ДЕМОН ВНУТРИ

Радио "Алкоголь"

ФэнзонаБиблиотекаКомментарии: 0

Радио Алкоголь.

Пролог

“Случай - внебрачный сын Судьбы”.

Случай, который должен войти в книгу, ибо благодаря ему не было бы и данной истории, но в само повествование его включать не имеет большого смысла..

Свежий зимний ночной воздух должен был прогнать алкоголь из крови и действовать отрезвляюще,но, видимо, количество выпитого превышало многие допустимые пределы.

Двое мужчин, обнявшись друг с другом и бутылкой водки подмышкой, шли, распевая во все горло песню, слова которой словно были в крови, с самого рождения : “Ой, мороз мороз, не морозь меня”.

Дело происходило в деревне Ласточка. Тихая неприметная деревушка, где количество кур превышало во много раз количество жителей. Последние, кстати привыкли к ночным песням своих соотечественников и, не просыпались от этого шума. Единственное, что могло разбудить деревню - это розовый рассвет, расстилающийся по всем улицам и заглядывающий в окна.

Скрипнула калитка, и послышался возглас одного из тех, мужиков, которые шли, пьяные:

“Серег, ты че?”

Второй его ударил в бок, и процедил сквозь зубы:

“Цыц, тихо. У моего сегодня день рождения. Он пристал животинку хочу, котика, собачку”.

“А как же он будет с ними играться?” -не понял второй. “Он же у тебя того,- с этими словами он рубанул ладонью ниже пояса,-не ходит, калека”.

“Так,Петек,мы поэтому зашли во двор к Петровичам. У них же кролики,одного свистнем и подарим мальчонке. Я обещал ему- он громко икнул, и тут же сам себе сказал:” А ну тихо!”

У Петровичей не было собаки, а кролики были вынесены в высоких клетках, стояли во дворе. Сами по себе, хозяева, дивные люди, прекрасные старик и старуха, пропадёт один кролик, даже скорее всего и не заметят.

Едва держась на ногах, и опираясь друг на друга, двое друзей приблизились к клеткам. Пошарив рукой в одной, Серёга, обнаружил двух больших, фыркающих ему в ладонь, мягких пушка. Большой кролик ему и не нужен.

Тем временем, второй герой, подумал, что ему нужно посидеть, и решил, присесть на землю, но не удержался и правой ногой влетел в столб, на котором стояли клетки. Они, как в эффекте домино, который показывали недавно по телевизору, стали падать.

Сергей стал от удивления, тихо материться, и встал за последнюю клетку, еле удержав все их вместе. При этом он продолжал шарить рукой и вскоре, вызволил кролика.

“А ну вставай! помоги мне, идиот!

“Серег, ну ты че, начинаешь, подумаешь, сейчас все поставим”- с этими словами Петек,попытался подняться, облокотившись на одну из клеток.

Что-то треснуло, и Сергею стало легче, потому что клетки стали заваливаться по разным сторонам, издавая шум. Свет в окнах дома Петровичей вспыхнул.

Засунув кролика в куртку, он закричал: “Сматываемся, шухер!”

Видимо, нежелание быть пойманным его отрезвило, и придало скорости. Петек бежал за ним следом, и тоже, на удивление без падений.

Добежав до перекрестка, они решили разойтись по домам. Дома их никто и не найдёт, а если, что их жены прикроют. Тем более, что дело сделано, и мальчонке Сереге подарок спрятан в куртке.

Серега едва открыв дверь, почувствовал, как его сморило, и алкоголь и бессонная с переживаниями ночь свалила его с ног прямо на пол в прихожей.

Глава 1.

Кто что видит, когда просыпается? Одни видят будильники с мерцающим экраном, другие видят солнечные лучи, гуляющие по подоконнику, третьи видят любящие глаза и милые сердцу лица напротив себя.

Я же при пробуждении видел одно и тоже: старое, покрытое пылью и уличной грязью стекло, свою кровать, которую все в семье, называли коробкой, потому что в нее можно было провалиться; и ковер, висящий рядом на стене. Иногда меня пробуждает мама, обычно по выходным, умывает мое лицо, и мы завтракаем. Так у меня появляется хоть какое-то разделение между будними днями и выходными..

Это было моим и пробуждением и моим бесконечным днем, как в одной известной дурацкой комедии, где было все одним днем. Там смешно, а когда сам попадаешь в такую ситуацию, не очень радуешься.

Только…

Дальше, я бы хотел познакомить вас, с теми, кто скрашивает мои длинные и бесконечные будни.

Первый мой соратник -это мозг. Он отлично выделывает такие штуки, как остроумно или саркастично подчеркивает мои мысли, завершает их с подколкой. Я могу благодаря этому свойству несколько минут провести со смехом или даже с улыбкой наедине с собой. Но его единственный минус-большую часть времени куда-то пропадает. Наверняка, придумывает шутки.

Так, на чем остановились?

Второй , с кем я хотел бы познакомить, это ковер, висящий на стене. Он странного цвета-то ли зеленого, то ли красного. Его ворс колется, и немного даже твердый, но мне нравится перед сном водить по ковру.

Третий и последний друг-это старый радиоприемник с наушниками. В нем есть необычная деталь: когда отец приходит пьяный, частота начинает идти с помехами, когда трезвый,напротив, я слышу чистый прозрачный звук. Сегодня хоть и радио было выключено, я все равно понял, что отец был пьяный. Звук падающего тела в прихожей ни с чем нельзя путать. Как мешок-буууух.

Это те вещи, которые скрашивают мой день. Конечно, меня иногда подкидывают игрушки, машинки-но я уже устал с ними играть, а новых в доме не появлялось очень давно.

По вечерам с работы приходит мама и кормит меня ужином. На отца надежды почти нет, он хоть бы сам не забыл поесть, не то, что ещё кого-то покормить.

Мы с мамой смотрим обычно новости, но иногда ей на работе подруги дают диски с фильмами, и тогда мы сидим, обнявшись, смотрим под пьяный храп отца.

Я бы не хотел, чтобы они развелись. Мои просьбы к Богу по ночам обычно просты: “ Я хочу научиться ходить “ и вторая “ Пусть папа перестанет пить”.

Но моего желания мало.Отец даже когда выпьет, спокойный, не дерется, не орет, а когда не пьет, совершенно заботливый- то конфет принесет, то на улицу выкатит погулять. И с ним можно говорить на любую тему. Возможно, он просто пьет, чтобы быть хоть в чем-то несовершенным?

Всю свою жизнь я просил у отца завести мне домашнее животное. Но коты очень быстро бегают, а собаку нужно выгуливать,что в моем положении очень сложно, рыбки тоже отпадают, как и попугаи. За всем живым нужно ухаживать.

Более менее сменяются дни , когда приезжает дядя Антон с дочкой Аленой. Она меня радует , особенно , когда смеется. Еще они привозят вкусные конфеты в пакетиках, и мы их съедаем за пару вечеров с чаем.

Всю жизнь думал, что девочки какие-то не такие, а тут родственная душа. Она мне нравится.

Но как говорит мой мозг: “Даже за ней я не смогу побегать, в смысле поухаживать”.

Глава 2.

“Эй, сыыыын,сын, подойди быстрее к папке, папка что-то принес”-заплетающимся языком, отец вопил в прихожей. Он проснулся, и не протрезвел. Не надо думать, что мой папа забыл, что я не хожу. Когда он приходит пьяный всегда так вопит, а потом сам приходит с дурацкой извиняющейся улыбкой.

Как я и предсказывал через пару секунд стали слышаться шаги, и он бодро внеся в комнату.

В куртке, лохматый, держа в одной руке шапку, а другую руку он держал под курткой. Кинув шапку на пол, он потянул меня к себе,аромат перегара ударил мне в нос и я зажмурился.

Отец стал меня целовать, и говорить: “С днем рождения, сын! У папки подарок! Чмок, чмок, чмок”.

Папа, видимо, потерял ход времени и пробился чувствами ко мне.

Мой день рождения был две недели назад.

Я помню этот день. В то утро в комнате запахло чем- то сладким и я не мог понять, это аромат из сна или из реальности. Но вскоре в комнату зашла мама с моим любимым черничным пирогом. Она встала наверно очень рано, чтобы его приготовить. Мы даже успели выпить чая перед тем, как она ушла на работу.

Внезапно моего лица коснулось что-то мягкое. Кролик. Точнее, мой отец тыкал мне в лицо кролика, и говорил:” Держи, сына! Заснул, что ли? Или от радости потерял дар речи?”

Я был в растерянности, пока не услышал снова слова отца:” Это твой, как его, словно собака и кошка, только кролик”.

В моем мозгу вспыхнула искра- Моё собственное домашнее животное. Откуда папа его достал, ума не приложу. В моей груди вспыхнул жар и я притянул к себе “ароматного” отца и мне чмокнул его в щеку.

“Спасибо, папочка, спасибо. У меня теперь есть кролик!”.

Радости моей не было предела, которая все же смешивалась с озабоченностью. Собак выгуливают и дрессируют, кошек гладят и ласкают- что же делать с кроликом ума не приложу.

Кролик был совсем маленький, настолько почти помещался в моей ладони, которая была меньше, чем у отца раза в два. Шерсть моего питомца по большей части была серая, но на боках пестрела рыжими отметинами.

Он смотрел на меня не моргая, своими маленькими глазками, а потом тяжело вздохнул и стал зарываться в моей одеяло.

Глава 3.

У вас когда-нибудь было так, что два дня подряд происходит что-то хорошее, словно у Судьбы порвался мешок с подарками, и они выпали на вашем пути? Вот и второй день после вчерашнего подарка принес мне сюрприз, которого я не мог ожидать.

Я лежал в своей кровати, гладил кролика. Мягкий, шёлковый, очень приятный. Он еще так фыркал.

Ещё одна проблема стояла передо мной, помимо той, как воспитывают кролика. “У меня есть питомец,”-думал я,- “Но у каждого питомца должно быть имя”. Но вот , как назвать кролика?

Я в своей жизни вообще редко встречал домашних животных, и имена, кроме как, Барбос и Мурзик и Барсик , мне на ум не шли. Почему кролики такие непопулярные животные? Популярность бы им принесла кучу имен.

Я посмотрел на кролика, который уже укладывался спать в районе моих ног, и меня осенило. В каком-то старом фильме, мы его смотрели с мамой вечером, после ужина.

На улице тогда шел дождь, и бил каплями по стеклам, и тихие голоса из телевизора звучали тепло и ласково.

Так , в нем люди открывали книгу наугад и читали первую попавшуюся строку. Вот и я так поступлю с кличкой кролика. Только книг в моей кровати нет.

Конечно, можно было попросить отца, но овчинка выделки не стоила. Он сначала не поймет, а затем натворит что-нибудь еще.

Мой взгляд упал на стоящий рядом с кроватью, на полу, старый радиоприемник. “Включу и первое имя будет именем кролика”. Рука потянулась к выключателю. Помехи были, но слабые. “ШШшшшш, приветШшшшвсемШШШпоклонникамШШШшшшшХорошШшейМузыкиШШШШШшшшшшшШШШШШ”-вещало из наушников.

И тут их кто-то снимает с меня, и на мое растерянное лицо, смотрит улыбающийся , дядя Толя. В шапке, в куртке-видимо, даже не раздеваясь влетел в дом.

И кричит зычным голосом в гостиную: “Алена, а нас тут не ждали”

Я начинаю смеяться. “Здравствуйте, дядя Антон, придется кролика назвать в вашу честь”.

Глава 4.

Алена, одетая в легкое ситцевое платье, внесла вслед за собой полный пакет вкусный конфет, и вывалила мне их в кровать.

“Залезай”-гостеприимно предложил я, и она сиганула на одеяло.

“Ой, кто это? -показывая пальцем на кролика, спросила она.

“Знакомься, это кролик по имени Дядя Антон”.

Алена засмеялась. “У тебя как в Простоквашино, там был мальчик Дядя Федор, а у тебя кроль Дядя Антон”.

“Да, довольно забавно”-согласился я- “Вы к нам надолго?Как доехали?”

Молчавший до этого , дядя, сказал: “Доехали хорошо, я тогда сейчас пойду отца твоего разбужу, и мы мигом до магазина метнемся, что-нибудь на стол добудем. А за едой и поговорим”-с этими словами, он покинул комнату.

“Алиса, как ты не замерзла? Ведь твой папа в куртке и в шапке. при полном параде, и на улице не лето, а ты в легком платье?

“Так , мы на машине, там печь жарит. Да и куртка у меня с собой, я ее оставила на вешалке”-она указала рукой в сторону прихожей.

Я взял одну из конфет, в оранжевой , блестящей обертке, принялся ее разворачивать.

Чем мы сегодня займемся?- спросила Алена.

“Спортивные игры, и прятки с догонялками отпадают”-пронеслось в моем мозгу. Я улыбнулся:

Путешествие по ковру, поедание конфет на скорость, на вечер театр теней.

Я согласна - с интересом посмотрела на меня Аленой.

Глава 5.

К вечеру все мы собрались за столом. Отец уже протрезвел и помог дяде накрывать на стол, мама вернулась с работы, а мы с Аленой уже поиграли в путешествие по ковру , и в поедание конфет на скорость. Кстати, в последний раз я выиграл.

“Это единственная спортивная дисциплина , по которой у тебя золото”-выдал мозг.

Стол ломился от еды. На нем были и салаты, и картошка с мясом, и жаркое, и напитки. Но меня радовало помимо прочего, что за стол мне разрешили взять кролика, и я его подкармливал огурцами, капустой из салатов, и он радостно хрустел. Хрум-хрум. Последнее сильно забавляло Алису, и она замечательно улыбалась, так, что у нее появлялись прекрасные ямочки на ее розовых щечках.

В разгаре нашего пиршества дядя Антон хлопнул себя по лбу, и произнес :”Чуть не забыл, но самое главное, что я вспомнил. В нашем городе, проездом будет знаменитая целительница В. Если вам медицина не помогает, может она поможет”.

В моей душе что-то шевельнулось. Неужели та самая В?

Мама устало улыбнулась: “По кому я его только не водила. А если она знаменитая, то там не протолкнуться к ней тем более”. Алена, услышав эти слова, погладила меня по голове. Жалеет.

Отец: “Эти шарлатаны из нас попили столько денег и нервов, что врачи, что целители, навряд ли даже она тут поможет”.

Дядя Антон продолжил: “Я ее знаю, когда-то помог ей в суде, она вас примет без очереди. Хуже не будет, но попробовать стоит. Она творит иногда чудеса.”

В моей душе что-то шевельнулось. Вдруг я смогу ходить?

Мама кивнула: “Раз проблем таких нет, то хорошо, попробуем еще раз. Спасибо вам огромное”

“Пожалуйста,”-ответил Антон.

“И пришьет Айболит новые ножки, и зайчик опять побежит по дорожке”-мозг даже здесь отпустил колкость, но я не обратил на нее внимание.

Столько лет после того момента, как я потерял ноги прошло. Врачи, едкий запах больниц, -это было одно из бед. Ибо когда поставили диагноз “Инвалид”, мама потеряла веру окончательно и ударилась в целителей.

Мрак, темные бабки, свечи, мощи святых, которых нужно целовать. Я своими губами прикоснулся к стеклу , которое прятало мощи, был в очередях, (мозг обычно шутит : “Ты хотя бы не стоял там, как некоторые”), но я верил. А как меня цепляли сны, где я ходил?

Каждое утро со слезами на глазах, ненависть к своему телу. Я даже бил в порыве ярости свои ноги, а потом прятал синяки под одеялом.

Но мама видела. И от этого она сама плакала по ночам. От чего я еще сильнее злился, но что я мог сделать?

И почему я поверил в слова дяди? Несколько раз видел про эту целительницу рекламу, и даже цикл передач. Она получила дар после аварии самолета, где почему-то оказалась одна живая. Самолет взорвался, а ее выбросило волной . Все погибли , кроме нее. Если кто и помазанник божий, то только она.

Целительница В. не всем помогает и не всегда, но очень часто инвалиды получают от нее помощь, и даже спонсорскую. Если не ее помощь, то быть может скажет к кому обратиться.

Но мое сердце,да что там сердце?! Я сам верил, что эта встреча поставит меня на ноги.

Ходить, бегать, прыгать. Даже просто ходить. Это будет волшебно. На моих глазах чуть не навернулись слезы, но я вовремя отвернулся и сделал вид, что зеваю. Ведь, когда зеваешь, часто слезятся глаза.

Меня по окончанию ужина дядя Антон помог отнести в постель, и прошептал мне на ухо: “Я тебе ничего не могу обещать, ты сам понимаешь, дело тонкое, но попробуй”.

“Спасибо”-ответил я и чмокнул его в покрытую щетиной щеку.

Весь вечер я обнимал кролика, и шептал: “Представь, я смогу ходить. Я смогу тебя выгуливать”- и я наконец буду гулять с Аленой.

И у нас все будет хорошо.

Глава 6.

Алена и Дядя Антон обещали к нам заглянуть на днях, пока у них были какие-то дела в городе.

Я хотел приблизить день встречи с Василисой, как можно ближе. Отец ушел на поиски продолжения банкета, мама ушла на работу-и я остался один на своей кровати.

Одеяло зашевелилось-показался пушистый Дядя Антон, кролик. Все тщательно обнюхивая: мою простынь, одеяло, ноги, он прыжками передвигался по кровати.

“Скорее всего кролики только умеют прыгать, а не бегают и ходят как люди”- подумал я и протянул к нему руку. Он понюхал ее своим мокрым носиком , прыгнул мне в ладонь.

Комочек, мягкий, шелковый комочек теперь смотрел на меня своими маленькими глазками, похожие больше, на игрушечные и не мигая смотрел на меня.

Я достал другой рукой радио, и предложил ему один наушник: “Ты музыку любишь?”. Кролик молчал.

“Ты действительно ждешь ответа от кролика?”-пронеслось в моем мозгу. Мысль была забавной, и настолько простой, что я засмеялся.

Радио немного шумело-мои догадки были правильными, отец пьет. Вздохнув и отогнав от себя неприятные мысли, я стал дальше настраивать радио. Пальцы нажимали на кнопку поиска радио, но он все еще шумело.

“То смеешься, то вмиг грустный, то лопух, то капуста”-попытался сострить мозг, но во второй раз было слишком кисло.

Да, сбои настроения моя тема.

“Просто я не хочу, чтобы отец пил”-прошептал я , глядя на ковер. Его узоры сейчас плыли перед глазами и были немного затуманены от моих слез.

Эту ноту прервало радио. Звонкий голос молодой девушки ворвался словно ветер в мои мысли и разогнал серые тучи. Я один наушник воткнул себе в ухо, а другой приложил к уху кролика.

Кролик стал приятно так дрожать, что я переложил его себе на грудь, и стал поглаживать.

Но видимо, судьба распорядилась так, что мое настроение стало волнами, которыми командует что-то , невидимое глазу.

По радио стала играть песня на английском языке. Мелодия была очень грустной, а текст я не знал, поэтому стал подпевать те слова, которые приходили в мою голову :

“За что?Ответьте небеса,

И пусть ответ держит Бог,

Я жду ответа от отца,

От своих ног”.

Слезы стали потихоньку течь из моих глаз, произнося эти слова, пропевая их, в моем горле появился ком, грудь щемило. Мне было очень больно внутри.

Я хотел ходить.

Больше , чем что-нибудь другое.

Хотел , чтобы отец бросил пить. Ведь мне всегда казалось, что это его вина. Алкоголь запустил эту болезнь .

“Почему я страдаю? Он пьет, а болезнь меня сразила! Ведь это не я пью. НЕ я!

За что?! За что?!”

Я швырнул подушку к потолку, но она не долетела и упала.

Но тут произошло удивительное-в моей груди я стал ощущать тепло. Маленький кролик грел меня очень тепло.

Это было приятно, боль немного затухала.

Я его притянул и поцеловал.

“Мой маленький, все в порядке , я тебя не обижу. Ты мое маленькое лекарство”-прошептал я ему на ушко.

Глава 7.

Благодаря кролику на моей душе становилось тепло и спокойно, что даже воздух затхлой комнаты мне было приятно дышать. За окном, на улице выглянуло солнце, и его лучи, золотистые, но еще не греющие простирались по всей квартире.

Я приподнял кролика и указал ему на лучи : “Смотри, это солнце. Оно на всех греет и похоже на тебя-ты тоже очень теплый, и умеешь согревать других. Только ты маленький”- тут я опустил его на кровать, чтобы кролик мог представить , те размеры , которые хочу ему показать и широко, как мог , раздвинул руки- “Вот такое. Даже нет, еще больше. Хотя ты его не увидишь, кролики же не бывают космонавтами. Только коты и собаки были в космосе”. Кролик посмотрел на мои показы, и поскакал в одеяло копошиться.

“Наверно, это его любимое дело”- решил я и оставил его в покое.

Моя рука стала скользить по ковру.

“Вырывается из дыма гонщик номер раз”-палец на черную линию ковра- “Он летит с невыносимой скоростью. Но что это там вдали темнеет?”- я поставил второй палец чуть поодаль от первого - “Так и есть , это ...” Мой мозг лихорадочно придумывал имя, которое я дам гонщикам на этот раз.

Сегодня ковер для меня -это гоночная трасса. Он также может быть полем боя, компьютером, телевизором, окном космического корабля, глазом робота. Вроде больше ничего не придумал.

“Это”-мозг выстрелил новым именем- “Тысяческоростник. Он называется так, потому что может разгоняться до скорости тысячи километров в секунду- и мой второй палец пронесся на полной скорости, как я мог, так сильно обтираясь об ворс ковра, что даже стало обжигать. Привычное дело. Один раз я так пронесся, что даже палец пах горелым.

“И Тысяческоростник оставляет всех участников позади, срывая финишную ленту”.

Я лег на кровать и продолжал водить пальцем по воздуху, представляя, что мой герой, гонщик -супер, не заметил что даже финиш обошел, и летит дальше и дальше.

В комнату постучались. Три стука слабых, еле слышных-это пришла мама с работы.

“Да, заходи , мам”- Ее лицо, с морщинками , и взлохмаченные, белые волосы, понатыканы с разных сторон головы, словно, это лучи или кто-то их плохо посадил в голову, просунулось и улыбнулось мне- “Привет, мой хороший. А у меня для тебя хорошие новости”.

Она забежала в комнату, обняла меня, потрепала по голове и сказала , смотря мне в глаза: “Мы завтра идем к целительнице”.

Глава 8.

Ночь для меня выдалась беспокойной: мне снились разные кошмары, то мысли будоражили мою кровь до такой степени, что мне становилось холодно, даже под одеялом. Мое сердце билось быстро, словно хотело выскочить из груди, а дышать было тяжело. В кровати впервые было жарко и неуютно.

“Завтра меня вылечат”-эта мысль пронзила мою душу до самой глубины.

Завтра может изменить все. Всю мою жизнь.

Я смогу наконец сжечь справку, в которой написано, что мне выдается “звание Инвалида”.

Полноценным.

Мысли разумные, про то, что завтра может ничего не произойти были намного слабее и тише. Даже та, которая говорила, что эта целительница может быть простой мошенницей…

“Даже , если она и мошенница, как она смогла выжить в авиакатастрофе, где погибли все люди?”- размышлял я- “Допустим , мы мысль , что она волшебница, моя вера в нее настолько сильна, что встреча с ней сможет меня поставить на ноги”.

И подогревал интерес и мое желание вечерний просмотр с мамой диска-фильма про эту целительницу. Она , когда ехала домой, зашла на рынок и приобрела этот диск. Ей сказали, что успела последний захватить.

Чувствуете , эту линию судьбы? Один диск-один живой человек остался.

Дальше-больше.

На диске был фильм про Василисину жизнь. Это настоящее имя целительницы, но чтобы судьба не прогневалась, не нашла ее по имени, она просит называть себя тем именем, которое вы захотите или придумаете, словно в той игре из книжки, или в которую играли мы с кроликом.

Поэтому, как бы меня не тревожили мысли о том, что завтра самый обычный день , вера в чудеса окрепла настолько, что мешала мне уснуть.

“Совпадения, случайности. Это узелки на нити судьбы, с помощью которых вы узнаете свой путь”-мысль вспыхнула в моей голове, как искра для костра посреди темного леса, и осветила окрестности.

Встреча с целительницей , похоже подарок самой судьбы, следовательно, если она меня не излечит, что тоже такого сильного и изменившего мою жизнь может произойти со мной?

Я притянул к себе кролика, он тоже не спал, а только копошился и что-то жевал. У него в зубах оказалась длинная белая нитка из-под простыни.Видимо, он проголодался и грыз мою простынь.

“Или чистил зубы , как американцы, у них же зубные нити популярны”- сострил мой мозг.

Я прижал кролика, убрав нить, и стал его поглаживать. И вновь волна тепла стала разливаться по моему телу. “Дядя Антон, даже если ты американец. Твоего хозяина завтра вылечат и я смогу тебя выгулять. Покажу тебе улицу, парк, снег. Ты видел снег?”

но кролик ничего не отвечал, и я решил, что его ответ нет.

Завтра откроется новая дверь в моей жизни , за которой лежит целый мир.

Глава 9.

Под утро сон меня склонил, и я проспал пару часов, мучаясь от кошмаров. Сны были ужасными и жуткими -Василиса громко хохотала, и говорила, что заберет мой голос , и даст мне ноги. Утром мозг выдал шутку: “Ты, оказывается, русалочка”, и это хоть немного снизило мое напряжение.

Волнение поднималось с каждой минутой, а может даже секундой, я ощущал в себе рост давления и желание приблизить встречу. Наверно, так себя чувствуют вулканы перед извержением.

Событие , которое изменит мир.

Мысли, выступающие против такой веры, словно исчезли, и даже не оставили после себя ни призрака сомнений.

Сегодня я точно буду ходить.

“Сначала надо туда приехать”-зазвенело в моей голове, и вернуло на миг к реальности.

Несмотря на то, что я лежал почти целыми днями дома, и такие поездки были для меня словно путешествием, откровенно признаюсь, не очень то их любил. В машине или автобусе было жутко неудобно ехать на своем инвалидном кресле, так еще и буравящие взгляды людей, которые словно мне говорили, что я занимаю слишком много места, или напротив , жалостливые взгляды, что еще больше меня угнетало.

А смотреть на дорогу -это единственное, что оставалось, и получается , я словно убегал, погружаясь в свои и без того, грустные мысли.

Сегодня в поездке я буду лежать и играть с Аленой. Кролика решили не брать, мама сказала, что смотреть за ним не будет, поэтому его оставим папе.

Папа сегодня был вроде трезв, но я знал, что это лишь пока мы собираемся, скоро и он пойдет праздновать мое выздоровление.

Хотя, заранее же не празднуют? Скорее это вопрос для меня, чем для него.

Мама меня приодела и причесала. Я словно собирался на праздник, белый верх, черный низ, как в телевизоре.

Я редко бывал таким нарядным, в этом не было особого смысла,- я не любил праздники.

За исключением сегодняшнего.

Папа и мама уже собраны.Я вспоминаю резко, что не попрощался с кроликом , и его приносит из комнаты отец. Я беру пушистого и мягкого дядю Антона на руки, и нежно целую в его мокрый нос : “Не скучай без меня, твой хозяин скоро приедет”, после чего папа относит назад.

И вот, мы спускаемся на лифте все семьей, папа придерживает дверь.

Мама отдает ему купюру из кошелька и что-то шепчет на ухо.

Я ее тяну за рукав шубы , и вижу ее таинственную улыбку: “Папа, купит тебе что-то вкусное на сегодняшний ужин, только не скажу , что, это секрет”.

Отец наклоняется ко мне , я его прижимаю к себе и говорю: “Присмотри за дядюшкой Антошкой”.

Он отвечает : “Конечно. удачи тебе ”, и легонько целует меня в щеку.

Мама берет мою коляску и тихо везет к машине дяди Антона.

Глава 10.

Дядя Антон, к моему сожалению приехал без Алены-она слегла с простудой.

Он передал ее привет и пожелание удачи в этом деле.

Вся дорога была тихой и стояла тишина, но даже я чувствовал напряжение, царившее в воздухе. За окном мелькали деревья, а я мысленно считал до тысячи, думая, что таким образом ускоряется время.

Оно наоборот тянулось бесконечно.

Что такое обладать ногами?

Даже не так, глупый какой-то вопрос. Что такое уметь ходить? Люди ходят , и как-то не замечают, может,это какое-то глупое желание, и мне нужно другого хотеть?

Внутри меня жила уверенность, что благодаря этой возможности ходить,передо мной открыты все двери, весь мир.

Я чувствовал , и думал иначе, что эта возможность сделает меня еще…

Таким же, как все.

Похожим на них.

Друзья, игры с ребятами, догонялки. Простые догонялки, и я буду среди таких же мальчишек , как я.

А не непохожим на всех остальных и одиноким.

Проехав весь путь в размышлениях, я даже не заметил, как мы подобрались к дому целительницы.

Ее жилище было простым деревенским домиком- деревянные, черные бревна, массивные окна, серая крыша. Он не вызывал у меня приятных чувств.Я в таких домах не был ни разу, квартиры только.

Мое сердце дрогнуло. В этом неказистом доме жило мое спасение.

Мое лекарство от недуга.

Меня завезли во двор к этой старушке, и дядя Антон, отводит мою маму за руку. Дальше я сам должен доехать по наставлению этой целительницы.

Глава 11.

По двору очень сложно ехать. Твердой земли немного, одна грязь и лужи, в которой вязнут колеса моей коляски. Руки дрожат, сколько не от холода, а от волнения.

Во дворе тихо и спокойно. По окнам выходящим во двор, даже непонятно-есть ли кто-то дома.

Я заметил, как что-то мелькнуло в окне, и пытаясь подъехать поближе, я упустил из виду большущий корень, торчащий из земли.

Коляска перевернулась, а я полетел лицом в грязь.

Скользкое , мокрое , противное врезалось мне в глаза, в рот , уши. Плевался, но грязи в рот попадало все больше.

Попытался приподняться на руках, как они разъехались, и я вновь нырнул в это болото. Воздуха не хватало катастрофически, и мой мозг выдал спасительную искру : “Замри. так воздух будет расходоваться меньше”. Я остался лежать, и каждый сотрясательный удар сердца , считал последним.

Меня кто-то схватил за шевелюру и поднял. Передо мной была та самая целительница и держала она меня одной рукой за волосы.

И я понял, что вишу над землей.

Старуха что-то прошептала , и отпустила меня.

Вопреки моей надежде, я вновь полетел в грязь.

Ситуация повторилась, но в этот раз я , когда летел в грязь, попытался выставить руки, на что целительница ударила по ним.

И вновь она меня поднимает за шевелюру, и мой мозг улавливает шевеление ее тонких сухих губ.

“Выставляй ноги”.

Как? Она не понимает , что не умею ходить?. Грязь прерывает мои мысли.

Старуха меня достает, я пытаюсь сказать и лечу в эту лужу снова и снова.

“Поставь ноги, поставь ноги”- шепчет старуха.

И я понимая, что ничего мне не осталось изо всех сил, закрываю глаза и пытаюсь послать сигнал моим неработающим ногам.

В это мгновение старуха ударяет меня со всей силы палкой по ногам.

Я чувствую этот удар своими ногами.

Мне больно, и я плачу. Но не от этой боли. Эта боль, похожа на мягкую траву после снега. Она нежна , и так радует тебя, что ты можешь не замечать ни холод, ни то, что завтра могут ударить морозы. Она пробилась , и это трогает мое сердце.

Слезы текут по моим щекам, грязному лицу.

Я плачу и не могу говорить.

Старуха позвала каких-то парней, они меня подняли из лужи и положили на жесткие, твердые деревянные носилки, и по приказу целительницы понесли в дом.

Глава 12.

В доме пахло свежестью, и несмотря на внешнюю неказистость дома, внутри он был довольно уютным и милым.

Помощники Василисы переложили меня с носилок на кровать , и оставили одного в комнате.

Я пытался понять , что случилось с моими ногами и стал осторожно их ощупывать. Сердце замерло-но ноги вновь ничего не чувствовали.

Все кончено.

“За что?Я ведь только что стоял , а сейчас опять ничего , ничего, ничего” - с каждым словом, я словно целительница палкой, бил себя по ногам, и повторял про себя, сквозь стиснутые зубы “Ничего , ничего, ничего”.

В комнату неслышно вошла Василиса, и легонько толкнула меня по руке. “Перестал. Ты будешь ходить.Еще нужна одна процедура”. Она поставила жестяной серый тазик под мои ноги , и приказала:”Опусти их”.

Я стал поднимать ноги руками, но она своей злосчастной палкой стала убирать мои руки: “Без рук. Одними ногами”.

Словно переживая дежавю, я попытался подчиниться. Теперь старуха говорила мне не выставь их, а опусти, но суть не изменилась. Я не знал, как это работает.

Ноги лежали пластом. Я зажмурился, пытаясь вспомнить, что же их заставило в прошлый раз двигаться, но мозг не подкидывал ни одной идеи.

Минут пятнадцать старуха шептала какие-то слова, иногда говоря “Опусти их”, и я уже стал привыкать к этому действу. Тревога куда-то стала отступать, но ноги не слушались меня, точнее напоминали мне разговор с глухонемым. Говоришь ему говоришь, надрываешь голос, а он никакой реакции не выдает.

“Давайте, давайте же”-говорил я им, изо всех сил пытаясь послать сигналы, “Давайте же, вы смогли в прошлый раз , что с вами тако”. Не успел я договорить, как в моем горле застрял ком- Василиса замолчала, резко взмахнула палкой вверх, и стала ее опускать мне на ноги.

И я их поджал под себя.

Мои ноги стали слушаться меня.

Палка Василисы затормозила около моих ног, а я опешив от происходящего, был в неком оцепенении.

“А теперь встань”-настойчиво продолжила целительница, и я не веря своему счастью встал ногами на пол.

Я все-таки смогу ходить. Счастье внутри меня взорвалось розовыми лепестками и наполнило мою кровь, я чувствовал , как пульсирует и живет все вокруг меня.

И еще в груди появилось новое чувство,наподобие стрекозы, чувство благодарности,

Я стал целовать исчерченное морщинами лицо Василисы , и повторяя “Спасибо , спасибо, спасибо вам”.

Глава 14.

Когда увидели меня на ногах мои родные, дядя Антон и мама, они не могли сдержать слез. Даже дядя Антон от радости подхватил меня на своих больших ручищах, и покружил над головой: “Наконец -то это случилось! Это чудо!”

Василиса не принимала никакой благодарности-ни денег, ни конфет, словно передала меня маме, и ушла к себе в дом.

“Ей скорее всего нужен отдых”-решил мой мозг. После такого чуда, логично. Мне впервые было радостно, и та серая пелена, что обычно скрывала солнца свет, исчезла. День стал красочным и светлым, словно его только что протерли от пыли и грязи.

Мама не переставая целовала меня и гладила по ногам, а дядя Антон набирал безуспешно моему отцу, который скорее всего уже выпил.

Но даже сейчас я не был зол на него. Праздник. Радость.

Мы в машине долгое время ехали молча, и эта тишина была приятной-мы уже все сказали и сейчас шло понимание чуда и попытка жить с ним. Во всяком случае, мне так казалось. Каждый думал о своем, но я заметил, что с лица моей мамы не сходит улыбка.

Мне стало на душе тепло, а в голове проносились разные фантазии: вот , я солнечным днем бегаю за Аленой, вот здесь, показываю кролику сочную травку на поляне.

С этими мыслями я то и дело поднимал и опускал ноги, и глазами следил за дорогой.

По деревне меня возили часто, прогулки такие были.

И поэтому как только я увидел знакомый поворот, я решил прогуляться и попросил остановить машину.

До дома рукой было подать.

А прогулка -это то, от чего сейчас я не хотел отказываться.

Глава 15.

Парой часов ранее.

Сергей поднялся к себе в дом, и как только увидел, что машина отъехала стал набирать Петьку, как раз тот приехал с заработков из стройки в ближайшем городе Н. А Сереге жена денег дала целую штуку , чтобы он мальчонке торт взял, а торты то они дешевые, значит он может и себе праздник по праву устроить.

Петек примчался за пять минут. Деревня , расстояния короткие, всю ее можно было обогнуть минут за 20, но он притащил с собой огромного пса Полкана. Махнув на него рукой, он произнес : “Я тип ,это. Оно самое, сказал своей , что вышел погулять с собакой. Заодно и с тобой посижу ”.

В магазин они сбегали в мгновение ока. Взяли пару бутылок на празднование, даже Серега решил пожертвовать на шампанское.

Про торт он забыл, да и денег оставалось не так много, надо было дома еще захватить, поэтому он решил , что после звонка дяди Антона, он успеет сбегать в магазин за свеженьким тортом. Пускай в магазине еще постоит, что с этими тортами станется.

Дома выпивка пошла хорошо. Первый тост Сергей оставил за собой: “Пускай эта Василиса поставит моего сынулю на ноги”-пожелал он от всей души. Петька подхватил инициативу : “А ноги будут крепкими , и не подводят его никогда”.

И звон бокалов.

Полкан сидел, свесив язык и шумно иногда сглатывал, смотря на застолье.

“Между первой и второй, как говорится”- с огоньком в глазах произнес Петек.

Шумно наливая вторую стопку, Сергей стал расспрашивать, как там на работе, что нового видел в городе, есть ли там новые места, Петек лишь отмахивался- “Работа не сахар, начальник за водку, даже за легкий запах этого самого, сразу”-он провел ребром ладони по горлу- “У нас так уже пару ребят, Юрца и Митьку”

-Того самого Митьку, через дом ? -прочертил рукой маршрут Сергей

-Да, того самого

-Чтобы нас с работы не выгоняли, да и денег платили побольше.

Через еще пару бокалов Сергей стал узнавать про собаку Полкана. Полкан оказался охотничьим псом, да еще с уникальным чутьем. Петек и Серега порешили, что ранней весной пойдут на охоту. И мужское дело, и отдохнуть можно.

Раздался звонок. Это звонил Антон с радостной вестью, Сергей в порыве радости разбил фужер и кричал “Мой сын ходит, мой сын ходит!” Петек тоже подхватил эту волну и стал громко стучать ладонью по спине Сереги, таким образом его поздравляя.

-Надо, это, оно самое, твоему сынуле, че-то купить, а то нехорошо-промямлил Петек.

Да, женка денег дала на торт, но у меня, -Сергей икнул- ,ничегошеньки не осталось-он развел рукмаи.

Добавь -добавил он трясущимся голосом.

Да, я это, оно самое, с радостью, но моя ни-ни мне денег-и Петек показал фигу.

И тут в голове Сереги возникла искра. План. Стремительно накладывались мысли, одна за другой и вскоре, он изрек его Петьку.

Полкан , говоришь , охотник , значит?

Да, охотник-кивнул Петек.

А спорим, что твой охотник не поймает кролика.За минуту.

А спорим, а на что?

На торт. Как раз устроим забег.

А давай-ударил по рукам Петек.

Споры были слабой стороной Петька. Азарт после выпитого алкоголя лишь подстегивал его, и поэтому Сергей знал, на что идет.

Он вскочил, и побежал в комнату за кроликом. Тот, как и ему и подобается спал в одеяле. Взяв теплый и мягкий комок шерсти, Сергей его вынес на кухню, и поднес к носу Полкана.

Нюхай, нюхай-приказал Петек своему псу. Тот послушно вдохнул.

Все вчетвером-Серега,кролик , Петек, и Полкан вышли на улицу. Забег решили устроить по прямой, а секундантом должен быть Серега, потому что у него часы, да и его идея. И вроде бы его глаза не так сильно плывут от выпивки, как у Полкана.

Если в течении минуты Полкан приносит кролика, то Серега покупает торт и отдает его Петьку, если нет, то наоборот.

Но Серега верил в победу кролика, поэтому его поцеловал и поставил на землю.

“На счет три, отпускаем”

“Раз, два, Три”.

Руки разжались, и на полной скорости побежали два шерстяных комка-один побольше, другой совсем маленький и незаметный.

Время пошло.

Эпилог.

Я вышел из машины на улицу. Ноги еще дрожали, но было приятно ощущать под собой твердую землю, легкий холод в ногах, и в целом ходить.

Для меня это было необычно. Ноги меня слушались,я то чередовал марш, то шел вразвалочку. МАма и дядя Антон остались в машине, и пока не ехали. Они думали, что если я устану, то довезут меня, а если дойду до дома, то минуты через две и сами доедут.

Ветер обдувал мои ноги. Я стал чувствовать гамму чувств , исходящую из нижней половины тела. А что если пройти не по асфальту, а по траве. какие будут ощущения? А по грязи? А если босиком чувствовать каждый камешек? Снег, вода, лед, камни-столько всего, что я еще не пробовал!

Словно целый маленький мир перед собой открыл. В одной из книжек я читал , что очень приятно бегать босым по росе, и всегда хотел попробовать.

Вот наступит весна, и…

Мне навстречу бежал мой кролик. Точнее, я его заметил, когда он уже был за миг до меня, и прыгнул прямо мне на куртку, и я его поймал . Мой взгляд увидел огромного бегущего пса, и побежал в другую сторону.

Сильно сжимая кролика в руках, я слышал, как слышал собачье дыхание, и я бежал впервый раз, ноги отдавали мерзкой , колющей болью, но я стиснув зубы терпел. “Если я остановлюсь-собака съест моего кролика”- сосредоточенно думал мой мозг. Глазами я выцепил островок безопасности, это было дерево-до него оставалось метров пять, и я ринулся вперед.

Передо мной все потухло, и исчезла земля. Я летел вниз.Удар, и боль по всему телу.

Кролик обнюхивал меня своим мокрым носиком, и единственное , что я помню-это крик моей мамы.

Белый свет, который словно прожектор, выжигал мои глаза. Больничная койка.Запах лекарств ударял мне в нос- я был без сознания, видимо, сейчас пришел в себя.

Медсестра в белом халате, позвала доктора.

В моей голове все еще был туман, но вроде на вопросы доктора я отвечал правильно, он улыбался мне и кивал головой.

Через пару мгновений после доктора в комнату вбежала мама. Вид у нее был заплаканный и она кинулась ко мне. Одной рукой она меня гладила, а в другой держала моего Дядю Антона, кролика, и говорила:

“Когда тебя достали, он на тебе был, не шелохнулся, не сошел.До самой больницы на груди лежал”.

Я смотрел на это маленькое пушистое чудо, и притянул его к себе.

Мама вздохнула, и отвела взгляд в окно.

В моей душе шевельнулось что-то мрачное , тяжелое, как легкий ветерок перед бурей. Пронесся-и все небо завокло.

“Мама, а все еще могу ходить?”- спросил я, зная ответ.

Вместо ответа у мамы потекли слезы по щекам, и она только сильнее прижимала меня к себе.

Просмотры: 276


    Оставьте комментарий!

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.