ССК 2018

Фэнзона

Мифы

БиблиотекаКомментарии: 0

[Пародийный ужастик.]

* * *

Сказал он: эта тварь приходит ночью

И ровно в три, от церкви у холма.

Но я ведь не сошёл ещё с ума -

Не верю в то, что не видал воочью.

(Говард Филлипс Лавкрафт «Вестник»)

Он не отводил взгляда от твари, что поднималась

из ямы. Его внимание приковал огромный глаз, и

глаз этот смотрел прямо на него.

(Теренс Дэвид Джон Пратчетт «Цвет волшебства»)

Космический корабль имел удобную, классическую – с точки зрения некоторых пришельцев – форму правильного круга. Работал он, однако, не на аннигилируемой антиматерии, не на разогнанных в переносных коллайдерах частицах и даже не на обыденном, навязшем на зубах квазаровом излучении. Не исключено, замысел родился в пику тем же братьям по разуму: эти в принципе считались большими оригиналами. Итак, мода, ретро, стилизация: распылённое топливо, самовоспламеняющееся от воздействия разогретого при сжатии воздуха, - вот что, по теории, должно было толкать корабль в покуда не изведанные дали. Дизель, словом. Старый, добрый, вонючий, забытый. Но в плане «всего нового» пословица однозначна.

После приземления, а точнее, приводнения посреди чего-то, напоминающего здоровенный океан, «бросили» якорь. Автоматически внизу открылась дыра, и устремился ко дну бур, что гнали питающиеся высококалорийным нефтяным ассорти двигатели. Килотонный крюк не добрался до цели: чересчур оказалась глубоко. Лишь бесцельно пыхтела дымом механика, исходила мазутно-бензиново-рапсовыми ароматами.

Капитан, предвидевший эту вероятность, распорядился соорудить водяные подушки. Из-за них он поругался с непосредственным начальством, прямо перед полётом, и заслужил помимо «воодушевляющих напутственных слов» прекращение финансирования и жалобу в ещё более высоко стоящие инстанции. Начальник в деталях расписал капитану, какая горькая судьба того ждёт, в ответ на что получил «спасибо», «пошёл нахрен» и «до свидания».

В тот же день, часа через два, не позже, корабль, сожрав изрядную порцию салата «Дизельный», взмыл в небо и помчался прочь. На борту находились сотни переселенцев плюс экземпляр пока ещё редкого устройства – телепортатора, изобретённого месяц назад и отданного капитану в качестве признания его заслуг перед родиной. Ну, и как средство самозащиты – мало ли что ждёт в довольно внушительном количестве парсеков от дома…

Обескураженные, задетые, рассерженные, организаторы поисковой операции слали с планеты сообщения самого различного характера: от «Шоб ты издох!» до «Вернись, мы всё простим!» Техника для передачи мыслей функционировала исправно – и зазря. Но пытаться остановить отчаянного, преданного светлому делу вояку – всё равно что худеть, исключив из рациона булочки по утрам и продолжая обжираться на ночь. То есть абсолютно бесперспективно.

Работники центра управления полётами, в свою очередь отчаянные и взбешённые, хотели активировать систему самоуничтожения, сочтя, что ради возможности оставить за собой последнее слово не грех пожертвовать этак тысячей жизней. Командир звездолёта, однако, не допустил этого: буквально минут за двадцать до цуповцев он зашёл в компьютерный раздел «Аутодетонация». Бортовая панель управления позволяла капитану менять настройки, как заблагорассудится, а заблокировать доступ ему не успели. Считанные прикосновения к сенсорам – и вот прежний запускающий саморазрушение пароль «КРАНТЫ» заменён на другой: «ФИГВАМ»…

…Существование пригодной для обитания планеты в соседней галактике «беглецы» доказали оперативно – лет за пять. К тому времени каждый мужчина на корабле отрастил длинную бороду, каждая женщины родила минимум по одному ребёнку, многие пары женились, развелись и женились снова. Организовали, затем дезорганизовав, парочку восстаний… троечку, если прибавить к ним одно не вооружённое. Появилась на свет, умерла в муках и чудесным образом воскресла надежда на успех. И капитан научился сносно шутить.

В установленные сроки, теоретически отработанным за полдесятка лет методом приводнились. Не зацепили якорем за одно, выслушали ругань командира, бросились прилаживать воздушные равновесы. Возня из-за вынужденного прикрепления к «подушкам» компрессионных вспомогательных движков и последующая отладка дистанционно регулируемых насосов. В целом же – премьера прошла с успехом ©.

Проблемы начались значительно позднее, уже после того как приняли решение строить никем не жданную цивилизацию на основе дизеля. Выбор свёлся до полного своего отсутствия: здесь не удалось в нужном количестве отыскать прочие элементы, в покинутом мире использовавшиеся поселенцами для конструирования механизмов. Да и планетка, кажется, ничего, бороздить галактики в поисках альтернативы не надо.

Это о плюсах – теперь к минусам: дождался их и капитан: век его, равно как и любого из этих, был до осточертения длинен. На беду или на счастье – неясно по вине теории относительности, которая, утомившись званием физического понятия, проникла и в психологию.

Ночь превратила вселенную островитян в напоённую бархатной темнотой пещеру. Будто бы зависла над землёй летучая мышь-исполин: кошмарная, несущая смерть, вечно жаждущая крови – но в данный момент, сложив крылья, мирно спящая. Почти ничто не навевало недобрых предчувствий.

В одном из следствий обустроенности, на улице Нефтепроводной, в белом, красивом, поделённом на две равные просторные части здании под номером 66е, являвшемся не чем иным, как храмом, в левой его половине, собралось, хотя кто-то, наверное, скажет «сгрудилось», около трёх десятков фигур. Они обступили жуткого вида алтарь, на который, готовясь к ритуалу, испугались возложить что-либо из перечисленного в древней пророческой книге. И всё же в чёрных балахонах с «остроносыми» капюшонами фигуры смотрелись… мрачно. Хотелось бы добавить к мрачности ужаса и авторитетности, ну да ладно, от добра добра не ищут… или как-то так.

Гудели, то ли создавая, то ли руша атмосферу, керосиновые вентиляторы. Витал-летал характерный запах.

Толстая фигура в центре и по комплекции, и по местоположению выдавала в своём обладателе руководителя. А когда под витыми сводами гулко зазвучал его голос, стало окончательно ясно – говорит Номер Первый:

- Куда подевался этот безалаберный имбецил-бензозаправщик! – прохрюкал главный. – Где его Хастур носит?!

Никто не решился ответить, поскольку не знал судьбы замвожака, да не очень и интересовался ей. Балахонщики, занимавшие менее влиятельные должности, согласно многовековой, передающейся чуть ли не генетическим путём традиции, втайне ненавидели тех, кто выше. Впрочем, это не мешало им, воображая себя на месте злейших братьев по секте, любыми способами добиваться повышения.

Щуплый низкорослый сектант решил применить весьма популярный и крайне эффектный, хотя и старый приём – наушничество:

- Я видел его у пирса, он топливо космическим маршрутчикам продавал.

- И что?!.. – разъярился было главный, но вдруг подключил к эмоциональному правому полушарию левое: - Маршрутчикам? Топливо??? Для водяных подушек?!

- А то.

- Они ведь механизированные! Как же подушки будут работать?

- Никак, понятное дело.

- Но продаёт хоть по завышенной цене?

- Ещё бы.

- И не делится со мной… в смысле, с нами?

- Вообще не делится.

Главный испытал праведную ярость.

Пока руководство кипело и краснело, в помещение бодрой походкой вошёл только что обсуждавшийся зам. Кивнул младшим чинам, поздоровался со старшими и протянул руку начальнику.

- Освободился! – скорее утвердительно, чем вопросительно рявкнул главный.

- Да, - беззаботно ответил зам. – А что?

- Ничего! – громче, чем раньше, проревел толстяк в балахоне. – Заклятие с тобой?

- Так оно у Слухача, лучшего чтеца. А вы думали, текст у меня, и прождали уйму времени? – Зам улыбнулся – нагло и нахально, по мнению главного.

- Никого мы не ждали! – Начальство шумно выдохнуло. Слегка успокоилось и, не оборачиваясь, обратилось к ближайшему подчинённому: - Передай Слухачу, чтоб начинал.

Щуплый наушник ткнул в бок рослого силача, тот пихнул под рёбра коренастого соседа, а уже он пнул по ноге закрученного вопросительным знаком «брата».

- Ай! – восклицательно выразился вопросительный.

- Начинай же мессу чёрную, о брат недостойнейший! – торжественно провозгласил главный.

- Ась? Пора, что ли? – зевнув, уточнил Слухач.

- Ньярлатхотеп тебя задери! Читай давай!

- А пентаграмма нарисована?

- А-а-ахр-р-р-р!..

Проводившиеся в левой части храма приготовления заметно мешали обряду в половине правой.

- Там что, опять эти черноробые?

- Да, светлейший.

- Снова орать будут, сосредоточиться не дадут…

- Правда твоя, светлейший.

- М-да… Слушай, а что если обойдёмся без формальностей? Достал пафос этот, честно сказать.

- Как будет угодно, светлейший.

- И зови меня наконец по имени.

- Твоё слово – закон, светлейший.

- Ох, забудь, просвещённый.

- Я ничего и не помнил, светлейший.

Одетый во что-то, до неприличия похожее на оранжевое банное полотенце (то ли из двух, то ли из трёх кусков, смятое, как лицо шарпея, и с непонятно на кой пришитыми повсюду пуговицами), гуру оглядел паству. Кто-то пил предназначенный для священных целей херес, кто-то обсуждал с друзьями жену щуплого наушника из помещения по соседству, кто-то ковырял в носу, созерцая божественную лепнину.

- Ребята, - окликнул светлейший.

Пара монахов недоумённо повертела лысыми головами, пожала плечами и вернулась к прерванной и, вероятно, удивительно интересной беседе.

- Ребята!

Наконец оставленные без внимания слуховые рецепторы сработали.

- А?

- Да?

- Начинаем!

- А.

- Да.

Светлейший раскинул руки в стороны.

- Поехали! – азартно воскликнул он.

- За орехами? – предположил просвещённый, задумчиво сверкая очками с титаническими диоптриями.

- Нет, просто «Поехали!». И ты забыл добавить «светлейший».

- Прости, светлейший.

Просвещённый вынул из недр мантии свиток, развернул, приблизил получившееся полотно к глазам на расстояние, не превышающее полсантиметра, и стал медленно зачитывать буквы-лилипуты – составные части мощнейшего и длиннейшего заклинания…

- Что за дела! – вскричал главный. – Именно в тот день, когда мы вызываем из бездн морских многоногого повелителя нашего Ктулху, эти святоши из соседних апартаментов вздумали провести унылую сходку!

- Безобразие! – возмутился щуплый.

- …Я ему твержу: она из тебя всю кровь выпьет и мозгом закусит…

- М-м. А он что?

- Это вы о чудовищах изначальных?

- Не знаю. Мы о жёнах.

- Угу. Тогда заткнитесь! Слухач уже трижды сбился.

- Так он же глухой!

- Это кто глухой?! – вскинулся Слухач.

- Никто-никто. Ты продолжай.

- Я единственный, кто понимает язык Древних!

- Чудесно, чудесно…

- Слухач! – по привычке рявкнул главный. – А ну кончай филонить – и провозглашай!

- Есть, так точно, слушаюсь. Ктулху запятая нет точка непонятное слово хм вообще непонятное сейчас попробую разобрать…

- Чего они голосят-то? – спросил светлейший.

- …и да явится он во плоти … что-то на проклятом языке, светлейший… подарить преемникам мудрость вечную, дабы сеяли те…

- Проклято-о-ом?.. – протянул светлейший.

Опустил затёкшие руки, подошёл к стене, наклонился и прислонил к холодному камню ухо.

- …ибо было пророчество неизбежное и настанет год, когда суждено ему исполниться…

- Ты не мог бы прекратить вызывать Будду? Ничего же не слышно!

- Не мог бы, светлейший: noblesse oblige, и никак иначе.

- По-моему, они тоже кого-то хотят… того… ну, ты понял.

- …и солнечные лучи осветят Путь, коим он… кого? Тоже Будду?..

- Н-нет, похоже, кого-то своего. Погоди-погоди, я почти разобрал… Ку… Кту… Ктулху!

- …рёк он ранее, однако изречёт вновь… фхтагн?

- Точно! Ктулху фхтагн! А ты откуда знаешь?

- Слышал краем уха, когда проходила прошлая их месса, подготовительная… Гм. Кажется, я сбился. Что ж, повторим попытку. Светлейший, не мог бы ты вернуться вот сюда и раскинуть руки? Всё-таки подслушивать дьявольских сектантов в процессе вызова Будды не очень-то кошерно…

- …Ктулху фхтагн!

Слухач громко зевнул – возможно, с чувством выполненного долга.

Пентаграмма оставалась пустой.

Главный скосил глаза налево, направо, обернулся, поднял взгляд вверх.

- И где он?

- Торгует бензином для космомаршруток, надо полагать. Кто-то же должен, - сострил один из дьяволопоклонников.

По залу прокатилась волна смеха.

- Тихо! – велел главный. – Может, заклятие неверно прочитано?

- Обижаешь, начальник, - раздался голос Слухача, до предела наполненный чувством задетого за живое профессионала.

- Значит, неверно написано!

- Я лично записывал слова первоисточника с щупальцами, явившегося мне в пророческом сне.

- Неверно передано!

- Хотите пожаловаться Великому Ктулху на Великого Ктулху?

- А ты разве не глухой?!?! – в бешенстве заорал главный.

- Ась? Чиво?

Переведя дух, главный принялся рассуждать:

- В чём же причина? Пентаграмма мала?

- Очутившись внутри неё, Ктулху уменьшится, чтобы не вылезать за нарисованную мелом границу. Но вернёт себе привычную конституцию, стоит ему выйти за пределы знака.

- Тогда он обиделся!

- На что?

- На что-нибудь! На тесную пентаграмму! Слишком тесную!

- Рисуя, я использовал всю свободную площадь помещения.

- Без разницы! Наш Повелитель достоин большего! Это Слухач виноват!

- Ась?

- Почему ты не сломал стену и не нарисовал пентаграмму попросторнее?!

- Чиво? Чиво ты гришь?

- Хватит придуриваться! Ритуал, к которому мы готовились долгие годы…

- Да я не придуриваюсь. А за стеной эти, святоши.

- …а в итоге подлейший замысел летит в тарта…

Главный внезапно замолчал. Секунду или две его блинообразное лицо пустовало, словно головы местных политиков, после чего на физиономии толстяка расплылась характерная мина, ассоциирующаяся у сектантов-подчинённых с воплощением абсолютного зла. Без вариантов. Нацепив подобное выражение-маску, главный запрещал братьям делать перерывы на обед между мессами или, например, заставлял учить наизусть «Некрономикон», от корки до корки, да ещё с примечаниями!

- Монахи! Вот кто вставляет нам палки в колёса! Кого там святоши вызывают?

Слухач презрительно хмыкнул.

- Будду, конечно! У них, в отличие от чернокнижников, совсем небольшой выбор высших сущностей.

- А бога этого помещают в пентаграмму?

- Они не используют пентаграмм.

- Да как мы их терпели все эти… годы!

- Можно потише? – послышался из-за стены приглушённый голос. – Тут Будда проявляется.

- А наш Ктулху вашего Будду побьёт!

- А вот и нет!

- А вот и да!

- А вот и нет! Будда фхтагн!

- Нет, Ктулху фхтагн!

- Нет, Будда!

- Ктулху!

- Буд… Ой, не Будда.

Главный раскрыл рот – и молча закрыл.

- Как не Будда? А кто же тогда?

Существо было… рослое. Купол храма, пробитый осьминожьей головой, лежал на полу в виде кусков разного калибра. Оно представляло собой, по большей части, хаотичное переплетение щупалец и выглядело насколько злобным, настолько и удивлённым.

- Привет, - поздоровалось существо.

- П… ривет, - ответил светлейший.

- Ты меня вызывал?

- Я? Вызывал?.. Не-э-эт… Не вызывал. Вы ошиблись! Да, точно… А потому не могли бы вы вернуться в…

- Ошибся? Минуточку, давай разберёмся. Ты говорил «Ктулху фхтагн!»?

- Я ничего такого про Ктулху не говорил.

- Ну, может, и не говорил, но орал точно. Это же ты прочёл заклятье.

- Э-э… ну-у… даже если я что-то сказал, то два слова максимум.

- Ага. – Существо присело и переплело щупальца – на том, что заменяло ему грудь. – Ясно. Тогда будем знакомы: Ктулху.

Светлейший боязливо протянул руку.

- Очень приятно. Светлейший.

Ктулху пожал липким многометровым щупальцем спрятанную под белой материей конечность.

- Отлично, - подвёл итог монах-гуру.

- Ещё бы, - живо согласился Ктулху. – Я ведь тоже Пробудившийся – раз. У меня всего одно имя – два. И оно гораздо проще, чем Ситт… Сиддх… Сидхрах… Это, Гуату… Блин! Щупальца сломаешь!

- Что-то не понял… К чему вы ведёте?

- Уа-а-а… Устал я спать… Так-так. А который час?

- Кто знает… Мы совсем потеряли счёт времени.

- Хоть день или ночь?

- Ночь. Глубокая.

- Ага, то есть ужин.

- Ась? Какой ужин?! Вали, тебе сказано. Щас заклятье возвращения как читкану!

- А у тебя есть? Ты же только вызвать меня собирался – о том, что придётся кого-то отсылать, и не подумал.

- Простите за беспокойство, уважаемый… но что за ужин вы имели в виду? Да-да, вы, со странными дредами.

- Ну, как тебе сказать, блиноухий… Долгожданный!

И верткие щупальца выстрелили вперёд со скоростью звука…

- Чего они вопят, как выселенные на улицу баньши?! – не прекращал возмущаться главный. – Не сектанты же, прости господи!

- Мне читать или нет? – вопросил Слухач.

- А смысл? – философски отозвался руководитель.

Хитрый щуплый наушник скользнул к двери в соседнее помещение, бесшумно приоткрыл её, чтобы подглядеть за противниками-монахами, и немедленно захлопнул. Холёное розовое лицо побелело до цвета мела.

- И это бульканье!.. - Главный злился всё сильнее. – Что у них происходит?

- Чавканье, - сглотнув, с четвёртой попытки выпершил щуплый.

- Не понял?

- Это чавканье, а не бульканье.

Главный фыркнул и в следующую фразу вложил всю свою язвительность:

- Да? И чем же они занимаются? Ужинают?

Слюна не хотела не то что смачивать горло, но даже собираться во рту, и щуплый прекратил бесплодные попытки сглотнуть.

- Вроде того, - прошелестел он…

Вытерев пасть «полотенцем», почти не поменявшим цвета после этого, Ктулху сыто рыгнул и оценил обстановку. Дорогу к помещению, откуда доносились голоса новых потенциальных друзей, перекрывала стена. Толстая, крепкая, надёжная.

Ктулху размял щупальца и, не особо напрягаясь, вдарил по белому камню. Образовался проход, в который, если пригнуться, без труда можно протиснуться…

Ещё никогда Слухач столь быстро не читал заклинание. Ктулху, безусловно, чемпион, но надо понимать, что есть особый вид чемпионов, которых не стоит подпускать близко к себе, а восхищаться ими следует исключительно издали. Желательно, заочно. Что интересно, солидного набора витиеватых фраз Слухач не учил, слышал текст лишь урывками, а родилось пространное заклинание в непостижимом уме сумасшедших монахов-буддистов… да горят они в Аду, бедняги!

- …и сим возглашаю: Будда, явись!

- Не визжи поросём, чавк-чавк-чавк, голос сорвёшь.

Ктулху облизал щупальца и двинулся на сторонника зла.

Отступив назад, Слухач упёрся во что-то спиной.

- Да, плохи твои дела, капюшон, - прозвучало оттуда, где, по его прикидкам, находилась пентаграмма.

Слухач обернулся – и с неописуемым облегчением увидел внутри круглого знака полного, полуголого, сидящего в позе лотоса типа, что благостно улыбался.

- Будда! Ты! – завопил изогнутый сектант, сам не свой от радости. – Слава богу!.. Спаси меня, спаси, прошу! И поскорее!.. А ты изыди, исчадие Ада!

- Чего исчадие-то сразу? Чего Ада? – Ктулху обиделся. – Я же тебе ничего плохого не сделал!.. Пока.

- Будда, оглох, а?! Спасай же, ну!..

Расположившийся в центре магической звезды тип расплёл будто бы связанные узлом ноги. Встал.

- Да я не против, - проговорил Будда. И, постучав по незримой стене, идущей вдоль окружности пентаграммы, добавил: - Но надо бы освобождающее заклинание прочесть: стена больно крепкая, не проломить. На совесть сделана. Китайцы ставили?

Ктулху открыл пасть, закрыл пасть и смачно чавкнул.

- Или китайцы придут позже? Или когда они придут? Да придут ли вообще? И куда?.. – рассуждал вслух Будда…

До восхода было ещё далеко.

По всей идеально круглой территории тоже гудели, то ли создавая, то ли руша атмосферу, керосиновые вентиляторы. И характерный запах витал-летал – незваный гость. Жужжали на топливе компьютеры, открывались на топливе двери, горели на топливе фонари: хорошо работало множество различных вещей, ранее не подозревавших о своём возможном симбиозе с продуктами нефтепереработки.

Однако благодаря ябедам, доносчикам, шпионам… короче говоря, информаторам, которых на дрейфующем корабле с течением лет расплодилось видимо-невидимо, новости со свойственной им обстоятельностью достигли ушей высокого начальства. Командира. Быстро и отнюдь не в первозданной форме.

Ночь резко перестала быть томной.

- Я разрешал вам проводить шабаши и всё такое, но только тихо! – грозно известил из-за двери храма капитан; звездолёт, пусть и переквалифицированный в остров, по-прежнему находился под его руководством. – А вы жителей будите! Ну-ка отставить!

Вдруг кто-то или что-то бухнуло – с громкостью, достойной извержения вулкана. Затем бухнуло снова. И снова.

- Значит, по-нормальному не понимаете? Ладно! Сами напросились. Хотя знали, что у меня есть ключ от каждой двери, и я предупреждал… - Он отпер магнитной карточкой замок – пыхнуло бензиново, открылась тёмная арка. Командующий поселением зашёл внутрь, усиленно раздумывая над концовкой речи – чтоб позначительнее вышла, пострашнее.

- Будь другом, - прогремело сверху, - подскажи, где тут самый густонаселённый район.

Вентиляторы тотчас примолкли. А может, показалось.

Учитывая обширные мыслительные процессы капитана, неудивительно, что он не приметил осьминога-великана. Вернее, приметил, однако не сразу, а примерно тогда же, когда в поле зрения попала дыра в потолке, разрушенная белокаменная перегородка и прелести… поинтереснее.

- Он просто зверь, когда голоден, - объяснил капитану кто-то из глубины источающим благость голосом.

Командир замер. Задрал голову. И теперь не просто замер – оцепенел.

- Ну не тяни, - поторопил ковыряющий в пасти обломком колонны Ктулху, - рассказывай, где здесь можно подкрепиться. Только давай сделаем это по-быстрому…

Рассвет начал разгораться лишь непосредственно перед следующим эпизодом, и то едва-едва.

Шлюпка, нещадно глотая нефтяную «окрошку», уносилась в необъятные космические дали. Тем же самым занималась ещё пара сотен эвакуационных мини-кораблей. Куда конкретно они летели, не суть важно, правда, капитан знал как минимум две планеты, на которые ни за что не вернётся. Если бы не удачно подаренный ему телепортатор, то не помогли бы ни защитное поле, ни даже система самоуничтожения…

…Получасом ранее, мгновенно переместившись в рубку, капитан активировал биокупол вокруг Р’Льеха. Запертому в храме монстру-осьминогу это категорически не понравилось: он ругался, угрожал, бил щупальцами в люминесцирующую стену. Догадался, к чему дело идёт.

Следующим шагом был пуск аутодетонации. Но, прежде чем поставить таймер, командующий врубил сирену и объявил эвакуацию.

Жители валом валили из домов к космическим шлюпкам. Маленькие, походящие по форме на помидорки-черри транспорты поднимались в воздух, покидая некогда гостеприимное тело «старшего брата».

Отдав приказ как можно скорее демонтировать водяные подушки, капитан убедился, что задача выполнена, и последним оставил тонущий корабль. «Остров» неторопливо погружался под воду.

Ктулху не терял надежды: он начал рыть подкоп под биополем.

На дне океана нет ничего интересного (подумалось Будде), и бог переместился туда, откуда пришёл. Таинственным, космическим… а-а, да пускай, и мистическим образом так совпало, что место, учитывая мультивариативность вселенной, соответствовало кабине шлюпки капитана.

К счастью, осьминогу завершить побег не удалось – вместе с искусственным городом он, не обладающий способностями Будды, погрузился в пучину безымянных вод, которые получат название спустя многие годы.

Вместе с тем к сожалению, генератор поля, подобно системе самоуничтожения, вышел из строя. Потомки производителей хай-эндовых устройств, бессовестные экономщики на материалах, конструкторах и бета-тестерах, до сих пор получают недурные проценты с продаж на родной планете этой малокачественной техники.

Но, опять-таки ко всеобщей радости, Ктулху не выбрался из Р’Льеха: наглотавшись воды, осьминогий крепко уснул. Пусть и тёмный, но бог: нахрапом не возьмёшь…

…Капитан поставил шлюпку на автопилот.

- Ну и? – задал он вселенского значения вопрос.

- В одиночку у тебя ничего не выйдет.

- А я… расскажу человечеству!

- Когда ещё до него дойдёт.

- Да когда бы ни дошло! Неважно. Было бы желание!

- Странно, но моему философскому уму не под силу осознать эту утопическую веру.

- Короче, хочешь помочь?

Будда заинтересовался.

- Чем же?

- Надо донести до людей правду. Только показать её таким образом, чтобы они не испугались, но при этом были готовы дать отпор Злу и не будили Ктулху… пока он тих.

- Разреши, я подумаю… Допустим, можно передать землянам информацию от тебя, замаскировавшись под их собрата. При необходимости, думаю, трюк несложно и повторить. Боюсь вот, они не поверят.

- Поверят…. – Капитан улыбнулся. – И сами захотят помочь тебе – кто неосознанно, а кто по собственной воле. Уж помощь-то будет, не сомневайся!

- Знаешь, я совершенно запутался в твоих загадках.

- Ох! Да всё проще простого. Есть люди, на первый взгляд, более бесполезные, чем противотанковый «ёж» в ванной. Все за глаза зовут их раздолбаями, а официально именуют творческими…

- М, никогда не слышал. Расскажи поподробнее…

Выстроившиеся пятиконечной звездой космические шлюпки несли пассажиров сквозь галактический, усеянный огненными шарами простор – навстречу общему будущему с удивительными прямоходящими созданиями, которые никогда больше не увидят братьев по разуму, но запомнят унаследованные от них заветы и дадут пришельцам имя. Придумают наименование, которое подходит тем лучше всего, ведь здесь они стали аборигенами, а их дом-«остров» отныне и вовеки веков лежит в океанских глубинах. Впрочем, если не боитесь, если у вас имеется в распоряжении необходимое оборудование и если какой-нибудь смертельно нуждающийся в деньгах одинокий рыбак согласится довезти вас до определённой точки в Атлантике, разумеется, значительно удалённой от берега, а вы храбрее морского льва, смелы вплоть до безумия, нырните в нужном месте и опуститесь вниз, ниже рыб и водорослей, ниже, чем вытянутый во всю длину якорь звездолёта, контур которого будто бы нарисовал да Винчи, ещё ниже, до самого дна, чтобы в густом, бескрайнем мраке, насколько возможно, разглядеть металлический борт, а там название, пришедшее из иного мира, название, растерявшее историчность и приобретшее легендарность, скрытое под не щадящими ни истины, ни лжи следствиями времени, ну, или, по крайней мере, первую, наиболее хорошо сохранившуюся букву того «внеземного» слова, заглавную печатную «А», обыденную литеру, благодаря «налипшей» оборванной трубке дизельного насоса удивительно похожую на круг с символичной звездой внутри…

(Июнь, июль 2013 года)

Просмотры: 534

Предыдущий пост
ВЕНДАРИ. Книга первая

    Оставьте комментарий!

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!