Фэнзона

Без комплексов

БиблиотекаКомментарии: 0

Мать Хенрика, будучи мудрой и справедливой женщиной, часто поучала его: «Если не получается единожды, пробуй снова. Если на четвертой попытке постигнет неудача – бросай это занятие и ищи другое». Поучения этой мудрой женщины можно было записывать, и, наслушавшись ее афоризмов сполна, Марк вырос упертым парнем. Молодой человек мог биться о стекло, словно муха, и не замечать открытой форточки. Надо сказать, только к 27 годам Марку удалось как-то раскидать нужные знания по полкам, а ненужные – выбросить, тем самым избавиться от комплексов.

***

После 28 дня рождения Марка в продажу поступили жидкие флэшки. Их разработкой занималась неизвестная итальянская фирма «Столиани», основные филиалы которой находились почему-то в России. Это технологическое новшество можно было не только выпить, но еще и «поделиться» с другими. На вопросы как, почему, зачем компания не отвечала, только указывала, что «делится» – это дополнительная опция, которая нуждается в качественной доработке.

Новость о появлении жидких флэшек со вкусом ванили и апельсина прошла по всем СМИ, однако «жидкого бума» не произошло. Даже спустя месяц активной рекламы ничего не изменилось. Никакого массового ажиотажа не произошло, расходы не окупились, а предполагаемый «жидкий бум» лопнул, как мыльный пузырь. Компания быстро разорилась. А маленькие упаковки с флэшками ввиду их интересных вкусовых качеств оказались в мелких продуктовых магазинчиках, рядом с такими напитками, как Sepsi, Dona-Sola, Spite.

Марк Хенрик в последние дни осеннего уик-энда бесцельно прогуливался по улицам оживленного городка Питсстоун. В понедельник ему предстояло пройти последний этап собеседования в крупный банк «Хлезерс энд Спок», что располагался в самом центре Хоумбрука. Конечно, добираться туда из Питстоуна каждый день было бы трудновато, но Марк все предусмотрел. Недалеко от центра жил его давний знакомый. Созвонившись с ним, Хенрик попросил о помощи, и Джаред Ипстейн не отказал, согласившись предоставить парню свое жилье за небольшую плату.

Жилищный вопрос был решен, но страх перед предстоящим собеседованием так никуда и не исчез. Парень долго репетировал и подбирал слова для самопрезентации, и даже сейчас, находясь на свежем воздухе, не мог не беспокоиться о том, что отдел подбора персонала возможно придумает для него нечто экстраординарное. Крупные банки любят помучить безработных соискателей, устраивая всякого рода «игры разума». Жестокая корпоративная мясорубка могла отобрать только нескольких успешных кандидатов. И Марк не мог не думать об этом. Это беспокоило его даже больше, чем примирение с Джун Робертс – девушкой, на которой он хотел жениться, но не мог.

Раздумья привели Марка в магазин «Все для вас и для всех». Решив купить холодненькой содовой, молодой человек сразу направился к холодильным камерам, ассортимент которых удивлял разнообразием. На какие только ухищрения были готовы пойти новички в мире напитков, чтобы хотя бы дотянутся до таких гигантов, как Dona-Sola, Sepsi и Sheps. Выбирая, что взять с собой в дорогу, Марк с изумлением обнаружил целый ряд упаковок, висящих на штырьках прямо под бутылками с Dona-Sola.

«Флэш-накопителям место в компьютерном салоне, разве нет?» – подумал Хенрик и решил: а не задать ли этот вопрос кассиру. Правда, девушка с серым, понурым лицом и отрешенным взглядом хмуро ответила ему:

– Их можно пить.

– Пить? – удивленно переспросил Марк. Это никак не вписывалось в его представление о флэшках.

– Да, пить. Это логично, раз они висят рядом с другими напитками, – девушка тяжело вздохнула и, не скрывая раздражительности, подставила свой острый подбородок под сомкнутые ладони. – Брать будете?

Марк положил несколько упаковок на кассовый конвейер, и девушка пробила покупку – 3 доллара.

– Три? Всего три? Это не ошибка?

– Всего три! – надменно подтвердила кассирша.

Марк, хмурясь, расплатился за покупки. По дороге домой Хенрик думал только о лежащих в его карманах флэшках, которые, по словам хамоватой кассирши, можно еще и пить! К тому же, полтора доллара за штуку! Тогда как в специализированных магазинах обычную флэшку весом от 4 терабайтов покупаешь за 12 долларов, и это нормальная цена.

***

Придя домой, в свою квартиру на Радиссон-стрит, Марк в первую очередь зашел на кухню.

Разуваясь в прихожей, он всегда боялся появления в дверях ванной страшной разлагающейся старухи из фильма Стэнли Кубрика «Сияние». Темнота меняла очертания, и Марку, личности, обладающей живым воображением, частенько мерещился страшный, всегда вглядывающийся в него искривленный силуэт старухи, особенно тогда, когда он приходил домой удрученным. Вот и сейчас Марк Хенрик видел ее темный, нечеткий силуэт, который медленно приподнимался, опираясь мертвыми синюшными руками о высокие борта ванны.

Не разуваясь, он рванул в сторону открытой двери и поспешил ее закрыть. Почему-то в таких случаях ему всегда казалось, что мертвая старуха все-таки успела выйти и просунуть руку через дверь. Появление этой зловещей мертвячки и вынуждало его думать о переезде из Питстоуна, именно поэтому Марк цеплялся за возможность работать в банке «Хлезерс энд Спок». Правда, он не исключал, что старуха сможет появиться и в его новой квартире. Однако его успокаивало то, что жилье принадлежало Джареду Ипстейну, а он, как известно, любил только комедийные фильмы, и его жизнь была наполнена юмором и шутками.

Успокоившись, Марк сварил себе кофе. Выложил на стол купленные в магазине флэшки, вдумчиво прочитал описание и довольно размытые инструкции по применению. Разумеется, ничего из прочитанного он не понял. На обратной стороне упаковки яркими желто-синими буквами было написано: «Первый в мире питьевой флэш-накопитель». Марк, прихватив горячий кофе, пошел гостиную, туда, где лежал его рабочий ноутбук. Пока компьютер загружался, Марк попробовал откупорить питьевую флэшку. Благо инструкция на упаковке детально поясняла, как это можно сделать. Открыв желтый пластмассовый колпачок, он услышал запах апельсина и добавил содержимое в свой кофе без сахара. Черная гладь горячего напитка недовольно забулькала, немного вспенившись. Все это время молодой человек занимался своими привычными делами: общался в сети, смотрел видео, наслаждался музыкой, пил кофе…

Содержимое кружки исчезло примерно на второй минуте просмотра клипа Кайли Миноуг и Ника Кейва. При этом Марк не испытывал никаких изменений в своем сознании или теле, кроме разве что легкого и бодрящего возбуждения.

Прошел еще час, прежде чем Хенрик решил записать понравившийся ему фильм. Все флэшки, которые он хранил в специальном контейнере из-под майонеза, и без того были переполнены различными видеозаписями и музыкой. Однако оставался новый накопитель. Вставив его в USB-порт, Марк нисколько не удивился, когда внезапно появилась рамочка меню. Выбрав функцию «Открыть папку», он около минуты оторопело смотрел на экран: в формате «wmv» и «docx» он видел файлы, содержащие в себе фрагменты его прошлого и настоящего! Папка же представляла хаотичный, беспорядочный разброс файлов разного веса и времени воспроизведения. Огромное количество текстов спокойно уживалось с кучей различного видео, в большинстве своем компрометирующего своего владельца. Среди всего этого Марк нашел вордовский файл на несколько килобайт, содержащий в себе коллекцию маминых острот и афоризмов. Документ занимал всего полторы страницы, видимо, не так уж и много он запомнил из того, что говорила ему мама. Спустя минуту Марк переключился на видео: отыскал свой самый первый день в школе, первый поцелуй с Карен Эштон в 5 классе. Оказывается, вспоминать пережитое – фантастически приятно! Но как досадно вспоминать эпизоды, где школьные хулиганы во главе с Томи Спарксом пытаются тебя догнать, а потом жестоко избивают. Причина всех его страхов, так или иначе связанных с темнотой и ванными комнатами, также присутствовала здесь и занимала почти полтора часа. Включив это видео, Марк четко видел телеэкран и темную рябь, окружающую пустую гостиную, когда мама оставляла его одного вместе с творением Стэнли Кубрика. Хенрик, просматривая это кино, воскрешал в памяти давно забытые детские страшилки. Марк остановил запись на моменте, где Джек Торренс должен был войти в распахнутую дверь ванной комнаты. Отдышался, прислушался к звукам квартиры. Кроме отдаленно гудящего на кухне холодильника, не услышал ничего. Однако воображение нарисовало, как в темноте воскрешает мертвячка и тянет к Марку свои руки, отчего ему стало не по себе. Парень тихонечко прошелся по коридору и, убедившись, что дверь в ванну закрыта, облегченно вздохнул. Вернувшись в гостиную, Марк сел за компьютер и решительно нажал кнопку «удалить видео». Прошла всего лишь секунда, как молодой человек с изумлением обнаружил, что из его памяти что-то пропало, что-то важное, весомое. Как он ни старался, не мог вспомнить, что именно потерял. Хенрик вышел из меню. Затем он нашел текстовый файл, в котором хранилось то немногое, что запомнил о банковском деле и знал о банке. С таким багажом он мог бы с треском провалиться на втором этапе. Необходимо качественное информационное насыщение. Все необходимое дал Интернет и великий и всемогущий Google, который выдал почти 3 миллиона 684 тысячи страниц для изучения. Марк кликнул на первую попавшуюся страницу, скопировал текст и вставил его в свой файл. Теперь вместо полутора страниц его файл насчитывал чуть более 130, которыми в любой момент он мог легко и непринужденно воспользоваться. Теперь ему не о чем больше волноваться!

Однако как-то быстро прошло чувство удовлетворения. Наступила хандра.

Предстоящее собеседование казалось уже слишком легким, даже недостойным его внимания, ведь он мог запросто обойти всех конкурентов, просто убив их своими великолепными познаниями. Конечно, он собирался пойти на него, показать свое новое «Я», заткнуть за пояс других рекрутеров. Теперь, когда в его руках такое оружие, он мог пойти работать даже в парламент или в Пентагон. Подумав, Марк пришел к выводу, что ему нужно всерьез заняться удалением «плохих» файлов, чтобы не было воспоминаний о Томе Спарксе, Эдвине Хуллисе и Эдди Хризинге, розыгрыше коллег с предыдущей работы, плохих оценках и того позора, который устроила ему миссис Миртл – глава всех седовласых ведьм штата Аризона. Ей, видите ли, не понравилась записка, которую несмышленый Марк адресовал Карен Эштон; перехватив бумажку, старуха прочитала признание в любви перед всем классом! На поиски «плохого» видео потребовалось несколько часов, столько же ушло на рефлексию и бурные переживания по поводу того, во что это может вылиться. Ведь после позора перед всем классом Карен Эштон пожалела Марка и призналась ему в любви, поцеловала в губы. И это был самый лучший поцелуй, самый терпкий и запоминающийся. И ведь каждого «плохое» воспоминание несет с собой и что-то хорошее. Как быть? Когда Том Спаркс и его банда на велосипедах догнали бегущего Марка и жестоко избили его, оставив лежать в синяках и ссадинах на лужайке перед домом Элойи Стюарт, добрая и очень сердобольная женщина забрала мальчика к себе, утешила его метущуюся и уязвленную душу разговором о добре и зле, о страхе и испытаниях, напоила травяным чаем и подарила старенькое Йо-Йо, которым пользовался сам Майкл Джордан. Поколебавшись, Марк удалил ненужное видео, и вместе с ними стерлись противоречивые эпизоды его жизни. Теперь ничто больше не мучило его, не терзало, он чувствовал себя подобно Персею, который впервые надел летучие сандалии…

***

В понедельник Марк прибыл в банк «Хлезерс энд Спок» на час раньше. Он чувствовал себя победителем, видел себя не служащим банка, а свободным одиноким волком. Именно поэтому он сделал огромный картонный макет рекламного плаката, который прихватил с собой и который гласил: «Лечу комплексы один раз и навсегда!». Крупный, удобно читаемый шрифт отлично выделялся на белом фоне. Хенрик не ждал сиюминутного наплыва, готовился стоять столько, сколько потребуется. Это оригинальное решение пришло к нему вчера, сразу после авантюрного и достаточно рискованного звонка в компанию Sepsi. Марк не надеялся, что его сразу же соединят с одним из управленцев отдела маркетинга. Однако его довольно наглый и напористый тон произвел впечатление на специалиста call-центра. Услышав спесивые нотки сердитого незнакомца, молодая сотрудница поспешила соединить его с неким Макгратом. И двухминутный диалог получился предметным и продуктивным. Хенрик обязался предоставить компании Sepsi доказательства исключительной работоспособности своего продукта (к этому времени фирма «Столиани» разорилась окончательно, многие магазины и супермаркеты уже избавились от неконкурентоспособного товара). Компания, в свою очередь, в случае успеха обязалась запустить продукт в производство и выплачивать Марку Хенрику 30 процентов от всех продаж. Пожизненно.

Прошел час. Хенрик испытывал некоторую неловкость от того, что стоит здесь, привлекая к себе слишком много внимания. Прохожие и входящие в здание белые воротнички иногда с любопытством, иногда с неподдельным отвращением разглядывали плакат, да и самого молодого человека. Лихость и вера в быстрый результат постепенно начинали таять.

«Надо выдержать только первые несколько минут, дальше будет легче», – утешал себя Марк, пританцовывая от пронизывающего осеннего холода и опуская взгляд всякий раз, когда на него смотрели косые и недоброжелательные взгляды.

Прошел еще час. Марк наконец увидел нескольких человек с первого отборочного собеседования. Узнал их по сосредоточенным лицам и картонной походке. На пару мгновений некоторые такие знакомые остановились возле Хенрика. Низенький молодой человек в ярко-красной штормовке и немного замызганными осенней грязью ботинками примерно с минуту придирчиво разглядывал его плакат. А стоящий с ним рядом невысокий мужчина в коричневой замшевой куртке и пестрым шарфом, обернутым вокруг шеи по последней моде, вежливо поинтересовался:

– А что вы, собственно, предлагаете? В чем заключается ваше лечение?

– Устраняю комплексы за один день и навсегда, – уверенно произнес Хенрик, непринужденно улыбнувшись.

– Ха! Не верю! – фыркнул тот и торопливо ушел.

Вскоре подошли еще люди. И в сторону Хенрика посыпались вопросы:

– Сколько вы просите за свои услуги?

– 500 долларов, – ровно отвечал Марк. – Избавляетесь от комплексов и больше не приходите.

– Вы снимаете офис или выезжаете на дом? – поинтересовалась светловолосая девушка.

Марк остановил на ней свой взгляд, тихо вожделенно вздохнул, мысленно раздевая эту симпатяшку. Но тут же взял себя в руки.

– В данный момент я набираю терапевтическую группу в своей квартире.

– Квартире? – удивленно переспросил молодой человек в болоньевой куртке. – А это…

– Это безопасно, – перебил его Марк, – все в рамках закона и приличия.

– Оплата по факту или… – задал вопрос пожилой мужчина в фиолетовом берете.

– Оплата после результата, – перебил его Марк. И увидел на лицах потенциально заинтересованных клиентов неподдельную радость.

Следующие несколько часов на холоде обернулись почти полным замерзанием пальцев на руках и ногах. Утепленную обувь он не предусмотрел, полагая, что погода изменится в лучшую сторону. К тому же, в течение этого дня, кроме этих четверых человек, к нему больше так никто и не подошел. Марк садился на автобус в достаточно скверном расположении. Закон 80/20 никто не отменял, и это сильно расстраивало Хенрика.

***

Жилой многоквартирный комплекс располагался на пересечении 24-й и 32-й улиц Квинс-стрит. Приехав сюда рано утром, Хенрик не успел разобрать свои вещи. Его чемоданы так и стояли перед входной дверью, загораживая проход. Марк только начал обживаться. Ему нравилась новая обстановка. Джаред перед отъездом оставил чистоту и порядок.

Зайдя в спальню, Марк Хенрик поставил свой ноутбук на подзарядку, а затем поспешил заняться чемоданами. Закончив с делами, молодой человек устало прилег на диван. Правда, отдохнуть у него так и не вышло: кто-то постучал во входную дверь. Посмотрев в глазок, он увидел парня в оранжевом балахоне и узких фиолетовых джинсах. Незнакомец, на вид которому было лет 15–17, будто почувствовал, что его разглядывают. Засунув руку в нагрудный карман балахона, он достал маленькую, сложенную вчетверо бумажку и развернул ее. Марк с трудом смог прочитать: «Я на комплексы».

– Я сегодня никого не ждал, – немного растерянно произнес Марк, открывая дверь, и подумал, что надо разобраться, какой видеофрагмент следует удалить, чтобы больше ни перед кем так не теряться.

– Вы как обо мне узнали?

– Я-я-я… М-м-ма-макс… Шту-шту-шту-ге-ге-рт, – лицо парня сильно напряглось и раскраснелось. Казалось, что если он произнесет сейчас еще что-нибудь, на его вздувшихся висках лопнут кровеносные сосуды. Молодой человек заикался, и Марк решил быть с ним помягче.

– Кхм... Ну, проходите. В гостиную, – любезно предложил хозяин. Гость торопливо расшнуровал замызганные кроссовки, откинул капюшон, открыв коротко стриженные русые волосы.

Пройдя в комнату, Макс неуверенно присел на краешек дивана, поджал под себя колени, уткнулся лицом в пол и, не поднимая головы, спросил:

– К-к-к-ко-г-г-да н-н-на-чнем?

– Скоро. Мне только нужно приготовить кое-что. Подождите меня здесь, и ни к чему не прикасайтесь, – Марк поспешил уйти на кухню, чтобы сделать гостю молочный коктейль и подсыпать туда ванильное содержимое жидкой флэшки. Пока он готовил чудо-напиток, понял, что не успел должным образом подготовить комнату: не развесил видеокамеры, не установил микрофоны. «Придется обходиться без всего этого», – подумал Хенрик и включил компьютер.

–О-п-п-п-ла-лата в-в-пе-пе-ред? – спросил чудик.

– После результата, – бесцветным голосом сообщил молодой человек, отдавая «пациенту» молочный коктейль. – Выпейте это!

Макс робко поднял голову, изменившись в лице. Его глаза расширились, рот немного приоткрылся.

– Не бойтесь, – улыбнулся Марк, привставая с компьютерного кресла.

– Ну же! Давайте, Макс! Вы же хотите избавиться от своих комплексов! – теперь голос Марка звучал повелевающе, и это подействовало. Макс поспешил взять у него коктейль и выпил его. Марк же вставил использованную флэшку в USB-разъем. Когда на экране появилось меню, он подкатился к растерянному гостю.

– Слушайте меня, Макс. И постарайтесь не пропустить эту информацию мимо ушей. На все мои вопросы отвечайте предельно честно и правдиво. От ваших ответов зависит желаемый результат. Вы готовы меня слушать и отвечать?

Макс рассеянно посмотрел в глаза Хенрика и утвердительно кивнул.

Все ответы Штугерта Марк Хенрик записывал в блокнот, старался ничего не упустить. Когда хотел что-то уточнить у своего пациента, переспрашивал его еще раз. Сидя к гостю в пол-оборота, Марк корректировал вордовский текст и собранные флэшкой видеофайлы, удаляя «плохие» воспоминания. Узнать что-либо о результате таких исправлений было очень трудно, поскольку лицо Макса и его глаза ничего не выражали. Только одно изменение в поведении гостя ему удалось заметить. Когда Марк попросил его уточнить один из фактов детства, Макс перестал смыкать пальцы в замок, перебирать ими, его правая нога больше не дергалась. В общем, Марк удалил все его неприятные воспоминания: стер огромного мохнатого паука, которого мальчик случайно увидел в три года, первое свидание, где Макс заикался, а его спутница всячески над ним подтрунивала и передразнивала.

И увидел резкое преображение. Лицо Макса стало каким-то более осмысленным, собранным, даже глаза стали более выразительными и немного сияющими.

Макс медленно поднялся с дивана, достал из нагрудного кармана черный бумажник и отчитал Марку 500 долларов. Деловито оправил джинсы и, ни слова не говоря, направился к выходу. Когда Макс зашнуровал кроссовки, Марк осторожно спросил:

– Вам, я так полагаю, уже лучше.

– А разве бывает иначе? – ухмыльнулся Макс и поспешил покинуть квартиру.

Оставленные деньги сделали свое дело! Марк почувствовал азарт и воодушевление. Отметить первую прибыль он решил бутылкой вина. Одевшись, вышел в ближайший супермаркет.

Он чувствовал, что ненавидит прохожих, ненавидит машины, торопливо несущиеся по оживленной трассе, погоду. И эта необъяснимая ненависть просто ослепляла его. Марк ощущал пристальные взгляды прохожих, и они казались ему враждебными и злыми. Он не мог понять, что с ним происходит. Ведь никогда ранее он не испытывал подобных чувств. Подойдя к раздвижным дверям, Марк повстречался с миловидной темноволосой девушкой. Беззаботно улыбаясь, она прошла мимо Хенрика, и шлейф ее цветочных духов еще долго чувствовался в холодном вечернем воздухе. Внезапно Марку захотелось последовать за ней, черные мысли лезли в голову, а воображение рисовало страшные образы.

Однако Марк сдержался. Он закрыл глаза, мысленно сосчитал до десяти, но успокоиться не мог: перед его глазами стояла яркая картинка: еще будучи школьником, Марк ухлестывал за Джун Робертс, и вот, когда он набрался смелости пригласить ее на свидание в одно придорожное кафе, чтобы признаться в чувствах, Джун посмеялась над ним, ведь парень сильно заикался и не мог выразить свои мысли. Но самое страшное в том, что когда Марк ей все-таки признался, девушка расхохоталась и спросила: «Ты это серьезно? Это невозможно! Я даже не вижу тебя своим парнем!». И с тех самых пор он ненавидел сначала ее, а потом и всех девушек в школе. С возрастом эта ненависть переросла в нечто большее, чем злоба.

Наконец Марк вошел в супермаркет. Он старался смотреть себе только под ноги, не обращать внимания на других покупателей. Ему вдруг стало страшно: в голову лезли злые и порой жуткие идеи, например как обезобразить симпатичную шатенку в зеленой замшевой куртке, стоящую возле ближайшей к нему кассы. Немного успокоившись, Марк быстро нашел упаковки с жидкими флэшками, купил их и вышел на улицу.

Желание убивать и калечить перерастало в неистовость, голос черноты, словно душераздирающий крик, усиливался, в ушах звенело. Марк Хенрик с трудом добрался до квартиры. Только переступив порог, он упал на четвереньки и злобно зарычал, как бешеный пес, и пополз в гостиную. Ноутбук был включен, и из USB-порта торчала и флэшка Штугерта, и «первая» флэшка, о которой он почему-то забыл. И тут его осенило. Порыскав в файлах, Марк нашел новое видео с Джун Робертс, точнее с подружкой Макса, которая смеялась над ним, и поспешил удалить эти плохие воспоминания. Он словно родился заново! Тут же парень пообещал себе, что впредь будет внимательным к таким вещам.

***

На следующее утро Марк проснулся раньше, чем прозвонил будильник. Встал, позавтракал и снова отправился к бизнес-центру, где располагался банк.

Расположился он на том же самом месте, что и вчера. Особого интереса к нему никто не проявлял, несколько человек, конечно, подходили, задавали глупые вопросы типа, не знает ли он как пройти на такую-то улицу. Тщетно он пытался приставать к белым воротничкам и случайным прохожим, рассказывать о преимуществах своего продукта и качественно новом лечении. Никто не верил ему, все либо шарахались, либо угрожали. Спустя несколько часов пустых ожиданий Марк решил вернуться домой. В автобусе он постоянно думал о своей неудаче, анализировал, что он сделал не так, как ему скорректировать рекламный плакат.

Удрученно поднимаясь по лестнице, Марк с изумлением заметил, что возле его двери стоят незнакомые люди. Некоторых он узнал: пожилого мужчину в фиолетовом берете, светловолосую девушку, молодого парня в красной болоньевой куртке.

– Вы все ко мне? – осторожно поинтересовался Марк.

– Почему так долго? – возмутился пожилой мужчина в сером пальто. – Я уже думал уходить!

– Лично я считаю, что такое халатное отношение к своим обязанностям должно наказываться! – громко заверещала светловолосая девушка, отчего ее лицо стало совсем несимпатичным.

– Я привел к вам друзей! Как и обещал! – самодовольно и гордо сообщил молодой человек в красной куртке, картинно обведя пальцем собравшуюся позади толпу.

– Я же не знал, что вы придете сегодня! – разнервничался Марк, пытаясь говорить ровно и вежливо.– Извините за задержку. У меня, кстати, уже все готово, – соврал Хенрик, пробираясь к квартире и отпирая дверь.

– Вот так сразу и все? – недоверчиво покосившись, переспросила блондинка.

– Прошу, – натянуто улыбнулся Марк. – И не толкайтесь! Проходите по очереди, по одному!

– Надеюсь, вы соблюдаете конфиденциальность? – поинтересовался пожилой мужчина, – лично я не намерен все и всем тут о себе рассказывать!

– Будьте спокойны на этот счет, – сказал Марк, добродушно улыбнувшись.

– Вы же проводите индивидуальные беседы? – осторожно спросил пожилой мужчина.

– Только индивидуальные, – решительно подтвердил Марк.

– Тогда все за дверь! – скомандовал парень в красной куртке.

Некоторое время люди пытались разобраться, кто пришел первым, кто последним. В итоге в квартиру Марка вошла блондинка.

Хенрик был в это время на кухне и готовил свой «волшебный» коктейль.

– Вы скоро? – взволнованно спросила девушка.

– Уже! – отвечал ей бодрый голос. Марк отнес симпатичной гостье ее порцию коктейля, галантно проводил до гостиной, усадил на диван. Сам присел напротив, открыл блокнот, чтобы записывать все, что потребуется.

– Вы, кстати, не похожи на психолога, – недоверчиво сообщила ему девушка, украдкой посматривая на Марка.

– Именно поэтому я и предложил всем бесплатный вариант. В случае если моя методика не сработает, – спокойным и ровным голосом объяснял Хенрик, настраивая на компьютере подключенные к сети и удаленно работающие скрытые камеры, которые он развесил еще вчера. – В случае моей неудачи мы сможете уйти, не заплатив мне ни цента.

– Что ж, меня это собственно и привлекло, – честно призналась молодая симпатичная особа. – Кстати, меня зовут Мелисса.

– Марк. Вы пейте то, что я вам дал.

– А это?.. – Мелисса покрутила перед собой стакан с коктейлем.

– Это совершенно безопасное молоко, – перебил ее парень, и его голос звучал вполне убедительно.

– Что дальше?

– Я буду задавать вам вопросы, а вы – отвечать на них, – разъяснил Марк, закончив настраивать камеры.

Дальнейшая процедура не заняла много времени. Потренировавшись на Максе, Марк уверенно нашел в видеофайлах Мелиссы ненужное, то, что мешало ей нормально жить (согласно записанным в блокнот, порой даже откровенным ответам). Пока девушка молчала и ждала ощутимых результатов, Марк украдкой рассматривал ее стройные ножки и округлую грудь без бюстгальтера, выглядывающую из-под полурасстегнутого ярко-оранжевого пиджака. Немного смущаясь, он позволил себе внести письменные коррективы в текстовый файл о страстной любви и желаниях. Стерев имена Тома Круза и Брэдли Купера, молодой человек написал: «Марк Хенрик – чудо-психолог».

Примерно минуту он слышал резкое, учащенное дыхание девушки, словно она сидела рядом с объектом своего страстного обожания. Марк даже стал думать, правильно ли он поступил.

– Посмотрите на меня, мистер Хенрик! – томным эротичным голосом проворковала Мелисса. – Взгляните!

Марк смотрел на экран компьютера. Мелисса почти разделась. Ее оранжевая юбка лежала на ковре, а пиджак был распахнут настолько, что из-под полупрозрачной блузы проглядывалась упругая обнаженная грудь.

– Вы с ума сошли?! Немедленно оденьтесь! – занервничал Марк, побоявшись дальнейшего соблазна.

– Прогоните меня, мистер Хенрик! Если сможете! И я уйду от вас в таком виде, – сказав это, Мелисса дразняще приподняла край блузы.

– Сколько вас нам еще ждать?!! – послышались резкие и недовольные голоса за дверью.

– Мелисса, пожалуйста, оденьтесь. Мне нужно работать, – как можно вежливее попросил ее Марк, забеспокоившись о том, что из-за нее он потеряет всех клиентов.

– Только пообещайте, что вы пригласите меня к себе еще раз!

– Обещаю.

Услышав это, Мелисса игриво улыбнулась, быстро оделась и, подарив своему секс-идолу воздушный поцелуй, ушла из комнаты, оставив на диване 500 долларов. Облегченно вздохнув, стряхнув с себя накатившую волну внезапного сексуального напряжения, Марк приготовился вызвать к себе нового клиента. Но перед этим записал, какие изменения внес в память и поведение своей новой знакомой.

***

Приглашая одного клиента за другим, Марк быстро приноровился к поиску и удалял ненужное видео уже без всяких сомнений. Люди уходили от него довольные. В конце дня Марк понял, что заработал целых 6 тысяч. И к нему пришли 12 человек. Более чем достаточно для предоставления отчета Олафу Макграту. Набрав его номер телефона, Хенрик сообщил об успешном завершении эксперимента.

– Вы можете приехать ко мне сегодня, мистер Хенрик?

– Но сейчас уже вечер.

– Так вы приедете ко мне сегодня? – настаивал Макграт.

– Да, – подтвердил Марк.

– Берите такси. Я буду в своем офисе еще несколько часов, мистер Хенерк.

– Хенрик, – сдержанно поправил его Марк.

– Именно это я и хотел сказать! Не забудьте видеоматериал! И захватите несколько опытных образцов! Я на них взгляну. За час успеете?

– За час? – опешил Марк. – Но вы же сказали…

– Через час, мистер Хенерк, – бесцеремонно перебил его Макграт, – я вас жду у себя, не опаздывайте, – и повесил трубку.

Марк пребывал в подвешенном состоянии. Он знал, что ему надо спешить, но его что-то стопорило. Потом начал в панике собираться. На встречу к Макграту решил ехать во всем новом, однако не успел должным образом уложить волосы: машина уже приехала и ждала его на улице.

Пробок не было, и Марк добрался в офис Олафа без каких-либо осложнений. До назначенной встречи оставалось еще 10 минут, когда таксист подвез Марка к высокому коричневому забору компании Sepsi. Наградив водителя щедрыми чаевыми, Марк бегом направился к посту КПП, где сообщил бдительным охранникам о цели своего столь позднего визита. Пройдя через просторный освещенный вестибюль в сторону лифтов, поднялся на 21 этаж, и уже там, выйдя в большой и просторный коридор, последовал к кабинету номер 678. До назначенной встречи оставалась одна минута.

– Это вы, мистер Хенрик? Вы вовремя, – отозвался деловитый голос Макграта, когда Марк постучал в дверь. Повернув ручку, он деловито вошел в просторный и уютно обставленный кабинет. Олаф стоял к нему спиной, любуясь видами из окна. Марку менеджер крупной компании представлялся иным. Он видел его высоким и широкоплечим мужчиной, эдаким плейбоем. Настоящий Макграт был низеньким, грузноватым.

– Проходите, пожалуйста, садитесь в кресло, – предложил ему Макграт, повернувшись.

Круглое, немного смугловатое лицо Олафа сохраняло холодную невозмутимость, хотя в глазах можно было разглядеть неестественно сияющий блеск.

Хенрик решил перейти сразу к делу. Он выложил из чемодана все, что принес с собою, и в деталях рассказал о недавно проведенном эксперименте, его результатах. Макграт слушал, поигрывая гильотиной для сигар. Когда очередь дошла до видеопросмотра, Марк любезно предложил компакт-диск с надиктованными наблюдениями для самостоятельного ознакомления. Макграт не стал просматривать его, отложил в сторону, поскольку внимательно смотрел на экран компьютера. Его лицо оживилось, зрачки расширились, рот немного приоткрылся. У Хенрика не оставалось сомнений – Макграт полностью в его власти, и он купит этот проект.

– Меня все устраивает, – сообщил Макграт, подавляя свои восторженные эмоции. – Я бы хотел получить от вас опытные образцы. Вы ведь принесли их с собой, не так ли?

– Они при мне, – подтвердил Хенрик, вынимая из кармана новые жидкие флэшки. Понадобилось время, чтобы стереть с них бывшую маркировку компании «Столиани», но дело того стоило. Макграт тут же выхватил их из рук, внимательно рассмотрел, понюхал.

– Эта – со вкусом апельсина, – констатировал он, показывая Хенрику флэшку с оранжевой крышечкой. – Хм, мы никогда не делали Sepsi с апельсиновым вкусом. Есть ли у вас образцы, удовлетворяющие наш брэнд?

– C ванилью, – сказал Марк, показав на флэшку с бежевой крышечкой.

– Хорошо, мистер Хенерк, думаю, мы запустим в производство оба этих вкуса, – и важной походкой направился в свое величественное кресло. Порывшись в ящике стола, достал двухсторонний контракт, с которым велел ознакомиться Марку.

– Если вас все устраивает, подпишите, – безапелляционно произнес Макграт. – Вы прекрасно знаете, какая у нас большая аудитория, а с вашей разработкой мы сможем занять первое место на рынке сбыта уже к концу этого месяца.

– Так быстро? – изумился Марк.

– Совершенно верно, – улыбнулся какой-то неестественной улыбкой управляющий.

Тут Марк стал сомневаться, правильно ли он поступил, а затем его начала мучить совесть, забеспокоили возможные последствия этой апофеозной авантюры. Вдруг компания «Столиани» воскреснет и возьмет его в оборот, предъявит ему судебный иск? Сейчас перед ним был выбор: поставить на кон не только свой будущий успех, но еще и безопасность, или рискнуть, чтобы получить все!

Ознакомившись с условиями договора, Хенрик зажал нижнюю губу, зажмурился и поставил подпись.

– На этом все, мистер Хенрик, – подытожил Макграт, также расписавшись и скрепив договор служебной печатью. – Сегодня отправлю контракт на утверждение вышестоящему начальству, а завтра жду вас на производстве. Впрочем, можете и не приезжать. Все средства от продаж поступят вам на ваш банковский счет, – Олаф вынул из ящика пустой лист и пишущую ручку, – вот напишите его здесь, вы ведь его помните?

Марк помнил.

– С вами приятно иметь дело, – натянуто улыбнулся менеджер, убирая лист с написанными Марком цифрами обратно в ящик стола.

Марк Хенлик уезжал домой на душевном подъеме. Он представлял, как будет распоряжаться неожиданно свалившимся богатством.

***

Всю ночь Марк не мог уснуть. Обещания Макграта, подписанный с Sepsi контракт, влюбленная в него красавица, которой он обещал новую встречу, – все это будоражило воображение. Мужчина пребывал в каком-то подвешенном состоянии, ходил по квартире, даже закурил. Его не покидало смутное чувство, что в эту ночь ему кто-то обязательно позвонит.

Ближе к девяти утра пришла усталость, и Марк разрешил себе немного расслабиться: присесть на диван. Блаженно закрыв глаза, он не заметил, как заснул.

Проснувшись, Марк направился в кухню, чтобы сварить себе порцию бодрящего кофе. Поставив турку на медленный огонь, машинально включил телевизор. Канал CNN, один из самых любимых, передавал о всеобщей Sepsi-мании. За спиной обескураженного тележурналиста Диксона Джайкиса творилось что-то невероятное. Толпы кричащих и галдящих людей штурмовали продуктовые магазины, смело перебегали через оживленные трассы, не гнушались выламывать раздвижные двери металлическими тележками. Если бы не пояснения Джайкиса, Хенрик наверняка бы подумал, что наступил конец света. Хотя то, что творилось в мире, можно было назвать апокалипсисом потребительского масштаба!

«Боже! В Америке появилась более серьезная, чем вражда с Евразийским союзом, проблема, – комментировал Диксон Джайкис. – Никто и понятия не имеет, как началась эта повальная и безумная волна потребления Sepsi!

И тут телекамера крупным планом показывает разгромленный мегамаркет «Андервуд-стор», из дверей которого выбегают безумцы, держащие под мышками и в руках двухлитровые бутылки Sepsi.

«Боже, храни Америку!» – воскликнул Диксон Джайкис, три раза перекрестившись, а затем открутил бутылку напитка, которую все это время прятал от телезрителей. Минуту слышались только его приглушенные и жадные глотки. Объектив телекамеры был опущен вниз, показывая голый асфальт. Потом телевещание переключилось на заседание в Белом доме, где конгрессмены во главе с президентом рассуждали, как прекратить потребительский бум и подавить очаги потребительских восстаний. И у каждого на столе было, по крайней мере, по одной бутылке Sepsi.

– Неужели они все это сделали за один, мать его, день?!» – ошарашено подумал Марк, набирая на мобильном номер обслуживающего его банка. Дождавшись ответа оператора, Хенрик услышал частые приглушенные глотки.

– Банк «Омридж». Чем я могу вам помочь? – ответил дружелюбный голос девушки-оператора.

– Меня зовут Марк Хенрик. И я бы хотел узнать состояние своего банковского счета, – сказал парень и скрестил пальцы.

– Минуточку. Пожалуйста, на линии… Состояние вашего счета на текущий момент составляет 259 миллионов долларов.

– Дата! Какое сегодня число?!

– Сэр? – послышался настороженный голос.

– Просто скажите, какая сейчас дата?! – потребовал Марк.

– 13 ноября, – сообщила девушка.

Марк опешил. Он разжал пальцы, сбросил звонок, прильнул спиной к стене, с ужасом понимая, что проспал целых три дня.

За окном громко шумели какие-то люди, остервенело выкрикивали рекламные лозунги. Мир сошел с ума, перевернулся с ног на голову.

Вдруг послышался звонок в дверь. Хенрик никого не ждал. Разве что Джаред мог заявиться, чтобы забрать что-то из своих вещей, а может и потребовать оплату аренды на месяц вперед. Или это могли быть новые клиенты, которых привело сюда сарафанное радио. Марк помог себе подняться, вышел в прихожую. Открыл дверь. Спиной к нему стояла невысокая девушка с распущенными светлыми волнистыми волосами. Длинные полы ее пышной пестро-серой шубы опускались до щиколоток, а красные туфли на высоком каблуке, напоминали Хенрику, что где-то он их уже видел.

– Вы кто? – поинтересовался Марк. Мелисса развернулась. Шуба, не застегнутая на пуговицы, распахнулась, обнажая ничем не прикрытую точеную фигуру. Ловко достав из-под длинных рукавов две пол-литровых бутылки Sepsi, блондинка прикрыла ими свою голую грудь и дерзновенно шагнула вперед.

– Вы меня не забыли, мистер Хенрик? – томно спросила девушка. – Обещали позвонить, но ждать вашего звонка слишком долго я не могу, – облизнув губы, Мелисса ловко сбросила с себя шубу. – И решила навестить вас без разрешения.

– Вы с ума сошли! Разгуливать так по улице! – изумленно заверещал Марк.

– Я пройду? – Мелисса легонько оттолкнула хозяина квартиры. – Впереди целый день, а мы с вами еще не пили. Предлагаю это исправить! – девушка протянула бутылку Sepsi.

– Я считаю, не следует пить то, что вызывает повальное безумие, – неуверенно возразил Марк, хотя и принял бутылку. – Вы вообще смотрите телевизор?

– Но почему же? – мягко улыбнулась Мелисса, легонько откручивая пробку. – Иногда это приятно… быть немного безумным, – грациозно виляя бедрами, молодая особа подошла к Марку и просунула свою руку ему в штаны.

– Выпей, а потом скажи, что тебе это не понравилось, – обезоруживающе сладко прошептала она ему на ухо. Марк блаженно зажмурился, ему представилось, что он спит и видит какой-то приятный эротический сон.

– Возьмем еще, когда напьемся этим,– прошептала Мелисса, нежно касаясь его,– а затем еще, еще и еще…

Марк потерял над собой всякий контроль, выронил пластиковую бутылку, яростно схватился руками за мягкие ягодицы Мелиссы. Девушка игриво рассмеялась, ловко запрыгнула на него, крепко обвив стройными ножками.

Мелиссе, несомненно, удалось одержать сладкую победу. Выпив свою порцию напитка, девушка оставила вторую бутылку только для него...

***

Нанятые компанией Sepsi операторы ПК бойко отстукивали пальцами по клавишам, внимательно и дотошно фиксируя по заранее заготовленным отделом маркетинга скриптам изменения в рамках запущенной Олафом Макгратом программы «расширения рынка сбыта» под кодовым названием «Пурга». Один из усердно работающих операторов ненадолго прервался, взволнованно набрав номер управляющего отдела.

– Прошу прощения, но вы просили оповестить вас в случае возникновения форс-мажора, – обеспокоено произнес оператор, внимательно вглядываясь в изображенную на мониторе таблицу.

– Диктуйте номер, но без должного распоряжения сверху ничего не делайте! Вам ясно? – ответил управляющий.

***

Теперь уже президент компании Sepsi Олаф Макграт ответил на входящий звонок.

– Я слушаю…

– Мистер Макграт, сэр, у нас ЧП. Вы просили связаться с вами и предупредить вас о его появлении в нашей клиентской базе. Что нам делать?

– Марк Хенерк не удержался от соблазна… – злорадно усмехнулся Олаф. – Что ж… – Макграт ненадолго задумался. – Внесите ему изменения, пусть ни о чем не помнит. Да, и кстати, пусть переведет деньги со своего счета на мой. Записывайте данные… Два, три, ноль…

– Значит, вы разрываете с ним контракт? – случайно перебил его голос управляющего на том конце линии.

– Значит, разрываю, – безапелляционно произнес президент компании. – Записали два, три, ноль?

– Так точно, сэр!

– Записывайте дальше: пять, семь, два… – невозмутимо диктовал Олаф Макграт, придирчиво сверяясь со своей чековой книжкой.

Просмотры: 1020

Следующий пост
Двери

Чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео, подписывайтесь на наши страницы Вконтакте, Facebook, Twitter и на наш Telegram.


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!