Паранормальное

Фэнзона

Сага о позабытом маньяке

ИсторииКомментарии: 0

Ни в одном учебнике по медицине и криминалистике вы не найдете объяснения и причины, откуда берутся маньяки и убийцы. Причины их поступков издавна будоражат умы различным экспертам и сыщикам.

Вот и «в нашем случае», не было ничего сверхъестественного и неординарного (если можно так сказать о страшных злодеяниях).

Нет смысла уподобляться очередным сводкам «Криминальной России» и восхвалять очередного «доктора Лектора». Тут дело в следующем. После приговора суда, где сама мать просила расстрелять собственного сына, произошли некие метаморфозы в подсознании этого персонажа и некое самобичевание, на почве одиночества и переосмысления жизни. Когда остаешься один, на всю жизнь запертым в психиатрической клинике, рядом с далеко не простыми элементами, то происходит депрессия вселенского масштаба в сетях головного мозга. Тут, в пору либо лелеять надежду на снисхождение правосудия и чудо выздоровление, либо смириться и ждать смерти. Вопреки всему, наш «герой» решил ухватиться за соломинку и выйти на свободу.

Долгих 25 лет он продолжает писать письма моему другу и ждать ответа. Но, ни разу не получил ни строчки. И вот представьте себе, загнанный в клетку зверь, ищет общения, и хоть какое то сочувствие. Это, как в сказках про чудовищ, одиноко прозябающих на островах и пещерах. Им нужна лишь надежда и вера. Протяни им руку, и они возможно исправятся и обретут новую жизнь, А возможно и отрежут голову в очередной раз, особо не задумываясь.

Письма достались мне «по наследству», в качестве очередной «оценки души». Возможно, я сам напишу ему и услышу голос из дома Желтого сна…(Обязательно уведомлю о последствиях).

В приговоре суда было записано «прогрессирующая психопатия с признаками дебильности». Как говорится, без комментариев…

Прыгая с крыш домов безо всякого ущерба, под влиянием алкоголя и страшных транквилизаторов, в состоянии агонии и невменяемости, навел ужас на маленький городок Zомбинск.

Еще в школе он поразил весь коллектив образовательного учреждения своей бытовой жестокостью. Он не моргнув глазом воткнул ручку в спину одноклассника, когда тот сломал ее по неосторожности. Это был подарок его сестры. Она прислала ему сувенир из Америки, и он очень дорожил необычной ручкой. Таких в СССР не было ни у кого. И когда у всех на глазах, у него ее сломали и стали смеяться, то последствий никто не ожидал. Обломки ручки вонзились прямо через школьную форму, словно нож в масло. Молча, спокойно и без эмоций. Это был одни из первых случаев «необычной реакции» на сломанную игрушку.

В дальнейшем многие потом пожалели, что не оценили масштаб злости и мнимого спокойствия.

Когда его предала его девушка, то он принял решение наказать ее вместе с новым кавалером, за потерю «игрушки». Видимо, в его ДНК преобладали эритроциты неандертальцев, лейкоциты кроманьонцев и тромбоциты древних австралопитеков, которые отвечали за жестокость и ярость. Ни о каких компромиссах не могло идти речи. Все просто мое - это мое. Забрал - умри. Законы природы укоренились в его черепной коробке и не подверглись прогрессу.

В письмах вы найдете историю одиночества, потерь, раскаяния, любви, дружбы, предательства, переосмысления. Окунетесь во внутренний мир «необычных» людей из дурдома. Прочитаете байки про детство и юность заката Советского Союза. Но, главное в них - СТРАХ. Страх животный, непредсказуемый, необратимый и целенаправленный.

Надежда выйти на свободу и начать новую жизнь – это фарс. Его движет попытка вернуться в прошлое и все изменить. Почти все кого он вспоминает, уже умерли и погибли. Но, он помнит.

Надеюсь, врачи смогут задержать его в «доме желтого сна» НАВСЕГДА.

Письма приводятся без редактирования. Все как есть, не больше ни меньше.

Одно из первых писем. (Во всех письмах, пунктуация и орфография сохранена).

«Здорово Санек!

Огромное спасибо тебе за все. Я даже не ожидал, что ты такой человек. Ценишь дружбу. Порядочность и понимание, вообще слов нет. Извини Санек, ты настоящий братан из братвы, настоящий друг. У меня к тебе еще одна большая просьба, напиши мне пожалуйста, не молчи. Пойми меня, я не умею писать письма. И все отворачиваются от меня.

Не знаю, ты после такого верного, дружеского и порядочного хода, мне кажется, поймешь меня и напишешь.

У меня дела нормально, думал, будет хуже, на пять дней попал на «Тизарцын». Два укола в день, но сам виноват, попросился курить. Вообще труба, надо же мне было проситься на улицу курить. Вообще с ума сошел, он взял (врач) и сразу в надзорку, а там пять дней, караул, на уколах. Но щас все нормально, бросил сразу курить. Тем более здесь дают три сигареты в день и все. И то только на прогулке в 10.00 часов.

Летом прогулка полтора часа, зимой – час. И вот на прогулку дают две сигареты. А одну оставляют на после обеда.

А кто работает в отделении, тому прибавляют еще две сигареты. Многие этим и живут. Для кого-то это и есть смысл жизни, прикинь, Санек! Один больной мне так и сказал: «смысл жизни для меня курево». Ну его нафиг, взял и бросил. В октябре комиссия, может, выпишут, дай Бог, ты ведь сам сказал, когда прощались, еще увидимся. Вот Санек, я верю в твои слова. Я тебе, наверное, говорил, что окрестился в городе Чапаевске. Самарская область. Тетушка все сделала. Теперь и жизнь пойдет по-другому. Щас пока я живу нормально. Думал, будет хуже, слава Богу. На твои 500 рублей купил приемник – 240 рублей, зарядное устройство к плееру – 110 рублей, батарейки пальчиковые и поесть уже в отделении. Успел съездить к маме на могилу, плакал, как еще никогда, сколько в жизни себя помню, не плакал так. Господи, Санек, я думаю, ты поймешь меня. Это ж надо так устать дожив до возраста Христа, Господи. Десять лет уже в этих стенах, особо лютого режима, лучше бы в зоне отсидел. Но я терпелив, терпение у меня, как у Христа, ничего, прорвемся.

Ну а как ты сам Сань? Молодец, бросил пить, вообще класс. Я так рад за тебя. Смотри, будь осторожен, я теперь крещеный, буду теперь молиться за тебя. Не знаю Санек, как ты воспримешь, но я хочу сказать, что уверовал в Бога. Верю в него, он есть 100%, это вообще правда, это факт. Тетушка меня окрестила там в Чапаевске (это город рядом в 40 км от Самары). Мне крестик святой Отец одел, все как по-настоящему, даже без «как».

Я действительно почувствовал, что что-то в душе просветилось, показалась искорка благая. Она потом разгорится. Так что Сань, будем друзьями (настоящими друзьями), до последнего. А Трегуб даже и не открыл мне, вообще, зря я с ним связался, надо было к одному берегу прибиваться, к тебе. Ну что же, судьба такая, судьба.

На этом закругляюсь, очень жду ответа, напиши Санек, пойми меня и прости тот удар. А он был сделан для того, чтобы за тебя страдать мне, что я и получил. А страдать за друга святое дело. Все пиши. Твой друг, Лев. Прости, ради святого всего, прости.

Второе письмо.

Здравствуй Санек, дорогой друг! Решил написать тебе, не знаю как ты, удивляешься ли? Или может тебе по (извини) барабану?

Написал письмо какой-то там Лева, про которого я забыл давно. Подумаешь, пару раз сходил с ним в поход, да так, иногда во дворе встречались, мне это надо? Подумаешь так ты Санек про меня. Но это твое личное мнение и ты вправе так думать, и я нисколько не осуждаю тебя, твое право. Но у меня, если ты хочешь знать, мое мнение, все совсем наоборот. Я дорожу воспоминаниями, храню их, берегу. Самое счастливое время в жизни, это детство, а оно не проходило без тебя. Сколько нас было: Димка, Колька Пашка, Леха, Санька Стенечкин, ты. Самый преданный, самый верный, порядочный и благородный, знаешь почему? Потому, что ты простил меня за тот удар, а я готов за это еще раз просидеть столько же, лишь бы искупить свою вину перед тобой. Скажу всем нутром своим, сердцем и душою: «Прости меня Сашка», больше нечего сказать мне. За все Господь наказывает и я это всегда помню, а надо было раньше помнить и всегда.

Напишу тебе Санек немного о себе. Я уже 19 лет, как в заключении, в октябре будет 19. Живу надеждой, что когда-нибудь освобожусь.

Щас я в Калуге, почти три года. Живем, везде можно жить, лишь бы быть человеком. У меня есть флэшка с музыкой, вот хожу и слушаю. Еще читаю книги, смотрю телевизор. Ты не думай, Санек, если в такой больнице, значит все, дурак, может быть, но лично я вспоминаю себя в детстве, отрочестве и делаю вывод, за всю жизнь я такой, пока трезвый, смешной и счастливый, и добрый. Саш, высылаю тебе свою Фотографию, даже две за 2011г, когда мне было 40 лет. А щас 1 июня будет 42 года. И тебе Санек в этом году тоже 42 года, ну ладно, не жду от тебя письма, ты не ответишь, но все равно буду ждать, надеяться , а надежда умирает последней. Жму крепко пять и обнимаю по-братски.

Твой друг Лева.

Третье третье.

Здравствуй Санек! Друг ты мой сердечный.

Не знаю почему, но решил тебе написать. Ты единственный из друзей, кому я очень рад и вообще в прошлом, единственный, кто относился ко мне не только по-дружески, но и с детской любовью. Тогда, когда нас тянуло друг к другу из-за обаяния внешности, юмористического языка, верной дружбы, кто бы еще меня взял в деревню, а теперь город Жуково. На ночную рыбалку бреднем по пруду с Медведем, за грибами. А раз даже ты Санек пригласил меня на застолье, а потом переночевать в доме твоей бабушки, помнишь? Когда еще дом так растопили, что до костей прогрела нас эта теплота. Я еще тогда понял, как в деревне жить хорошо. Вообще Санек, ты всегда был преданным другом, готовым протянуть руку в самый трудный момент жизненной ситуации. Помнишь, как ты предложил мне купить цветы на восьмое марта нашим матушкам? Я впервые это сделал, и мама была так удивлена и счастлива, что многое стала мне разрешать и прощать.

А помнишь Санек, как ты мне дал 500 рублей и целый пакет кассет. Тетя родная откуда я ехал и то дала всего 300 рублей на дорогу. А ты друг и получается тоже родной. Вот только не пишешь мне, не знаю почему. А говоришь еще увидимся. А надо ли это? Как ты посмотришь мне в глаза когда проигнорировал все мои письма, ни на одно не ответив. Зачем тогда эти благородные слова?! Ты что, мстишь мне или боишься, или смущаешься и стыдишься? Где наша дружба? Я не верю, что ты такой, ты не можешь так хладнокровно послать, забыть меня, да, именно, послать и забыть. Не верю. Получается, ты не хочешь даже вспоминать обо мне, таишь зло за то случай и сегодняшнее положение моего заключения что ли? Я не пойму почему ты меня так встретил хорошо два раза и так хорошо забыл? Короче, за человека, фактически, не считаешь. Такое отношение к людям нереально, оно соответствует какому-нибудь животному и, наверное, это я, раз ты отвернулся от меня. Но какое я животное, разве я им был? Иначе бы мы и не то, что не дружили, а просто вот так вот были бы далеки друг от друга. Нет Санек так нельзя. Или ты мне друг, или ты мне враг. А я не хочу иметь врагов, их уничтожают, а я не хочу ни кого убивать. Эти трое погибли по случайности от моей руки, а эта случайность не должна существовать, не говоря уже о мести, где она может возникнуть. И я боюсь, Санек, что начну тебя ненавидеть, а если это случится – мстить буду я, мстить будут мне. Нет нельзя забивать друг на друга и не будет смерти, где погибнуть можешь ты, могу я. Зачем нам это нужно, не лучше ли быть друзьями. Ведь мы же ими были. Почему ты забываешь об этом? Что, мои двадцать лет псих зоны тебя смущают, загоняют в стыд или страх? Нет конечно, все это не верно, а бояться ты меня никогда не сможешь. И по круче видел я и что? Так, лох какой-то, трус и тряпка. И может щас ты это и понял и вообще тогда забудь Левку. А если я не такой, тем более забудь, скажешь ты. Но каким я должен быть, чтобы ты вспомнил обо мне, написал? Никаким, мертвым, так что ли. На могилу то хоть раз в жизни придешь? Ну конечно, я тебе живой то не нужен. В общем, это последнее мое письмо, Санек, не ответишь, тогда извини, все те причины по которым ты мне не пишешь, будут и моими, тогда расход навсегда. И если встретимся, близко ко мне не подходи. На этом и все, жму крепко руку. Лева К.

P.S. Не обижайся Саша, нервы совсем ни к черту стали.)

Четвертое письмо.

Здравствуй Санек, друг мой дорогой. Пишу тебе последнее письмо, и если ты не ответишь, то все, больше никогда в жизни я писать тебе не буду. И не увидимся мы больше никогда. Ты тогда сказал, помнишь? Еще увидимся, а как мы увидимся, если ты даже письмо написать, пару строк не хочешь. Да нафиг мне нужен такой друг. А ведь были друзьями. Я тебя больше всех уважал, ты еще и к тому обладаешь обаятельной внешностью и острым юморным мышлением, как что-нибудь скажешь, так классно, смеяться сразу тянет, и ведь смеешься же от души. Ты всегда был компанейским парнем, в компании незаменим.

Помнишь в поход ходили под Городню, где слет туристов был со всех школ? Пришел я поздно ночью, совсем с другой стороны. Попал в ужасный ельник и чуть не проколол себе глаза, пришлось зажигать спички. А тут как раз вы, охотились на рысь и увидели приближающиеся огоньки. Я только щас вместе с тобой, Санек, представляю, что вы подумали тогда. Тебе-то уже было еще тогда известно свое удивление, а я только щас поставил себя на ваше место. Можно даже испугаться с трезва, но вы были поддатые, да еще и я нес брагу в трехлитровой банке. Для вас нес, а ведь было так страшно, когда заблудился. Один, ночью, в лесу, темень ужасная, страшно. Хорошо, что был приемник. Я вытащил его из рюкзака и думаю, вдруг поможет? Или браги нажраться, пьяному и море по колено. Потом, думаю, нет, надо донести до тебя, до ребят. Надеялся до последнего, переборол, обыграл панику, а вот так, кстати, люди преждевременно и погибают, когда не борются до последнего. Сдаются, складывают руки, теряют и не хотят найти, последнее, что остается у человека, это надежда. Вот и я, Санек, надеюсь, что ты отзовешься, не оттолкнешь меня от себя. Хотя бы напишешь. Если ты не хочешь со мной переписываться, тогда не надо, не буду писать.

Но одно единственное письмо ты можешь написать. Что жив, здоров, с кем живешь, есть ли дети, как там наши Димка, Славян, Руслан, Яша и так далее. Кстати, Яшу (Димка Королев, вроде у него такая фамилия) я видел еще в 1994 году в милиции. Я просто ох…л, когда его увидел. Уже мент, думаю, с двумя звездочками. Еще вчера вместе лежали на траве, словно в окопе, в походе под лагерем Галактика. Мы раз ходили туда на целый месяц, только вот не помню, был ли тогда. Вот мы однажды ночью и пошли лазить по отрядам. Залезли к девкам и тут пионервожатые нас чуть не повязали. Еле сорвались, поймали бы, таких пиз…лей навешали. Они там все спортсмены. Но мы убежали и затаились на бугорке возле забора. Я попал как раз с Яшкой. Мы тихо лежали, тихо разговаривали. И кто бы мог подумать, что этот наш хулиган выбьется в люди (если ментов считать за людей, за человеков). Кстати, помнишь Санек, Олег Филатов про него, за что он получил, это погоняло - Яша. Короче, ходили в поход в какой-то лес они и остановились на опушке. Кругом за пять километров не одного населенного пункта, ни деревни, ни полдеревни, вообще ни одной души. И вот ребята остановилась, разбили палатки, разошлись за дровами в лес. Один пришел хвороста наломал, второй. А Дима раз и приперся с ящиком. Обычный деревянный ящик, может из-под вина или пива. Но факт тот, что стало смешно всем, все просто закатились от смеха. Но откуда в этой глуши мог взяться ящик, когда нога человеческая не ступала. Вот так и пришло к нему это погоняло – Яша. Да так плотно, что даже мать родная его так называла.

Раз ребята пришли к нему домой, дверь открыла его мать. Ребята вежливо поздоровались с ней и спросили: « Дима дома?». А она такая: «Яш, к тебе пришли» и ребята обалдели. Придумали же и все из жизни. Это как Успенский, что придумал Чебурашку и крокодила Гену. Гена то еще ладно, но вот чебурашка. Сразу такие слова, словно Богом подаренные и народ подхватывает, точно бьют ребята прямо в десятку. Ну да ладно, вернусь немного назад. Сань, я ничего ровным счетом не знаю про наших, кто где. Живы ли остальные после Коляна Бабурина и Паши Сатыря (а кстати, ты ли говорил, что и его нет в живых?). Напиши, пожалуйста, да наши ряды редеют, так обидно. А ведь они оба говорили, что я своей смертью не помру, а сами померли. Да и мне скоро конец, сердцем чувствую. Но все-таки Санек напиши обо всех новостях, о Трегубе, не убили его еще гада? Вот одного его ненавижу, мразь такая.

А как твои дела лично? Как мама? Такая она у тебя хорошая женщина, береги ее. Да, столько лет я не был дома в родном Обнинске. Если не считать того приезда в 2004 году, когда ты дал мне 500 рублей, так много тогда казалось, еще столько кассет вынес, просто показ твоего великодушия. Ты показал, какой ты настоящий, преданный друг, но что-то не хочешь иметь со мной дела. Конечно, тебе, наверное, стыдно за меня. Я в дурдоме уже 21 год, кому хочется связываться с больным человеком. Здоровых то вольных порой отшиваешь, а тут какой-то ужас. Лева дурачок о себе заявляет, да кому я нужен такой. Обидно, конечно, до слез. Один я остался, думал, в Обнинске есть самый близкий человек, это ты. Но и тебя потерял последнего. Теперь мне мой Обнинск чужой. И тогда я никогда не вернусь к тебе. А ты говоришь, увидимся, увидимся. Сам приедешь ко мне на свидание. Но этого никогда не будет. Нет Санек, мы никогда больше не увидимся, я умер для тебя. Ты не считаешь меня за живого человека и за мертвого тоже. Осталась только память детства и как его вспомнить без нашего участия. Вот и меня того ты не забудешь, когда я донес три литра браги до вас. Так мне надо было сделать. А потом у костра мы дружно все присели. Ты еще заварил чифир на костре. Какие мы тогда были еще дети. Щас бы этого чифирка, а вообще раньше надо было садиться на него, а не на водку. Все беды от нее, напьешься и ты сразу не человек – животное и ведешь себя по-свински. Лучше бы, я говорю, не пил бы. Или пил, только чифир. Был бы щас на воле, не терял бы друга (тебя Саша), как, по-моему, случится сейчас. Это последнее мое письмо тебе. Больше я никогда тебе не напишу, хватит, это унижение. Ты заставляешь меня унижаться, зачем ты это делаешь? Ладно, прости Сашенька, не то сказал, но что-то есть в этих домыслах.

Ты не представляешь себе, как хорошо на свободе. Я уже 21 год в дурдоме. Хочешь, напишу, как здесь в 22-м отделении идет жизнь, вот смотри, что я проигрываю. Да все. Хотя стало полегче, была Сычевка 10 лет, потом 8-ка в Калуге 8 лет. Тебе уже 22 года. Щас здесь самый оптимальный вариант, здесь все-таки жизнь, в тех было существование.

Я могу здесь позволить себе многое. Читать, слушать флэшку (плеер), смотреть фильмы, писать рассказы, следить за собой, бриться, стираться. Меняем постельное белье каждую неделю. Баня по вторникам. Если хочешь, Санек, я могу выслать тысяч 20 тете, а она перешлет их на твой адрес. У меня в банке 52 тысячи и плюс каждый месяц пенсия 6 тысяч. Мне хватит и так. А ты на эти деньги (на 20 тысяч) можешь приехать ко мне или выслать посылку один раз и остальные бери себе, как тебе такая идея? Подумай. Не отворачивайся от меня, поверь, я тебе еще сильно понадоблюсь. Но ладно, не будем ссориться, давай лучше письмами перекинемся разок. Хотя бы раз напиши мне Саша, я ничего не знаю ровным счетом. Вот, а пока, желаю тебе сил укрепить свою силу воли, ты как-то бросал пить лет 10 назад. Молодец, не пей, это, поверь, могила при жизни, глянь, что со мной случилось, 21 год все отхожу от водки. Попили тогда разок, нет, я все и не пью, и захочешь, не выпьешь. Будем просто жить. На этом все Санек, будь осторожен, следи за собой и живи. Храни тебя Господи. На этом все, держи пять. Твой друг Лева.

P.S. Санек!

Если надумаешь получить 20 тысяч рублей, не пиши мне об этом открыто. У нас читает письма старшая медсестра и если она узнает, все мне крышка, и ты денег не получишь.

Давай условимся так, если ты согласен, в письме напиши: «передавай привет тете Оле». Это будет пароль. А я уже, зная твой адрес, только отчество напиши, отправлю через человека письмо тете и там напишу все о переводе тебе и вышлю ей денег 20 тысяч для тебя. Согласен? Ну, все пока, давай Санек держись, не пей. Твой друг, Лева.

В каждом городе найдется свой «ПАРФЮМЕР

Просмотры: 544

Предыдущий пост
Victor Crowley - Lumberjack!

    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!