Сладкие путы

ФэнзонаБиблиотекаКомментарии: 11

Григорий Неделько

Сладкие путы

«Страшные рассказы» - III

Джимми потерялся на шоколадном заводе и сам себе не смог бы объяснить, каким образом.

Казалось бы, он идёт за стройным рядком перешёптывающихся девяти- и десятилеток, одноклассников. И мисс Шмидт вещает своим немного скучающим, немного гнусавым, гундосым голосом о том, когда завод построили, когда и кто открыл и т. п., и т. п.

«Точнее, раньше он назывался фабрикой, - говорила она. – Потом стали звать заводом сменили, но смысл остался прежним...»

И ещё что-то в этом духе.

Сначала Джимми внимательно слушал, потом отвлёкся на разговоры с Мари и Дэмианом. Потом перевёл взгляд и внимание на смартфон, увлёкся «Говорящим Томом»... и потерялся. Да, так просто: когда он поднял взор от плоского экрана современной игрушки, никого не было – ни в пределах досягаемости, ни вообще вокруг.

Он звал – негромко, но всё наращивая голос – детей из класса и учительницу-руководительницу. Отвечала лишь тишина.

Догадавшись, что таким образом пропавших людей он не отыщет, Джимми начал бегать от одного коридора к другому, заглядывать в пустоту – и ничего не находить. Затем принялся открывать двери и всматриваться в то, что располагалось внутри. Не все двери желали быть открытыми.

Отчаяние и страх заползали всё глубже.

Наконец, добравшись до очередной двери – и, похоже, окончательно заплутав в хитросплетениях станции, - Джимми потянул за ручку и открыл себе доступ... будто бы в новое измерение.

Поражённый и шокированный, он с полминуты или минуту простоял на месте, чтобы после аккуратно зайти в помещение и прикрыть дверь за собой. Былые проблемы отступили на второй план, и даже опасность оказаться ненайденным, потеряться и умереть, эта опасность представала сейчас не больше, чем в облике наивной страшилки.

Вокруг высился и тянулся, простирался и охватывал кругом, тёк и стоял на месте шоколад.

Джимми внезапно почувствовал столь сильный голод, который словно бы и не одолеть обычным методом и привычной пищей.

- Привет, - раздался голос позади.

Подпрыгнув на месте от неожиданности, Джимми со страхом, но быстро оглянулся. Как ни странно, дверь не попала в его поле зрения – на этом месте находилось кресло. Из шоколада. И на нём восседал человек, очень странный человек! В тёмных, будто из горького шоколада же, одеждах.

- Заплутал? – спросил человек и улыбнулся.

Губы его тоже были черны, однако не отвратительной гнилостью, а необычной и необычайно привлекательной светло-коричневой шоколадностью.

- З... за... плутал, - с грехом пополам ответил Джимми.

- Да не бойся, я тебе ничего не сделаю. – Человек встал и попытался подойти к третьекласснику.

Тот отступил назад, рефлекторно, точно бы в первобытном страхе.

- Ну что ж, не хочешь, чтобы я приближался, поговорим так. – И новая обезоруживающая кошмарно-обворожительная улыбка.

- К... кто вы? – разрушая повисшую гнетущую тишину, решился задать вопрос Джимми. Получилось с трудом, но, главное, получилось, и голос почти не дрожал, и заикался мальчишка самую малость.

- Моё имя ничего никому не говорит уже веков шесть, а может, семь, - предельно спокойно и серьёзно ответствовал человек.

- Невозможно, - не поверил Джимми, - люди столько не живут.

- Согласен.

- И фабрика... завод... построен только в 1967-м году.

- Если верить экскурсоводам, то да.

- А шоколад... шоколад! Его тут быть не должно, готов поклясться! И всяческих... механизмов.

- Если верить чертежам и схеме.

- Они тут не к месту – тут место для рабочего кабинета! – Джимми не выдержал – перешёл практически на крик.

- И вновь ты прав. Хотя – ой ли? Мы же на фабрике сластей.

«Шоколадный» человек сделал осторожный шаг. Второй.

Джимми не двигался и опять отступать вроде бы не собирался.

Третий шаг. Четвёртый... И вот они уже стоят рядом.

- Могло случиться и так, что шоколада вообще не было бы в этом мире, - напевно произнёс незнакомец.

- Что вы такое говорите?

Джимми недоумевал и даже негодовал – и куда подевались совсем недавние страхи?

- Потолкуем об ином. – Глаза шокочеловека сверкнули. – Или как у вас сейчас модно выражаться? «Давай сменим тему»?

- Д-да. – Страх едва не возвратился, однако Джимми одолел его ещё на подступах к психике.

- Тогда действительно сменим. Я знаю, что у тебя нелады с родителями.

- Откуда вам известно?!

Джимми оглянулся; он собирался отойти на пару шагов, а возможно, и дать стрекоча – только куда? Вокруг распростёрся и закрывал обзор ШОКОЛАД. Да и загадочный незнакомец наверняка лучше него знает устройство комнаты, где тут какие плитки лежат, где стоят, где какие механизмы работают, готовя либо упаковывая шоколадки, конфеты, зефирины, печенье с прослойкой... и так далее. В общем, выяснилось, что бегство – образно выражаясь, бесперспективный шаг.

- Я многое знаю, Джимми. Века – это не одна эпоха, а множество эпох, эр. Столько времени легко потратить с умом, особенно если больше нечем заняться.

- Вы, наверное, злой дух?

Человек молча улыбнулся.

- Воплощение дьявола?

Теперь уж незнакомец расхохотался – громко, весело, не стесняясь.

- Думай, как тебе по душе, Джимми. И вот что я тебе скажу: если хочешь решить проблему с родителями, с Мари, с Дэмианом и теми парнями, что тебя задирают и иногда поколачивают, соглашайся на моё предложение. Сколько можно терпеть, врать и скрывать правду?

- Вы и об этом!..

- Наслышан, наслышан. На самом деле, я ждал тебя. И ты не представляешь, сколь долго я тебя ждал.

В горле Джимми пересохло; он сглотнул, но не мог смочить горло – слюны не было.

- Вы точно дьявол! Вы хотите, чтобы я продал душу...

- Я предлагаю тебе услугу. И всего-то. Охота ещё долгое, очень долгое время страдать на Земле? Тогда как я легко помогу избавиться от проблем – нынешних и будущих. Щёлк! – он щёлкнул пальцами, - и никаких проблем. Их и вовсе не существовало.

Джимми глядел с опаской, настороженно и вместе с тем крайне увлечённо.

- Что для этого нужно?

- Принять мой подарок.

Человек порылся в правом кармане, и только сейчас Джимми заметил на высокой худой фигуре до странного длинный котелок и свисающую со свободной руки коротенькую тросточку. Всё словно бы кричало о внутреннем и внешнем несоответствиях неожиданно встреченного человека; он точно воплощал эти несоответствия целым обликом и отдельными его элементами. Воплощал надуманность, неправильность... несерьёзность...

Несерьёзность. Потому Джимми ему и поверил.

Парнишка протянул руку, раскрыл ладонь, и на неё легло нечто маленькое, тёмного цвета, то, что выпустил из пальцев незнакомый мужчина в шутовской шоколадной одежде. Крохотная шоколадка. Совсем малютка, такой и на один зуб мало.

- Съешь и забудь о проблемах, - то ли предложил, то ли пояснил незнакомец.

- Что там внутри? – Джимми подозрительно изучал махонькую плиточку. – Алкоголь? Наркотики? Снотворное?..

- Меньше смотри телевизор, Джимми. Ну что, решился?

Джимми замолчал, ворочая в голове мысли; они то разгонялись, то замедлялись, чем делали еле возможным процесс мышления.

И тогда он резким, порывистым движением отправил шоколадку в рот.

- Ну что ж, выбор сделан. – Незнакомец улыбнулся светло-шоколадным ртом и тёмно-шоколадными глазами. – Больше твой мир тебя не побеспокоит.

Вдруг Джимми согнулся пополам и упал на пол, на колени. Его корёжило и извивало, и он старался сопротивляться навалившемуся чувству, но не получалось. Совсем.

«Что этот гад подмешал в плиточку или впрыснул в неё?!»

Мысли взрывались, разрывая и пространство рядом. И время... оно обращалось лоскутами и исчезало, меняясь... меняясь... на что?..

- Ах да, чуть не забыл. Даже если б ты не съел подарок, выбраться тебе всё равно бы не удалось. – И снова улыбка. – Понимаешь, Джимми, некоторые люди заранее своими действиями, кармой, устремлениями, знакомствами, ответственностью и безответственностью... предопределили собственную судьбу. Двери обратно, к знакомым третьеклассникам и мисс Шмидт, и к любимым маме и папе более не существовало – в этой реальности. Её здесь попросту быть не могло.

Джимми оглянулся, и мгновенно понял он, что это единственное пока оставшееся ему действие. Пришедшее из прошлой жизни.

Повсюду, огибаемые, овеваемые шоколадом, обтекаемые им, стояли, лежали и сидели фигуры: скрюченные, развёрнутые, вальяжные, в нелепых позах и без особых отличий в осанке и пложении рук-ног. Фигуры шоколадных цвета и консистенции.

«Лёгкая жизнь сладка».

Джимми успел осознать ту недетскую истину, прежде чем полное оцепенение, комфортное «оморожение» в тёплом шоколаде объяло и охватило его целиком. Шоколадная броня, шоколадный цемент, плен застыл, лишая мальчика свободы, мыслей, чувств, желаний.

Лёгкая жизнь сладка. А за сладкую свободу – немалая цена.

Из огромного, похожего на затерянный в пространстве-времени музей помещения – выставки – взаправду не было выхода.

Человек в нелепом длинном цилиндре, помахивая тросточкой-лилипутом, подошёл к новой фигуре. Статуе. Протянул руку, отломил кусочек – шоколадный мизинчик, - разгрыз и неторопливо проглотил.

- Вкусно. Как и всегда. А экспонат – превосходный, превосходный.

Сказал он и удалился, сопровождаемый остановившимися, неподвижными, незрячими глазами «памятников» на пьедесталах: детей, стариков, зрелых мужчин и женщин, младенцев и зверей, и растений, и объектов с предметами, и невиданных существ, и таинственных конструкций, и чего-то совершенно уж непонятного, непредставляемого...

Поверьте, экземпляров для выставки за прошедшие годы набралось невероятное разнообразие и великое множество.

(Декабрь 2016 года)

Просмотры: 206

Следующий пост
Холодный человек
Предыдущий пост
Замена
Комментариев: 11 RSS

Оставьте комментарий!

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.