Фэнзона

Отмщение

БиблиотекаКомментарии: 1

В этот раз - вторая глава "Дома ангелов", все с тем же персонажем из четвертой, где место действия - храм на Пролетарском проспекте моего родного города как взятый за декорации к этой коротенькой зарисовке.

Ранним утром в церкви не всегда бывает много народу. Обычно служба на-чинается настолько рано, что молодежи попросту еще лень вставать с посте-ли, а старики, которые и без того привыкли вставать на рассвете, отдавали дань христианской вере, серыми стайками подтягиваясь к монотонно призы-вающей на праздник колокольным звоном святой обители.

Отец Алексий давно привык к тому, что в воскресенье пожилых людей, желающих и приходящих в церковь, зачастую, бывает гораздо больше, чем в обычные, будние дни. Хотя каждый день недели нес в себе очередные ритуа-лы, которые он покорно и с радостью, а иногда и скорбью, исполнял. Про-шедшая неделя оказалась достаточно насыщенной: две свадьбы и одно отпе-вание; несчастный молодой человек, мать которого не пожелала даже оста-ваться до конца церемонии и попросту покинула церковь. Пятидесятилетнего полковника, десять лет отдавшего служению богу, безгранично радовал тот факт, что молодежь предпочитает все больше венчание в обители божьей, чем в ЗАГСе, куда и так почти каждую субботу приходили молодые, а по том по городу, бодро гудя, разъезжали украшенные шариками и ленточками свадеб-ные автомобили.

Когда приготовления к началу службы были закончены, он вдруг увидел фигуру, направляющуюся к нему мимо тумбы для пожертвований и лавке с приношениями прихожан, возле которой уже деловито разбирались, копаясь в каких-то тряпках, две старушки. Почему-то Алексий сразу понял, что незна-комец направляется именно к нему; возможно, угадал это по уверенной и твердой походке, а так же целеустремленному направлению, которое выбрал ранний посетитель.

С первого взгляда на него бывшй полковник определил, что оный не особо любит появляться на людях: об этом говорил длинный серый плащ и кепка, низко надвинутая на глаза, скрытые широкими солнцезащитными очками. Высоко поднятый воротник скрывал так же и нижнюю половину лица незна-комца, так что максимум, что ему удалось разглядеть на его лице – это вы-дающийся вперед посреди всего этого нос и скошенные скулы. Он шел, засу-нув руки шлубоко в карманы, слегка ссутуленный, со слегка вздернутыми кверу плечами, ловко лавируя между постепенно набивающимися в церковь посетителями.

Когда он остановился напротив Алексия, он по-прежнему смотрел туда же, куда и до того, как шел к нему; так что создавалось впечатление, что отойди священнослужитель в сторону или же взлети над землей – слепой взгляд солнцезащитных очков будет по-прежнему направлен куда-то в неизвест-ность, что существовала лишь в рамках одной прямонаправленной линии.

- Я пришел попросить помощи у Господа.

Голос, как будто, молодой, хотя в нем и чувствовалось неприкрытое напря-жение и даже требовательность, чуть-чуть разбавленная признанным в обще-стве хорошим тоном.

- У Господа лучше всего просить помощи, а не у меня, и делать это в молит-ве.

- Если вы еще не поняли, я пришел просить покаяния.

- Юноша, сейчас начнется служба. Побудьте на ней, а под конец ее я отпущу ваши грехи. Иногда общение с богом бывает куда полезнее, чем с человеком.

- Вы не понимаете. Я ДОЛЖЕН это сделать. Сейчас.

- Послушайте, молодой человек. – Здесь отцу Алексию пришлось собрать всю свою силу воли, чтобы не вспомнить старое военное время и не при-крикнуть на юношу совсем не по-христиански. – На дверях церкви написано время, с которое по которое здесь проводится причастие. И будет оно сегодня только лишь через два с лишним часа. Как святой настоятель я рекомендую вам остаться здесь до конца службы и быть с богом телом и душой. Не ду-майте только, что это не поможет вам в ваших проблемах. Я более, чем уве-рен, что вы после нее подойдете ко мне и только поблагодарите за то, что я не стал отнимать ваше время и предоставил вам самим возможность перегово-рить с Господом нашим в молитве.

Незнакомец медленно опустил голову. Повернувшись, он зашагал к выходу. Отец Алексий смотрел ему вслед и чувствовал, что только что поступил не совсем правильно. Но угрызения совести быстро прошли, когда пора было уже начинать службу.

Он бродил среди древних надгробий, и ему казалось, что он не передвига-ется, а плывет, слегка касаясь подошвами ботинок пушистых и таких воз-душных, как будто бы вообще не существующих, облаков. Его пальцы то и дело скользили по выглаженному временем граниту покатых памятников, большинство из которых датами относились рекой времени к позапрошлому веку. Как и на многих прицерковных кладбищах, здесь были и старые, вы-щербленные саркофаги, и более поздние, надписи на которых все еще носили на себе читабельный окрас. Руководство храма позаботилось о том, чтобы все надгробия стояли здесь на своих законных местах, и ни одно из них не было передвинуто с места упокоения какого-нибудь купца или священнослужите-ля, что были некогда здесь похоронены и по сей день лежали в принадлежа-щей церкви земле.

В голове стоял гул. Высокий, пробивающийся точно бы сквозь плотную пе-лену сознания и вальсирующий в ушах бешеным танцем, заглушающим все остальные мысли. Дневной свет, притупляющийся на поверхности солнцеза-щитных очков, гас в зрачках подобно сужающейся диафрагме в допотопной камере середины прошлого столетия. Пришлось остановиться, привалившись бедром к одному из надгробных памятников и поднять ладонь к лицу, накры-вая ею пластмассу, как будто это могло помочь скоорденироваться на том, чтобы не дать возможности коленям подогнуться и оказаться на кое-где по-крытой уже опавшей с кленов листвой низкорослой траве, что росла вокруг.

Как же он надеялся, что никто его сейчас не видит. Так рассуждало его под-сознание, по большому же счету ему было до этого абсолютно все равно. Тем более что служба уже началась, и площадь перед храмом пустовала.

Он сам не заметил, как наполовину опустился на колени; кроваво-красный туман в голове рисовал в сознании наполовину неразличимые образы в голо-ве, сразки сузились, и у него создалось впечатление, будто они – это тоннель, по которому медленно и монотонно протягивают, постепенно разматывая, моток колючей проволоки. Уперевшись ладонью в гранит надгробия, обжег-ший руку подобно металлу на сорокоградусном морозе, он медленно поверул голову и растопырил пальцы, глядя на линию жизни, сравнявшуюся со всеми остальными в кровавом поле содранной кожи. Шатаясь и чувствуя, как в ко-лени словно кто-то набил пучки ваты, он выпрямился и направился обратно ко входу в храм.

В голове стояла пульсация. В ушах стало мокро, и он почти содрогнулся от мысли, что это была кровь, нашедшая проход наружу. Но он продолжал идти, хотя перед глазами все плыло и не было сил даже для страха за собственную жизнь, которую точно вытягивали из него подобно измирительной ленте из пластмассовой катушки. Уши заложило, и он слышал только ветер, в котором различались голоса, которые он, хоть и подсознательно пытался, но разобрать не мог. Пальцы сжались, плотно вонзившись кончиками в ладони, он поднял голову и стиснул зубы в неистовом и беззвучном крике отчаяния и боли.

Все было готово заранее. Приготовлено, как он и предполагал. Ведь иначе и быть не могло – спортивная сумка, что стояла при входе, перекочевала в ла-донь, и он вошел в церковь, неся ее в опущенной вдоль тела левой руке, ощущая переносимую ею приятную тяжесть того, что было внутри. Того, что уже сейчас поможет ему внести справедливость.

Пара старушек по-прежнему деловито копошилась в вещах, принесенных радельными прихожанами. Служба уже начиналась, и его главный обидчик уже стоял там, возле своего святого убежища, несомненно полагая, что свя-тые, что украшали перегородку через целую стену, смогут защитить его от возмездия. Какой-то старичок, опираясь на клюку дрожащей рукой, освещал себя крестом и отвешивал благодарственные поклоны в сторону алтаря, нахо-дясь неподалеку от ящика для пожертвований; его морщинистые губы шеве-лились, шепча молитву.

Водрузив сумку на пустое место на стол возле остальных вещей, он улыб-нулся и, специально растягивая момент торжества, повернулся и направился к выходу. Выйдя из церки, он остановился, и его тонкие губы растянулись, обнажив ряд зашедшихся в хищной ухмылке зубов.

- Пам. – Шорох-шепот, одновременно с котором все и произошло: дверь вы-рвало мощным взрывом изнутри, и она пролетела мимо, едва не задев его плеча. Медленно повернувшись, он неторопливо направился обратно – уже туда, где предбанник церкви застлилал густой и едкий черный дым.

Внутри храма прихожане в ужасе роптали и жались по сторонам, взирая на степенно движущуюся через клубы черного дыма фигуру.

Он медленно зашагал в направлении стоящего возле алтаря отца Алексия, на ходу запуская руку под плащ и вынимая из-под него предмет, в котором священник не сразу узнал некое подобие средневекового стрелкового оружия. Незнакомец начал медленно поднимать руку с зажатым в ней замысловатым утройством, его указательный палец чуть коснулся деревянного полумесяца снизу корпуса, и возложенная в желобке ажурного корпуса стрела с похожей на вытянутое осиное гнездо насадкой с сухим щелчком устремилась в на-правлении бывшего полковника ВВС; тот даже не успел моргнуть, как снаряд вдребезги разнес ему все передние зубы и застрял в затылочной кости, заста-вив его пошатнуться и машинально уцепиться рукой за край алтаря, чтобы не упасть. Всего лишь пара секунд прошла перед тем, как вся задняя часть головы священника раздалась неровным снопом из осколков костей черепа и мозга; все это полетело в разные стороны, смешиваясь между собой прямо в заполненном запахом паленой плоти воздухе. Словно подброшенная вверх невидимой пружиной, верхняя часть головы отца Алексия несколько раз пе-ревернулась в воздухе и, стукнувшись о то, что еще оставалось на разворо-ченной шее, упала на пол храма за несколько мгновений до того, как рядом с ней грузно рухнуло и само тело священника.

Прихожане зароптали, а убийца опустил руку с зажатой в ладони рукоятью арбалета и овел их неторопливым взглядом. Усмехнувшись уголками губ, он чувствовал, как наступает предвкушение…..

Просмотры: 1377

Следующий пост
Ловчий
Предыдущий пост
Лентяи, блин, беспалые
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

ВОЗДУШНЫЙ БОЙ
Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 19,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!

Комментариев: 1 RSS


В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!