Мама, со мной говорят ангелы

ФэнзонаБиблиотекаКомментарии: 0

“Мама, я слышу ангелов”.

Часть Первая.

“Мама, со мной говорят ангелы”.

Глава 1.

“Здравствуй, моя маленькая принцесса “- Марина склонилась над колыбелью. Чистые голубые глазки малышки смотрели на нее, полные удивления и любви.

До чего же прекрасно быть матерью. Это больше, чем просто любить.

Аромат, которым хотелось дышать и дышать, белоснежная, как перо, кожа, мелодичный звон её голоса, словно в спальне распустилась самая нежная роза из райского сада. Именно так можно было описать появление в её жизни дочери.

Её имя целиком и полностью отражало характер малышки - Ангелина. Истинная суть была передана в этих буквах- ее дочка истинный ангелок. Марина прикоснулась своими полными губами к нежной, как лепесток ,щеке и поцеловала ее. Это был один из самых лучших поцелуев в ее жизни.

Кроме того, что малышка была похожа на ангелочка, она еще появилась на свет в день всех святых,1 ноября. Отец ,беря дочь на руки впервые ,сказал медсестре-”Я не верил, что осенью появляются цветы. Но поверьте ,мне они намного прекраснее весенних”.

Ангелина заснула ,как только мама взяла ее на руки. У Марины сразу стало спокойно на душе, её грудь вздымалась свободно и ровно. Словно все замерло, боясь потревожить сон дочери.

Марина поняла, теперь, что у нее на руках лежит самое настоящее чудо. Чудо, волшебство-это не тот случай, когда ловкий фокусник меняет карты, или великий художник, создает картину через пару мазков - нет, это волшебство иного уровня.

“ Такое было подвластно лишь самому Господу, и он эту способность передал и нам,”- подумала, улыбаясь Марина.

Глава 2.

Спустя 17 лет.

Выпускной. Сколько красоты и волнения в одном слове! Новая взрослая жизнь, до которой остались последние виражи -экзамены, поступление, - лишь потом можно улетать из родительского гнезда. Ангелина чувствовала себя этаким путешественником, перед ней лежали новые неизведанные острова будущего, которые ей предстояло уже открывать самой. Ей было не страшно, если только чуть-чуть, на самом донышке, а сверху был налит до краев напиток жгучего интереса.

Ангелина мечтательно посмотрела на себя в зеркало. Через пару часов ее роскошные волосы попадут в руки парикмахера - Ангелина не стриглась лет с четырех, и теперь её волосы были самыми длинными в школе. “Из этого получится что-то превосходное” - подумала она.

Но не только мысли об выпускном заставляли её сердце биться чаще. Была еще одна причина: школьная любовь или юношеская влюбленность, как ее снисходительно называла мама. И пусть это не серьезно, пусть это на какое-то время - это сейчас ей кружило голову, придавало жизни некую легкость и опьянение.

Она была уверена, что он позовет ее на выпускной, и они будут медленно делать па под звуки школьного вальса, смотря друг на друга влюбленными глазами. Лишь от одной мысли - танцевать рядом вместе с Ним, сердце ускоряло свой ритм, словно музыкант, пишущий свою композицию наконец получил вдохновение: нота за нотой без перерыва. В спорте такое состояние называется второе дыхание.

Глоток свежего воздуха проник в ее грудь, наполнил ее. Ей не хотелось сидеть дома , она желала вкусить побольше свободы перед подготовкой к экзаменам.

Ангелина обула босоножки и выпорхнула за дверь.

Её мать Марина счастливо улыбнулась. Ещё недавно ее дочь лишь училась ходить, и крепко держалась своей маленькой ручкой за её руку, а теперь матери за ней не угнаться. Тем более такой серьезный праздник, как выпускной. Многое в первый раз.

“Надеюсь, у неё хватит ума не потерять голову от любви” - смеясь, про себя подумала Марина, но внутри она чувствовала, что сама была такой - и в этом была прелесть данного чувства - ей казалось, она понимает свою дочь без слов. Как и в то время, когда Ангелина ещё лепетала, и плакала, когда Ангелина видела пугающие сны, когда она что-то скрывала от неё, по натянутой линии двух сердец мама получала тревожный звоночек, и спешила к ней на помощь.

Эта линия называется любовь.

Глава 3.

Марина прошла по комнате, и вышла к туалетному столику, где её взгляд упал на стоящую, как исполин, гильзу губной помады, которую окружала свита подданных - баночки с разноцветным лаком, ножницы разных размеров, щипцы, кисточки.

Она взяла помаду, повертела ее руках. Цвет помады, розовый, всколыхнул воспоминания 17-летней давности.

Тогда Ангелина, ее ангелочек, впервые измазала губной помадой щеки, футболку, и каким-то образом стены. Когда они решили поговорить, она нахмурила, свои маленькие ,как две гусенички, брови, тяжело вздохнула и страдальческим тоном произнесла: “Я сталалась, сталалась, потом устала и решила полисовать”. После этих слов, Марина ее притянула к себе, и крепко поцеловала в ее разукрашенную щеку. Поцелуй отдавал ароматом клубники и детским кремом, но при этом был очень теплым.

Даже сейчас ,вспоминая, она чувствовала ,как в груди разливается тепло, а из глаз текут слезы. Сейчас ее дочка выросла, и уже столько помад перепробовала, что маме за ней не угнаться. Совершенная красавица.

Да, и парень ее вроде ничего. Пока еще не серьезный, но в этом возрасте детство в голове у всех. Самое главное, что он ее не обидит, да и Ангелина рядом с ним вся цветущая.Улыбается ,смеется.

Она счастлива.

Если счастлив твой ребенок, родитель тоже счастлив автоматически. По той нити любви передается и горе, и счастье. Счастлив один - перезвоны колокольчиков - счастлив другой.

Марина почувствовала звон маленьких колокольчиков, её сердце стало стучать гораздо быстрее передавая эту радостную новость всему ее телу, всей её душе, словно цунами, захватывающее ее с собой и уносящее в теплое глубокое море любви.

Глава 4.

“Дай мне крылья,

Позволь мне лететь,

Твоя любви сила,

Не даст мне умереть!”* - звучало в её наушниках. Ангелина часто слушала эту песню. Ей казалось, она понимает, о чем поет этот исполнитель Дэнни. Но ещё, глубоко, в ее девичьей ветреной душе жило желание, словно пушистый маленький комочек, щекочущий горло. Она хотела, чтобы это пел не этот Дэнни, а её возлюбленный - Саша.

Саша, он такой...Первое ,что приходит на ум - это смелость. Паркур, мотоциклы, фристайл - он каждый раз балансирует на грани. Его смелость не ограничивается одними безбашенными поступками - на самых сложных уроках: физики и химии, контрольных, он старается сделать все, чтобы помочь ей. Каких только казусов в эти моменты не случалось! Он однажды даже сломал парту ,пытаясь отвлечь жуткую зануду - училку по английскому.

Саша…. Он ещё такой. За всеми этими поступками кроется, -она даже улыбнулась- кроется сердце рыцаря. А я его дама. Мы можем говорить ночами, днями, и не наговорится. Я могу ему все рассказать, он обнимет меня крепко- крепко, так что я почувствую, как бьется его сердце. И от этого стука мне станет намного спокойнее.

Ведь пока его сердце стучит, что может быть важнее?

Ангелина ,как бабочка, от своих мыслей и чувств, порхала. “Лететь ведь намного быстрее ,чем идти, особенно, если твои крылья вырастают благодаря любви” - подумала она. Тем более, что аромат своего великолепного цветка, она чувствовала, и вдыхала его полной грудью. Ее цветок пах немного кофе, мужским сладким одеколоном, и мятным шампунем для волос. И все же, этот запах для нее был самым желанным.

Они сегодня должны были встретиться в заброшенном парке. Ангелина помнила его с детства. Карусель, жжёный сахар на палочке в виде петушка - и больше ничего не надо! она была занята на весь день, а могучие раскидистые деревья создавали прохладу в любую невыносимую жару. Парк сделался заброшенным, когда пришла пора менять аттракционы, а у мэра не хватило денег. Закрыли ворота на замок, и на том и порешили. Он стоял закрытым три года, пока кто-то не снёс замок. Властям все равно, а парк преобразился. В нем поселилась тишина и спокойствие, разнообразные деревья и кусты разрослись, так, что казалось, они хотели удержать хрустальную атмосферу. Несмотря на то, что парк был открыт, хоть и нелегально, людей там больше не становилось. У него впрочем появился конкурент, ближе к центру города - туда большинство жителей города и ходят.

Но только не они с Сашей. Им обоим нравился этот парк. Там они могли походить, поговорить, быть настоящими, не боясь посторонних глаз.

Позже Саша стал собираться там с друзьями. Они вместе стали разучивать трюки на скейтбордах, роликах. Это было все же безопаснее для всех - ни машин, ни маленьких детей, коих всегда много на официальных площадках, ни надзора. Ангелине было немного грустно, что их место стало известно ещё и его друзьям, но что ей придавало уверенность и благодаря чему она излучала счастье - Саша всегда ставил её на первое место, и она об этом знала.

Глава 5.

Закат простирался по всему небу. Именно в такие минуты, ты чувствуешь единение со всем миром - это видят все, несмотря на то, где они живут. Марина улыбнулась- она уже вышла замуж, у нее взрослая дочь, а детское впечатление, что происходит у нее, то происходит и во всем мире, осталось. Маленькая частичка прошлого, искра, благодаря которой внутренний камин не гаснет.

Марина отошла от окна, и села за телевизор. Ей было неспокойно, и закат на пару минут отвлек от тревоги. Натянутая нить еще не звенела, но с каждой секундой она становилась все натянутой с возможностью лопнуть. Марина в руках вертела телефон, в нерешительности . Позвонить или нет? “Все же она выросла”, и второй волк под именем ”я ее мама” сцепились в нелегкой борьбе.

Звонок раздался сам собой, так неожиданно, что Марина еще пару мгновений стояла и не брала трубку. Ее взгляд коснулся имени звонящего на дисплее, и нить сразу же расслабилась - звонила Ангелина.

Глава 6.

Саша стоял возле полуразрушенной беседки, в которой они в первый раз поцеловались. Сегодня он тоже подготовил Ангелине подарок - новенький красно-черный мотоцикл блестел на солнце.

Ангелина говорила Саше, что всегда мечтала прокатиться на большой скорости ,прижимаясь к могучей спине своего парня на мотоцикле. Только вдвоем, скорость и закат - полная свобода - её слова звучали именно так. И снова рыцарь для своей дамы выполнил подвиг. Исполнять мечты своей второй половинки, словно давать ее внутреннему ребенку коснуться звезд, и снова, поверить в сказку, в ту, что она верила перед сном.

Ангелина, или Ангелок, для Саши была именно Той. С большой буквы, которую ставят не по правилам русского языка, но по правилам сердца. Хоть он был еще молод, но внутри у него при виде Ангелины возникала мысль, настолько быстрая, как молния, озарявшая изнутри, и заставляя его светиться - “Она моя Судьба”. Такие вещи ты либо сразу понимаешь, либо не понимаешь никогда в своей жизни. И людей, у которых был последний вариант, Саше было жаль. Ведь данную мысль не передашь, избыток чувств не опишешь - это больше, чем любовь, это некое знание.

Знание того, что Вселенная создала их друг для друга.

Саша услышал Ангелину по походке. Её мелодичный легкий шаг невозможно было спутать ни с кем другим - так легко и непринужденно могла ходить только она. Он вышел к ней навстречу, и их глаза встретились, а лица озарила улыбка. Они были рады встрече.

Ангелина сказала : “Привет”, и прикоснулась своими губами к губам Саши. Он поцеловал ее в ответ, и тоже произнес : “Привет”. Лишь немного помолчал, но внутри он сгорал от одной мысли:” Что будет ,когда она увидит мотоцикл?”.

Поняв, что ни о чем другом говорить не сможет, Саша произнес шепотом, касаясь губами ее нежного уха:

“У меня к тебе сюрприз. Закрой глаза”.

Глава 7.

Ангелине понравился сюрприз. Сначала был страх смешанный с удивлением, как при виде нового блюда - ”А вдруг будет невкусно?”. И лишь затем, желание, которое появляется на кончике языка при виде запретного плода, благодаря которому, в душе появляется уверенность, что ни смотря ни на что , ты это попробуешь.

Они лишь успели сесть за мотоцикл, как рев мотора заставил Ангелину крепко зажать руками своего партнера от страха. Саша засмеялся, и сжав ее ладони прошептал: “Ничего не бойся, я тебя удержу”.

Ангелина засмущалась, отчего розовый румянец пробежал по ее щекам легкой волной.

Спустя какие-то минуты, которые казалось им двоим вечностью, они сворачивали на одну старую заброшенную дорогу. Там раньше был аэропорт, а теперь осталась прекрасная взлетная полоса без каких -либо препятствий. Такова природа всех маленьких городков. Они все напоминают остров несбывшихся надежд. Сначала энтузиазм - далее, без родника из денег - забытье.

От предвкушения от скорости и свободы, которую Ангелина собиралась вкусить, у нее дрожали ноги, а кожу покрывали нежные мурашки.

Саша же в этой дороге чувствовал свою силу. Сейчас, и именно сейчас он может показать Ангелине, то, что на него можно положиться - даже ,когда они играют со Смертью, его рука будет всегда держать ее руку.

Глава 8.

Семья Артамоновых гордилась своим сыном. Он способный парень, благодарный сын, и будущая опора родителей. Игорь Витальевич, его отец, и глава семейства видел в своем сыне, того молодого паренька, кем в мечтах, он в детстве хотел стать. Саша был противоположностью отцу - веселый, яркий, как спичка, он вспыхивал от малейшей искорки.

Мать Анна описала бы сына по-другому, и была бы права. Она в нем души не чаяла с самого рождения, а он отвечал ей взаимностью. Сын рос необыкновенным ребенком. С самого детства мысль о том, что он не оставит своих родителей на попечение судьбы прослеживалась даже в малейших мелочах. Даже, когда ему дарили конфеты, он сперва угощал отца, затем мать, и только потом сам угощался ими.

Это были мотивы не альтруизма, наверно, все шло благодаря одной морали, которую четырехлетний сын выучил наизусть: “Счастлив ближний, счастлив и сам”, что запомнил Александр с первого прочтения. Казалось, маленький ребенок не сможет понять столь сложную мысль, но в нем что-то щелкнуло, сверкнуло в его маленьких карих глазах, и с тех пор он стал добиваться ,чтобы счастье сначала заискрилось в глазах другого.

Даже , когда он прошлым летом стал договариваться с отцом об мотоцикле, Саша сообщил, что хочет сделать счастливой свою девушку, Ангелину. Она , по его словам, с самого детства мечтала прокатиться на мотоцикле со своим возлюбленным. “Ангелок будет счастлива. А я сдам все экзамены на отлично”.

Сын не прогадал, когда подошел с такой просьбой. В то время , егэ только лишь набирало обороты, и мало кто знал, не то, что как его сдать, а даже , что это за зверь и с чем его едят. А у Саши любовь, скейтборды, и прогулки по вечерам, и ни о какой подготовке не было и речи - это волновало его родителей. На том и порешили- сын сдает экзамены, и в день получения баллов (оценок) - они едут всей семьей и берут мотоцикл в кредит.

Глава 9.

Людям свойственно мечтать о полетах. Ведь только это действие на земле полностью описывает свободу. Но природа не наградила нас крыльями, и поэтому в погоне за своей мечтой люди готовы на многое: прыгать с парашютом, изобретать любые гаджеты для полетов, только чтобы лишь на миг ощутить вкус свободы.

Мотор мотоцикла огласил пустошь вокруг аэропорта. Впереди простилась прямая линия дороги, на которой не было ни единой живой души.

Саша протянул ей свой шлем: “Вот возьми”.

У Ангелины внутри все замерло- так приятно, что он о ней заботится. Маленькая , как мошка, мысль о том, что ему нужен тоже шлем, не успев появиться исчезла.

“Ведь все будет хорошо”- успокоила она себя, и посмотрела в глаза Саше.

В них застыло море спокойствия.

Ангелина в шлеме смотрелась еще более мило, чем без него. Ее непослушные волосы , как весенние цветы, пробивались сквозь металлическую почву шлема. Саша прикоснулся пальцем к её носу, и улыбаясь спросил: “Ангелок, ты не боишься? ”

Она подняла свои чистые безумно красивые глаза, посмотрела на него и произнесла :

“С тобой я ничего не боюсь.”

Тогда он в ответ прошептал : “Я люблю тебя. А теперь крепко держись”.

Мотор взревел. Оседлав его, Ангелина сжала живот Саши так сильно, что он не мог вздохнуть.

“Послабее, а то твой всадник задохнется”- смеясь, проговорил он.

Ангелина, смущаясь ослабила хватку.

И мотоцикл со склона полетел навстречу свободе.

Глава 10.

Марина потихоньку сползла со стены на пол. Ноги её не держали, каждое слово из телефона ударяло словно пуля, оставляя на ее сердце сквозные раны. Мир пошатнулся, и в миг стал серым, словно выгорел изнутри, и остался покрытый пеплом.

Ангелина … Она в больнице. Мозг пытался закрыться от этой мысли, но она словно настойчивый гость стучала в дверь.

В больнице…

В больнице…

В больнице…

Марина , больше не в силах сдерживать себя, закричала. Крик таился давно, еще как только она сняла трубку, но сейчас он вырвался на свободу из ее груди. Ей было больно и страшно, словно ее покидали все силы. Вместе с криком вышли и слезы, которые катились обжигающими ручьями по ее щекам.

“Надо собираться”. Голова перестала принимать сигналы, Марина встала, и на дрожащих ногах , пошла к шкафу. Накинув на себя халат и обув босоножки, она выбежала из дома.

Но лишь едва она отворила дверь подъезда, как потеряла равновесие, и рухнула в грязь лицом. Ноги не были готовы к такой пробежке. Грязь попала ей в рот, в глаза, она была вся измазана.

И приподнявшись на локтях, Марина подняла голову в небо и сквозь слезы прошептала: “За что? “.

Глава 11.

Игорь Витальевич сначала не понял, что ему хочет донести врач. Но потом дамба в его голове уже не могла сдерживать информацию, и её прорвало.

Авария. Его сын погиб.

Голос из трубки вернул его к реальности:

“Примите наши соболезнования. Но здесь еще одна ситуация. Смерть вашего сына сможет спасти одного человека. Приезжайте к нам, мы все объясним”. Игорь бессильно опустил руку с телефон, и почувствовал, как из его глаз покатилась слеза. Удар был страшной силы, погиб их сын.

Анна поняла все по лицу мужа, она встала со стула, хотела спросить, что случилось, но догадка парализовала ее, и она начала падать на пол.

“Анна, Анна ” - кинулся Игорь к ней и еле поймал. Бережно опустив ее к себе на ноги, он пожалел, что не смог также отключится от реальности, а продолжает терпеть боль.

Взяв себя в руки, он похлопал свою жену по щекам. “Нам нужно ехать, в больницу срочно”- следующие слова дались ему с большим трудом, - “ Наш сын погиб ” .

Ее глаза , полные слез, нет, это не совсем то слово. Они были полны горя, такой глубины, в них можно было утонуть, захлебнуться. В этой черной пучине жила боль, и страх, столь давний, который приходит с моментом погашения света.

Это страх потерять самое дорогое.

Момент, когда рушатся своды жизни, его приводит к власти. Очень многие люди потеряли свой рассудок, отдав трон страху.

Игорь поцеловал ее нежно в губы. Самое спокойное, что он может ей сейчас дать это опору. Свою любовь.

Глава 12.

Два часа назад.

“Иногда судьба нас сталкивает со своими мечтами.

И тогда, возможны два варианта,

либо разбиваются они, либо вы .”

Ангелина впервые почувствовала, как влюбляется в то, что раньше ей приносило лишь огромный испуг. Они вдвоем, словно на маленьком самолете, летели с невероятной скоростью. Сильный ветер продувал ее насквозь, казалось, он ,словно, из той сказки, где поспорил с солнцем, и сейчас его задание - сдуть её шлем.

Саша чувствовал, как руки Ангелины крепко держались за него, и тогда ему в голову пришла замечательная идея. Своей правой рукой он прикоснулся к руке своего Ангелочка, и взял ее , словно они шли пешком, а не летели стремглав по ровной дороге.

Ангелина сначала испугалась, но потом ее сердце стало биться еще быстрее, с каждым ударом произнося “Люблю, люблю, люблю”. Это ее окрылило, и она взяла второй рукой Сашу за руку.

Всего лишь на миг.

Аэропорт закрыли не из-за недостаточности финансов. Это было вторичной причиной.

Первой причиной было то, что покрытие взлетной полосы спустя какое-то время, потрескалось, а потом и вовсе стало усыпано ямами. Денег на ремонт так и не нашли.

Мотоцикл подпрыгнул, руль стал уходить в крен. Саша резко опустил руки, и от такого поворота, Ангелину откинуло назад, так , что она упала головой на асфальт, а вторая половина тела все еще была на мотоцикле. Видимо, что-то зацепилось.

“Держись , Ангелина, держись” - шептал Саша. Он импульсивно нажал педаль тормоза со всей силы, когда услышал крик Ангелины. Мотоцикл резко повернуло, и Саша пытался удержаться, но резкий занос его выкинул через руль. Саша врезался в ограждение. Его голова, как яйцо, треснула, и кровавое содержимое стало вытекать на асфальт.

Саша был мертв.

Глава 13.

Больница. Как известно, ее стены слышали больше рыданий и искренних молитв, чем какие-либо другие сооружения человечества. Именно, в больницах рождаются и умирают надежды, обрываются судьбы.

Марина влетела в приемный покой. Трясущимся языком , она что-то лепетала, рыдания глушили ее слова. Медсестра принесла ей воды, но Марина лишь бессильно опустилась на кресло. Страх все сильнее поглощал ее мысли, а сердце колотилось так сильно, что казалось сейчас оно просто разорвется от напряжения.

“Не сейчас , Марина, не сейчас”- шептала она себе. И тут ее голову подняли чьи-то теплые мягкие руки- Анна!

Их глаза встретились, и только сейчас они осознали, что понимают друг друга без слов. Марина обняла в порыве Анну, словно пытаясь ее защитить от той боли, которой пах воздух в этой больнице.

Две женщины рыдали навзрыд.

Игорь Витальевич, увидев их встречу, почувствовал , как защемило сердце. Ему тоже было больно, и он хотел подойти сначала, но потом решил их сейчас оставить. Слезы уменьшат боль. Сейчас нужно выполнить свою функцию, и зайти к врачу. А потом он сможет скорбеть вместе с ними.

“Живым нужна помощь, мертвым уже не помочь”- мысль вспыхнула у него в голове, как искра. Его сын мертв.

Остановившись на одной из ступенек, Игорь Витальевич, зарыдал. Силы мужества его покинули. Саши больше нет, нет больше его голоса, его глаз, его родного сына.

До больницы он еще не верил, что это так. Жила надежда, что ошиблись. Игорь Витальевич впервые пытался думать, что его жизнь может спасти лишь ошибка. Но в морге все стало на свои места, и мир затрясся в его глазах.

Голова Саши превратилась в месиво, нога была сломала, и торчала кость, груда царапин, разрывов, синюшность кожи. Игорь Витальевич , как только вошел в морг, он почувствовал, что здесь его сын. Словно, как у раненного зверя, все его чувства обострились. Он пытался бороться, пытался прорвать этот мир, прогрызть его зубами, чтобы вновь его сын ожил, задышал. Ему за пять минут в морге, сколько раз казалось, что вот поднимается грудь его сына. Что он живой. Живой!

Лишь патологоанатом холодно накинул на тело Саши простыню, словно исполняя приговор судьбы.

Глава 14.

Ангелочек, ее малышка, лежит, словно спит. Если бы не весь этот антураж из трубок, капельниц, аппаратов, можно было представить, что она спит. Марина в глубине души, верила, что так оно есть.

Сон закончится, и все будет хорошо. Как солнце прогоняет тьму, так и пробуждение прогонит кому.

Ее дочь в коме четвертой степени. Со дня на день должны сделать пересадку печени. Но врач сообщил, что любая ночь для нее может стать последней, поэтому подождут пока она окрепнет.

Или...Горечь задушила эту мысль, но Марина чувствовала, как она ее пожирает изнутри.

Или ее дочь умрет.

Сама того не понимая, Марина подошла к своей дочке, взяла ее правую руку и крепко сжала. Потом произнесла, проглатывая соленные, горячие слезы:

“Если ты умрешь во сне,

Пусть Господь заберет твою душу к себе”.

Это единственное, чем она могла сейчас ей помочь.

Глава 15.

Игорь Витальевич сидел и тяжело дышал. Ему казалось, что мир вновь треснул от тех слов, что произнес врач. Его жена, Анна, громко разрыдалась, несмотря на принятые успокоительные. Он задал вопрос:

“Вы хотите , чтобы мы подписали бумагу и отдали Сашу на органы? ”

“Я понимаю, вам сейчас тяжело” - произнес врач - “Поймите и вы . У нас в отделении сейчас лежит девушка, которой нужна пересадка печени. Тело вашего сына идеальный донор. Это может спасти ей жизнь. ”

Врач вновь сказал это. В голове Игоря Витальевича замелькали образы, как куча людей достает из тела его сына органы, разрывает его на куски. Мотнув головой, он поднялся с кресла : “ Мы только из морга. Я своими глазами видел тело своего сына. Мне очень жаль эту девушку, но это наш сын - и он не мясо на рынке, чтобы каждому доставалось по кусочку.

Пойдем отсюда , Анна“.

Анна поднялась, и тихо шепотом спросила у врача:

“А как имя этой несчастной?”

“Постойте” - ответил врач -”Эту девушку зовут Ангелина Петровна Зайчкина.”

Услышав это имя, Игорь Витальевич , почувствовал , как подкосились его ноги, и он назад рухнул в мягкое кресло.

Любовь всей жизни сына находилась в его руках, и он ее чуть не убил.

Глава 16.

Люди в коме все слышат. Говорите с ними чаще, рассказывайте им все. Именно так вы поможете им проснуться.

Марина чувствовала внутри, что сейчас ничего сказать не может. Ее горе перекрывало все страдания, весь словарный запас. “Нужно собраться” - сказала она себе, и закрыла глаза.

“За окном уже темно. Легким движением рук Марина качает колыбель. В белоснежной перине лежит её Ангелочек, и смотрит в ответ своим чистым прозрачным взглядом. Второй час ночи, пора засыпать- произносит ее мать. Но Ангелина всего лишь радостно хохочет в ответ.

Тогда Марина решает прибегнуть к хитрости.

Колыбельная”.

Марина открывает глаза. Ее память подбросила ей замечательное средство - колыбельную, которую она сама придумала для своей дочери. И если, Ангелина её сейчас слышит, то ей нужно спеть песню, которая напомнит дочери о том, как сильно ее любит мама, что мама с ней сейчас.

Марина подходит к больничной койке, и запевает:

“За окном уже темно,

Баю бай, баю бай,

Звезды шепчут нам в окно:

Засыпай, засыпай.

И прекрасная Луна,

Баю бай, баю бай

Мой доченьку качай.

Баю бай, баю бай

Поскорее засыпай,

Баю бай, баю бай,

Свои глазки закрывай,

Баю-бай, баю бай”.

Марина шепчет : “Я люблю тебя , Ангелина,”- и легонько ее целует в лоб.

В ее груди сидят два чувства- надежда, что дочь услышала ее , а второе- страх.

Страх утра.

*Текст песни придуман автором. Подробно ознакомиться с творчеством исполнителя Дэнни можно в цикле произведений "Арена Москоф".

Конец первой части.

Продолжение следует…

Просмотры: 303

Следующий пост
Демон

    Оставьте комментарий!

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!