Фэнзона

Она вернется

БиблиотекаКомментарии: 0

Он сидел на полу. У него не было сил подняться. Прислонившись к стене, он тяжело дышал, как после долгой пробежки. Волосы, еще недавно аккуратно зачесанные назад и уложенные лаком, растрепались. Черная как смоль челка прилипла к широкому, мокрому от пота, лбу. Тонкие, бледные губы сильно дрожали - больше не было и намека на счастливую улыбку, в которую они изгибались некоторое время назад. Темно-карие глаза бесцельно смотрели в пустоту. Взгляд застыл. Но все же можно было рассмотреть, что где-то в глубине его темных глаз еще вспыхивают огоньки ужаса и страха. Белая рубашка изрядно пропиталась кровью: большое пятно на правом плече все больше и больше наливалось алым цветом. Он чувствовал, как теплые струйки медленно ползут по плечу, потом перебираются на предплечье и устремляются вниз, к кисти, которая безвольно распростерлась на холодном кафельном полу. В скором времени на красивой керамической плитке нефритового цвета образуется некрасивая лужица темно-алого цвета. Плечо взрывалось резкой болью. Как только он ощущал, что изувеченную ключицу пронзает острое чувство, похожее на мощный электрический разряд, тихий стон срывался с пересохших губ. Боль заставляла дрожать все его тело, а левая кисть до хруста костей невольно сжималась в кулак. Но все же он был жив.

Он оторвал голову от стены. Она с трудом слушалась его и больше походила на болтающуюся голову болванчика, которые автолюбители устанавливают в салонах автомобилей. Преодолевая боль, стиснув зубы, он перевел затуманенный, почти безжизненный взгляд налево от себя: в темном коридоре, в метрах трех от него лежало тело. Свет с прихожей едва касался ног незнакомца, все остальное бережно окутывала тьма. Он прищурил глаза, стараясь так немного перехитрить тьму, попытаться рассмотреть то, что она скрывала. Тело неподвижно развалилось поперек узкого прохода: одна нога была неестественно согнута в колене, а лужа крови, намного большая, чем под его рукой, все больше и больше разливалась под телом. Грудь незнакомца не вздымалась от вздохов и выдохов, черты лица, хоть и смазанные густыми тенями, исказила маска смерти. Теперь он смог улыбнуться: он жив, а его противник мертв. Вместо счастливого выражения, какой вид его лицо приобретало еще утром, оно приобрело вид свирепый, звериный.

Потом он вспомнил о ней. Его глаза беспокойно забегали: скоро она вернется. Она вернется и увидит эту страшную картину! Она испугается, а он очень не хотел пугать его. Левой рукой он уперся в пол и попробовал приподняться, но тут же невыносимая боль снова пригвоздила его к полу. Крик отчаяния вырвался из его беспокойно вздымающейся груди, он прикусил нижнюю губу и тихонько заплакал.

Хорошо, подумал он, надо немного передохнуть. Собраться с силами, а потом подняться. Я должен, хотя бы ради нее! Ведь она скоро вернется!

А как хорошо начинался этот день! Ласковое теплое солнце пробудило его от глубокого сна. Ему снилась она. Она смотрела на него большими светло-зелеными глазами. В этих огромных прекрасных океанах его душа тонула; он чувствовал, как погружается в их чарующую красоту, как все его чувства подчинены ее восхитительному взгляду. Ее тонкие брови немного изгибались, когда она смотрела на него и он трепетал перед ней, не в силах проронить и слова. Пышные рыжие волосы были слегка взъерошены и прикоснувшись к ним, вдохнув их запах, он думал, что попал в дивный сад, ароматы которого вскружили ему голову. А ее улыбка... Когда она улыбнулась, немного загадочно и таинственно, он захотел разгадать все тайны, которая скрывает ее душа. Именно поэтому жаркие прикосновения солнечных лучей он принял за прикосновения ее нежнейших рук. С легкой грустью, пробудившись, он расстался с мыслью, что это был всего лишь сон. Но потом широкая улыбка озарила его лицо: он знал, что сегодня они обязательно встретятся.

По радио крутили очередной хит группы "Градусы", который намеревался взлететь на верхние строчки хит-парадов. Он не особо понимал смысл песни, но мелодия ему нравилась. Стоя в ванной перед зеркалом, он тихонько напевал ее себе под нос. Острой бритвой он неудачно скользнул по подбородку: тут же небольшая царапина быстро начала наливаться ярко-красным цветом.

- Проклятье, - бросил он своему отражению в зеркале. - Не хватало еще явиться на свидание изрезанным!

Он нахмурил густые темные брови, собирая на лбу несколько глубоких морщин, а затем потянулся к салфеткам: он должен сегодня выглядеть идеально. Предательский поступок бритвенного станка немного расстроил его. Но потом он снова вспомнил о ней. Улыбка невольно заползла на губы и приподняла их уголки вверх. Все будет сегодня идеально, подумал он, и никакие царапины не испортят нашу встречу. Она слишком добра ко мне, чтобы замечать такие глупости.

Они работали вместе. Он вспомнил как она улыбалась, когда она говорила с ним. Как легонько тронула за руку, отчего ему показалось, что в глазах вспыхнули яркие разноцветные искры, а колени невольно задрожали. Тогда он стоял перед ней как мальчишка, а голос будто бы пропал. Он стоял и слушал ее, хлопая глазами, чувствуя как мерзкие капельки пота побежали по его могучей спине. Она бросила ему пару фраз и ее прекрасный голосок ласкал его слух. Ее голос заставил обыкновенные слова стать для него волшебным заклинанием, которое он потом еще не раз проговаривал про себя.

- Сегодня все будет по другому, - уверенно бросил он зеркалу и подмигнул. - Сегодня она увидит, что я веселый и интересный человек.

Яичница и горячий кофе казались сегодня отличным завтраком. Сегодня все для него было отлично. Даже соседский кот, который опять пометил именно его коврик перед входной дверью, не мог изменить отличного расположения духа. Выскочив из подъезда, он обратил внимание, что опять напевает ту песню, которую услышал по радио. Раньше он никогда не напевал мелодии, тем более вслух, а эту песню он "прогонял" через свои голосовые связки уже не один раз. Это не ускользнуло от внимания Петра Ивановича, который утром любил расположиться на скамейке перед домом. Каждое утро он встречал здесь жителей подъезда. Из-под легкой, сетчатой кепки, опершись на старую трость, бесцветными глазами он внимательно наблюдал за каждым, кто утром выходил из дверей подъезда, запоминая их манеры, привычки и настроения. Сейчас лицо старика озарилось улыбкой, пропал хмурый, подозрительный вид. Возможно, он удивился внезапному преображению соседа, который почти вприпрыжку вышел из подъезда, напевая песню. Возможно, он вспоминал, что когда-то давно тоже был влюблен и точно также напевал какую-нибудь песню, радуясь любому предмету, на который опускался его жизнерадостный взгляд. А возможно старик радовался хорошей погоде: солнечный свет согревал его старые кости, а свежий ветерок приятно тревожил его сухую морщинистую кожу. Так или иначе, мечтательный взгляд Петра Ивановича еще долго смотрел ему в след.

Она была на работе до самого вечера, а он взял отгул, поэтому было достаточно времени подготовиться. Он хотел сделать ей сюрприз. Он хотел удивить ее. Он хотел, чтобы этот вечер она запомнила навсегда. И самое главное, он хотел чтобы этот вечер они провели только вдвоем.

Цветочник был обрадован, когда он купил в цветочной лавке самый дорогой букет. Смуглый усатый продавец расплылся в улыбке и сказал:

- Такой красивый букет достоин самой красивой девушки!

- Да, вы правы, - коротко бросил он, сильно увлеченный мыслями о предстоящем вечере. Аккуратно обхватив букет, он поспешил через дорогу: нужно было успеть купить еще кое-какие вещи. Он обратил внимание, что опять напевает песню - и ему это нравилось.

Он шел по тротуару и чувствовал, как прохожие смотрят ему в след: женщины с завистью, а мужчины с одобрением. На нем была аккуратно выглаженная белоснежная рубашка; на черных брюках не было ни единой лишней складки и ботинки были начищены до блеска. От него пахло хорошей туалетной водой, аромат которой мог соперничать с чистым горным воздухом по своим пьянящим душу качествам. А лицо, озаренное счастьем, приносило прохожим не меньше радости, чем яркое солнце. Водитель проезжающий мимо машины пару раз коротко посигналил, обратив внимание на высокого мужчину с роскошным букетом цветом. Он помахал ему вслед рукой.

Это все для тебя, дорогая, думал он. Все для тебя.

Теперь весь план рухнул, как карточный домик. Он со злостью опять посмотрел на бездыханное тело в коридоре: именно этот человек разрушил его радужные мечты, скомкал конец доброй сказки, которая продолжалась целый день. А ведь он хотел всего лишь защитить ее от этого человека. Хотел спасти.

Когда он открыл дверь ее квартиры, когда увидел этого человека, он понял, что она в большой опасности. Вор или убийца? - мелькнуло в его голове, перед тем как он откинул букет в сторону.

Эффект внезапности помог ему. Незнакомец был сильно удивлен, когда он с диким криком, больше похожим на рычание дикого зверя, накинулся на него. Он не помнил, как смог свалить незнакомца: ярость затуманила его разум, пелена бешенства застилала глаза. Он только помнил как вцепился руками в шею незнакомца и начал сильно на нее давить. А потом он невольно посмотрел ему в лицо.

Может он был убийцей или вором, но он точно был застигнут врасплох. Гримаса ужаса и боли, вызванная его крепкой, стальной хваткой, потихоньку пробиралась на лицо незнакомца. С бледнеющих губ, раскрытых в полу крике, срывался хрип. Незнакомец попытался скинуть его, но он уже удобно расположился на его груди, всем своим весом прижимая извивающееся тело мужчины к полу. Глаза незнакомца недоуменно взирали на него, его взгляд молил о пощаде. Но он не собирался останавливаться: он понимал, что незнакомец очень опасен. Он не знал почему, но он это чувствовал. Стоит ему расслабиться, как незнакомец сам вцепиться в него. А еще он понимал, что очень хочет защитить ее от этого человека. Поэтому его руки, которые превратились в хищные безжалостные когти, сомкнулись на шее с такой силой, что ужасный хрип едва мог просочиться сквозь стиснутую глотку.

Что-то острое вонзилось в его плечо. Он почувствовал, как какой-то предмет, разрывая кожу, пробивая кости, врезается в его плоть. Затем последовала резкая боль, да такая, что он вскрикнув, резко ослабил хватку и скатился с незнакомца на пол. Необъяснимый жар быстро объял плечо, как пламя спичку, а боль усиливалась.

Незнакомец, жадно хватая ртом воздух, продолжал кататься по полу. Со стороны это могло выглядеть смешно и нелепо, если бы не знать, что минуту назад этот человек едва не умер. На его шее виднелась некрасивая красная полоса, которая отдаленно могла выглядеть как своеобразный ошейник. Иногда незнакомец бросал тревожный взгляд на него, но он даже не думал смотреть на своего противника. Он недоуменно уставился на свое плечо, где, как не до забитый гвоздь, торчали ручки ножниц. Он не успел обратить внимание, что у незнакомца в руках были ножницы. Возможно, незнакомец хотел использовать их как оружие против нее. Мысли о том, что вместо ее хрупких плеч, а возможно и сердца, этот предмет вонзился в него, немного успокаивали. Мысль о ней помогла ему. Ради нее он должен не сдаваться. Ведь она скоро вернется, а этот человек, отдышавшись, снова будет представлять опасность.

Тихо шепча ее имя, он схватился здоровой рукой за ручки ножниц. Тут же новая волна боли пронзила его плечо и быстро расползлась по всему его телу, отчего из его груди вырвался громкий крик. Правая рука уверенней и крепче вцепилась в ножницы: все его тело задрожало, а левая рука повисла и стала похожа на руку тряпичной куклы. Легонько потянув ножницы вверх, он ощутил как сталь вцепилась в его кости. Крик перешел в рев, голосовые связки готовы были лопнуть от напряжения. Незнакомец перестал кататься по полу: теперь его соперник тоже сел и с ужасом, и страхом наблюдал за происходящим. Глаза незнакомца сильно округлились, этот человек не мог оторвать взгляда от него. Наверное, незнакомец думал, что после этого удара, он больше не сможет сражаться, он сдастся.

Нет, зло думал он, ты не знаешь, на что я способен ради нее!

Он чувствовал, как ножницы, совсем чуть-чуть поддались его действиям. Но боль при этом он почувствовал невыносимую. Новая порция рыка вырвалась из его груди. Незнакомец продолжал безмолвно наблюдать за происходящим. Еще усилие: из плеча показались окровавленные лезвия. Он подумал, что возможно это какие-нибудь хирургические ножницы с изогнутыми концами - мало ли, что незнакомец хотел сделать с ней?

Он опять напряг мышцы: из раны показался крепежный гвоздик. Кровь, как огненная лава из жерла вулкана, все сильней и сильней вырывалась из плеча.

"Я не хочу, любимая, чтобы ты попала в руки этому чудовищу! Я смогу защитить тебя", на его глазах выступили слезы. Он собрал остатки сил и резким движением, которое сопровождалось неприятным хлюпающим звуком, вырвал ножницы из плеча. Голова закружилась, тошнота подступила к горлу, он ощутил как теряет силы и падает в обморок.

Он увидел ее лицо. Вокруг была кромешная тьма, но ее милое лицо озарял невидимый свет. Она смеялась: весело и громко. Звук ее голоса разливался в его голове, заставлял сердце все беспокойней биться. Вроде она что-то сказала, но он не услышал. Он слышал только смех. Он попытался вытянуть руку, чтобы дотронуться до ее волос, но его тело словно парализовало. Тьма становилось все гуще, ему становилось все тяжелее дышать. Но самое страшное, ее лицо становилось все дальше и дальше от него. Он все глубже проваливался в бездонную мрачную пропасть.

"Нет! Нет! Нет! - он погружался в глубокий, темный омут. Все звуки исчезли, а тело, теперь не подчинявшееся ему, парило в невесомости. - Ради нее я должен продолжать сражаться! Она же скоро вернется!"

Он заставил себя резко вынырнуть из небытия. Перед глазами все продолжало расплываться. Но все же это было лучше, чем полная тьма, которая его едва не затянула. В висках стучала кровь, тело, взмокшее от пота, дрожало. Незнакомец продолжал сидеть напротив и хлопать глазами.

- Думаешь, это все? - выдавил он, сопротивляясь приступам тошноты. Он перевел взгляд на рану и хмыкнул, вспоминая утренний порез бритвой. - Это всего лишь порез. Она слишком добра ко мне, чтобы замечать такие глупости!

Правой рукой он потянулся в карман куртки. Перед тем как прийти к ней на свидание, он зашел в магазин и купил небольшой перочинный нож с широким небольшим лезвием. Когда он взял нож в ладонь, он понял, что они созданы друг для друга. Он не знал, зачем ему понадобился нож, но он чувствовал, что он ему пригодится. Как чувствовал то, что человек напротив представляет опасность. Теперь нож оказался как нельзя кстати.

Он вытащил его из кармана: пластиковая красная ручка с забавным изображением обезьяньей головы удобно расположилась в его кулаке. Легким нажатием большого пальца, он выпустил лезвие наружу, а затем изподлобья зло посмотрел на незнакомца.

Тот уже понял, что ему снова грозит опасность. Мужчина пополз, стараясь убраться от него подальше. Но он был сильнее тучного незнакомца и быстрее. Даже изувеченная рука особо не мешала ему: сил ему придавала любовь к ней.

Вскочив на ноги, в один прыжок он достиг незнакомца, который успел отползти в узкий темный коридор. С диким криком, хватая мужчину за волосы, он опустился коленом на его спину, прижимая тело незнакомца к полу. Мужчина тоже закричал. Кажется незнакомец пытался молить о пощаде. Но было поздно. Он превратился в неукротимого зверя, фанатично следующего за одной целью: убить своего врага. Не размышляя ни секунды, он высоко поднял нож, а потом молниеносно опустил его на спину незнакомца. Лезвие, легко протыкая кожу, ужалило плоть. Он быстро вытащил нож, замахнулся и еще сильней опустил оружие на свою жертву. Лезвие воткнулось в лопатку. Он услышал как незнакомец застонал. Еще замах и нож безжалостно вошел в ребро. Чувствуя огромное желание, не в силах бороться с наваждением, он раз за разом опускал нож на спину незнакомца пока тот не прекратил шевелить руками и ногами, и стонать. Отбросив нож в сторону, тяжело дыша, он опустился на колени рядом с телом поверженного врага и перевернул его на спину. Бледнеющее лицо незнакомца исказила гримаса боли. Его стекленеющие глаза продолжали недоуменно взирать в пустоту. Мужчина был мертв, в этом не было сомнения. Этот факт вызвал на его лице хищную улыбку - он защитил ее. Ради нее он выжил в этой битве. Теперь ощущая усталость, внезапно навалившуюся на него, он пополз прочь из коридора...

Он сидел, собираясь с силами. Она скоро придет, поэтому ему нужно немного восстановиться. Он опять вспомнил ее лицо и улыбнулся. Может быть он поступил неправильно, когда аккуратно на работе выкрал ее ключ и сделал слепок. Может быть он был не прав, когда бесцеремонно ворвался в ее дом. Но он же хотел сделать ей сюрпиз. Да, кроме пары фраз и милых улыбок, она больше не выражала к нему никакой симпатии. В принципе, она всем улыбалась и вела довольно милые беседы, потому что была очень добра. Но он был лучше их всех! И сегодня она должна была в этом убедиться! Увидеть его не как скромного, угрюмого коллегу, а как мужчину!

У нее было на руке обручальное кольцо, выполненное в виде небольшой золотой короны. Он его хорошо запомнил. Такое же кольцо он увидел на пальце незнакомца.

"Ну и что? - думал он. - Он не достоин ее! Я в сто раз лучше! Тем более, я чувствовал, что он может сделать ей больно!"

Она скоро вернется. Он опять оперся на левую руку, но на этот раз, стиснув зубы, поднялся на ноги.

Да, думал он, она будет моей. Даже если она не захочет его видеть, он сделает все, чтобы она стала думать иначе. На нее у него еще остались силы. Он вспомнил о ноже. Пошатываясь, он поплелся в коридор, с приятными мыслями о том, что она скоро вернется.

Просмотры: 270

Следующий пост
Поезд 00:01:12
Предыдущий пост
Секс и смысл жизни
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 17,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!