Фэнзона

Призраки

БиблиотекаКомментарии: 0

Шикарная фраза! Давненько я не выкладывал в Библиотеку ЗУ своих рассказов! Сейчас думаю самое время это исправить)

В первом часу ночи Райан Гумбольт резко вскочил, превозмогая боли в спине, не оглядываясь на кровать, где еще дремала не растревоженная им жена, накинул халат и побрел в кухню. Райан вообще редко вставал ночью. Обычно он засыпал где-то примерно в 11 и спал, как убитый, до утра, пока над ухом не зазвенит будильник. Сидни это замечала и, бывало, даже подшучивала над ним по выходным: заводила будильник на будничные семь утра и сонно наблюдала за реакцией мужа, когда тот по привычке нажимал на кнопку и неохотно поднимался с кровати, чтобы накинуть халат и сразу пойти в душ. Сидни, конечно же, над ним смеялась, и как только Райан выходил из спальни, прижимала ладошкой рот, чтобы смех был не таким громким. Райан на это всегда обижался, но не скандалил, и с чувством выполненного долга обязательно досыпал до полудня.

– Райан! – Сидни, встревоженная его поведением, приподнялась на локтях.

Гумбольт даже не соизволил откликнуться, тогда Сидни оправила полы длинной ночнушки, стараясь отогнать остатки сна, и побрела на тусклый свет, шедший из кухни.

– Райан! – чуть тише позвала жена.

– Иди спать! – откликнулся осипшим голосом Райан, чем взволновал супругу еще больше.

Сидни остановилась на входе, почувствовав резкий запах табака. Строгий запрет на курение был нарушен, и теперь женщина была настроена решительно. Она вперила укоризненный взгляд на мужа, который стоял спиной к подоконнику и что-то прятал за спиной.

– Куришь! – строгим, не терпящим возражений голосом сказала Сидни. – Можешь не прятать, все равно тебе придется выбросить эту дымящуюся дрянь!

– Иди спать, Сидни! – настаивал муж, сдерживая подступающий к горлу кашель.

– Ты же бросил курить! Что ты мне обещал, Райан?! Ты мне обещал, что этой дряни в нашем доме больше не будет! И ты…

– Я знаю, что обещал! – резко оборвал ее Райан. Больше не пряча правую руку, туго затянулся сигаретой и небрежно выпустил в потолок клуб сизого дыма.

Сидни хотела было подойти к нему и вырвать сигарету, но Райан просто так не дался: открыл узкую створку окна и, как следует затянувшись, выбросил недокуренный окурок в летние ночные сумерки.

– Это все из-за новой работы, да? – предположила Сидни, вспомнив недавний разговор перед сном.

Она его тогда почти не слушала: была поглощена чтением одной интересной статьи в женском журнале, но кое-что все-таки вспомнила. Смягчившись и сменив гнев на милость, Сидни присела рядом, на край подоконника. С улицы дул прохладный ветерок, шум города настойчиво врывался в квартиру. Райан скупо молчал, и тогда женщина положила свою ладошку на его напряженную руку.

– На новом месте всегда тяжело осваиваться, но я знаю, ты отлично справишься.

Райан тяжко вздохнул, взволнованно привстал и, устремившись к холодильнику, достал последний кусок абрикосового пирога, завернутый в прозрачную пищевую пленку. Сидни, почувствовав настроение мужа, подала нож и вилку, но Райан воспользовался только вилкой.

– С чего ты это взяла?! – буркнул Райан с переполненным ртом, несколько крошек приземлились на стол.

– Как это с чего? Думаешь, я плохо тебя знаю?! – спросила Сидни, возмущенно приподняв изящные тонкие брови.

– Не знаю! – недовольно буркнул Гумбольт, ему явно не нравился этот разговор.

– Ты весь какой-то дерганный, ты мне можешь ответить, что тебя тревожит?

– Многое, – отрезал Райан, – меня тревожит о-о-о-очень многое! – с досадой вспылил он, внутренне понимая, что опять сдает свои позиции перед назревающим скандалом.

– Не понимаю, – Сидни села напротив и терпеливо стала ждать вразумительных объяснений. Услышав, как Райан тяжело вздыхает, она поняла, в чем дело, и теперь ее было не остановить.

– Не хочешь работать, так и скажи, Райан! Имей смелость в этом признаться! Сколько времени ты искал себе подходящую работу? Три месяца! Райан, вдумайся! Нормальные люди находят варианты за неделю, а ты искал три месяца! И когда тебе предложили что-то стоящее, с хорошей зарплатой, ты воротишь нос и боишься не справиться! Черт побери, Райан, я устала думать за тебя! Устала принимать мужские решения!

Райан не стал доедать пирог. Он вышел из-за стола и поспешил в спальню для того, чтобы взять свое одеяло и подушку и уйти досыпать на диван.

– Я с тобой еще не закончила! – истерично взвизгнула Сидни, когда Райан громко хлопнул дверью гостиной, примерно в двух сантиметрах от ее носа.

– Ну ладно, дорогой, – закипая от злобы, но как можно сдержаннее, произнесла Сидни. – Поговорим вечером, после работы… – и с этими словами она вернулась в большую просторную кровать, залезла под одеяло, но теперь долго не могла заснуть. Лишь немного приподнялась на локтях, когда услышала, как тихо, почти бесшумно приоткрылась входная дверь в дальнем конце коридора. Райан ушел.

***

Утро выдалось на редкость теплым, и это при том, что синоптики обещали дожди, а к середине дня еще и гром с молниями. Но в данный момент на горизонте Райан не заметил ни одной черной тучи. А это лишний раз подтверждало, что чужому мнению, а особенно синоптикам и политикам, слепо доверять не следует. Голова Райана сейчас была забита другим. Он думал не о погоде, и даже не о метеопрогнозах. Его сильно волновало взрывное поведение Сидни. С одной стороны, она, конечно, права. И Райан этого не отрицал, он действительно чувствовал свою вину и собственную несостоятельность. Это его неумение уживаться в рабочем улье! Правда, в свои 30 лет Райан поменял всего три работы. На последней ему очень нравилось во многом из-за того, что весь коллектив небольшой IT-компании состоял из интровертов. И, может быть, он бы работал там до сих пор, если бы не знакомство с Сидни Моллен. Первые два месяца были великолепными. Сидни не применяла к нему санкций, не читала нотаций о правильном образе жизни, не была против курения. Коллеги ему даже открыто завидовали: Сидни была холеной красавицей (она и сейчас мало изменилась, просто стала реже пользоваться косметикой). После свадьбы в Пасадене терпения и характера Сидни хватило только на следующие три месяца. Понеслась рутина…

Райан был просто вынужден уйти с любимой работы только из-за того, что жене не нравилась его зарплата. За что она и поплатилась. Женщина думала, что такие вещи решаются за неделю, если не раньше. Но с момента ухода Райана прошло две недели, и тогда Сидни всерьез задумалась о накопившихся за это время долгах по квартплате и кредитной карточке. Раньше она об этом не думала, ведь за все ее расходы несли родители, а затем Райан. Сидни устроилась продавцом в ближайший магазин парфюмерии. Отработав всего месяц и получив первую зарплату, она почему-то сразу решила, что теперь все "мужские" решения в доме принимает она, а к безработному Райану обращалась как к какому-нибудь нахлебнику. Ссоры и скандалы на этой почве возникали неоднократно, а иногда у Райана и правда складывалась такое впечатление, что в Сидни вселился какой-то мужик. Правда, иллюзия эта сразу же рассеивалась после нескольких минут примирительного секса. Сегодня все изменилось, когда Райан случайно натолкнулся на довольно странное объявление в утренней газете, которую нашел в своем почтовом ящике между вторым и первым этажами. Привычка проверять почту по утрам осталась у него после увольнения с последней работы.

"Считаете себя нестандартным? Не можете найти себе подходящую работу? Идите к нам! Мы примем вас таким, какой вы есть! Вам не потребуются навыки ораторского мастерства и хитрые уловки селфипродажи. Мы гарантируем вам высокую зарплату при минимуме обязанностей. Предложение действительно только до 13 апреля" – Райан прочитал это объявление 1 марта. В этот же день он решил проверить, соответствует ли объявление действительности: главный филиал компании "Соулс энд Ко" находился в семи кварталах от его дома, между 28 улицей и Бэтью-стрит.

Здание Соулс энд Ко произвело на Райана довольно сильное впечатление, во многом из-за аккуратного, немного вычурного хайтековского дизайна. Внутри же Райан смог убедиться в абсолютной серьезности прочитанного. Просторный холл, удобно расставленная мебель напомнили ему о недавнем визите в банк "Нюмини", где все было почти так же, только холл был до отказа заполнен злыми и уставшими от очередей людьми, а запыхавшиеся кассиры в маленьких окошках едва поспевали обслуживать всю эту толпу. Увидев со стороны, что ему предстоит вытерпеть на новом месте, Райан тут же отказался от предложения рекрутера и поспешил удалиться на улицу (разумеется, для скандальной жены он придумал другую версию). Здесь же все было иначе: холл был почти пуст, за исключением какого-то одиноко сидящего мужчины, читающего свежий номер журнала "Роллинг Стоун", и двух очаровательных девушек, одетых в строгие офисные костюмы, приветливо улыбающихся ему за администраторской стойкой.

Райан осторожно покосился на одинокого мужчину. Тот, не заметив его взгляда, увлеченно читал журнал, медленно перелистывая глянцевые страницы. Райан, пройдя к стойке через залитый солнцем холл, где стояли и улыбались симпатичные девушки, спросил:

– Здравствуйте, а как я могу поговорить с рекрутером?

– Вы по поводу работы? – вежливо поинтересовалась одна из девушек, в то время как вторая сосредоточенно что-то набирала на клавиатуре.

– Да, – подтвердил Райан, немного растерявшись от ее лучезарной улыбки. – Я по… – и перевел взгляд на выдающуюся из-под приоткрытой белой сорочки грудь второй девушки, – объявлению, – теперь он смотрел только в глаза первой.

– Ожидайте, пожалуйста, мистер Алазарс вас примет сразу, как только освободиться, – сказала первая девушка, игриво подавшись чуть вперед и воровато посмотрев на стоящую с ней рядом коллегу, и почти заискивающе спросила:

– Желаете ли чаю? Может, кофе?

Райан растерялся. Его еще больше смутило слишком раскованное, почти флиртующее поведение девушки. Но, если честно, такой необычный прием его очень устраивал. Возможно, он повел бы себя более сдержанно, если бы не та ночная история с женой и досыпание на неудобном диване в гостиной.

– А давайте! Кофе, – улыбнулся Райан в ответ.

– Пока можете присесть, – предложила ему первая девушка, – и что-нибудь почитать, – добавила вторая, не поднимая головы. – Роллинг Стоун, Форчун, Пипл, Форбс? Что предпочитаете? – спросила первая, заботливо выкладывая на стол самые свежие выпуски популярных журналов.

Выбор пал на Форчун. Райан присел чуть поодаль от незнакомца, читающего Роллинг Стоун, и, прикрывшись глянцевыми страницами, украдкой наблюдал за обращенными на него взглядами двух красоток. Вторая оторвалась от компьютера и теперь так же, как и подруга, поглядывала в сторону Райана. Что скрывать? Такое внимание ему было приятно. Приятно было почувствовать себя (хотя бы на время) свободным мужчиной! Это глоток свежего воздуха! Вскоре Райану принесли чашку крепкого ароматного кофе. Читая журнал и отхлебывая медленно остывающий напиток, он не замечал течения времени. Создавалось впечатление, что сюда можно приходить каждый день, подолгу оставаться в компании двух очаровательных особ, читать свежие выпуски журналов, попивать горячий кофе и пользовать бесплатный WI-FI. Чем не убежище от вечных нападок Сидни?

– Извините! – окликнула его одна из девушек, и Райан опустился на землю. – Мистер Алазарс готов вас принять, пройдемте со мной, – и провела его до лифтового зала, что находился правее и вдали от администраторской стойки. – Мистер Алазарс ожидает вас на четвертом этаже.

– А кабинет?

– Там нет кабинетов, удачи! – сказав это, девушка быстро упорхнула, оставив Райана наедине со странным дизайном и приближающимися звуками лифта. Причудливые картинки были везде: на стенах, потолке, и даже на полу. Если приглядеться, вполне можно различить будничные сюжеты из жизни людей, описанные в ярких и оптимистических красках. Даже ссора между супругами, которую Райан разглядел чуть левее от мыска своего правого, начищенного до сияющего блеска ботинка, выглядела не так страшно и тревожно, как реальная ссора с женой. Райан было подумал о том, что предназначение этой компании как-то связано с семьей и детством, хотя не был до конца в этом уверен…

Приехав на четвертый этаж, Гумбольт, как и предупреждала его девушка-администратор, оказался прямо в рабочем кабинете своего будущего работодателя. Его искренне изумлял простор и размах этого великолепного зала! Внимание молодого человека привлекала дорогостоящая мебель, огромные картины с причудливыми рисунками художников-импрессионистов, высокий потолок, богато украшенный искусно выложенной мозаикой и огромной хрустальной люстрой с широко раскинутыми лапами. Впереди он увидел большой ореховый стол, за которым его ждал мистер Алазарс, а за его спиной – огромный аквариумный экран, где плавали акулы и беззаботно порхали скаты. По обе стороны от экрана стояли две каменные скульптуры обнаженных пышногрудых красавиц, вооруженных большими греческими щитами и гладиями.

– Добрый день! – сказал мистер Алазарс, вставая со своего кресла и протягивая руку. Алазарс был невысок, худощав и молод, носил очки в изящной черной оправе, темный бардовый смокинг. Райан был несколько удивлен, что увидел в этом кабинете парня, больше смахивающего на студента-ботаника, рефлексирующего по ночам на порноролики из Интернета. Тем не менее, Райан все же предпочитал соблюдать дистанцию.

– Меня зовут Арчибальд Алазарс, – бодро представился работодатель, пожав руку Райану, на удивление последнего это рукопожатие получилось очень крепким и сильным.

– Райан Гумбольт, – ответил мужчина и осторожно, вежливо улыбнулся, поскольку никогда не общался с людьми такого высокого ранга.

– Пройдемте за мной, – улыбаясь, предложил Алазарс.

Усевшись в свое огромное кресло, подавшись вперед, он ждал, когда в кресле напротив устроится приглашенный гость.

– Честно признайтесь, мистер Гумбольт, вас привлекла высокая зарплата, или вы все-таки считаете себя нестандартным человеком? Отвечая на этот вопрос, я попрошу вас хорошенько подумать. Именно от того, как вы ответите, будет зависеть качество нашего с вами диалога, – сложив ладони пирамидкой, мистер Алазарс подался вперед.

Райан выждал некоторую паузу.

– Деньги, конечно… – неуверенно начал он, – никогда не бывают лишними, тем более, если бы вы знали мою жену… Но это не важно, – тихо вздохнув, продолжил: Я считаю себя нестандартным человеком.

Алазарс усмехнулся:

– Могу предположить, что вы, мистер Гумбольт, еще до конца не определились, нужна ли вам эта работа.

– Нужна, – уверенно произнес Райан.

– Работа всем нужна. Кому-то она даже нужнее, – сказал Алазарс, встав с кресла, подойдя к огромному аквариумному экрану и проведя рукой по плотному стеклу.

Райан даже вздрогнул, когда в стекло ударилась огромная туша с распростертыми во все стороны щупальцами. Даже был виден уродливый рот монстра, демонстрирующий острые, как бритва, зубы.

– Не пугайтесь вы так, мистер Гумбольт. Это всего лишь мой Декстер, – умиленно произнес Алазарс, поглаживая ладонью стекло. – Это единственный в своем роде гигантский спрут, к тому же, плотоядный…

– Извините, мистер Алазарс, что перебиваю. Мне хотелось бы узнать о вакансии, – прощебетал Райан, боязливо поглядывая на сжимающиеся и разжимающиеся челюсти головоногого гиганта.

– Да-да, конечно, – Алазарс отошел от экрана как раз в тот момент, когда плотоядный осьминог согнулся, выбросил вперед пару конечностей и забрался на проплывающего мимо кашалота. Огромная рыбина задергалась, стала извиваться, пытаясь скинуть тварь. Щупальца шевелились в такт большой голове монструазного спрута, появилась кровь, много крови. Секунду и багровый туман заволок плотное стекло аквариума. И все это происходило на глазах у Райана. От страшного зрелища его отвлек невозмутимый голос Арчибальда Алазарса.

– Мистер Гумбольт, перед тем, как я отвечу на волнующий вас вопрос, ответьте на мой…– Арчибальд подошел к впечатленному Райану и, положив руку ему на плечо, тихим, почти заговорщицким голосом спросил: – Как вы относитесь к кладбищам?

– Как вы сказали? – Райан повернулся, и в его глазах читался страх, а темно-серые глаза Алазарса, наоборот, радостно сверкали.

– К кладбищам, мистер Гумбольт, я спросил, как вы к ним относитесь? – пояснил Алазарс, степенной походкой возвращаясь в свое кресло. – Впрочем, если вы против…

– Я не знаю, что вам на это ответить, – Райан тщетно пытался прийти в себя после той расправы над кашалотом. Зубастый рот Декстера до сих пор злобно щелкал в его голове, он просто не мог думать ни о чем другом, кроме его ужасного рта, щупалец и багрового тумана, разлившегося по воде. – Hа кладбище я был всего два раза в жизни…

– Если согласитесь на мое предложение, мистер Гумбольт, на кладбище вам придется бывать чаще, чем в той же ванной, где вы каждый день чистите зубы, – последнюю фразу Алазарс произнес как бы шутя.

– Это… как-то связано с похоронным бюро, или вы нанимаете меня кладбищенским сторожем?

– Ни то, ни другое! Ваша работа сама по себе предполагает нестандартный подход, к тому же, с высокой зарплатой и щедрым выходным пособием, и это, не считая медицинской страховки и прочих льгот.

– Я согласен! – громко изъявил Райан, сам от себя того не ожидая. Во многом в его решении сыграли свою роль сварливость Сидни, ее недовольное лицо, сопутствующий скандал, если он опять вернется домой с еще одним проваленным собеседованием.

– Не спешите с этим, – мягко произнес Алазарс, подвинув к себе маленький миниатюрный звонок, стоящий между двумя работающими маятниками, – ваши слова насчет нестандартности еще следует проверить, не сочтите за грубость. Я бы не сомневался в вас, если бы вы мне сразу сказали о своей нестандартности, – Алазарс зажал кнопку звонка, и его приглушенное бренчание послышалось где-то вдали. Открылась замаскированная под картину дверь, в зале появилась высокая стройная брюнетка с модным каре, одетая в старомодное платье гувернантки, при этом очень бледная, она чем-то была очень похожа на Мартишу Адамс. Женщина подошла к столу, где сидели двое мужчин, и, учтиво поклонившись, искоса посмотрела на Райана.

– Вызывали сэр? – поинтересовалась она, голова ее была чуть приподнята, отчего Райан подумал, что, возможно, она является его заместителем.

– Знакомьтесь! Это мистер Гумбольт, наш соискатель, – сказал Алазарс, учтиво указав на Райана. Тот не растерялся и сразу же вытянул руку для рукопожатия, однако чопорная дама лишь сильнее сжала губы.

– Кларисса Кристрэндж, – сдержанно представилась женщина, спрятав свои холеные бледные руки за спину.

– Жаль, что не Мартиша. А то бы я подумал, что она сбежала со съемок четвертой части фильма, – подумал Райан и чуть было не засмеялся, однако его смех сдерживала чопорная атмосфера.

– Мистер Гумбольт, – обратился к нему Алазарс, взяв в руки звонок и игриво поглаживая пальцем вокруг кнопки, – Кларисса будет вашим проводником и наставником в период испытательного срока. Постарайтесь прислушиваться к ее мнению, ибо во многом решение о принятии вас в наши стройные ряды будет зависеть именно от ее рекомендаций, – сказав это, Алазарс вышел из-за стола и подошел к Клариссе, что-то шепнул ей на ухо, и она удовлетворенно улыбнулась в ответ.

Райан даже немного напрягся. Теперь Алазарс стоял спиной к аквариумному экрану, кровавый туман от кашалотовой крови почти рассеялся.

– Райан Гумбольт, – обратилась к нему Кларисса назидательным тоном учительницы средних классов, – идемте за мной! – в последней фразе слышались повелительные нотки.

– Сколько вам лет, мистер Гумбольт? – неожиданно спросила Кларисса, когда они вошли в лифт, и сама же в очень резкой форме ответила: – 27.

– Если быть точнее, – осторожно поправил ее Райан, – то все 30.

– По мне так вы выглядите моложе своих лет, – констатировала чопорная спутница.

– Это что, флирт?! – подумал Райан. – Мне кажется, что это подколка! Черт разберет этих проклятых чопорных стерв!

До выхода из здания они шли молча. Кларисса впереди, Райан сзади. Благо успел перемигнуться с двумя девушками-администраторами, правда, последние уже не отвечали ему такой взаимностью.

– Я извиняюсь, – нарушил молчание Райан, – но мистер Алазарс мне ничего на этот счет не объяснял, – Кларисса, услышав его голос, неохотно остановилась и также неохотно повернула голову. Райану стало не по себе от ее слишком пронзительного, почти прожигающего насквозь взгляда, но свой вопрос он все-таки задал: – Что я такого нестандартного должен делать на кладбище?

– Увидите, мистер Гумбольт, и если вы действительно считаете себя нестандартным, вы легко справитесь с сильными впечатлениями, – сказав это, Кларисса подошла к черной машине, что стояла перед парадным входом.

– Какими еще впечатлениями? – попытался спросить Райан, но она уже ждала его внутри, на водительском сиденье. Райан утомленно вздохнул и, хмурясь от неопределенности, залез на переднее сиденье.

***

Черный Вортекс мчался по Чикагской автостраде, нарушая правила. Кларисса искусно лавировала между спокойно едущими машинами, невозмутимо заезжая на встречную полосу, когда следовало обогнать слишком медленных водителей, и тут же очень резко возвращалась обратно на уже освободившуюся дорогу. Райан все это время сидел, вжавшись в сиденье и удерживаясь за верхний поручень, задерживал дыхание. Так он делал всегда, когда чего-то очень сильно боялся. Кларисса посматривала на своего пассажира с едкой злобной усмешкой.

– Скоро приедем, – негромко утешала она, всякий раз, когда видела его побледневшее от страха лицо и выпученные глаза, ожидающие от этой поездки всего, чего угодно.

– Вы не могли бы сбавить скорость? – вымученно произнес Райан, мысленно понимая, что слишком помедлил с этим предложением.

– Мы скоро приедем, мистер Гумбольт, – невозмутимо произнесла Кларисса, ловко обгоняя мчащийся впереди серый Шевроле.

– Вы мне это уже говорили, – сказал Райан, сдерживая рвотный порыв.

– Разве? – насмешливо улыбнулась Кларисса, выжав педаль газа почти до 170 миль в час.

– Она психопатка, у нее точно не все в порядке с головой! Гребаный день! Когда же он закончится!? – сетовал Райан, ощущая себя заложником.

Когда они добрались до окраины города, появилось и мемориальное кладбище, но Кларисса проехала мимо.

– Нам разве не туда? – поинтересовался Райан.

– Мемориальное? – усмехнулась Кларисса. – Вы в своем уме, мистер Гумбольт?

– Сев в вашу машину, я теперь уже ни в чем не уверен!

– Успокойтесь, Райан, – произнесла Кларисса, держа одну руку на руле, другую положив ему чуть выше колена. Длинные лакированные ногти впились мужчине в ляжку, судя по тому, как женщина хищно облизывала губы, ей это дико нравилось. Зато очень не нравилось Райану.

– Что вы делаете? – вскипел Гумбольт, схватив ее за запястье и попытавшись откинуть привставшую к нему руку.

– Успокаиваю вас! Холодное спокойствие, мистер Гумбольт, вам скоро понадобится как никогда.

Удивительно, сколько же в ней было силы! Райан пытался приподнять впившуюся в него руку, но ему это не удавалось. Кларисса сохраняла чопорную невозмутимость и железную, непоколебимую хватку.

– Уберите от меня руку! – протестующе произнес молодой человек.

– Вам разве больно? – притворно удивилась Кларисса.

– Очень! Да! Черт побери, мне больно! – воскликнул Райан.

– Ну, хорошо! – согласилась Кларисса. Теперь обе ее руки держали рулевое колесо, а Райан ощупал ужаленное ее длинными когтями место. Крови, возможно, и не будет, но как объясняться с женой, которая была одной из тех женщин, которые замечают почти все!

Кларисса не пропустила крутой поворот на Харлем, сбавила скорость и, ловко вписавшись, ехала уже не более 80 миль в час, и все из-за кажущейся заброшенности этого места и очень плохой дороги.

– Теперь нравится? – поинтересовалась она.

– Почему нельзя было ехать с такой скоростью раньше?

– Потому что нельзя, – улыбнулась Кларисса, – и не забывайте, что вы во всем должны слушаться меня, если, конечно, хотите быть принятым на работу.

Райан сдержанно промолчал, предпочитая разглядывать полузаброшенные окрестности. Несмотря на то, что сейчас было всего два часа дня, создавалось впечатление, что здешнее солнце собирается к закату.

Если на Чикагской автостраде приходилось защищать глаза от слишком слепящего солнечного света, то здесь, среди всех этих кривых и черных деревьев, лишенных листвы, солнечные лучи сохраняли закатную желтизну, разливающуюся в синем облачном небе.

– Уже скоро будем на месте, – уже в который раз произнесла Кларисса.

Райан хотел было ответить "кажется, я где-то уже это слышал", но нашел в себе силы промолчать.

Уродливый лес впереди сгущался, кривые толстые ветви напоминали поля огромных спутанных терний, мертвых при свете дня и зловещих при лунном. Они выглядели, словно замершие щупальца земляных осьминогов. Райан разглядел впереди опутанную вьюном деревянную табличку: "Харлемский покой".

Кларисса остановила машину как раз перед узким въездом в заброшенное кладбище.

– Выходим! – скомандовала она. Обойдя машину и открыв багажник, Кларисса достала лопату и вручила ее Райану.

Тупо уставившись на инструмент, примерно с минуту он пытался осознать ее действия, прийти в себя, остановить зловещие и шокирующие догадки.

– Пойдемте, мистер Гумбольт! Время не ждет! Еще успеете на нее насмотреться! – Кларисса, захватив из багажника компактный черный чемоданчик, торопливо устремилась вперед, словно бывала здесь каждый день.

Райан на заплетающихся от страха и волнения ногах поплелся за ней. Ржавые ограды тонули в поросших сорняках и пожелтевших веревках вьюна, так же как и старые каменные надгробия, и дряхлеющие деревянные кресты. Справа от поросшей желтой травой аллеи виднелся серый каменный склеп, решетчатая дверь в него была отворена. Солнце не проникало туда, отчего создавалось впечатление, что в этом чернеющем мраке что-то есть, но оно все еще не решается выйти на свет Божий.

Кларисса неугомонно прошла дальше, вглубь кладбища и резко свернула налево, туда, где сложнее всего было идти. Остановилась возле невысокого надломанного надгробия.

– Прошу вас идти живее, мистер Гумбольт! – поторапливала мисс Користрэндж, вальяжно облокотившись о серый камень надгробной плиты.

– Откапывайте! – велела она, когда Райан подошел к ней.

– Что? П-прямо, в-вот так? – Райан трясущимися от страха руками воткнул лезвие лопаты в твердую и сухую землю.

– П-прямо в-вот т-так! – раздраженно передразнила его Кларисса. – Не стойте как истукан, копайте уже!

Райан не хотел раскапывать эту могилу, все внутри него протестовало. С одной стороны, на него наседала мораль, с другой – мучил страх перед мертвецами, с третьей – боязнь того жуткого склепа с открытой решетчатой дверью. Казалось, он видел в нем нечеткий человеческий силуэт и какие-то черные извивающиеся нити, тянувшиеся от него со всех сторон, но не имеющие возможности дотянуться до того, чего хотят. Вероятно, они желали заполучить Райана.

Было сложно черпать землю из-за сильной сухости, переплетенных толстых корней, которые успели прорасти здесь. Кларисса сдержанно наблюдала и неторопливо покуривала Camel, аккуратно присев на край ржавой ограды. Когда Райан терял силы и останавливался, Кларисса, будто почувствовав его тайный страх, предостерегающе кивала в сторону того каменного склепа, мол "не успеешь откопать, сам знаешь, что будет". Это и правда помогало, вопреки натертым на руках кровавым мозолям. Райан все же умудрялся копать быстрее, а ближе к середине у него в буквальном смысле открылось второе дыхание. Потом лопата стукнулась о крышку гроба. Кларисса оживилась, отбросила в сторону очередную сигарету и подошла к краю обкопанной ямы, напряженно наблюдая, как Райан внизу счищает с гроба землю. Когда он расправился с последним куском осевшей земли, Кларисса подала ему руку.

– Вылезайте мистер Гумбольт! Дальше я сама, – сказав это, она помогла ему выбраться из могилы. Райан был бесконечно рад, правда старался не выражать сильных эмоций в присутствии этой женщины.

Захватив чемоданчик, Кларисса спрыгнула вниз и поставила его рядом. Затем забрала из рук Райна лопату, подковырнула одну доску гроба, потом еще одну, пока не появилась высохшая мумия, на которой еще сохранились волосы. Именно их Кларисса и срезала, когда достала из чемоданчика ножницы. Дальше она развернулась к открытому чемоданчику, в котором Райан разглядел какие-то пробирки, жидкости и хирургические инструменты, аккуратно расставленные по правому и левому борту.

– Зачем вам это? – осторожно поинтересовался Гумбольт, но Кларисса не ответила. В этот момент она вынула из чемоданчика какой-то обернутый черной глянцевой бумагой флакон, откупорила крышку и вылила все его содержимое в пробирку, после просунула в узкое отверстие срезанные волосы мертвеца и размешала все это длинной посеребренной спицей, пока волосы окончательно не растворились.

– Мисс Користрэндж, – снова обратился к ней Райан. – Что вы делаете?

– Сейчас будем ждать… – сухо произнесла она, наблюдая, как некогда прозрачная пробирка начинает очень медленно темнеть.

– Чего ждать?

– –Мистер Гумбольт, не отвлекайте меня! Сегодня вы все поймете и без моих объяснений! Если нервничаете, закурите! У меня там еще остались сигареты.

– Спасибо, у меня есть свои.

– Тогда закройте рот! И больше ничего не говорите! – строгим назидательным тоном сказала Кларисса, почти так, как в первое их знакомство. Только сейчас ее голос был значительно грубее и злее.

– Скорее бы уже уйти отсюда! Боже, скорее бы! – нервничал Райан, посматривая в сторону темнеющего, не освещенного солнцем склепа. Черный таинственный силуэт стоял у выхода из открытой ограды, черные извивающиеся нити дергались, совсем как голова спрута, забравшегося на спину кашалота, в том злосчастном аквариуме мистера Алазарса.

– Подходит! – воскликнула Кларисса, поднимая на свет пробирку, окрасившуюся в фиолетовый.

– И что это значит? – спросил Райан.

– Это значит, что он нам подходит! – пояснила Кларисса и достала из чемоданчика толстоватый черный рулон, похожий на тот, что надевают на помойные ведра, только длиннее и объемнее. Отмотав положенную длину, Кларисса оторвала черный мешок и небрежно бросила его на гроб.

– Спускайтесь вниз и упакуйте тело в мешок! – велела женщина, самостоятельно и очень ловко выбравшись из могилы, словно проделывала этот трюк каждый день.

– Весь труп!?

– Как хотите, можете поместить его в мешок целым, а можете отрывать части тела и складировать их так, как вам удобно! Мне без разницы… – сказав это, она грубо подтолкнула Райна, и тот буквально провалился вниз. Гнилые доски гроба подломились от падения, ноги Райана опустились почти до самых колен.

– Вы что, охренели?! – воскликнул Губольт, с трудом подавляя приступ охватившего его бешенства и страха. – Дайте только вылезти! Уверяю, что не посмотрю на то, что вы женщина!

На что Кларисса лишь растерянно пожала плечами и притворно виновато улыбнулась.

– Уп-с, – сказала она, – сделайте это по-быстрому, нам еще возвращаться.

Вспыхнувшая злоба подавляла страх. Ожесточенно отломив третью доску, Райан самозабвенно обхватил шею мумифицированного мертвеца, отчего та отвалилась. Задержав дыхание, Райан сложил отломанную голову в мешок, затем потянул труп за тонкие сухие суставы, те также отломились, но это не помешало Гумбольту быстро и с остервенением сложить их в мешок.

– А вы лихо стали управляться! – рассмеялась Кларисса.

– Заткнись! – озлобленно бросил Райан.

Кларисса не стала его нервировать и отошла к ржавой оградке, затягиваясь сигаретой.

– Стервозная сука, – чуть слышно процедил сквозь зубы Райан.

– Я все слышу, мистер Гумбольт, – ничуть не расстроившись, оповестила Кларисса.

– Это приятно слышать! – отвечал Райан, укладывая отломанные части ног, с которыми пришлось немного труднее, чем с остальными частями.

Упаковав труп, Райан без помощи Клариссы выбрался из могилы, но сделал это очень неуклюже, отчего его выходной костюм (и без того грязный) превратился невесть во что.

Кларисса негромко хохотнула, когда Райан появился перед ней в таком непотребном виде, забрала у него мешок и торопливо поспешила на выход.

– А что с раскопанной могилой? – окликнул ее Райан, забирая лопату.

– А что с могилой? – крикнула она, не оборачиваясь.

– Мне закапывать ее?

– Если успеете, пока я буду заводить машину! – послышался торопливый ответ.

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы, держа в одной руке лопату, другой попытаться отряхнуть замызганный землей и пылью костюм. Райан чувствовал себя прескверно, убирая в багажник лопату и мешок с выкопанным трупом. Залезая в машину на свое прежнее место, он отчужденно произнес:

– Это мерзкая работа!

– Вам не понравилось? – поинтересовалась Кларисса, будто ей было не все равно, что он думает. На ее лице Райан заметил кривую саркастичную улыбку. – Хотите, чтобы я вас высадила прямо здесь? Хотите идти пешком до Чикаго?

– Не хочу, – вымученно отвечал Райан, опустив голову к испорченным ботинкам.

– Вот и славненько! – сказала Кларисса, сдавая назад…

***

К офису Соулс энд Ко они добрались уже ближе к сумеркам. Уже можно было увидеть, как багряные всполохи лижут розовеющее на горизонте небо, а облака обретают очертания медленно плывущих кораблей, сильно помятых штормом, словно бы десятки "Летучих голландцев" выстроились в одну длинную колонну, чтобы добраться до загробного мира не раньше, чем сядет закатное солнце.

Кларисса велела Райану забирать мешок и захватить ее компактный черный чемоданчик. Он не стал спорить, тем более что всю дорогу она с ним не разговаривала. И этот факт хотя бы почти его успокоил. Девушки, стоявшие за стойкой, были крайне удивлены появлением Райана. Вероятно, они ставили против него…

Дойдя до лифтов, Райан осторожно спросил:

– Это для мистера Алазарса, да?

– Для клиента, – бесстрастно произнесла Кларисса, – я же вам сказала, мистер Гумбольт, терпение, и вы все сами увидите.

Мысли о некрофилии будоражили его рассудок новыми кошмарами, рисующими в голове омерзительные сцены совокупления с трупами. И мужчины, и женщины представлялись обязательно богатыми и испорченными, уставшими от жизни ублюдками, ищущими новых ощущений. Войдя в лифт, Кларисса утомленно вздохнула, нажав на нижнюю кнопку.

– Едем в подвал?

– Не совсем, – сухо отвечала она.

– О чем я думал, когда соглашался на это? – чуть не заплакал Райан.

– Примите мои поздравления, мистер Гумбольт! – сказала Кларисса, останавливая лифт нажатием кнопки. – Вы первый из многих, кто дошел до финала.

– А было много? – настороженно спросил Райан, отпрянув к стенке лифта.

– Было… – сказала Кларисса, игриво расстегивая молнию вдоль шеи под ажурным гувернантским воротником, медленно высвобождаясь из-под платья. – Были многие, мистер Гумбольт… вы один из немногих… – и ее серое платье упало вниз, обнажая черное ажурное сексуальное белье с подвязками и алыми бантами на узорных чулках. Кларисса игриво коснулась тонких бретелек своих трусиков, подтянула их кверху и, хищно облизнувшись, томно произнесла: – Что-то сверкнуло между нами, я чувствую, мистер Гумбольт, очень… Чувствую… Коснитесь меня рукой, и вы поймете! Попробуйте… – сказав это, она схватила его за руку и прижала его ладонь к своей груди. – Сожмите! – велела она. – И чувствуйте!

Райан почувствовал, но не биение сердца, а сильное головокружение и полное непонимание того, что с ним происходит. Он держал руку на ее груди, она касалась его ладони обеими руками, с силой сжимала ее и с требующим вожделением смотрела ему в глаза.

– Возьмите меня, Райан, вы это заслужили! – сказав это, она запрыгнула на него и, обвив ногами, повалила на пол. Чуть левее от его головы лежал мешок с трупом, чуть правее – компактный чемоданчик. Райан не сопротивлялся, когда она расстегивала ему штаны, срывала все пуговицы с пиджака и сорочки. И вдруг он понял, что мертвая голова в черном запечатанном мешке повернулась к нему и сказала: "Выкопал, а теперь трахаешься у меня на глазах? Может, я мертв, но я тоже чувствителен к женщинам!"

Время, проведенное в лифте с Клариссой и трупом в мешке, можно было сравнить со временем, проведенным с женой после медового месяца.

Райан первым выбрался из лифта, когда Кларисса увлеченно поправляла подвязки на чулках. Нижний этаж Соулс энд Ко оказался неким подобием SPA-центра: огромный бассейн посередине, удобные пляжные лежаки, устланные белыми матрасами, кабинки с прозрачными дверцами наподобие мини саун. Чуть дальше и много правее от дальнего края бассейна Райан заметил что-то вроде пляжного бара с широкой стойкой и длинными полками.

В дальнем левом конце появился высокий лысый мужчина лет шестидесяти. Его обнаженное дряблое тело было прикрыто махровым полотенцем. Медленно и лениво ступал он к одной из кабинок, а затем уверенно вошел в одну из них, бережно закрыв за собой прозрачную дверь.

– Это он! – сказала Кларисса, неслышно подойдя к Райану, нежно поцеловав его в шею, лизнув ему щеку, оправила полы своего длинного серого платья, захватила черный чемодан и поспешила к двери, за которой скрылся неизвестный.

Райан стоял в стороне и наблюдал за тем, как Кларисса выдвигала небольшой замаскированный ящичек чуть правее от прозрачной двери, в которую вошел незнакомец. Именно туда она высыпала останки мертвеца, вытряхнув из мешка последнее, небрежно задвинула ящик обратно. Сделав это, она вернулась к Райану и, повиснув у него на шее, прошептала:

– Ему будет хорошо, – и поцеловала Райана в губы, но тот отпрянул.

– Ты обещала мне все объяснить! Так объясняй! – потребовал Райан, выдержав томительную паузу.

Кларисса отошла в сторону дальнего шезлонга и, снова освободившись от платья, расслабленно улеглась на нем, подложив руки под затылок. Когда Райан подошел к ней ближе, негромко сказала:

– Они все самоубийцы. Никто из них не хочет жить. Мы им помогаем взглянуть на мир иначе. Богачи тратят уйму денег на содержание психологов и их дешевые советы о внутреннем умиротворении. Обращаясь к нам, они тратят меньшие деньги, так как мы позволяем им видеть мир глазами мертвецов, – объясняла Кларисса, отчужденно пялясь в кафельную стенку.– Это жестоко и бесчеловечно, но, как сказал бы мистер Алазарс, это чертовски действенно! Во многом из-за отобранных им цветов, соответствующих одному из типов характера… – Кларисса поднялась и, схватив Райана за запястье, потащила за собой.

– Куда ты меня тащишь?! – сопротивлялся Гумбольт, когда Кларисса, сжимая его руку, причиняя неимоверную и почти нестерпимую боль, тянула его к одной из кабинок.

– Хочу, чтобы ты все понял!

– Но я не самоубийца! Выпусти меня! Мне этого не нужно!

Кларисса злобно улыбнулась, запирая кабинку.

– Ты сумасшедшая сука!!! Выпусти меня!!!! – кричал Райан.

– Не получится, – кривлялась Кларисса, наклонившись над вытащенным ящиком, в котором валялись высушенные части тела какой-то мертвячки. Проверив содержимое, Кларисса небрежно пнула его и задвинула обратно. В последний раз посмотрела на Райана: он продолжал истерично биться в крепкое стекло. Послав ему воздушный поцелуй, она ушла к лифту…

***

Арчибальд Алазарс подкатил к лунке восьмой по счету мяч для гольфа. Он любил держать себя в форме, тем более что на выходных его пригласил в загородный клуб Сэмюэль Готфри. Арчибальд просто не мог ударить перед ним лицом в грязь: последнюю игру они сыграли в ничью. И на выходных все должно решиться. В данный момент он ставил следующий мяч, но не успел по нему ударить: створки лифта открылись, из кабинки неторопливо вышла Кларисса Користрэндж.

– Здравствуйте, сэр, – буднично приветствовала она.

Алазарс отвлекся от игры, медленно подошел к своему рабочему столу и, аккуратно присев на его краешек, сдержанно поинтересовался:

– Как там наш новичок?

– Именно о нем я и пришла поговорить, – невозмутимо произнесла Кларисса, подойдя ближе.

– Сдулся? – без интереса произнес Алазарс.

– Вы удивитесь, если я скажу нет? – спросила Кларисса, сотворив некое подобие улыбки, на что Алазарс удивленно приподнял брови, но остался таким же холодным.

– Сэр, позвольте вмешаться в процесс, – попросила его Кларисса.

– Вмешаться в процесс? – Алазарс привстал и подошел к Користрэндж почти вплотную. – Не мне тебе объяснять, Кларисса, что мы не вправе вмешиваться в процесс очищения! Это запрещено! И собственно, почему это у тебя такие резкие перемены в характере? Ты никогда раньше себе такого не позволяла.

– Понимаю, сэр, вам, наверное, дико это слышать, но я люблю его!

Алазарс едва сдержался, чтобы не засмеяться. Отошел обратно к столу, вынув из выдвижного ящика два бокала, поставил их на стол, бутылку начатого коньяка достал оттуда же. Разлив его по бокалам, предложил один Клариссе, другой взял себе. И, тихо рассмеявшись, произнес:

– Шутка дня! Браво! Ты сегодня сделала мой день! – негромко похлопал в ладоши.

– Понимаю вашу иронию, мистер Алазарс, но я хотела бы все-таки заполучить мистера Гумбольта себе, и очень надеюсь, что вы мне в этом поможете.

Смешливая улыбка стерлась с лица Арчибальда. Он отпил из бокала и поставил его на стол, в то время как Кларисса не сделала ни одного глотка. Девушка стояла перед ним с невозмутимым видом, игриво поглаживая пальцем края наполненного бокала.

– Значит, не шутишь… – Алазарс резко посерьезнел.

– Не шучу, – отвечала ему Кларисса, – жду вашего решения.

– Увы, оно тебя разочарует, – Алазарс облизал резко пересохшие губы.

– Что ж… в таком случае… и я вас тоже… не обрадую, – в зале искусственный свет резко замерцал короткими вспышками, будто от перебоев в напряжении. Когда резко перегорели несколько люстр, Алазарс смотрел на побагровевшее лицо Клариссы Корисрэндж и ему становилось не по себе: она буквально буравила его злобным взглядом, ее алые ногти, будто удлинялись, закручивались. Огромной мощности удар пришелся на аквариумный экран, щупальца спрута и его уродливая морда распластались, словно питомец Алазарса сам был не прочь полакомиться хозяином. К тому же, пробивать экран ему помогали большие белые акулы.

– ЛЮБОВЬ, МИСТЕР АЛАЗАРС!!! МНОЙ ПРАВИТ ЛЮБОВЬ!!!

– Немедленно прекратите свои фокусы! Или я вас уволю! – кричал Алазарс, нервно вздрагивая от ударов акул и биения мощных щупалец о пока еще крепкое стекло экрана.

Створки лифта открылись, но света в кабине не было. Кажется, что-то невидимое выпорхнуло оттуда, пользуясь резкими перебоями в электричестве. Перегорела еще одна люстра. Теперь свет в рабочем кабинете Алазарса шел только от подсвеченного аквариумного экрана. Появились первые трещины, спрут пробил их.

– Не надо больше! Пожалуйста! Останови все это! Я обещаю подумать!

– Поздно, мистер Алазарс, – ухмыльнулась Кларисса и кивнула, чтобы босс обернулся.

Алазарс медленно повернулся. Его тело охватило пронзительным могильным холодом: за его спиной стоял высокий черный и безликий силуэт, от которого тянулись какие-то черные шевелящиеся нити, они опутали его тело, схватили за горло и душили. Алазарс уже задыхался, когда Кларисса царственно подошла к нему.

– Все, чего прошу у вас, это любви! Любви Райана Гумбольта!

– Будет! Все будет! Сделаю! – сдавленно прохрипел Алазарс.

– Вот бы так сразу, – снисходительно улыбнулась Кларисса.

Тень за спиной Арчибальда исчезла, аквариумные животные успокоились, в зал вернулся свет, несмотря на испорченные лампы.

На висках Алазарса появилась первая седина, а под правой брючиной образовалась желтая лужа. Он все еще дрожал, не желая верить в окончание кошмара. Кларисса насмешливо хмыкнула, опустив взгляд на образовавшуюся лужу, и ушла к лифту, снисходительно бросив:

– Занятно поговорили!

***

Райан лежал на скамье абсолютно голый. Вся его одежда валялась на полу, он чувствовал, что задыхается, но самое страшное было в том, что он осознавал, что ему уже никто не поможет. Закрывая глаза, он чувствовал, что проваливается куда-то, все вокруг чернеет, тело одолевает вяжущая слабость, в нем больше нет сил для борьбы.

Райан закрыл глаза и больше не открывал их. Странное ощущение настигло его в этот момент: будто бы он проваливается внутрь скамьи, где видит только непроглядную жарящую тьму, окружающую его, а потом все стихает, и только сумерки, длинная ночная дорога, окруженная лесом.

Райан был одет в свой выходной костюм, еще не тронутый могильной грязью. Мерный стук его ботинок по гладкому асфальту, пение цикад, запах ночи и свет полной луны, – все это было как по-настоящему. Райан огляделсяи вдруг услышал торопливое цоканье женских каблуков. Оно раздавалось где-то далеко впереди. Мужчина устремился туда, истово не желая бродить по ночной дороге в одиночестве. Пробежав несколько метров, он увидел виднеющейся вдали, одиноко стоящий силуэт. Райан замедлил шаг, попытался привлечь внимание незнакомки взмахами рук и окриком:

– Мисс!!! Прошу прощения!

Человеческая фигура отреагировала и устремилась прочь.

– Мисс! Я не причиню вам вреда! Я просто заблудился! Пожалуйста, не убегайте! – это подействовало, и человек покорно остановился. Несколько секунд – и Райан нагнал незнакомку. Она стояла к нему спиной, одетая в светлую джинсовую рубашку и длинную оранжевую юбку. Но больше всего его потрясли ее роскошные длинные волосы цвета темнеющего огня.

– Мисс, – осторожно обратился Райан, медленно вытянув руку, чтобы коснуться ее плеча, но почему-то не решался на это. – Вы… с вами все в порядке?

Незнакомка отрицательно покачала головой.

– Что с вами? В-вам п-плохо?

Она утвердительно кивнула и повернулась. Райан в страхе отпрянул: половина ее лица была обезображена какими-то металлическими осколками, застрявшими в коже и уродливо торчащими из разбитого в кровь подбородка, скул, разорванной в клочья щеки.

– Б-Боже… – Райан рванул наутек. Бежал, не оборачиваясь, но чувствовал могильный холод. Он не видел, кто за ним бежит, но, кажется, мертвячка вполне могла обойтись без догонялок. Он чувствовал, как она дышит в спину, даже когда ускорил бег, даже когда его лицо обдувал ночной холодный ветер, он не мог избавиться от чувства, что огневолосая преследует его. Это заставило его обернуться, но дорога была абсолютно пуста. Он решил не останавливаться. Вдруг темноту разрезала слепящая фара мотоцикла, послышалось отдаленное гудение мотора, что в какой-то степени успокаивало взбесившиеся нервы. Слепящий свет стремительно приближался. Райан предпочел отойти на обочину.

– Эй, красавчик! – присвистнул негромкий, но очень знакомый женский голос. В шуме ревущего мотора Райан различил голос Клариссы. А потом он увидел, на чем она к нему приехала, и это повергло его в глубокий ужас и шокирующий трепет: Райан узнал, что девушка-мотоцил – его жена Сидни. Ее искалеченное тело составляло единый корпус, из запястий и колен торчала крепкая железная ось, удерживающая переднее и заднее колеса, к разодранному животу крепились железные внутренности, лохматая голова была опущена вниз и крепилась под самой слепящей фарой.

Кларисса сняла черный мотоциклетный шлем, и это было, пожалуй, единственным, что на ней было. Воткнув его в оттопыренный руль, уверенно она поставила причудливый мотоцикл на подножку.

– Ч-что… – только и смог выдавить из себя до смерти напуганный Гумбольт.

– Н-ничего, – криво улыбнулась Кларисса, аккуратно поправив свои черные распущенные волосы. – Классная тачка, правда?

– Н-не п-подходи! Не смей подходить ко мне, дрянь! – протестующе воскликнул Райан, спешно пятясь.

– Ну что ты, любовь моя! Как я могу тебя обидеть! – томно приговаривала Кларисса, ступая босыми ногами по сухому асфальту и по пыльной грязной обочине. Райан упал в сухой кустарник, Кларисса насела на него, придавив его руки к земле, и жадно впилась ему в губы…

***

– Черт! Проклятый телефон выключен! – Сидни в который раз пыталась дозвониться до мужа. Близился поздний вечер. Тогда она привычно решила взять ситуацию под свой контроль. Ей не понадобилось долго собираться, чтобы выйти из квартиры. Накинув на плечи светлую ветровку и захватив сумочку, она, в общем, знала, откуда начать его поиски. Потребовалось несколько минут, чтобы выйти к улице, где стоял главный филиал компании "Соулс энд Ко". Именно туда Райан собирался устроиться на работу. Ей повезло, несмотря на поздние сумерки, офис еще работал. Самоотверженно пройдя через распахнувшиеся автоматические двери, Сидни изо всех сил старалась подавить в себе истерику, когда подошла к двум несколько удивленным ее появлением здесь девушкам.

– Чем могу помочь? – вежливо, но в то же время осторожно поинтересовалась первая администратор.

– Можете! – сказала Сидни, стараясь не быть слишком эмоциональной. – Я ищу своего мужа.

Девушки переглянулись, удивленно приподняв тонкие выщипанные брови.

– Его зовут Райан Гумбольт, я знаю, что он был у вас! И мне бы хотелось знать, куда он ушел, если он вообще уходил!

– Минуточку, – попросила вторая администратор, снимая беспроводную телефонную трубку. – Кхм, мисс Користрэндж, я очень извиняюсь за беспокойство, но тут пришла некая мисс, утверждающая, что в нашем офисе был некий мистер Гумбольт. Это так? … Угу… угу… хорошо… спасибо…

– Присаживайтесь, пожалуйста. Ответственный за собеседования менеджер сейчас подойдет.

– Так он был здесь, у вас?! – взволнованно воскликнула Сидни, едва справляясь с охватившим ее страхом и тревогой.

– Присаживайтесь, пожалуйста, – попросила вторая девушка, – к вам сейчас подойдут и все объяснят.

– Она скажет, где мой муж? В морге? В больнице, в ПОЛИЦИИ?!!

– Мисс, – спокойно парировала первая администратор, – эти и другие вопросы вы зададите ответственному за собеседования менеджеру, хорошо?

Сидни глубоко и рассерженно вздохнула и отошла к мягким креслам, на одно из которых уселась. С нетерпением она вглядывалась туда, где видела идущие вверх ступени. Вскоре к ней вышла высокая, очень стройная брюнетка, стриженная под модное каре, одетая в блестящий от неяркого света пиджак, строгие длинные брюки, черные туфли на высоком узком каблуке. Ее бледное, очень красивое лицо не выражало эмоций, сохраняло почти аристократическую чопорность.

– Чем могу помочь? – холодно поинтересовалась менеджер.

Сидни поднялась с кресла:

– Мой муж, Райан Гумбольт, проходил здесь собеседование. И мне очень интересно, где он сейчас. Вы можете мне сказать?

Менеджер коротко улыбнулась, указала на кресло:

– Давайте присядем, – предложила она.

– Я не хочу сидеть! Мне нужно знать, где сейчас мой муж! – потребовала Сидни.

– Ваш муж мистер Гумбольт, верно? – вопрос был задан, будто с намеренной издевкой, и Сидни это, кажется, почувствовала.

– Я разве непонятно говорю?! Райан Гумбольт, – членораздельно произнесла Сидни, – где он?

– Ваш муж и правда проходил у нас собеседование. И мы даже приняли его на работу, – спокойно разъяснила менеджер. – Кстати, сегодня его первый рабочий день.

– Вы издеваетесь?! Где сейчас мой муж?!!

– На работе! – отрезала менеджер.

– Хорошо, – осторожно выдыхая скопившийся клубок нервов, произнесла Сидни, – тогда почему он не позвонил мне? И не отвечает на мои звонки?

– Потому, что внизу телефонная сеть не ловит, – объяснила менеджер с усмешкой.

– Я хочу его увидеть! – потребовала Сидни.

– Это можно устроить, – согласилась менеджер, – пройдемте со мной…

Спустя несколько томительных и напряженных минут, Сидни оказалась на нижнем этаже компании "Соулс энд Ко". За ней по пятам следовала та чопорная девушка.

Она увидела Райана, одетого в стильный черный смокинг, в то время как уходил он в костюме, купленном на дешевой распродаже. Гумбольт самозабвенно сидел перед бликующим бассейном, как раз между двух распаренных кабинок, которые, по-видимому, служили сауной. Одна его рука лежала за спиной, другая – безвольно опущена между ног.

– Райан! – громко окрикнула Сидни. – Райан! Ну ты и козел! – увидев, что он на это никак не отреагировал, Сидни как будто впала в ступор.

– Что с ним? Он пьян! Вы что тут пили?!

– Мистер Гумбольт, – позвала его менеджер, – к вам пришла ваша жена, вы… кхм… в себе сейчас? – Райан медленно поднял голову, его пустой, бессмысленный взгляд блуждал между двух женщин.

– Райан, – более мягко позвала Сидни, – нет… он не пьян. Я знаю, каким он бывает, когда выпьет! Райан, милый… что здесь происходит?

– Мистер Гумбольт, – вторила ей менеджер. – С вами все в порядке? Может доктора… позвать, – в ее последних словах слышались нотки сарказма.

– Что вы с ним сделали? – Сидни подошла к мужу и потрогала его лоб. – Он же весь горит!

– Конечно, горит, – усмехнулась Кларисса, – он же человек? С чего бы ему не гореть?

– Сидни… милая… – тихо прошептал ей на ухо Райан, – сейчас то, что ты увидишь здесь, может тебе не понравиться.

– Дорогой, что с тобой? – поежилась Сидни, ласково коснувшись его щеки.

– Скоро все будет в порядке, обещаю… – сказав это, Райан вскочил с места, схватил топор, который все это время прятал за спиной.

Райан Гумбольт нашел его здесь, когда Кларисса отлучилась на вызов. А затем он пришел в себя, и Кларисса успела вытащить его на свежий воздух и, искупав в бассейне, заботливо уложить на шезлонг. Там же она призналась ему в вечной и безграничной любви, шептала о скорой свадьбе и упомянула о страшном мотоцикле, сделанном из его жены – Сидни Моллен.

– Ну надо же, сколько в тебе силы, любимый! – рассмеялась Кларисса, ловко увернувшись от сильного удара, раскрошившего плиточный пол.

– СУКА!!! – неистово кричал Райан, когда Кларисса каким-то невероятным и совершенно необъяснимым образом оказалась по ту сторону бассейна.

– Жду, любовь моя, иди же ко мне!

Сидни испуганно озиралась по сторонам, не понимая, что происходит. Вскоре она тоже участвовала в погоне за неуловимой ведьмой. Райан обежал бассейн и, замахнувшись топором на Клариссу, расколол голову своей жене. Ее лицо застыло в испуге, и женщина не успела почувствовать боли. Лезвие топора так и торчало у нее из головы, когда Райан прижал ее к себе.

– Любовь зла, любимый, о-о-о-очень зла… – сказав это, Кларисса ласково взъерошила Райану волосы на макушке.

– Ты убила мою жену… – сквозь зубы произнес Райан. Собираясь с духом, он отпрянул от тела Сидни и, пытаясь вытащить из ее головы топор, почувствовал, как что-то опутывает его сзади, сжимает, будто в тиски, и он не в силах пошевелиться. Перед глазами все поплыло, будто резко снизилось давление. Знакомый голос шептал ему вибрирующие слова:

– Дорогой, с тобой все хорошо? Пойдем домой, давай я помогу тебе встать…

***

Проснулся Райан уже в своей кровати под знакомое дребезжание будильника. Сонной и усталой рукой он сбросил его на пол, но тот продолжал заливисто звенеть.

– Я сама! – заспанным голосом произнесла Сидни, перелезая через Райана и поднимая будильник, чтобы выключить его.

– Надо вставать… – лениво произнес Райан, присев на кровати и стараясь отогнать остатки тревожного сна. – Знаешь…Сидни, что мне сегодня приснилось? Только ты не обижайся и не ругайся.

– Ммм… – Сидни приподнялась на локтях, – что?

– Мне снилось, что меня соблазнила ведьма, и я, замахнувшись на нее топором, убил тебя… там еще много чего было…

– Не бери в голову, это всего лишь дурацкий сон!

– Тебе сделать кофе? – поинтересовался Райан.

– Если вам это будет не трудно, мистер… – улыбнулась Сидни, но немного иначе, чем улыбалась всегда.

– Райан взял в руки будильник, посмотрел на время и дату.

– Чертовка, ты опять меня обманула! Сегодня же выходной!

– Ой, – рассмеялась Сидни, прижав рот ладошкой. – Извини.

– Сегодня ты не отделаешься "извини", – игриво произнес Райан, надевая халат и убегая в кухню.

Вдруг в дверь кто-то позвонил.

– Райан, я открою! – крикнула Сидни, когда услышала торопливые шаги мужа из кухни.

– Хорошо, – послышался бодрый голос.

Сидни накинула халатик поверх короткого неглиже и поторопилась к входной двери.

– Кто? – раздраженно спросила она.

– Здесь проживает чета Гумбольтов? – поинтересовался встревоженный женский голос.

– А что вам нужно?

– А кто вы? – спросила девушка.

– Тот же самый вопрос хотела бы задать я! – отвечала Сидни.

– Я подруга Сидни Моллен, Сандра Филкам.

– Я рада за вас. А от меня вам что нужно?

– Так вы не ответили на мой вопрос. Здесь проживает чета Гумбольтов?

– Нет! Мы новые владельцы этой квартиры! Убирайтесь отсюда! И больше не приходите! – рассерженно воскликнула Сидни. Убедившись, что девушка уходит, мисс Гумбольт проследовала на кухню.

– Кто приходил?

– Сектанты, соблазняли меня Библией, можешь себе это представить? – и рассмеялась, отчего Райану стало как-то не по себе.

Следующий пост
Финиш
Предыдущий пост
Капище
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 7,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!