственно передернул затвор крупнокалиберного пулемета.

- Мы входим в эпицентр поля, - сообщил Роберт. - Через несколько секунд мы окажемся в начале тысячелетия. Всем приготовиться!

Услышав его команду, остальные члены экипажа все, как один, поспешили к шлюпкам, рассчитанным на одного человека. У них было несколько секунд, чтобы пристегнуться ремнями и надавить руками на жесткие подлокотники, из которых выдвинулись шприцы, наполненные голубоватой жидкотью, по одному на каждого человека. Резиновая тсраховка, автоматическим механизмом разместившаяся у каждого во рту, позволила им легче перенести боль, на несколько секунд сковавшую их мышцы.

- Пять, четыре, три, два, - вел обратный отсчет встроенный в панель управления "Аполлона" компьютер, - один...

Яркий голубовато-белый свет затем заполнил все вокруг...

- Что-то мне это не особо нравится..., - выразил свое мнение Мич, с недоверчивостью поглядывая на окружающий его снаружи свет, который и не собирался гаснуть, явив себя в качестве вспышки на все окружающее. В шлюпке не было слишком просторно, однако же что-то заставило его повернуться так, что хрустнули шейные позвонки, и проверить механизм двери. - Роб, а че ничего не происходит?!.

По комлику ему был ответ - гораздо более оптимисточно настроенный голос, чем у него самого:

- Мы уже в пространстве друг.

- А ты задал координаты этой чертовой катапульты? А то забросит нас.... еще куда...

В ответ комлик затрещал как пьяный кузнечик; то был радостый смех говорившего.

- Не переживай, мягко шарахнешься об землю там, где и положено!

- Хм... Умеешь же ты успокоить!..

- А то! - связь прервалась.

Капсулу тряхануло так, что Мич интуитивно вцепился впальцами в подлокотники. Его спиной вдавило в сидение, когда на невероятной скорости искусственная оболочка поесла его вперед; он чувствовал, что идет куда-то под наклоном, и мысленно уже приготовился к тому, что приземление отнюдь не будет мягким.

Удар. Его тряхануло так, что предназначенные для плотной фиксации пилота механизмы едва не развалились, однако функцию свою успешно выполнили. Вместе с тем раздался грохот - капсула врезалась во что-то, успешно это что-то разрушая на составляющее. Затем движение прекатилось, и дверца с шипением отъехала; он был на месте.

Мич сидел некоторое время и просто прислушивался к тому, что творилось за пределами капсулы. Он должен был полностью убедиться в безопасности обстановки снаружи, чтобы осторожно выбраться наружу, придерживая двумя руками оружие и всегда будучи наготове пустить его в ход, если того потребует от него ситуация.

Белый коридор. Перевернутые каталки и кровь на стенах. Возле одной в неудобной позе валялся пухлый санитар, халат на котором был сплошь пропитан кровью, а на самой стене алел размазанный след; у Мича сложилось впечатление, будто кто-то со страшной силой швырнул несчастного об нее, и тот медленно сполз по побелке, оставляя на ее поверхности свои лейкоциты.

- Та-ак, - глубокомысленно произнес Мич, поводя головой из стороны в сторону и уже не удивляясь тишине, царящей в неизвестном ему здании. - Эт-то уже интересно...

На поясе запиликал, замигал желтенькой лампочкой комлик.

- Это Роберт. Мич, ты там как?

- Да нормально все, Роб. Крышу вот только тут какого-то здания пробил...

- Где ты находишься?

- Понятия не имею. Но, судя по всему, как раз там, где этот ублюдок обосновался..

- Так, хорошо. Жди нас, мы скоро приземлился.

- Хе, даже странно, что вы до сих пор где-то порхаете, ребята.

- Поменьше разговаривай... Осмотри лучше здание.

- Я без тебя найду, чем мне заняться. Все, Роб, конец связи....

Мич поднял оружие на изготовку и еторопливо двинулся по коридору в направлении, которое избрал так, наугад. Но вскоре понял, что выбрал его правильно: приходилось идти по кровавым следам, вереницей идущим по кафельному полу. Тишана продолжала давить на уши, как вдруг из одной из палат с шипением выскочило серое чудовище и встало перед ним. Уродливое лицо покрывала кровь, из зубастой пасти свисали космами кусочки плоти предыдущей жертвы, а изогнутые пальцы с нечеловеческими когтями были все вымазаны в крови.

Мич выругался от неожиданности и, вскинув оружие, указательным пальцем надавил на кнопку выстрела.

Оружие пискнуло и не ответило взаимностью. Замерев в удивлении, Мич посмотрел на бесполезное оружие в своих руках, а существо, выпрямившись и хрипло усмехнувшись такой неудачи, вдруг кинулось на него и повалило на пол.

- Уйди от меня, мазафака, слезь с меня, тварь!!! - кричал и пытался отчаянно отбиваться поверженный охотник.

Но было уже поздно: существо вгрызлось ему в горло, впиваясь когтистыми пальцами в живот и вытягивая из него кишки....

.... Скуратов подъехал к зданию больницы и устало положил руки на руль. Повернув голову, он долго смотрел на окно палаты, в которой лежала его несчастная жена. Минут через пять скорбного сидения он вышел из машины и направился ко входу в здание.

Волосы у него на голове зашевелились, когда он увидел то, что творилось внутри. Ставшие внезапно ватными ноги понесли его в сторону палаты, и там они и вовсе подкосились, когда он увидел на одной из коек то, что остаось от его жены.

- Сара!.. - произнесли его губы, и он сполз по косяку на пол.

Из коридора раздался грохот. Раздались голоса:

- Четче стреляй, четче!..

- Сдохни, мразь!!!

- Кретин, он сейчас сбежит!..

- Никуда он не денется!..

Все поплыло перед глазами Скуратова, сердце внезапно сдавило сильной тупой болью.

- А это еще кто?..

- Наверное, местный абориген. Кажется, ему плохо.

- Не будем его трогать.

- Как скажете, капрал.

Последним, что было из звуков перед тем, как все померкло для Скуратова в абсолютной и нескончаемой тьме, был полный злобы и ненависти нечеловеческий вопль, сопровождаемый чьей-то усмешкой и словами:

- А круто эту тварь по стенке размазало; все таки, молодцы наши инженеры; клевые штуки делают!..

Просмотры: 767

Следующий пост
Ночь
Предыдущий пост
Заброшенная святыня
Комментариев: 4 RSS

  • ну тут тянет на полноценный роман с прямым инопланетным контактом. жалко только что вы коллега не смогли отойти от некого заезженного шаблона, - надо обязательно ввести спецвойска НАТО и прочие организации. Это меня конечно не порадовало(

    • Просто НАТО не в курсах на тот момент было))) а вообще это часть более крупной по своим словесным габаритам история, которая тоже где-то на бумаге (если не потерялась куда-то бесследно уже).

  • =))) странно по законам всех жанров именно Пентагон и прочие сверхсекретные организации знают об этом первыми) я бы почитал продолжение этой истории+)

Оставьте комментарий!

Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!