КУКЛОВОД

Новости

"Вторжение похитителей тел" Дона Сигела и Филипа Кауфмана

РецензииКиноКомментарии: 4

Стивен Кинг и кинокритики однозначно отдают предпочтение версии 1956 года Дона Сигела. Мне больше понравилась версия 1978 года Филипа Кауфмана. Но это дело вкуса, а о вкусах, как известно, не спорят. Гораздо интереснее было бы сравнить два эти фильма, ведь один не хуже и не лучше другого, они просто разные.

Начнем с того, что фильмы Сигела и Кауфмана сняты в абсолютно разных жанрах. Фильм 1956 года - это классический нуар. Повествование ведется в ретроспективе, у сильного, решительного и уверенного в себе мужского персонажа есть мягкая и женственная партнерша, оказывающаяся в итоге таки femme fatale, как и положено в нуаре. Отсылки к нуару есть и в одной из мизансцен, в которой на стене дома Джека и Нэнси, где был найден первый загадочный труп-двойник, висят афиши вымышленных нуарных фильмов.

Фильм Кауфмана - это типичный сай-фай или фантастический триллер. Он начинается не с ретроспективной истории мужского персонажа, а с картин открытого космоса и полета спор "стручков" на землю.

Киноязык двух экранизаций романа Джека Финнея тоже довольно сильно различается. Фильм Сигела снят с нейтральной точки зрения, в основном с нейтральных ракурсов и средними планами. Главная задача Сигела - передать события и действия, создать сюжетное напряжение, что опять же связано с жанром нуара. Фильм Кауфмана активно использует крупные планы, субъективную камеру, необычные ракурсы и вращение камеры. Все это необходимо для совершенно иной цели - погрузить нас во внутренние переживания и состояния персонажей, создать психотическую и параноидную атмосферу. Сами персонажи тоже совершенно разные. В фильме Сигела - ироничные, уверенные в себе, твердо стоящие на ногах представители среднего класса. В фильме Кауфмана - невротичные, одинокие, сомневающиеся и рефлексирующие представители творческой интеллигенции.

Из жанровой разницы вытекает и различие в киноповествовании. Фильм-нуар Сигела скорее рассказывает историю, а не показывает. О загадочных происшествиях мы в основном слышим, а не видим их. Сами "стручки" появляются только под конец и занимают совсем немного экранного времени. Фильм Кауфмана гораздо более визуальный. Несмотря на то, что космические монстры предъявлены нам с самого начала, Кауфману удается создать саспенс за счет акцента на визуальных деталях, а также благодаря высокой степени натурализма. Если Сигел играл на чувстве страха, то Кауфман добавляет отвращение - вагинального вида "стручки", мерзейшие двойники, рождающиеся из этих стручков, пораженные метастазами тела главных персонажей - все это показано очень зрелищно, в духе эстетики безобразного. Цветы-убийцы Кауфмана - это настоящиие бодлеровские "цветы зла". Характерно, что финальные сцены фильма у Сигела происходят днем, а у Кауфмана ночью. Это позволяет ему подключить напряженные контрасты света и тени, яркие цвета пламени, ночные огни и т.д. Сцена, в которой обнаженный двойник Элизабет преследует Мэтью на фоне пылающей фабрики "стручков", достигает апокалиптических масштабов, напоминая о мифологических образах Лилит и других демонических женщин. Вообще, фильм Кауфмана гораздо сильнее центрирован на женском взгляде и женском теле, фильм Сигела более мужской.

Следуя идее Стивена Кинга об аллегоричности любого хоррора, можно выявить и разные политические подтексты фильмов. Версия Сигела отражает страхи эпохи маккартизма перед все возрастающим влиянием коммунистов, причем не только на международной арене, но и внутри страны. По сути похитители тел - это и есть коммунисты, похищающие сознание американцев с помощью пропаганды. Фильм Кауфмана скорее говорит о последствиях Уотергейта:

- Мой муж - это не мой муж, он изменился.
- Надеюсь, он не стал республиканцем?

Правда, к этой явной отсылке Кауфман добавляет и тему страхов перед нарастающим потребительством, которое захватывает сознание людей гораздо сильнее, чем коммунизм или слежка республиканцев за демократами.

И, конечно, различаются концовки. Нуарный рассказ Сигела заканчивается триумфом сильного мужского персонажа. В фильме Кауфмана, гораздо более эмоциональном, атмосферном, саспенсовом, психотичном, положительной концовки быть и не могло. В этом плане версия Кауфмана мне кажется гораздо более оригинальной и затягивающей, очень эстетской, с элементами декаданса. Это почти идеальный хоррор, погружение в который может закончится только кошмаром, но никак не катарсисом.

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 1057.

Комментариев: 4 RSS

  • Мне кажется, надо иметь в виду еще то, что это фильмы разных эпох. Это ведь многое объясняет - разные бюджеты, разные, по сути, культуры даже. Первый фильм относится еще к той эпохе, когда сильно было влияние радио, театра, второй уже более кинематографичен.

    Сам несколько лет назад смотрел картину Кауфмана, и она до сих пор хороша.

    А что скажете о фильме Феррары более позднем?

    • Да, действительно, в 50е многие фильмы даже позиционировались как "радиокартины", и здесь это заметно, интересная мысль, спасибо. Фильм Феррары еще не смотрел, а экранизацию с Кидман видел, но она не запомнилась. Феррара интересный режиссер. У него стоящая версия получилась, время зря не потрачу, если посмотрю?

      • Экранизация с Кидман проблемная была, там режиссер в процессе менялся. Ну и результат неважнецкий, конечно. Фильм Феррары поинтереснее будет - и не похож на предшественников.

  • Смотрел только фильм Феррары. А вообще, на эту тему, больше понравились "Кукловоды" по Хайнлайну (собственно, как и сам роман).

Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!