Фэнзона

Игровое кресло Дарика

БиблиотекаКомментарии: 0

Во всём был виноват Игорь Велин. Виталий Коломбовский только спросил у Велина о том, как он сходил в недавно открывшийся торгово-развлекательный центр «ТРИНИТИ», и у того тут же запылали безумным огнём глаза.

- Это нечто невероятное! – выпалил он, и его руки разбежались в стороны, пытаясь обхватить что-то огромное и невидимое. – Я не знал, что доживу до такого!

Виталик поперхнулся куском сухой булочки, увидев резкую эмоциональную реакцию коллеги по работе. Игорь как будто ждал этого вопроса, терпел до последнего, и его прорвало:

- Вчера весь мир перевернулся перед моими глазами! Виталя, ты бы это видел! Комната пять на пять метров, два окна, четыре кресла, а столько эмоций, столько ощущений. Я памятник готов поставить тому, кто всё это придумал.

- Мы сейчас про торгово-развлекательный центр говорим? – осторожно спросил Коломбовский.

- Про что же ещё?! Это взрыв мозга! Это целая вселенная в одной комнате!

Виталик вовремя схватил кружку с горячим чаем Игоря за ручку и потянул к себе. Не сделай он это секундой раньше, она бы слетела со стола от очередного всплеска рук Велина.

- Я, когда в кресло садился, у меня сразу мурашки по коже рванули. Я прямо сразу понял, что будет что-то невероятное.

- Игорь, ты ничего не путаешь? – перебил его Коломбовский. – Центр, он ого-го, какой большой, а ты мне про какую-то комнату рассказываешь, пять на пять метров.

- Послушай меня! – воскликнул Игорь и схватил за рукав кофты Виталика. – Не нужен тебе весь этот центр! Иди целенаправленно в гости к дядюшке Крему.

Увидеть поехавшего крышей коллегу по работе – это и жутко, и весело одновременно. Вот только Виталию было не до смеха, он отдёрнул руку.

- Игорь, с тобой всё в порядке? Ты ничего не курил?

- Да, всё со мной нормально, - тяжело вздохнул Игорь. – Я просто жду не дождусь вечера, чтобы пойти снова.

- Это реально стоит того?

- Я боюсь, что туда скоро повалит столько народу, когда прочухают, что это такое. Пойми, это игры нового поколения.

- Ну и причём здесь дядюшка Крем?

- Это так называется левое крыло в подвале стеклянного корпуса. В правом там игральные автоматы, а в левом куча развлекательных заведений, объединённых общим названием «В гостях у дядюшки Крема».

Игорь был виноват, потому что он заразил Виталия блеском глаз и эмоциями в течении короткой беседы, пока они пили чай в столовой перед началом работы.

Жизнь в большей части своей монотонная, рассуждал Коломбовский, каждая неделя похожа на остальные. Работа – дом, дом – работа, на выходных наступает время труда на даче или в деревне, и с понедельника начинается всё тоже самое по новому кругу. Она летит, и только успевай считать года. Везде и всем постоянно что-то должен, на работе начальнику, дома – жене, детям, родителям. И от этого давно навалилась усталость.

Времени на себя самого почти не остаётся. Вот поэтому и хочется какого-то разнообразия, всплеска эмоций, нестандартных ощущений, чтоб потом можно было вот так же, как Игорь Велин, с безумием в глазах о чём-то новом пережитом рассказывать.

Ближе к вечеру Виталик совсем забыл, что Велин вёл себя довольно странно, можно сказать, неадекватно. Его больше волновало другое, что же там такого невероятного в этих играх нового поколения.

Вечером после работы, не заезжая домой и никого не предупреждая из своих, Виталий Коломбовский сразу поехал в «ТРИНИТИ». Он без труда нашёл в подвале стеклянного корпуса комнату пять на пять метров с четырьмя креслами. Дверь комнаты была открыта. Виталий заглянул внутрь и увидел, как в одном из кресел колбасится пристёгнутый ремнями толстый мужик в блестящем плотно прилегающем к телу костюме, кресло бросает его из стороны в сторону. На голову мужика одет беспроводной шлем с маской, закрывающей полностью лицо, руки его засунуты в металлические рукава в подлокотниках, а ноги зажаты на металлической платформе с двух сторон воздушными подушками. На уровне головы из кресла выходят две вспомогательные пластины, обтянутые кожей, и они поворачиваются синхронно вместе с головой игрока.

На встречу Виталия вышла рыжая девушка в очках, на ней были одеты серая кофточка, короткая чёрная кожаная юбка и сапоги выше колен. На её лице растянулась сладко-фальшивая улыбка, означающая, мы рады всем своим клиентам. Коломбовского аж всего передёрнуло от этой улыбки.

- Вы к нам? – пропела она.

Виталик оценил взглядом девушку сверху до самых каблуков.

- Ага, - ответил он, и рот его остался открытым на несколько секунд. Когда он его защёлкнул, девушка уже успела взять со стеллажа каталог и протянуть ему.

Она жестом пригласила его сесть на стул возле небольшого стола с компьютером.

- Вы в первый раз?

Виталий подмигнул ей.

- Да-да! – воскликнул он и по крутому развёл пальцы.

- Тогда бы я посоветовала вам начинать с чего-то простого. Например, с полёта на кукурузнике.

- Не-а, мне бы чего-нибудь поинтереснее. А что у вас вообще есть?

- Вообще я заведую отделом приключений. А Ирина, она сейчас подойдёт, она «экстремалками». Там у неё всё пожёстче.

- О, - тут же отреагировал Коломбовский. – Пожёстче я люблю. А у неё там и такие игры есть?

- Вы про эротические игры?

- Ага-ага!

- Нет, этим у нас заведует Максим Петрович, - улыбнулась рыжая девушка. - У него там свой отдельный зал. Но принцип тот же… И всё же я вам советую начинать с чего-нибудь попроще. Иначе с непривычки может вытошнить.

В подтверждении её слов кресло с толстяком резко остановилось. И его вырвало в металлическую ёмкость, закреплённую к маске возле его подбородка.

- Фак! – заорал он, после того, как рыжая девушка подошла к нему и сняла с него шлем-маску. – Я что ему в жопу на полной скорости влетел?! Я же затормозил!

- Сидите тихо! Глубокий вдох, выдох. Сейчас система замерит ваше давление, и, если понадобится, впрыснет в кровь успокаивающие препараты.

- Я клянусь, я жал на тормоз!

- Хорошо-хорошо, это только игра.

В игральный зал вошла полная женщина с жвачкой во рту. Глаза Коломбовского тут же упёрлись в её шикарный бюст, они прям примагнитились к нему, и стали неотрывно следить за его передвижениями.

- Ирина, вот ещё один к тебе, - сообщила ей рыжая девушка. – Тоже сразу хочет экстремального.

- Щ-ча организуем! – ответила она и подошла к толстяку. – Стасик, ну сколько можно? Ты или жри, или катайся. Опять мне после тебя всё убирать.

- Не боись, я в этот раз не обосрался, - успокоил её Стасик. – Жесть! Я ничего не понимаю. Где люди? Почему к вам никто не валит? Это ж так круто!

- Дорого слишком. Тридцать баксов за раз не каждый себе может позволить.

- Это пыль по сравнению с ощущениями. – заверил Ирину толстяк. – Люди не видят своего счастья, даже, если смотрят ему прямо в глаза. Всё новое сразу в штыки!

Он слез с кресла, вытянул из кармана цельного костюма большой носовой платок и вытер подбородок. Затем подошёл к Виталику и хлопнул его по плечу.

- Забудь ты сегодня про этот каталог. С «бассейна» начни. Тебе понравится.

- Ага! – хохотнул Виталик. – Чтоб я там в штаны наделал?

- Не-а! Что ты?! – сказал Стасик. - Бассейн, это так, для новичков. Там просто чуток пощекочут тебе нервы. Не боись, тут всё стерильно, нижняя часть шлем маски, она одноразовая. Её сейчас заменят. И костюмы тоже одноразовые, их одевают прямо на голое тело.

- Ясно.

Толстяк вновь похлопал Виталика по плечу.

- Приятно провести время, чувак! – произнёс он и скрылся за дверью в стене.

Только теперь Виталий обратил внимание, что в стене за его спиной есть четыре двери. И он сообразил, что там, скорее всего, находятся раздевалки и возможно даже душевые кабины.

- А что такого невероятного в ваших игрушках? – не выдержал и спросил Коломбовский и открыл каталог.

- Создатель этого кресла и специальных одноразовых костюмов добился ощущения полного присутствия в игре, - ответила заученной фразой Ирина.

- Прям полного?

- Полного-полного, не сомневайтесь.

На первой странице каталога Виталий увидел начало списка игр, он перевернул страницу и был удивлён, что и на второй странице этот список тоже не заканчивается. Список представлял собой что-то вроде оглавления с номерами страниц.

- Ну, как там дела у Петровича? – вдруг поинтересовалась рыжая девушка.

- Да, никак, Оля! – ответила ей Ирина. – Опять словил Дарика. Кроет матом на чём свет стоит.

- А-а, понятно. Эротического кина не будет.

Оля и Ирина переглянулись и захохотали. А Виталик тем временем открыл страницу игры «Реактивный самолёт», и прочитал краткую аннотацию игры. Весь смысл её заключался в том, что игра предлагала стать на пять минут пилотом реактивного самолёта. Взлететь, пролететь кое-какое расстояние и посадить самолёт. Фишка заключалась в том, что как взлететь давались полные инструкции, а вот как посадить, думай сам и делай, что хочешь. На игре стояло пять звёзд. Это означало, что игра создана для продвинутых геймеров, и новичкам не рекомендуется.

Виталик вновь вернулся к оглавлению, его взгляд выхватил из списка игру «Похороненный заживо». Описание этой игры напомнило Коломбовскому фильм с точно таким же названием. Всё сводилось к тому, что игроку надо было выбраться из гроба под землёй, и для этого у него в распоряжении оказывался только мобильник, зажигалка и пистолет. Звёздочек у этой игры было всего три.

- Соглашайтесь на бассейн, - сказала Ирина. – Вы поплаваете, мы посмеёмся.

- Ладно, бог с вами! – воскликнул Виталик. – Давайте ваш бассейн.

- Хорошо тогда, - улыбнулась ему Ирина. – Кресло ваше будет номер три. Платите деньги в кассу и идите в раздевалку… вон видите дверь с номером три… раздевайтесь полностью, берите из шкафчика новый одноразовый костюм, надевайте его и выходите сюда.

Виталик тяжело вздохнул. Раздевайся, переодевайся, бултыхайся тут в кресле перед всеми на виду. Слишком много заморочек, и как-то не продумано всё. Не удивительно, что народ сюда не валит толпами. Прогорит у них этот бизнес, не даст плодов.

Сразу после того, как Коломбовский расстался с довольно ощутимой сумой денег, он зашёл в раздевалку. Ею оказалась небольшая комната. Как он и предполагал, она была с душевой кабиной и со шкафчиком с блестящими алюминиевого цвета костюмами. Ткань у костюма была странная, он был пронизан нитями, похожими на очень тонкую стальную проволоку. Но наделся он легко. Единственно, что не понравилось Виталику, что его мужское достоинство конкретно выпирало в этом костюме, как у балеруна в трико. За удовольствие надо платить, сказал сам себе Виталик, открыл дверь и гордо прошлёпал к креслу с номером три. Увидела бы сейчас здесь его жена в таком виде, убила бы точно. А если б ещё кто-нибудь заснял с ним ролик и выложил его в интернете, то гореть ему от стыда до конца своей жизни.

Виталик сел в кресло. И вокруг него засуетилась Ирина. Она прикрепила к костюму несколько датчиков. Довольно прочно пристегнула ремнями к креслу. Прикрепила к шее какую-то коробку с проводами. Рассказала, как правильно засовывать руки в металлические рукава на подлокотниках: обязательно надо было попасть кистью руки в специальные перчатки внутри.

- Вот и всё! – сказала Ирина, она надела на его голову шлем маску и помогла её закрепить. – Если вам вдруг станет плохо или испугаетесь очень сильно, бейте правой рукой по плечу или по колену. Эти действия в виртуальном мире тут же выводят вас из игры. Только игра при этом будет закончена, и повторная загрузка будет стоить денег. Кивните, если поняли меня.

Виталик кивнул.

- Теперь ни в коем случае не закрывайте глаза. Будет немного неприятно, но вы потерпите.

В глаза Коломбовского через чур для него неожиданно ударил ослепительно яркий свет. И первое, что он почувствовал – это запах воды с хлоркой, такой, какой ощущается в бассейне и лёгкий приятный ветерок. Затем яркий свет начал отдаляться от его глаз, всё дальше и дальше, превращаясь в световое облако, которое задвигалось и превратилось в воронку. Эта воронка становилась всё меньше и меньше и вдруг вовсе исчезла. Виталика слега качнуло в сторону, и он понял, что стоит на чём-то не очень устойчивом.

Сердце Коломбовского чуть не выпрыгнуло из груди. Он увидел и ощутил, что стоит на шатающемся скрипучем мостике, почти на самом краю, а внизу блестит, переливается разными оттенками прозрачная голубая вода и видны стены и дно бассейна. Ноги Виталика слегка подогнулись. До воды было метров девять.

Только дураки прыгают с такой высоты, или кому жить надоело. Он отступил от края бассейна и обернулся, ища глазами где же здесь лестница, по которой можно спуститься вниз. Но увидеть он так ничего не успел, внезапно за его спиной нарисовался толстяк в красных плавках.

- Прыгай или отойди в сторону! – рявкнул он.

- Куда в сторону?! - взвизгнул Виталик и услышал, как затрещал мостик.

«Это только игра», - попытался успокоить себя Коломбовский, но это ему ни капельки не помогло. Треск перешёл в более громкий звук, край мостика стал неотвратимо накреняться вперёд. Внутри Виталика всё разом оборвалось. Душа его попыталась вырваться из этого бесполезного тела, но застряла в пятках. Понимая, что дело дрянь, он с криком «Все волки пидорасы!» прыгнул с мостика. И тут же какая-то внешняя сила перевернула его вниз головой, и он сам автоматом вытянул вперёд руки.

Но удивило Коломбовского совсем другое: что за хрень он выкрикнул, и откуда его подсознание выкопало эту фразу. Хотя это быстро стало неважным. Внезапно вода начала покрываться ледяной коркой. И эта корка неотвратимо подбиралась туда, куда он стремительно летел вниз головой. Виталик заорал. Ещё секунду и она сомкнулась бы прямо перед его руками, но он успел вонзится в воду.

Он ощутил всем своим телом, какая же эта вода холодная. Долго в ней не продержаться. Двигаясь по инерции, Виталик руками достал практически до дна, и только тогда смог вывернуться и направиться вверх.

Какой же он испытал ужас, когда его руки упёрлись в прочный лёд. Он от страха вообще забыл о том, что это игра, и ему достаточно в этом виртуальном мире рукой дотронуться до плеча или колена. Вместо этого Коломбовский отчаянно заколотил кулаками по льду, затем ушёл вниз и попытался вынырнуть в другом месте. Но и там его встретила преграда из толстого слоя льда.

Из рта и носа Виталика вырвались пузыри воздуха. В отчаянии он глотнул воды и почувствовал вкус хлорки. В панике от кажущейся безысходности Коломбовский закрутился под водой, повторяя попытки вынырнуть в разных местах. Он начал задыхаться. Ему панически не хватало воздуха. Лёгкие его запылали огнём, раздуваясь внутри его груди. Было такое ощущение, что они вот-вот лопнут, порвутся на части.

Неожиданно кто-то хлопнул Коломбовского по плечу. Это оказался всё тот же толстяк, из-за которого ему пришлось прыгать в воду. Жирдяй схватил в воде какой-то шар, непонятно откуда взявшийся, похожий на огромной мыльный пузырь и насадил его на голову Виталика. Получилось что-то вроде шлема от скафандра, и в этом шлеме со стенок стал выделяться кислород. Коломбовский громко чуть ли не с криком сделал глубокий вдох и бросился вдогонку за удаляющимся толстяком. Но нагнать ему его не удалось, он словно растворился. Только что был, и вдруг его резко не стало. Одно Виталик осознал точно: надо плыть вперёд.

Воздуха хватало. Продвигался он быстро. Но ничего интересного вокруг не происходило. Появилась усталость и желание всё это прекратить. В какой-то миг Коломбовский понял, что он ускорился. Сначала это было что-то слегка ощутимое, а затем его прямо потянуло вперёд. Прозрачная голубая вода сменилась розовой. Виталик попытался оказать сопротивление, но это было бесполезным. У него не хватило сил для того, чтобы поплыть в обратном направлении. Вода тянула его за собой, а её что-то засасывало. В конце концов Виталика прибило водой к решётке, отделяющей бассейн от огромного трубопровода. С правой стороны в стене бассейна он увидел моргающую красную кнопку и ударил по ней ладонью. Вода тут же успокоилась, и решётка стала подниматься перед ним.

Коломбовский решил не терять время и рванул в обратном от решётки направлении. Он проплыл больше пяти метров. Но как только решётка поднялась, подводное течение вновь возобновилось, и вода затянула Виталика в трубопровод. И тут началось следующее приключение.

Он уже нёсся с небольшим потоком воды на животе по скользкому трубопроводу на невероятной скорости. Трубопровод какое-то время закруглялся спиралью, а затем стал прямой трассой, из-за которой скорость спуска Виталика увеличилась ещё в несколько раз. Впереди его ждало новое потрясение – крутящиеся лопасти. Он стал тормозить изо всех сил, расставив широко руки и ноги. Скорость слегка замедлилась, но лопасти неотвратимо приближались, они напоминали крутящиеся ножи мясорубки.

Виталик поднял голову к верху и завопил, когда понял, что ему не миновать неизбежного. Они были всё ближе и ближе, готовясь в любую секунду разрубить его на части. Коломбовский даже представил, как это будет. Бац по спине и готово: и две половинки его тела несутся дальше по скользкому трубопроводу. Жопа с ногами обгоняет, голову с руками. Но ему повезло, он проскочил между двумя лопастями.

Трубопровод неумолимо уменьшался в диаметре, а вода всё так же тянула его вперёд. И произошло то, чего Коломбовский больше всего боялся в жизни: трубопровод резко стал совсем узким, и Виталик застрял. И не туда и не сюда.

Он ничего не видел перед собой. Сплошная темнота. И полное отсутствие звуков.

На этот раз Виталик вспомнил про то, что рукой можно достать до плеча или колена, но только его так конкретно вместе с руками втиснуло в это узкое отверстие трубопровода, что у него не осталось ни каких шансов на подобное спасение.

На голове Виталика зашевелились волосы, по коже его побежали целые стада мурашек. Что за бред? Что вообще за фигня такая?! Ему не нравятся такие игры! Ничего себе и простенькая игра для новичков, а что же тогда у них происходит в более жёстких играх? Виталик завыл. Теснота, охватившая его, стала заполнять мозг диким бешенством и ужасом одновременно.

Ну, хватит уже! Что за шутки?! Неужели он так будет торчать в этой трубе до бесконечности?

Виталик напрягся всем телом и попытался разорвать на части, сжимающие его плечи стены трубопровода. Попытка ни к чему не привела. И он тут же её повторил, приложив все силы, какие только мог. От напряжения у него вздулись мышцы на шее и выделились вены. «Что-то не так», кольнуло его нехорошее предчувствие.

Когда он расслабил мышцы, ему показалось, что трубопровод стал ещё теснее. Эй, когда же там у вас «гейм овер»? Суки, блин! Что вы творите?!

Темнота, ни звука, и только сердце бешено бьётся в его груди.

- Эй! - заорал Виталик. – Всё, хватит! Не хочу я играть больше!

И никакого ответа. Одна нагнетающая тишина. Нет никому до него дела. Как будто сам себе прокричал. Он стал ждать, убеждая себя в том, что может там какие-то неполадки в кресле, в котором он сидит. Сейчас девушки разберутся, и извлекут его отсюда.

Коломбовский почувствовал, как затекают его руки. Их очень сильно придавило к телу. Но ноги его то свободны! Он забарабанил ими по стенке трубопровода.

- Эй! Эй! Тут что-то не так!

Неожиданно пузырь на его голове сам по себе лопнул. И он вдохнул омерзительную вонь, какая обычно собирается в трубах, связанных с канализацией. К горлу Виталика подступила тошнота. Из глаз брызнули слёзы.

С дикими воплями Виталик вновь попытался раздвинуть в стороны стены трубопровода, и они внезапно в ответ сжали его ещё сильнее. В груди Коломбовского всё разом похолодело. А что, если девчонки сейчас кофе пьют и не в курсе, что тут с ним в компьютерном кресле происходит?

Это же игра, пришла мысль ему в голову, возможно тут так всё задумано. А возможно произошёл сбой, сразу возразил сам себе Виталик, и что бы ты не делал – всё равно не выберешься самостоятельно. Здесь даже могут не работать все законы физики и биологии. По идее он находится в трубопроводе вниз головой. Кровь должна приливать к ней, но этого он совершенно не ощущает. Это ощущение создатель игры не продумал.

А бабы пьют кофе… и не видят, что с ним тут происходит.

Теснота и вонь сводили его с ума. Интересно, сколько прошло времени, с того момента, как он застрял в этом вонючем трубопроводе? Час, не меньше. Сколько ж это надо выпить кофе, чтоб так надолго забыть о нём? Должен же быть этому неприятному положению конец. Как ему выбраться из виртуального мира самостоятельно? Почему он здесь, если не хочет быть тут. Виталик закрыл глаза. И так пролежал несколько минут. Глубокий вдох – выдох. Он старался себя успокоить. Просто надо подождать, сейчас со всем разберутся и извлекут его из этой виртуальной ловушки. А если не извлекут, что тогда? Если его сознание так тут и останется. От этих мыслей сердце вновь неприятно забарабанило.

Виталик открыл глаза, и яркий ослепительный свет ударил в них. Коломбовский почувствовал очень реальный и ощутимый запах шашлыка. Затем яркий свет начал отдаляться от его глаз, всё дальше и дальше, превращаясь в световое облако, которое задвигалось и превратилось в воронку. Эта воронка становилась всё меньше и меньше и вдруг вовсе исчезла. Однако ничего больше не изменилось. Только запах. Хотя нет, что-то очень сильно и неприятно давило на его ногу чуть выше колена. Боль становилась всё сильнее.

- О-ооо! – проскулил Коломбовский, стиснул зубы и закрыл глаза.

То, что давило на ногу, сразу прекратило свои действия. И Виталик сообразил, что взаимодействия кресла с ним происходит через его глаза. Закрывая их здесь в виртуальном мире, возможно он их закрывает и там, в реальном, и тогда связь его с креслом прерывается. Надо просто полежать с закрытыми глазами, и возможно виртуальная реальность отпустит его.

Время шло, Виталик лежал с закрытыми глазами. С ним ничего не происходило, даже запахи исчезли. Но не менялось одно: он чувствовал стены трубопровода. Он не мог с ними ничего сделать. Они образовывали прочную ловушку, и разорвать её, раздвинуть – было невозможно.

В ушах Виталика что-то зашелестело. В них что-то заползало, и распирало там всё внутри. Шелест был странным таким, с визгливым скрипом в придачу.

Виталик открыл глаза, и вновь яркий ослепительный свет ударил в них. B вместе с этим светом в ушах Виталик раздался писклявый голос:

- Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик…

И он не прекращался. Перед глазами Коломбовского уже исчезала воронка, а голос не затихал, более того он сопровождался неприятным шелестом с визгливым скрипом, бьющим по нервам.

- Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик…

Опять что-то начало давить на ногу выше колена. Виталик вновь закрыл глаза, но визгливый голос в ушах Виталика не затих, и то, что сжимало сверху ногу, не прекратило свои действия. От боли глаза Виталика начали ползти на лоб, и он заорал:

- Ааааа! Сука! Аааа! Кто-нибудь, помогите!

- Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик…

Виталик заскрипел зубами. Глаза его от боли поползли на лоб.

- Дарик, Дарик, Дарик, Дарик…

Виталик захлопал ресницами, в надежде, что они вновь сработают, как выключатель от всего этого безумия. Перед его глазами возникло спокойное лицо молодой женщины, спокойствие это длилось всего несколько секунд, лицо женщины перекосило от боли, она заорала так громко, что Виталика от этого неожиданного видения всего передёрнуло. И затем появилось лицо мужчины, он матерился, крутил головой из стороны в сторону, а затем резкая гримаса боли возникла на его лице, из глаз брызнули слёзы – он заорал так, как будто его ногу живьём закрутили на фарш, не отделяя от его тела.

Видения исчезли. Всё тело Виталика покрылось липким холодным потом. В его ушах вознобился писклявый голос, произносящий одно и тоже слово и чьё-то имя:

- Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик…

В мозгу Виталика всплыли несколько фраз, произнесённые девушками:

- Ну, как там дела у Петровича?

- Да, никак, Оля! Опять словил Дарика. Кроет матом на чём свет стоит.

Это не смертельно! Дарик - это вирус какой-то компьютерный, догадался Коломбовский. И он не первый, кто его уже словил. Сейчас помучает его немного и отпустит.

Помучает… ага… Видел он лица тех, кого уже мучал Дарик. Они орали намного сильнее и страшнее, чем он сам. А это значит, что всё ещё впереди. Нога очень болела, но то, что давило на неё, остановилось, словно давало ему передышку.

Сколько же прошло времени после того, как он сел в игровое кресло?

Виталик не успел об этом хорошенько подумать, что-то металлическое ребром упёрлось ему в правую лопатку и резко закрутилось, разрывая кожу на спине. А следом два тонких металлических стержня возились грудь и стали раздвигать рёбра: одно вверх другое вниз - прямиком возле его сердца. Всё это сопровождалось неприятным треском в ушах, словно кто-то озвучивал происходящее с ним. Перед его глазами возник человек, сидящий в таком же кресле, как и он. Он орал, что дурной. Мужчина был неестественно выгнут. Его голову сжимали две пластины, обтянутые кожей, она была повёрнута почти на 170 градусов. Рука в металлическом рукаве выглядела натянутой, как струна, словно он пытался вырвать её из этого рукава. Он орал так истошно, что невозможно это было слушать. Затем он резко замолчал и вырывал из рукава обрубок руки, точнее, торчащие кости, разорванную кожу и свисающие куски мяса. Видение тут же исчезло.

В этот же миг в правом рукаве кресла Виталика что-то резко сжало его руку в районе запястья, и он мгновенно закрыл глаза. Кресло тут же замерло, оно опять отреагировало на закрывание глаз. Странно, почему прошлый раз этого не произошло? Очередной сбой какой-то?

В ушах Коломбовского вновь что-то зашелестело и заскрипело. Но боли при этом не было никакой. Только ощущение было такое, что этот шелест и скрип проникал всё дальше и дальше, пробираясь прямо к его мозгу. А затем всё затихло.

Виталик не открывал глаза, но появилось какое-то странное ощущение: как будто они открыты, на них виртуальные очки, и его взор несётся куда-то сквозь серое затемнённое, изредка мерцающие пространство. Только взор - тело не несётся. Такое ощущение, что сознание его отделилось от тела и понеслось. Испугавшись этого ненормального ощущения, он мгновенно открыл глаза. И яркая, ужасно ослепительная вспышка ударила по ним, после чего резко превратилась в маленькую мерцающую точку где-то вдалеке от него. Эта точка тут же начала разрастаться и вскоре громаднейшей штормовой воронкой, похожей на смерч, стала надвигаться прямо на него. И когда он перестал видеть эту воронку целиком – потому что она стала огромной - его резко закрутило, словно, он попал в этот виртуальный смерч. Крутило так жёстко, что в глазах полопались сосуды.

Движение резко остановилось. Желудок Виталика сжался, и его вырвало в специально предназначенную для этого ёмкость, перед его лицом. Грудь прошибла резкая боль, будто в неё что-то вонзили. В уши Виталика ворвался писклявый голос:

- Кресло, кресло, кресло, кресло, кресло, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, кресло, кресло, кресло, кресло, кресло, кресло, кресло, кресло, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, Дарик, кресло…

Виталика вновь вырвало. Он увидел перед собой стены игрового зала и сразу понял, что это не настоящий зал, а виртуальный, потому что сидел он без шлема посреди этого зала в кресле номер три. Других кресел в зале не было. Он покрутил головой, разглядывая стены и стол в углу, и двери в раздевалку. Ему даже удалось слегка наклонить голову и увидеть собственные колени. Но вот выбраться из этого кресла ему никак не получалось. Правая рука была крепко сжата. И тело невозможно было оторвать от спинки, словно его пригвоздило к ней большим и острым ломом. Все попытки вызывали сильнейшую боль внутри грудной клетки.

Этому надо положить конец! Я сделаю всё, что только могу для этого! Виталик заскрипел зубами, думая, как же ему победить игровое кресло.

Где найти его слабое место? Неужели оно будет крутить и вертеть его, пока не разорвёт на части? «Думай! Думай! Думай!», - стал он приказывать себе.

В его ушах, разъедая разум, звучали два слова, правда уже последовательно друг за другом:

- Дарик, кресло, Дарик, кресло, Дарик, кресло, Дарик, кресло, Дарик, кресло…

Уши Виталика сжали металлические пластины, обтянутые кожей. Кресло стало медленно крутить запястье правой руки. Пластины резко повернули голову влево на сто десять градусов. Хрустнуло что-то в шее. Времени ни на какие мысли у Коломбовского больше не оставалось. Кресло не давало ему никаких шансов. Виталик закрыл глаза.

И его взор опять понесло. Движение его ускорялось с каждой секундой. С разных сторон мелькали пролетающие вереницы точек и линии разных цветов, и всё это сопровождалось яркими вспышками. Скорость движения стала невероятной. А затем его выбросило в темноту. И наступила тишина. Виталик уже не мог открыть или закрыть глаза: ресницы, как и всё его тело, не подчинялись ему. На какое-то мгновение Коломбовский почувствовал себя счастливым, потому что боль исчезла со всеми физическими ощущениями.

Поначалу Коломбовский пытался осмыслить, что вообще произошло. И пришёл к выводу, что его душа покинула тело, сохранив способность размышлять и анализировать. А тело, скорее всего, закончило свой жизненный путь в этом дурацком кресле. Затем Виталик вспомнил о своей дочери и жене, и распереживался о том, как они будут там без него. Время шло, и ничего не происходило. Новое состояние было настолько мучительным, что ему хотелось только одного: лишь бы его сознание полностью отключилось, что бы он вообще перестал существовать в форме раздирающих душу мыслей.

Тишина длилась очень долго. Просто тишина, и ничего более. С этой тишиной невозможно было ничего поделать. Казалось этому не будет конца...

О чём он только не думал в это время, о чём только не переживал – всё вызывало сильную душевную боль. Всё это превратилось в агонию, идущую по кругу. Мысли его постоянно возвращались к жене, дочери, матери и отцу. К тому, что он их никогда больше не увидит, не прикоснётся к ним, не поговорит по душам, ничем не поможет, не попросит прощения за некоторые свои нехорошие поступки. Возможно он попал в ад и горел в своих собственных мыслях.

А потом он потихоньку смог заставить себя переключаться на другие мысли. Душевная боль слегка утихла. Он долгое время думал о техническом прогрессе, какой он стремительный, и хоть его анализируют сильнейшие умы: почти никого в реальности не волнует, к чему он ведёт, что каждое новое техническое изобретение всё сильнее влияет на окружающий мир, деградирует человечество и постепенно его уничтожает. Современные дети давно стали заложниками дисплеев мобильников, планшетов, компьютеров. А что будет с детьми этих детей? Возможно они вообще не будут выходить из дома, и их будет устраивать полная виртуальная жизнь: более яркая и эмоциональная, но бездушная и неестественная, лишённая настоящих свершений.

А затем он услышал голос мальчика, так отчётливо, словно тот стоял в нескольких шагах от него:

- А можно в третье кресло!

- Нет, нельзя! – завопил внутри себя Виталик. – Я в нём сижу!

- За ради бога! – раздался в ответ голос Ирины. - В это так в это! Устраивайся поудобнее. Куда полетим сегодня?

- Только не на Дикитон! – хохотнул мальчишка. – Я там серьёзно нашкодил.

- Ладно, сам выберешь, куда тебе лететь.

Послышались шаги. К Виталику кто-то приближался. Точнее к его уху.

- Ого! – заорал в это самое ухо от восхищения пацан. – Я видел, как оно чуток повернулось ко мне.

- Кто?

- Кресло. Оно прямо дёрнулось в мою сторону.

- Тебе показалось.

Где я?! Что я?! Почему я только слышу голоса, но ничего физически не ощущаю?

Неужели я стал креслом? Бред какой-то!

Эй, я здесь! Я в третьем кресле! Выпустите меня! Освободите! Я не хочу больше играть в ваши игры!

Как же выдержать это бесконечное безумие!

- Ааааа! – Виталик опять заорал. Но конечно же его никто не услышал. Этот крик утонул внутри него самого, а точнее внутри того, чем он стал.

- Кресло само по себе задрожало! – взвизгнул мальчишка. - Я это тоже почувствовал. Оно особенное, я вам говорю!

- Не придумывай! Не надо придумывать того, чего нет. Кто-то один всё это напридумывал, и вы теперь все хором повторяете.

Виталик не мог поверить, что слышит подобное. Какое к чёрту кресло! Это невозможно! Как человек может стать креслом? Безумие какое-то.

Потянулось время. Каждая секунда такого существования рвала на части его разум. Он орал, рыдал, пытался себя убедить, что это неправда, что всё это просто игра его разума.

Это стало очередной катастрофой для него, так же, как и потеря контроля над своим телом. Предположение, что он стал креслом, подтвердилось. В него усаживались разные люди. Каждый раз он слышал их приближение к нему. И хоть их эмоции и крики были разными: от восхищения до полного ужаса - все они вставали после окончания игры и покидали зал.

Вскоре Виталик стал узнавать самых заядлых игроков, которые практически все свои деньги тратили на развлечения, которое им дарили: кресло, блестящий костюм и шлем на голове. Коломбовский конечно же их не видел, но его «сознание», или точнее то, во что оно превратилось, отчётливо рисовало всё это внутри себя.

Однажды Виталик услышал очень интересный разговор:

- Здравствуйте, проходите… вы у нас уже были? Тогда садитесь в третье кресло.

- О, я обожаю это кресло, - сказала какая-то женщины совсем рядом. – Скажите, а это правда, что у вас в этом кресле шесть лет назад погиб человек, типа его разорвало на части, вы это видели, но ничего не могли с этим поделать?

- И вы туда же?! Ну вам самой не смешно? Это байки конкурентов.

- Если б я в это верила, - захохотала женщина, - я бы никогда не села в него. Но легенда мне нравится, придаёт острых ощущений.

- В какую игру бы вы хотели сегодня поиграть?

- Мне рассказывали про «бассейн»… говорят очень интересная!

Просмотры: 143

Чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео, подписывайтесь на наши страницы Вконтакте, Facebook, Twitter и на наш Telegram.


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!