Живое мясо

БиблиотекаРассказПрочееКомментарии: 0

«Что я здесь делаю?» – была моя первая мысль. Вокруг стояла жуткая вонь, и жара. Было темно. Я бы подумал, что друзья-идиоты заперли меня в синем туалете и готовятся перевернуть его, но пространства оказалось много больше, и я чувствовал, как у ног кто-то снует. Эти неизвестные издавали отвратительные чавкающие звуки, то и дело задевая меня живой трепещущей плотью.

С первой же секунды, как я открыл глаза и натолкнулся на сплошную черноту, я запаниковал. Ноги подкосились, я согнулся и упал, выставив вперед руки. Ладони погрузились во что-то теплое, полужидкое. Совсем рядом опять появились неведомые создания, не то рыча, не то принюхиваясь. Я закричал: «Где я?! Что за шутки, мать вашу!». Ответом было только тяжелое дыхание нескольких носов и шлепающий звук надвигающихся шагов.

Внезапно появился свет, ударил откуда-то сверху, и на мгновение я ослеп. Послышалось ровное гудение. Подняв глаза, увидел раздвигающиеся надо мной металлические створки широкого круглого люка в потолке, из которого лился яркий белоснежный свет.

Вокруг началась беготня и рычание, отрывистое, похожее на хрюканье. Я было решил, что общество мне составляли как раз свиньи, и испугался еще сильнее, как по глупости взглянул на этих существ. Я тут же отпрянул и закричал, поскользнулся, где сидел, и упал на спину. Это был сущий ужас: меня окружали люди! Грязные, уродливые, жирные, обнаженные люди. Они бегали на четвереньках и озирались по сторонам, разевая огромные рты, из которых изливалось верещанье и низкий горловой хрип. Круглые лица, оплывшие со всех сторон сочащимися потом складками. Крохотные глазки, белые и слепые. Большие висячие уши… Они, определенно, были человеческими существами, но походили куда больше именно на свиней.

Я закричал, вскочил и рванулся к стене. Загон или нечто подобное был крыт металлом. Окон или хотя бы отверстий для проветривания я не заметил. Из люка что-то посыпалось, и все твари рванулись туда. Какое-то время я в ступоре наблюдал эту безумную картину, а затем вдруг увидел в свете за люком подлинно человеческий силуэт. Я сразу завопил, прося помощи, но меня, скорее всего, не услышали: твари оглушительно визжали в драке за свежие овощи.

В следующий миг я не подумал, удастся ли мне осуществить возникший план, и возможен ли он вообще, учитывая высоту потолка, и просто побежал к люку. На мгновение остановился, не в силах побороть парализующий кошмар, но сверху послышалось гудение, и створки люка начали сходиться. Тогда я вскочил на массу копошащихся уродов, широкими шагами пробежал по их спинам и прыгнул к люку.

Каким-то чудом мне удалось удержать равновесие, ухватиться за край потолка и не соскользнуть, когда люк уже наполовину закрылся. На секунду я завис, а затем рывком втащил тело наверх. Подо мною остались мерзостные человекоподобные создания, орущие, кусающиеся, кормящиеся с пола чем-то зеленым вперемешку с собственными нечистотами.

Я с трудом поднялся, вытер ладони о бедра и осмотрелся, надеясь найти объяснение произошедшему. Хотя ни о каком объяснении речи идти не могло.

Все было белым, стерильным, полная противоположность нижнему помещению. На потолке гудели большие лампы. Из дальнего угла комнаты меня внимательно изучал взглядом высокий силуэт в защитном костюме. Он замер, глядя на меня, а когда я пошел в его сторону с дружественными жестами и словами, кинулся к двери.

«Эй, постой! Что я такого сделал?» – моему удивлению не было предела, и я еще не отошел от дрожи страха. Фигура в плотной одежде из поблескивающего материала распахнула дверь и вылетела за нее. Мне показалось, что его ноги были слишком короткими по отношению к телу — в нем было почти шесть с половиной футов росту, а от ступней до пояса – от силы дюймов тридцать.

Я побежал за ним. Услышал, как в другой комнате он сообщил кому-то странным голосом, как из рации: «Чрезвычайная ситуация! У нас чрезвычайная, мать ее, ситуация! Прорыв!».

Оказавшись в дверях, я столкнулся с очередным гротескным зрелищем: за полукруглым белым столом сидели четверо одетых в брюки, рубашки и пиджаки, в туфлях на коротких ножках, с прическами на покатых головах – свиньи! Распивали виски из круглых толстодонных стаканов, читали черно-белые таблоиды. У одного на кончике рыла висели прозрачные очки.

Заметив меня, они замерли, как и фигура в защитном костюме. Один хряк выронил из губ недокуренную сигарету. Я не успел вымолвить и слова, как все пятеро ринулись ко мне. Я попытался бежать, но то ли ноги — мои нормальные, длинные, человеческие ноги — подвели, то ли свиньи оказались проворнее. Меня повалили, заломили мне руки, связали и потащили в комнату с люком. Все это они делали не без отвращения, однако умело, словно не в первый раз.

Я бился, орал, извивался, но куда уж там. Сделал только хуже, обругав их последними словами — свин в защитном костюме достал из какого-то шкафа в стене, такого же белого, как все остальное, небольшой электрошокер в форме пистолета и шарахнул меня доброй парой сотен вольт, а может, и больше. Потом отрылся люк, и меня сбросили вниз. Я чуть не захлебнулся, пока пытался перевернуться на спину.

– Боже, как же воняют эти уроды, – проговорил один свин, отряхивая руки с четырьмя неполноценными фалангами. – И почему мы разводим именно их?

– Думаю, нет нужды напоминать, какие они вкусные, – ответил ему другой, в очках.

Первый покивал, глядя на меня с отвращением и презрением, и скрылся меж створками люка. Свет пропал.

Я слышал их удаляющиеся шаги и отрывки речи. «Откуда я знаю?! – возмущенно крикнул сильный голос. – Проклятье! как все ненадежно!». А потом наверху хлопнула дверь, и меня окружили хрюкающие твари.

Сколько прошло времени с тех пор, я даже не представляю. Здесь невозможно считать дни или часы — время так растягивается или, наоборот, сжимается, что как бы исчезает совсем. Да и какое оно теперь имеет значение?

Пару раз я пробовал заговорить с ними, даже пытался снова бежать. Но всегда ответом были приказы замолчать, угрозы и их исполнение.

Мне сломали обе руки, ребра, левую ключицу – все по несколько раз. Потом кто-то откусил несколько пальцев. Вроде бы, три или четыре.

Мне поджарили мозги. Выволокли наверх, привязали к большой железной каталке, натянули на голову провода и пустили ток. Сколько-то времени я валялся полутрупом, пуская слюни, но постепенно отошел. Наверху слышал, как они говорили о прорыве какой-то оболочки, о починке какого-то устройства… и об осторожности.

Я не знаю, как это произошло, да и что вообще произошло. Перестал об этом думать.

Меня перевели в другой отдел – для худых. На откорм.

Я забыл свое имя. Повторял его сутки напролет, повторял до бесконечности, чтобы запомнить, но все равно забыл.

Я отчаивался, рвал волосы и метался от стены к стене, стучал по листам железа, задыхаясь, слабел и рыдал. Я пытался убить себя, и раз за разом ничего не получалось. Выхода не было. И в какой-то момент я это принял.

Что я теперь?

Я питаюсь.

Я существую.

Меня уже нет.

Я — живое мясо.

Но я все еще существую.

КОНЕЦ

Просмотры: 803

Следующее произведение
Чертов мобильник
Предыдущее произведение
Ярче солнца

    Оставьте комментарий!

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.