Фэнзона

То, что никогда не рождалось…

БиблиотекаКомментарии: 3

Предисловие

Доброе время

суток, уважаемый мой читатель! Разрешите мне оторвать вас не на долго от ваших

дел, и представить вам своё творение. Этот рассказ был написан мною достаточно

давно, в 1996 году. Сейчас, будучи взрослым человеком, с формированной психикой

и личностью, я решил переписать его. Рассказ значительно изменился, в отличие

от своего первозданного вида. Я добавил некоторые главы. Свои рассуждения и

мысли по разным  аспектам вещей, которые

как мне кажется интересны многим.

При прочтении

прошу учесть, что написал это не какой-то профессиональный писатель и

небожитель Олимпа, а простой человек, то есть Я. Живущий среди вас, с такими же

проблемами и заботами. Может быть,  будет,

написано где-нибудь « коряво », или не понятно, то прошу меня простить. Пытался

написать простым и доступным языком. Конечно я не Достоевский, и не Стивен

Кинг, но старался, как мог.

Если же вы

увидите какие-то параллели и сходства с прочитанным, или увиденным ранее, то

знайте что это просто совпадение. Вся история придумана моим воспалённым

рассудком. Честное слово. Все персонажи вымышлены, и при их создании и описании

я опирался лишь на свой вымысел.

  Времени, а самое

главное нервов Ксении я потратил много. Поскольку часами сидел за компьютером

отрываясь лишь для перекура, оставляя её одну, хотя находился рядом. Но моя

девочка всё понимает. Конечно лучшее время для подобной работы это ночь.

Темнота обостряет восприятие вещей, впрочем, как и мышление. А изречение: Утро

вечера мудреней – здесь не работает.

  Ну что ж,

приступим. Надеюсь вам понравиться, и вы не отбросите мой рассказ после

прочтения первой страницы, или же ещё хуже уснёте.

То, что никогда не рождалось

Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною.

И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.

И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от

тьмы.

И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было

утро…

Библия. Ветхий завет. Бытие. Глава 1

1

 Приятно

наблюдать, как солнце катится по горизонту, то и дело, цепляясь за макушки

заснеженных гор. В такие минуты, кажется, что сила света безгранична и тьма не

в силах справиться с этим, и что через несколько часов она не вылезет со

звериной прожорливостью и поглотит всё. Всё, … начиная с крошечных предметов и

заканчивая улицами, домами с их хозяевами, и их вечными  проблемами, и заботами. И каждый раз, когда

начинаешь задумываться над этим, в душу пробирается такой холод, что

становиться не выносимо тяжело от предвкушения неизбежности, и от того, что  от тебя ничего не зависит, и что уже ничего

невозможно изменить… 

Но начну

всё по порядку, до вечерней молитвы у меня ещё много времени и я могу вам

рассказать о том, что случилось со мной в последнее время, и почему я оказался

в мужском аббатстве на окраине Швейцарских гор.

2

 Меня

зовут Алекс, Алекс Дрофф. Мне 26 лет. Наш род очень состоятельный по

материнской линии. Дом, земли и кучу денег нам оставил наш дед - граф Карл

Дроф. И благодаря этому мы жили без нужды. Отца  я  не

разу не видел в своей жизни, и как говорит моя матушка, он был редкий мерзавец,

картёжник и бездельник. О матери я тоже много сказать не могу, поскольку  она была вечно занята собой. Мне разрешалось

поцеловать её утром и вечером, и редко погулять по парку с ней, и её любимой

собакой.  Её практически некогда не было

дома. Она вечно посещала какие-то  рауты,

или же была увлечена новым воздыхателем её поистине красивой внешности, или же

наших денег.

Я был

выращен кормилицей. Одним из воспоминаний детства было то, как среди ночи я

проснулся от истерических рыданий моей матери, и соскочив с кровати робкими

шагами стал пробираться к её спальне по холодному и тёмному коридору нашего

поместья. Но, едва сделав несколько шагов из своей комнаты, был подхвачен

знакомыми, теплыми руками и с причитаниями: 

« Где это видано, босиком по голому полу среди ночи шастать!», был

возвращён в свою опочивальню. Так что, моей матерью, отцом и лучшим другом

до  подросткового возраста была моя

нянька. Она была полной женщиной средних лет. Богобоязненная. Всегда опрятно и

чисто одетая, без излишеств. Волосы аккуратно 

зачесаны назад. Весьма властная, в любой момент могла отчитать не

радирую кухарку, разбившую кувшин с маслом, или же дворника, не припасшего дров

на утро в дождливую погоду. От неё 

всегда пахло теплым молоком. И даже сейчас при виде, или же когда

улавливаю запах теплого молока, у меня возникает чувство спокойствия, и

умиротворения. Я вспоминаю её. Всегда любящею, доброю, дающею чувство

защищенности. Ту, которая всегда тебя выслушает, даст добрый совет, вытрет нос

передником, заштопает порванную рубашку.

 Шли

годы, и когда мне исполнилось 18 лет, подарком матери на день рождения было

небольшое поместье в двух днях езды от нашего. 

Так моя матушка решила отправить меня в большую жизнь, избавив себя от

лишней обузы. За пару дней, несколькими обозами все мои личные вещи были

перевезены в мою новою жизнь. В первую 

же повозку, не спрашивая моего мнения, кормилица загрузила  тюки своих личных вещей. Уселась  рядом с извозчиком  и бормоча себе под нос какие-то молитвы решила

не уподобляться той женщине которая меня родила, и вести себя как настоящая

мать, кем она  в принципе мне и являлась.

Так

началась моя история в поместье Висвилд. Это название того проклятого места,

где я пережил самые страшные моменты моей жизни. Моменты, которые заставляют

задуматься о вещах, о которых люди обычно не задумываются. Потому – что

человеческая натура начинает улавливать тонкость грани между жизнью и смертью

только в минуты потери.  Тогда, когда

теряешь и уже ничего не исправить. Поскольку мы являемся заложниками не только

своих мыслей, привычек, образа жизни, но вещей и ситуаций, которые не

укладываются в сознании обычного человека, так как они бывают настолько

нереальными, что кажется, что  это

происходит не на самом деле или тебе это сниться. И ты стоишь в оцепенении и

ждешь, что произойдет чудо и всё изменится к лучшему. Но ничего не происходит.

Время останавливается. Липкий ужас пожирает не только разум, но и парализует

каждую клеточку организма. Через какое-то мгновение время оживает, но все

вокруг уже иначе, по-другому. Итак, Висвилд!!!

3

  Моя будущая цитадель к тому времени

пустовала уже около года. Его бывший хозяин попросту пропал в один из дней.

«Просто исчез» - говорили местные жители на мои расспросы. Родственников у него

не было, поэтому договор купли-продажи заключался с третьими лицами, и за

символическую стоимость.

Висвилд был средних размеров. Большой

каменный трёхэтажный дом был главной его достопримечательностью. Строение было

выполнено в готическом стиле, и больше напоминало замок с четырьмя высокими

башнями  по краям, строго смотрящими на

каждые стороны света. Комнаты были просторными, с высокими потолками. Практически

все потолки были арочного типа, и украшались росписью сюжетов известных картин,

или же библейских мотивов. Массивные каменные блоки служили стенами, и лишь в

некоторых комнатах были облицованы дорогими гобеленами. Вереницы сквозных

коридоров сливались в один перед широкой винтовой лестницей в порадной. Всё

было сделано с размахом, дорого, и со вкусом.

   Передний двор, перед въездными воротами был в

жутком запустении, но ровно по центру двора красовался большой мраморный

фонтан. Правда, когда он работал, уже никто, конечно, не помнит, но его былое

величие даже сейчас заставляло остановить на нём свой взгляд. Две фигуры

атлантов, выполненные из белого и чёрного мрамора, сливались в порыве неистовой

битвы. Битвы, которая измучила их обоих, и не один из них, не был готов

уступить друг другу. Битва не на жизнь, а на смерть. Битва истины…Битва добра и

зла.

Задний двор был не столько благозрелишным.

С восточной стороны располагался фамильный склеп с полусгнившей сторожкой, не

по одаль от него. Прямо за замком располагалось озеро, всё заросшее камышами,

где все сутки на пролёт без умолку  квакали лягушки, и честно говоря, капали мне

на нервы. А с западной стороны  на

протяжении всего горизонта шли  топкие

болота, которым как казалось, не было конца и края. Поместью принадлежало

несколько акров земли, но, как правило, это были сплошные болота.

  С поместьем мне по наследству достались и несколько

слуг.  Дворник, живший в той самой

сторожке, вечно недовольный, чем-либо, и бормотавший что-то себе под нос. Его

вид был немного обезображен шрамом во весь лоб.  Дворецкий, который был всегда гладко выбрит, и

от которого вечно пахло виски и табаком. Да и маленькая ростом с подростка

кухарка со своей маленькой дочкой.

  Конечно, я был безгранично рад подарку

матери! Я долго бродил по широким коридорам и большим комнатам Висвилда,

пытаясь выбрать самую

подходящею для себя комнату на мой вкус. После долгих раздумий, я решил

остановиться на одной угловой комнате второго этажа в западном крыле. Главной примечательностью комнаты

был огромный камин. Камин был не пропорционально высок. Его стойки были выполнены в виде

двух крылатых демонов сидящих на корточках, друг напротив друга, и подпирающих

продольную балку, которая в свою очередь была выполнена в виде обнажённой

красавицы. В комнате было два окна. Одно выходило на заросшее мутной тиной

озеро, а другое как раз на топь болот. Когда я в первый раз взглянул в это

окно, мороз пробежал по моей коже, и заставил вздрогнуть всем  моим телом. За окном открывался жуткий вид.

Даже в самые солнечные дни пейзаж выглядел пугающе. Узкая тропинка убегала

полоской среди трясин, и терялась не так далеко 

за деревьями и кустарниками весьма причудливой формы. Каждое из этих

растений было измучено тягостью времени. Времени существования долгие года под

зноем палящего солнца и холодных ночей. Под силой рвущих их плоть ветров и

омывающих их кровь дождей. Спустя годы таких истязаний они уже были мертвы, и

только голые ветки их стволов, как руки, были устремлены к небу с мольбой. С

мольбой поскорей закончить их бренный путь, и избавить их страдания

стремительным уничтожением… Даже моя нянюшка, 

взглянувшая первый раз в это окно взвизгнула, и несколько раз

перекрестилась, сказав что – то из Библии.

  Я

пытался узнать у местных жителей этого поместья,  куда ведёт эта тропа, но они с какой - то

непонятной для меня тогда ухмылкой отвечали:

- К вратам Ада.

Со временем я привык к своей новой комнате,

и к тому пейзажу за окном. Я велел повесить на то мрачное окно шторы из

персидского красного бархата, чтобы меньше видеть тот ужас.

Практически все дни до позднего вечера я

проводил в библиотеке. Библиотека оказалась на изумление очень большой и

познавательной. Я изучал старинные книги, некоторые из них даже являлись

манускриптами. Меня с детства интересовали потусторонние вещи, поэтому я изучал

писания, в которых рассказывалось о чудесах чёрной магии, демонах, вампирах, и

тому подобных вещах. Пару раз я даже спускался в подвал, который оказался

весьма большим, где хранятся уйма таких книг. Но много интересного в этом замке

мне оставалось ещё на верху, без подвала, и поэтому тогда я решил не забегать в

перёд и всё исследовать поочерёдно, пыльные комнаты, чердаки, кладовые, винные

погреба и т.д.  единственное, что

заинтересовало меня  тогда в подвале был

старый комод из морёного дерева. Комод был очень старым, и был покрыт толстым

слоем пыли и паутины. На дверце этого комода 

висел огромных размеров амбарный замок. 

Все мои расспросы и поиски ключа, не увенчались ни каким успехом. И я

решил на время оставить эту затею.

ЗРЯ! 

БОГ наш всемогущий! Почему я тогда не взломал это замок. Почему моё

обычно чрезмерное любопытство потерпело тогда 

фиаско. Вовремя сделанный поступок мог бы изменить многое. Когда ты

понимаешь что, что–то надо сделать, но почему-то медлишь либо вообще не

делаешь, то время уходит. Потом  всегда

жалеешь. Но уже поздно.

4

 Если

днями я был поглощен умственной пищей, то вечера предназначались для плотских

утех. С моей чрезмерной общительностью найти подходящею компанию не составило

больших усилий. В ближайших окрестностях было не мало таких же балбесов, как и

я, не знающих как с весельем потратить родительские деньги. Веера банкетов,

приёмов, даже балов могли вскружить голову не только молодежи, но и тем в

принципе на кого можно и ровняться в этой жизни. После очередного банкета,

прилично выпивший,  как обычно за

полночь, я вернулся домой. Не разуваясь, и прямо в верхней одежде, лицом вниз я

рухнул на китайский шелк своего будуара. Спустя какие-то мгновенья в комнату прибежала

моя кормилица, и с причитаниями начала стягивать с меня сапоги. Как приято

слышать её голос. Знакомый, чистый как шелест листвы от дуновения ветерка. Мне

стало жарко. Я облизал пересохшие губы, и не членораздельно пробормотал, чтобы

она открыла окно. В комнате стало свежо, и я услышал, как почти бесшумно

закрылась дверь моей комнаты. Я остался один. И последнее, что я помню, перед

тем как уснуть, это плачь. Вернее даже не плачь, а что-то среднее между стоном

и визгом. Это доносилось со стороны болот. Что-то  ужасное было в этом звуке. Ужас, отчаянье,

безнадёжность… Я хотел встать и посмотреть в чём дело, но у меня не было даже

сил открыть глаза, не говоря уже о том, чтобы совершать какие-то телодвижения.

Комната шла кругом, и я как-то незаметно отдался богу сновидений Морфею.

Утром я проснулся позже обычного, и забыл об

услышанном перед сном. Но заставила меня вспомнить о случившемся одна тревожная

весть. Моя нянюшка за завтраком рассказала мне о том, что пропала дочь местного

молочника. Мужчина снабжал свежим молоком всю округу. Был стар, холост и растил

дочь. Девочка страдала слабоумием, и поэтому была нелюдимой. Сверстники не

хотели с ней общаться, и обычно она была одна. Любила часто бродить по болотам,

которых в здешних местах было предостаточно. Девочку поискали, поискали, и

решив что она утонула в болотах поиски прекратили. Отцовского горя тоже никто долго

не видел, поскольку главным увлечением его оставшейся жизни были горячительные

напитки.

  Известие о пропаже девочки навело меня на мысль,

что надо как-нибудь сходить по той тропинке и посмотреть, куда она приведёт. Но

времени, как мне казалось, практически не было. Поскольку днями я сидел в

библиотеке или лазил, по запылённым комнатам и чердакам, отыскивая интересные

вещицы. А вечерами, как я уже говорил, болтался по округе, и впитывал  в себя ту жизнь, которая до селе была для

меня не доступна.

Жизнь полна желаний и возможностей, которые

могут воплотится только при наличии денежных средств. Жизнь полна сладкого

порока. Где полным полно неизведанного, и хочется ещё и ещё окунуться в эту

роковую сладость. Когда ты одновременно чувствуешь себя счастливым и грешным.

Как белое и черное, что в отдельности не могут существовать друг без друга, хотя

бы ради того, чтобы оценить контраст. Т.е. когда не можешь сказать что такое

радость, не познав, что такое печаль.  Когда

ты понимаешь что тебе хорошо, потому что тебе было гораздо хуже, и у тебя есть

с чем сравнить.

   Но кажется

я отвлёкся. И так, взрослая жизнь оказалась для меня большим подарком. Правда,

не долго…

5

 Одним не отличающимся друг от друга днём ко мне заехал мой

приятель, и пригласил меня на вечеринку, на которую я с удовольствием

согласился сходить. Весь день я не мог решить, что же мне одеть, и уже когда

вечерело, я остановился на одном смокинге.

  Когда я вошёл в зал с многочисленными

гостями, то почувствовал однообразность происходящего. Хотя  играл оркестр, и столы ломились от

разнообразия различных блюд, закусок, паштетов и соусов, ничего интересного

увидеть я  не ожидал. Но видимо я так

подумал зря, поскольку через несколько минут я увидел её.  Как гром среди ясного неба, и так наверное

бывает только в книгах про любовь, но я в неё влюбился с первого взгляда. Всё

вокруг сразу померкло, и она стала центром всей вселенной. Мне даже показалось,

что от неё исходит какое-то сияние. Звали её Рита Рейсен. Когда Рита зашла, то

зал сразу оживился, как будто ждал только её. Выглядела она божественно.

Лиловое бальное платье, всё в рюшах. Вьющиеся чёрные локоны по плечам. Безукоризненно

правильные черты лица, косметики на котором ровно столько, сколько нужно. Ни

больше, ни меньше. И глаза. Её бездонные 

карие глаза. В них я мог смотреть вечно. Они завораживали и увлекали в

бездонный омут.

Рита была не из робкого десятка.  Своими колдовскими глазками она пробежала по

залу, и остановилась на мне. Наверное, по тому, что тоже видела меня впервые

среди знакомых лиц. Лёгкими шажками она подпорхнула ко мне и попросила зажечь

ей сигару, чем меня совершенно ошарашила.

Сделав первую затяжку от зажженной сигары,

она начла разговор:

«Ты наверное недавно здесь?»  -- спросила она.

«Да, я живу в Висвилде » -- ответил я, пытаясь

сделать не принуждённый и спокойный голос.

«Проклятое

место»  -- с иронией сказала она.

« Почему?» -- спросил я с интересом.

 « Да

про него столько легенд ходит!» -- вырвалось из её чудного ротика вместе с

клубом дыма.

Но разузнать больше мне не удалось, поскольку

начались танцы, и Рита, затушив едва начатую сигару, схватила меня  за руку и вытащила в центр зала.

Весь вечер превратился в волшебную сказку.

Рита придумывала различные шутки, аттракционы, от которых все, и я в том числе

сходили с ума от смеха. Правда, мне немного не понравилось её открытое

поведение, но в нём не было ничего предосудительного или аморального. Просто

она очень весёлый  и открытый человек.

Позже, когда стемнело, в утопающем зеленью

парке зажглись разноцветные гирлянды.

Мы

с Ритой уединились в уютной беседке,  где

несколько часов подряд общались. Я немного рассказал ей, о своей заурядной

жизни. Её рассказ был более интересным для меня. Её семья переехала сюда

несколько лет назад. Отец был старым генералом в отставке. Последние два года

он был главной властью здешних земель. Попросту смотрителем. Человек  строгих моралей и принципов. Когда он состоял

на службе, то был вечно в разъездах, и его практически никогда не было дома.

Мать умерла год назад при довольно странных обстоятельствах, о которых она

толком ничего не знает, да и не хочет об этом говорить. Вот так они теперь

живут, вместе с отцом,  в одном из

поместий как оказалось не так уж далеко от меня.

Вечеринка закончилась, и я проводил Риту до

её дома. При свете луны мы шли по выложенной булыжниками дороге, а мой экипаж

ехал не по одаль от нас.  Луна была на

редкость большой и каким-то сказочным светом озаряла наш путь. За разговорами я

не заметил, как мы оказались перед большими 

резными чугунными воротами её поместья.

Прощаться

не хотелось, но всему своё время. Мы договорились, что завтра я заеду за ней на

прогулку. Этот лунный свет, эта 

сказочная атмосфера наводили мысли о сладком поцелуе, но я никак не мог

решиться потревожить своим прикосновением это божественное существо.  Она с лёгкостью сделала первый шаг.

Подошла в плотную. Посмотрела прямо в глаза, и нежно, нежно. Еле заметно

прикоснулась своими теплыми губами моих губ. Затем легко  улыбнулась, и пожелав спокойной ночи побежала

в дом.

По дороге домой, и всю оставшеюся  ночь я не мог заснуть. Я думал о Рите. Моей

Рите. О том, как она говорит, ходит. О её волшебной улыбке, и ямочке на щеках

когда она улыбается. О её бархатистой коже. О её взгляде, и конечно же

колдовских глазах.

Ведь когда мужчину переполняет любовь к

женщине, то хочется делить с ней всё. Хочется, чтобы она  всегда была рядом. Пользовалась теми же

вещами что и ты. Прикасалась к тем же предметам.  Ела туже пищу. Дышала тем же воздухом. Видела

то, что видишь ты. С ней хочется делиться всеми новостями в первую очередь. Просто

смотреть на то, как она спит.  Слушать её

дыхание. Улавливать тонкий запах её тела. Прикасаться к ней,  и не только.

Утром я обязательно намеревался поехать к

ней. Тогда кроме неё ничего больше меня не интересовало.

На следующий день, я  проснулся рано утром.  Перехватил завтрак на лету, и оседлав жилистого

жеребца  поехал к Рите.

6

Рита встретила меня довольно прохладно.

Выглядела она восхитительно. Шёлковый платье-халат до пола сидел на ней как

влитой. Нежно голубого цвета, и с широким красным поясом, придавал ей какую-то

изысканность.  Её жгучие черные локоны

были слегка небрежно собраны большим серебряным гребнем сзади. На лице не было

косметики, и её почти детское личико светилось почти не земным светом. Она

вскользь улыбнулась и пригласила войти меня в гостиную. К моему удивлению Рита

была не одна. Трое молодых людей, в костюмах для верхней езды, сидели на

большой софе  по центру комнаты. Они

весело что-то обсуждали, и даже моё появление не сильно усмирило их дебаты. Рита

представила меня своим друзьям и с необычайной легкостью влилась в их разговор,

весело смеясь над каждой пророненной шуткой молодых красавцев. Не скрою, у меня

появилась жгучая ревность, но давая себе отчёт в том, что Рита мне не чем не

обязана, я пытался укротить свой порыв. Весь день мы провели патером, что

честно говоря не доставляло мне большого удовольствия. Рита уделяла мне

внимания ровно столько, сколько же и другим. Сперва мы попили чай, затем

устроили скачки на лошадях по палям, затем катались на лодке по большому озеру,

расположенному недалеко от её поместья. День тянулся долго, и вечером, когда

пришла пора прощаться я пошёл вместе с её друзьями. Рита ничего не сказала. Она

нас всех обняла и нежно чмокнула в щечку.

 Вот  так легко и не принуждённо она разбила мир

моих грёз. Я думал, что она уже моя, и не задумывался над тем, что у неё может

быть ещё и своя жизнь. Да, обижаться было не нечто, и, подарив на прощанье

улыбку,  я пришпорил рысака и поскакал

домой.

Настроение было безвозвратно

испорчено.  Дома я закрылся в своей

комнате, и весь вечер не хотел никого видеть. Я решил, что завтра не поеду к

ней, потому-то как не крути, но чувство обиды или же чувство задетого  собственного эго пожирало меня из внутри.

 Я не

заметил, как золотистый красно-оранжевый вечер поглотила тьма, раскрасив всё в

чёрный цвет. Лежа на своём будуаре, я смотрел на языки огня в камине. Дрова

потрескивали, и странные блики теней тянулись по полу, каждый раз меняя свои

очертания при подергивании света от огня. Стойки камина в виде крылатых демонов

сидящих на корточках от такой игры света и теней выглядели как-то иначе. И вот

мне уже кажется, что один из демонов шевельнулся. Я замер боясь даже моргнуть.

Резкий и неприятный запах распространился по всей комнате. Позже я узнал, что

это запах серы. В это же мгновение, большое распятие, повешенное нянькой, над

моей кроватью ярко засветилось фосфоритным светом. Возникло чувство, что оно

нагревается, как метал на наковальне.

 В комнате стало жутко холодно, что даже было

видно пар выходящий изо рта.  Моё дыхание

замерло от увиденного далее. Демон встал с каким-то звуком, больше похожим на

скрип, или же скрежет.

Телосложение было похоже  на  мужское. Лицо являло собой пародию на

человеческое. Как токовых глаз не было. Зияющие дыры глазниц отражались

пустотой от бликов света камина. Но чувство, что он внимательно всё

осматривает, ни на секунду меня не покидало. Пустота смотрела на всё

окружающее. Чёрная непроглядная пустота, поскольку в его обители нет света. Тонкие,

порванные губы не могли закрыть оскал острых зубов. Нижние и верхние зубы напоминали

бивни, и странной решеткой замыкались в замок. Носа не было, два небольших

отверстия чуть выше верхней губы. Длинная кривая шея. Ростом он был около двух

метров. Сильно сутулый.  Сложенные крылья

 на спине были настолько массивные, что

большая их часть волочилась по полу, оставляя глубокие борозды  на деревянном паркете. Он был

рыже-коричневого цвета, с редкой щетиной по всему телу, чем-то похожей на

свиную. Тело было жилистое, даже немного суховатое. По всему телу были гнойные

язвы. Набухающие, и уже вытекшие и засохшие. 

Длинные когти на руках и ногах были черного цвета, и на некоторых

пальцах были обломлены по самое мясо. Дыхание было тяжелое. Воздух вырывался из

гортани со свистом, и каким- то бульканьем. Хвост был как у купированного

щенка, и нервно подёргивался.

  Демон хромая прошёлся по комнате. На меня

он посмотрел вскользь, и нервно дёрнул коротким хвостом. Он подошёл к открытому

окну, и взобрался на подоконник. На последок повернул голову, недовольно

фыркая, оглядел комнату, и прыгнул из окна, 

расправляя массивные крылья на лету.

  Чёрная фигура летящего демона удалялась за

окном. Он летела в глубь болот. Как мне показалось, в его жилистых лапах было

тело ребенка. Точнее девочки, которая пыталась кричать, но плачь сдавливал её

крик. Он летел, унося  с собой маленькую

жизнь. Жизнь, которая могла быть долгой и интересной. Полной приключений и

любви, которая могла закончиться в глубокой старости, в тёплой постели, и в окружении

детей и внуков. Но она оборвётся сегодня. Там на болотах. Где-то в их глубине,

где виднеется огонёк среди мрачных стволов мёртвых деревьев. Так нелепо и глупо,

станет даром для тьмы.  Части той силы,

которая едина, но имеет разные полюса - «Свет» и «Тьма».

  Каждый сам выбирает ту полярность, к

которой притянуться и подпитываться этой стороной силы. Выбор есть у всех.

Главное вовремя задуматься над тем, что тобой движет. Любовь или ненависть.

Свет или тьма.

7

Утром я проснулся от переполоха. Все сломя

голову бегали искали маленькую дочь кухарки. Мне было жаль ребёнка, но что я

мог помочь. Только тем, что отпустил сегодня всех слуг на поиски девочки.

Этот случай весь день не выходил у меня из головы, и я

понимал, что являюсь свидетелем этой ужасной драмы.  Я начал задумываться над тем, что всё

происходящее связано с моим прибытием в Висвилд. Я решил спустится в подвал, и

попытаться найти ответы на мои вопросы именно там. Почему? Потому что все тайны

хранятся именно там. В подвале. « Это

метафора».  

 Вооружившись большим фонарём, с большой свечёй

внутри я начал свои поиски. Сначала я спустился в ту часть подвала, где уже

был, и увидел тот комод, о котором говорил ранее. Пройдя мимо него, и опять не

попытавшись его открыть, я пошёл в глубь. Далее, я увидел ещё одну дверь. Она

поддалась с глухим скрипом. Крутая лестница вела глубоко в низ по узкому

коридору, откуда шёл резкий запах сырости и затхлости. Кромешная тьма

расступалась от света фонаря не охотно. Казалось, что она шипит, и даже как-то

попискивает от маленьких языков пламени. У меня даже сложилось впечатление, что

если бы стёкла  фонаря не закрывали этот

огонёк, тьма бы сожрала его в один миг, и я оказался в кромешном мраке. На

ощупь я спустился по лестнице. Было практически ничего не видно, но как только

я поставил ногу на широкий пол, сразу почувствовал, как встаю на что-то мокрое.

Под ногами что-то хлюпало. Кромешная тьма. Фонарь был уже не способен разъесть

эту густую массу черноты. Я видел впереди себя лишь на расстояние вытянутой

руки. Сделав несколько шагов, я обо что-то запнулся и выронив фонарь упал. Как

я и предполагал, как только разбилось стекло, тьма без промедления поглотила

спасительный источник света, и я оказался в темноте. Отсюда не было даже видно

света от двери ведущей сюда, которую я оставил открытой. Тьма со скоростью

хищного зверя накрыла меня волной. Казалось, что я даже физически ощущал её

присутствие на своём теле. Она как-то легонько покалывала, и пощипывала меня.

Тогда я даже не понимал, открыты или закрыты у меня глаза. Потому-то результат

был один и тот же. Ничего не видно. Вспомнив, что в кармане у меня есть спичи,

я тут же достал их и зажег одну, прикрывая её рукой от тьмы.  Что бы что-то увидеть  я вглядывался несколько минут. То, что я

увидел в буквальном смысле парализовало меня на месте. Открыв рот я стоял, и не

мог пошевелиться несколько минут. Передо мной 

стояла внушительных размеров гробница. Монумент был выполнен из огромной

черной глыбы, на которой было что-то выгравировано. Только когда спичка начала

жечь мне пальцы и потухла, я пришёл в себя. Опять полная темнота и какой-то

шорох. Я понимал, что надо как можно скорее покинуть это место, но не мог

пошевелиться. Вернее боялся. Боялся своими движениями потревожить, и тем самым

разозлить эту черноту. Сначала медленно, затем постепенно ускоряя шаг я пытался

двигаться к лестнице. Не знаю, как я выбрался из подвала, но когда  понял что уже захлопываю дверь с наружи, то

был на грани эмоционального срыва. 

Казалось, сердце вырвется из груди и вот-вот лопнет, забрызгивая весь

коридор кровью. В висках стучало так, что голова подёргивалась от каждого удара

пульса. На лице выступили крупные капли холодного пота. В горле пересохло, и

воздух со свистом вырывался из сухой гортани. Язык онемел, и практически не

слушался меня. Постояв немного на корточках рядом с закрытой дверью подвала, я

понемногу стал приходить в себя.

Я задавал себе много вопросов, на которые

не мог ответить. Понималось одно, что вопросов стало гораздо больше, чем было

до этого.

Почему гробница не в склепе со в семи?

Почему в подвале?

Ответы на мои вопросы мне хотелось узнать

немедленно, но слуг-старожил никого не было. Все были заняты поисками девочки.

Чтобы как-то отвлечься от вереницы мыслей сводящих

с ума, я пытался думать о чём-то другом. На ум приходило только одно. Рита. По

своей глупости, к которой я сегодня не пошёл. Моя обида после увиденного в

подвале улетучилась.

 Потому что все познается в с равнении. Чувство

страха практически не контролируемая вещь, а моя обида вполне контролируема.

Вообще, страх меняет очень многое в сознании, и заставляет смотреть на многие

вещи иначе. Доказательством этому являются детские переживания и страхи,

которые в дальнейшем формируют психику взрослого человека.  Эти мысли, и сравнение подконтрольности

чувств и эмоций промыли мои мозги, и помогло расставить приоритеты. Я решил,

что обязательно добьюсь Риты, и она будет моей.

8

  Спустя

два часа, я уже сидел в кресле гостиной, и спокойно курил сигару. Раздался звон

медного диска на входной двери. Из прислуги никого не было, поэтому я встал и пошёл

открывать входную дверь.  Перед дверью

стояла Рита. От открытой двери вся гостиная залилась солнечным предзакатным

светом. Рита стояла в сиянии этих лучей, и была похожа на ангела. Я настолько

был поражён увиденным, что растерялся и не предложил ей войти. Она мне

улыбнулась, и не дожидаясь приглашения прошла в дом.  Я был настолько рад её видеть, что готов был

кинуться к ней, и прижав к себе не отпускать не на секунду. Но чувство

самолюбия оказалось сильнее, и я старался изо всех сил не показывать своей

безграничной радости.  Рита прошла в зал,

и плюхнулась в большое кресло рядом с камином. Закрыв дверь  я поспешил к ней, налив по бокалу красного

вина и усевшись рядом.  Сделав небольшой

глоток Рита начала разговор с некоторой иронией:

« Алекс Дроф,  ну что же ты скучаешь в одиночестве. Я сегодня

тебя ждала, ждала, и не дождавшись решила приехать сама».

Обиженным голосом я ответил:

« Тебе и без меня весело!».

« Обиделся, да» - произнесла она, и встала

со своего кресла.

Она

подошла сзади моего кресла, и положила мне на плечи свои руки. Она продолжала:

« Я разве тебе что-то обещала или клялась в

верности?»

« Это просто друзья. Они приходят ко мне в

гости, или же я к ним».

Но

я практически ничего уже не слышал. От прикосновения её рук, я буквальным

образом растаял. Забыл обо всём, и был на «седьмом небе» от счастья. Рита

потрепала мои волосы, и положила свой подбородок мне на голову. Я боялся

шевелиться, и сидел почти не дыша. Мне хотелось, что бы это длилось вечно.

Прикосновения её рук, запах её духов, шорох платья, нежность голоса. Всё

казалось волшебным сном, в награду за происходящее несколькими часами ранее.

  Но вдруг дверь распахнулась, и в главную

залу зашли все мои домочадцы. Первой вошла моя нянюшка. Она плакала, и вела под

руки кухарку, у которой пропала дочь. Все были взволнованы, и бурно что-то

обсуждали. Естественно на этом наша идиллия закончилась, и Рита предпочла сесть

в своё кресло. Я соскочил с места.

  « Ну, как? Нашли?» - спросил я с

неподдельным интересом и волнением.

Пожилой

садовник со шрамом во весь лоб сказал, немного заикаясь от волнения:

« Мы нашли её хозяин, но…..мёртвую.  Её тельце лежало на болотах. Она была

полностью раздета, а всё тело истерзано дикими животными».

Холодный

пот пробежал по моей коже, и просочившись в жилы быстро растёкся по всему телу.

Риту взволновало это не меньше моего, потому-то она резко встала с кресла,

подошла ко мне и крепко прижалась. Это придало мне немного сил, что бы взять

себя в руки, и грамотно выстроить порядок действий.

Что я мог сделать для бедной женщины? Я дал

ей расчёт и немного денег, на которые можно было бы купить небольшой домик в округе,

и первое время прожить. Она поблагодарила меня, но отказалась. Сказала, что ей

хотелось бы остаться здесь, и её единственной просьбой  было помочь похоронить дочку. Я выполнил

просьбу женщины. Девочку богато одели, и в небольшом дубовом гробике похоронили

на погосте при дворе.

В тот вечер Рита задержалась у меня на

долго. С начала она с моей кормилицей успокаивала несчастную женщину. Затем в

библиотеке мы долго с ней сидели и беседовали. Я рассказал ей о случившемся со

мной днём. Она внимательно слушала меня не перебивая. То и дело я замечал, как

на её глазах блестели слёзы от бликов света 

камина. Я даже не представлял насколько она чуткий и внимательный к

окружающим человек. Для меня открылся внутренний мир этого ангела. Моя любовь к

ней стала носить вселенский масштаб.

Именно тогда я  задумался 

о том, что она может и есть моя половинка. Может это именно та женщина,

которая сделает меня счастливым. Может именно она родит мне детей, совьёт наше

гнёздышко. Заставит совершать подвиги.

Рита уехала от меня поздно. Мы договорились,

что утром она будет меня ждать к себе в гости, и представит меня своему отцу.

Тому мужчине, который являлся для неё главным до моего появления в её жизни.

9

  Следующее утро выдалось пасмурным. Мелкий дождь

моросил еще с ночи, нагнетая слякотное настроение. Но это не могло испортить

мои планы. В крытой повозке по дороге к Рите я вспоминал о случившемся вчера. Думал

и о том, что из-за переполоха забыл спросить о гробнице в подвале. Вечером,

думал я, когда вернусь домой надо обязательно спросить об этом у слуг.

Когда я приехал к Рите мне доложили, что она в

саду. Я попросил не тревожиться зря, и что мол я сам найду её. Пожилая

горничная показала мне калитку, которая ведёт в сад, и быстро побежала в дом,

прячась от дождя.

 Рита

сидела в беседке утопающей в цветах. Вьющиеся растения настолько сильно оплели

внешний каркас беседки, что ни одна капля не проникала во внутрь. В беседке

было достаточно мило. Пара плетёных кресел, стол, и много горшков с цветами,

цветущими разными формами и расцветками. Рита напоминала мне дюймовочку,

сидящею в цветке лилии. Она что-то писала в толстом блокноте, как я догадался

это был её дневник. Я подошёл тихонько сзади, и закрыл ладонями ей глаза. Рита

от неожиданности даже вскрикнула.

« Это ты Алекс?» - спросила она, убирая мои

ладони от своего лица.

« Ты меня напугал».

Мне оставалось лишь хихикнуть в ответ, и

подарить сладкий поцелуй после ночной разлуки.

« Как там служанка? » - спросила она с

неподдельным выражением скорби на лице.

« Держится, хотя глаза у неё не просыхают »

« Бедняжка » - сказала Рита, закрывая

блокнот.

Её дневник

был нежно розового цвета в дорогом переплёте. Рита заметила мой взгляд на

сокровищнице своих мыслей и чувств.

« Даже не думай, всё равно не дам » -

сказала она, убирая его в шкатулку ручной работы, с хитрым орнаментным замком,

секрет открытия которого знала естественно только она.

« Пойдём » - беря меня за руку, сказала

она.

« Я познакомлю тебя с отцом ».

Мы вышли из беседки, и пошли в дом, где

видимо, ожидал нас её отец. Вернее даже не дом, а целый замок, поскольку он был

внушительных размеров, и не шёл ни в какое сравнение с моим.

  Её отец солидный мужчина преклонного

возраста. Роста выше среднего, немного полноват, с небольшой лысиной и пышными

усами, и бакенбардами. Одет на нем был отутюженный мундир, застегнутый на

полный ряд отполированных пуговиц. Он сидел на огромной софе в центре зала, и

листал утреннюю прессу. Рита представила меня ему. Мужчина встал с генеральской

выправкой и протянул мне руку.

« Рад встречи с вами молодой человек » -

сказал он, крепко сжав мне руку.

« Можете называть меня мистер Рейсон ».

Да, силы в

нём ещё хоть отбавляй – подумал я, ещё долго потирая руку от его стального

пожатия.

  « Не желаете что-нибудь выпить » - сказал

он, указывая на бар с большим разнообразием спиртных напитков.

  « Нет, пожалуй, не стоит » -  ответил я, садясь в кресло.

  «Так значит теперь вы новый владелец Висвилда

» - сказал мужчина,

наливая себе выпивки.

В ответ я

улыбнулся, сделав лёгкий кивок головой.

« Говорят, про него много слухов ходит » -

пытался я поддержать разговор.

« Каких» - спросил мужчина, как-то нервно

сделав крупный глоток из бокала.

« Ну, мол, Висвилд, проклят. Люди там пропадают, в

частности хозяин бывший. Место там не чистое и т.д. ».

« Ничего подобного не слышал » - сказал

мужчина, осушив свой бокал до дна.

Рите видимо

не по душе были эти разговоры. Она попыталась пошутить, и взяв меня за обе руки

потянула на улицу.

  « Погода разошлась, выглянуло солнышко »

-  приговаривала она, вынуждая меня

повелеваться её желаниям.

Весь день мы провели с Ритой. Один не из

многих дней счастья, которые подарила мне судьба с любимой женщиной.

ص ص ص ص

Вернувшись от Риты вечером, я тут же позвал слуг и начал расспрашивать о

гробнице в подвале.

Тот же

садовник ответил:

« Видите ли хозяин, мы сами толком мало

знаем в чём тут дело. Земля здесь не простая. Здесь, как говорили деды « ниточки

сплетаются », или же какой-то « разлом », я уже и не помню. В подвале не одна

гробница, а две ».

От таких

слов у меня потемнело в глазах. Я тяжело сглотнул слюну, и продолжал слушать

его рассказ.

« Там » - продолжал он – « похоронены люди с

падшей душой, для их же успокоения. Одна гробница нашего бывшего хозяина. Да.

Именно так. Но для всех он просто пропал. Так будет лучше думать. Странными

вещами он занимался перед смертью. Читал какие-то книги, торчал в том подвале.

Вот и счёл местный священник похоронить его именно там. Да наказал

строго-настрого не открывать подвал, иначе что-то может произойти. Странно, но

священник после его смерти прожил не долго. Как-то утром, он не пришёл на

службу. Его нашли в своей постели. Он лежал животом вниз, а в глазах отражалась

смерть, так говорили в округе » - садовник облизал обсохшие губы языком, и

продолжал:

« А вторая гробница принадлежит одной

женщине. Она была помощницей его странных дел. И когда хозяин сошёл с ума, по

мнению окружающих, она ухаживала за ним. До гробовой доски, да и сама зачем-то

умерла ».

Он

продолжал:

« Всё это как-то странно и запутанно,

хозяин. Местная церковь и власти нас не допускали до этих дел, поэтому мы знаем

не много, и наша версия произошедшего не много отличается от официальной ».

Вот такую историю мне рассказал садовник.

Конечно она меня ошарашила, но не на столько когда я узнал настоящею правду. Правда

о случившемся и происходящем здесь оказалась гораздо страшнее, но об этом

немного позже, и всё по порядку…

10

 Этой

ночью со мной случилось ведение. Что это было сказать трудно. Сон? – может

быть, но слишком реальный. Реальность? – слишком туманная. Итак, Мне привиделся

опять тот самый демон. Казалось, что он высасывает жизнь из той самой кухарки,

у которой недавно умерла дочка.  Странно,

но я ощущал на непонятном энергетическом уровне, как жизнь капля за каплей  покидает её тело, наполняя живительной силой

рыжего демона. Женщина лежала на каменном полу посреди кухни. Огромная луна

ярко освещала комнату серебристым светом через большие витражные окна. Кухонная

печь давно погасла, и главным источником освещения была эта огромная луна.  Демон склонился над телом и медленно вгрызался

в её плоть. Хищные когти демона вонзались в тело бедной женщины раз за разом с

новой силой, как это обычно делают кошки от удовольствия. Демону это ужасающее

занятие тоже доставляло явное удовольствие. Причмокивание  от поедания женщины было настолько сильным и

смачным, что у меня потекли слюни, и захотелось тоже отведать эту тёплую

мясистую плоть. Что-то завораживающее, и приятное было в происходящем. Хотелось

мурчать от удовольствия. Я еле сдерживался, что бы не присоединиться к этой

трапезе. Демон с удовольствием поделился бы со мной своей добычей. Я это понял.

Не знаю как но понял, или почувствовал, не важно.

Понимая ужас происходящего со мной, я …

проснулся. Яркий солнечный свет мгновенно улетучил гадкое ощущение сна. Утро

было безоблачным, и были слышны трели птиц за окном. Я встал, сладко потянулся

и пошёл принимать ванну. Снимая ночную рубашку я заметил, что руки мои в

засохшей крови. Я испугался, что поранился где-то невзначай, но оглядев своё

тело понял что нет. Я лёг в теплую ванну, и начал мысленно обдумывать варианты

того, как кровь попала на мои руки.

  « Не смотрю, не смотрю» - как всегда запричитала

моя нянюшка, забирая ночную рубашку в стирку, не дождавшись пока я приму ванну

и выйду к тёплому и ароматному завтраку.

  После завтрака она мне рассказала жуткую

новость. Кухарка. Её мёртвую нашёл наш дворецкий рано утром на кухонном полу.

Тело было настолько обезображено, что узнали её даже не сразу. Женщина была

истерзана в клочья, словно диким зверем, который не понятно как пробрался ночью

в дом.

  После услышанного меня бросило в холодный

пот. Что это? Что происходит? Я схожу с ума? Или уже свихнулся!?  Я чувствовал, что мая голова вот-вот закипит,

как чайник на плите.

  Необходимо срочно расставить все точки над

«I». Понимая, что

ответы можно найти в подвале, я собрался пережить этот ужас ещё раз. На этот

раз я взял с собой большую керосиновую лампу, и направился к массивной двери

ведущей в тот самый подвал. Дверь, как и в первый раз, поддалась не охотно и со

скрипом.

ص ص ص ص

Резкий запах спёртого воздуха ударил в нос.

Я вспомнил страх пережитый мной с первого посещения. Немного вздрогнул, но взяв

себя в руки сделал первый шаг на лестницу ведущею в низ. Пройдя первую комнату,

я очутился перед второй дверью. Мысленно выругался за то, что не взял с собой

лом чтобы открыть чёртов комод, я взялся за ручку заветной двери, и открыл её. Спуск

по второй круто идущей лестнице показался мне вечностью. Тьма облизывала и

пощипывала всё моё тело. Ну вот, опять сырость под ногами, и непроглядная тьма.

Щурясь и почти на ощупь, я стал вглядываться в окружающее меня вокруг. О Боже!

 Два

огромных монумента стояли передо мной. Мои туфли начали промокать от воды на

полу, поэтому я встал на плиту, лежавшею рядом с одним надгробием. Величие

гробниц заставляло прийти в восторг. Огромные каменные птицы венчали это

каменное произведение искусств. Памятник мужчины можно было узнать сразу. Он

был крупнее, и с большой табличкой из медного листа с надписью:

« Здесь покоится тело владеющего сим».

Выполненный из чёрного мрамора, монумент стоял

немного выше уровня пола, чем создавалось впечатление его большей

величественности. Гробница женщины была немного меньше, но так же заставляла

приклониться перед её величием. Красный мрамор служил основой для его

возведения. Надпись на табличке была выгравирована низко, что даже вода

скрывала её содержимое. Я рукой смел воду с надписи и остолбенел. Вернее мои

ноги стали ватными, и я медленно начал садиться на холодную плиту. Надпись

гласила:

« Мери - Клауди Рейсен »

Но что же это?  Ведь Рита носит фамилию Рейсен!  Это её мать!?  Как такое возможно?

Казалось, что голова вот-вот лопнет. Я

чувствовал, что вода начинает пропитывать ткань моей одежды. Я захотел встать.

Для опоры опустил руки на каменный пол. От неяркого света лампы я увидел что-то

более ужасное. Бог Святой! Это же не вода! Это кровь!

Я начал

терять рассудок. Мне казалось, что какие-то тени кружат над моей головой. Я

ощущал волнения воздуха над собой.  Да.

Это те самые птицы с гробниц. Они летали где-то в темноте подвала, издавая нечеловеческий

хохот. Хохот, который обволакивает не меньше чем сама хозяйка происходящего

здесь тьма.

В голове был сплошной вакуум.  Я окончательно потерял контроль над своим

телом. Сначала лёгкая тошнота, затем кисловатый привкус железа во рту. Слюна,

которую невозможно ни глотнуть, ни выплюнуть. Уши заложило. Губы онемели. Тело

как ватное бесконтрольно упало на пол лицом в низ. Лампа тут же разбилась, и

утонула в крови.

Последнее что я помню, это сладковатый вкус

крови, который уловили рецепторы моего онемевшего языка. И то, как моё

ослабевшее тело поглощает кровь и тьма.

11

Как долго я находился в бессознательном

состоянии я не знаю. Придя в себя, и открыв глаза, я увидел, что лежу в своей

постели. На моём лбу мокрое полотенце. Через открытое окно, выходящее на озеро

пробивались утренние лучи солнечного света. Рядом в кресле спала Рита. Я хотел

встать, но едва приподняв голову от подушки почувствовал, что очень слаб. В этот

момент проснулась Рита. Боже, как она была прекрасна. Слегка растерянная после

пробуждения. Чёрные густые локоны скатывались по бархатистой шее, и растекались

по хрупким плечам. Она увидела, что я пришёл в себя, тут же встала и подошла ко

мне, взяв меня за руку.

« Привет!, 

Как ты? » - спросила она своим ангельским голосочком, поправляя слегка

растрепавшиеся волосы ото сна.

« Сейчас, когда рядом ты хорошо! » - ответил

я пытаясь вспомнить всё то, что со мной произошло на кануне.

« Не напрягайся » - прощебетала Рита,

смачивая полотенце по новой, и ложа мне его на лоб.  « Тебе нужен отдых ». 

  Тут в комнату вбежала  с причитаниями моя кормилица:

« Слава Всевышнему! Очнулся наш Алешка! » -

со слезами на глазах она кинулась целовать меня.

« Что же творится да такое? » - продолжала

она: « Алешка, сыночек мой, с тобой всё хорошо? Ничего не болит? Как же тебя

угораздило забраться то туда? » - её рыдания не уменьшались, и Рита дала ей

стакан воды. Нянюшка сделала глоток и продолжала:

 «Ой,

не чистое здесь место. Чует моё сердце добром всё это не кончится. Уезжать нам

надо от сюда. Я уже и матушке вашей письмо отослала, что скоро вернёмся

восвояси ».

« Вернёмся, вернёмся »- ответил я хриплым

голосом. « Только сперва я узнаю тайну Висвилда. Нельзя же так всё бросить на пол

пути! ».

Нянюшка продолжала немного успокоившись:

« Ладно, как хочешь! Только для начала

отпусти Риту домой. Она бедняжка всю ночь около тебя просидела. Приглядывала за

тобой. Меня даже не подпускала ».

« Да я пожалуй пойду, выздоравливай! » -

сказала Рита целуя меня в лоб. Она на прощанье сделала нежный реверанс и вышла.

Моя кормилица продолжала:

« Нашел тебя дворецкий. Случайно увидел, что

дверь в подвал открыта, и заглянул туда. Видимо ты получил большой стресс, что

даже потерял сознание. Я сразу же весточку Рите послала. Бедняжка. Как узнала

что случилось, сразу же и примчалась к нам. Она хорошая. Жениться бы тебе на

ней, и всё тут».

« Ой, дорогая ты моя. Я сам как-нибудь

разберусь » - ответил я.

Я и сам не нуждался, в чьих либо

подсказках. С каждым днём, с каждым разом для меня открывался сказочный мир

Риты. Её внутренний мир. Её доброта. Отзывчивость. Сострадание. Мне придавало

жизненных сил то, что просто она есть. Та женщина, которую я люблю.

Весь день, я провел в постели. Меня

обследовал местный доктор. Суховатый мужчина с трясущимися руками. Он много

говорил моей нянюшке о покое, о продолжительном сне, но больше всего

интересовал гонорар за мой осмотр.

Затем я читал прессу, пил парное молоко со

сдобами. И засыпая, я  думал о двух

вещах, интересовавших меня тогда больше всего.

Первое, конечно же, Рита. Моя любовь, моя

жизнь, моя отрада. Та, которая лучше всех на свете. Такой второй просто нет.

Она единственная и не повторимся.

 Второе,

это жуткая тайна, которая окутывала это место. Жуть, которая оставляет глубокие

борозды на граните души, каждый раз, когда задумываешься об этом. Невольно

пытаешься гнать мысли прочь, но они возвращаются вновь, и вновь. И тогда

начинаешь понимать, что если всё бросить и сбежать, не узнав правду, то всю

последующею жизнь будешь помнить об этом и жалеть. Жалеть, что не хватило духу,

и что слаб, и не способен на героические поступки. Поэтому я решил остаться, и

выяснить, что же произошло, или же ещё происходит на самом деле.

Утром я собирался с серьёзным

разговором  к мистеру Рейсену о его жене,

похороненной прямо подомной. В моём подвале.

12

В ту ночь сон оказался на редкость крепким.

Мне ничего не снилось. Только тьма, как властелин вездесущего, пока нет той

надежды, которая называется лучиком света.

Именно лучик света даёт нам силу к жизни.

Когда начинаешь понимать, что ещё не всё так плохо как кажется, что перед тобой

не тупик, а просто крутой поворот в неизведанное. И ты начинаешь заряжаться

этой живительной энергией. Делая шаг за шагом в перёд. В надежде, что этот

самый лучик света тебя никогда не оставит, и будет всегда озарять твой путь. И

самое главное, что ты идёшь верной дорогой, а не во тьму. Да, может быть даже

приятно, идти по нечистому пути. Потому что этот путь как правило легче, и

сладостней чем путь света, но этот путь не верен. Поскольку даже в библии

сказано, что всё хорошее нужно выстрадать, и только. Возможно, с первого

взгляда покажется, что это  не верно. Но

именно в этом суть. И это самое логичное, что может быть. И самое главное, что

каждый человек это понимает, но почему-то противится этому. А дальше. Дальше,

чем глубже ты проникаешься этим, тем больше испытаний на тебя обрушивается. Но

назад пути нет. Поскольку это путь истины. Но, кажется, я опять отвлёкся от

того, ради чего начал вам рассказывать эту историю.

 Даже

плохая погода с порывистым ветром и дождём не разбудила меня среди ночи. Утром

о ненастье напомнило лишь открытое окно, и мокрые бумаги на моём столе от

порывов дождевого ветра. За окном невзгода стихла, и я не намеривался отступать

от намеченного вечером. Приняв ванну, и выпив чашку кофе, я ранним утром отправился

в поместье Рейсон.

  Прибыв, я отпустил карету, и не заходя к

Рите отправился к её отцу. Мистер Рейсон как обычно по утрам сидел на безумных

размеров софе  в главной зале, и читал свежею

прессу. Увидев меня он немного удивился, но предложил мне сесть, и приготовился

меня выслушать.

  Пока я рассказывал ему о том, что я видел

у себя в подвале, мистер Рейсон немного нервничал, хотя всем видом показывал

свою непробиваемость. Единственное что выдавало его, то, как он судорожно курил

сигару, и  нервно стряхивал с неё ещё не

нагоревший пепел. Выслушав меня он крупными глотками выпил полный бокал рома, и

сказал, что я что-то выдумываю.

  « Это полный абсурд молодой человек!»  - говорил он: « У вас видимо слишком богатая

фантазия. Да, мать Риты умерла, но её прах развеян на Карпатских горах, где мы

раньше жили. К тому же я опаздываю на службу. Я как вы знаете, я смотритель

здешних мест, и многие жители проходят с просьбами о помощи. Я опаздываю! ».

Голос его

был взволнован, и очень решителен, и поэтому я решил не устраивать дискуссий с

ним, и закончить этот разговор смиренным молчанием. Я поблагодарил его за

уделённое время, и пошёл искать Риту.

  Рита как всегда была в саду. В той самой

беседке, и как тогда похожей на дюймовочку среди цветов. Увидев меня она

обрадовалась, и подбежав ко мне поцеловала меня в щёку.

« Как ты » - сказала она с непритворным

интересом.

« Нормально, даже хорошо, когда вижу тебя »

- скал я, заключив в свои объятья и подарив страстный поцелуй.

Весь день мы провели как в раю. Вдвоём. И

никого вокруг нас. Мы катались на лошадях, купались на озере. Я конечно шутки

ради предложил купаться нагишом, к моему удивлению она согласилась. Легко и не

принуждённо она сняла с себя всю одежду, и пошла купаться. Что мне оставалось

делать? Я сделал тоже самое. И её это не чуть не смутило. Весело смеясь, и с

кучей брызг она кинулась в мои объятия, и мы слились в сладком поцелуе.

Рано или поздно всё кончается, и мне с

большой неохотой  поздним вечером

пришлось идти домой пешком, поскольку свой экипаж я отпустил ещё утром, и не

распорядился за мной вернуться.

  Именно тогда

я  предложил ей связать наши судьбы

воедино. Я подарил ей большой перстень с голубым брильянтом. Он был

единственной личной вещью моей матери, доставшейся мне от неё. Она отдала мне

его перед отъездом в Висвилд. Рита ничего не ответила, и лишь еле заметно покачала

своей миленькой головкой, вытирая слёзы.

  На завтра мы договорились о встрече. У

Риты было день рождения! Она пригласила меня на празднество по этому поводу. Я

был очень рад, что опять увижу её и очень скоро. Завтра.

  Дорога домой по каменным булыжникам мне

показалось слишком длинной, и я решил срезать путь домой по тропинке через

болота. Луна ярко светила, и я думал, что не заплутаю в этих дьявольских

лабиринтах, уходивших зелёной змейкой между трясин узкой тропой. Но, пройдя

несколько минут, я понял, что совершил большую ошибку.

ص ص ص ص

С каждым шагом страх и ужас проникал в моё

тело. Причиной того была не только увиденная картинка вокруг, но и что-то

большее. Да, вокруг творилось что-то ужасающее. Лунный свет куда-то исчез, и я

оказался в кромешной тьме. Тьма, и ничего больше. Даже без пресловутого лучика

света. В такие минуты обострённое осязание происходящего заставляет вести себя

подобно зверю. Но почему-то не хищного, а добычи.  Я не понимал толи, тьма тормозила мои

движения, толи ужас сковывал мои мышцы и мешал идти. Чувство, что за мной

кто-то наблюдает меня не покидало. Засохшие деревья и кустарники будто

преграждали мой путь. Я отдавал себе отчёт, что уже бегу, не разбирая дороги,

то и дело, проваливаясь в чёрно-зелёные лужи. Непонятные звуки окружали меня, и

отдавались гулким эхом где-то  в моих

мозгах. Впереди я увидел мерцающий огонёк, к которому и поспешил. Но по мере

того, как я приближался к свету кустарники причудливой формы расступились. Я

оказался на большой поляне.

На самом центре поляны стояло сооружение

напоминающее часовню, или какую-то жертвенницу. Факела освещали данное

строение, и это позволяло хоть что-то улицезреть. Каменный пол отблескивал

красно-серым цветом. Четыре колонны в виде идолов подпирали свод. Тот в свою

очередь был выполнен с прорезом в виде шестиугольной звезды. Прямо под сводом в

полу углубление, напоминающее ванну.

« Как банально » - подумал я  «Жертвенница для тел » - удивлялся я своему

сарказму в такой неурочный час.

Сосуд до половины был наполнен кровью.

Мерзкие твари. Да, я немного забыл сказать об этом. Мерзкие твари всё это время

окружали меня. Они находились во круг. Некоторые ползали, некоторые летали, но

все выполняли одну миссию. Они подготавливали всё  к чему-то. Главной их задачей было наполнить

сосуд кровью, которую они извергали из себя. Из своих внутренностей. Но чаша не

наполнялась. Как прожорливая прорва она жаждала всё больше, и больше, издавая

при этом звук напоминающей отрыжку.

Увиденное повергло меня в состояние аффекта.

На этот раз я не потерял сознание. Нет. Я издал нечеловеческий вопль, и кинулся

бежать, не разбирая дороги. Я не слышал собственного крика, настолько моя

голова была готова взорваться, от переполняющих меня эмоций.

Но ужас в том, что меня что-то манило

обратно. Как собаке трущейся об падаль, так и мне хотелось обваляться в этой

крови. Желание было настолько сильным, что я даже порвал себе губу руками, что

бы прийти в себя, и продолжать бежать подальше от сюда.

  Не знаю, сколько я бежал, но опомнился

когда увидел своё поместье. Я добрался к нему с той стороны, куда выходит

западное окно моей спальни. Так вот значит, куда ведёт эта тропа! 

  «О Боже! Когда же закончатся эти загадки,

и придёт просто покой. Когда я смогу просто провести время с Ритой, не

задумываясь об этом ужасе. Нет. Теперь я точно не отступлюсь, и обязательно

раскрою тайну Висвилда. Пусть даже это будет

ценой моей жизни » -  думал я пробираясь

сквозь заросли к заветной цитадели.

Ценою всему действительно была жизнь, но не

моя. Но об этом чуть позже. К тому же скоро конец этой истории, мой драгоценный

читатель.

13

Чтобы

не мучаться ночью, и проснуться утром в хорошем состоянии я выпил большую дозу

снотворного и быстро заснул.

  Проснулся я достаточно поздно. Порванная

губа жутко ныла. Приняв ванну, и позавтракав, я начал выбирать наряд на вечер,

чтобы предстать перед Ритой во всей красе. Но главной головной болью был выбор

подарка, который я подарю Рите. Решение пришло не сразу. Долго выбирая из

многочисленных вариантов, в конце концов я остановился на самом подходящем на

мой взгляд. Я решил подарить ей щенка. Золотистый кокер-спаниель трёх месяцев

от роду купленный мной в питомнике решил эту проблему. Милейшее существо.

Пушистый рыжий комочек в плетёной корзинке украшенной разноцветными бантами –

вот мой подарок любимой девушке.

И уже когда вечерело, я ехал в крытой

кибитке на День рождения Риты. Рядом на сиденье лежала корзинка с попискивающем

подарком, а в руках был большой букет любимых Ритой белых роз. Над букетом

постарался наш садовник. За время проживания в  Висвилде я заставил его привести

в порядок сад, что он сделал вполне достойно.

 В голове помимо

радости кружились чёрные тучи из вопросов о происходящем в моём поместье, но я

пытался не думать об этом, но как правило безрезультатно. Мысли так и лезли в

голову, каждый раз прогрызая новые дыры в моём сознании, оставляя кровоточащие

гнойники.

В раздумьях дорога  показалась короткой, и вот я уже въезжаю в

украшенный двор разноцветными гирляндами и фонарями. Всё было продумано, и

каждая мелочь кричала о пышном празднике в честь восемнадцатилетия Риты.

ص ص ص ص

 Женщина моей жизни выглядела

блестяще. Нежно розовое платье очерчивало её точёную фигурку. Тончайшая вуаль

прикрывало её лицо, оставляя обнажённой лишь кокетливую улыбку. Глядя на неё

мне даже не верилось, что такая красота может быть на самом деле, и что именно

я являюсь предметом её внимания.

 

 Подарок Рите пришёлся по душе.

Она даже взвизгнула от удовольствия, и начала безудержно целовать меня, а затем

щенка.

« Я назову его Рафаэлем! » - говорила она,

прижимая к себе мой подарок.

« Раф! Рафик! » - слетало с её губ.

Но внимание

нужно было уделять всем, отдав щенка прислуге и взяв меня за руку мы

устремились в главную залу, откуда доносилась живая музыка и слышались

многочисленные голоса. Гостей было много, и Рита растворилась в окружении

друзей и приглашенных гостей.

 Да, видимо я слишком забегал вперёд

представляя себе прекрасный вечер. Рита слишком много выпила шампанского, и

поэтому её поведение показалось мне слишком раскованным.

Я попытался

её немного присмирить, но тщетно. Это наоборот её ещё больше раздразнило. В

общем, слово за слово мы поругались. Рита сказала, что мне не принадлежит, и

будет делать всё что хочет. Её слова меня обидели, и я решил отплатить той же

монетой. Поскольку девушек было большое множество, и я был не дурён собой, то

новая пара образовалось очень даже быстро. Весь вечер я осыпал комплементами и

поцелуями другую женщину, желая лишь увидеть реакцию Риты. Но Рита не замечала

меня. Она кружилась в танце то с одним кавалером, то с другим. То её

шелковистые волосы отливались лунным светом в парке под окнами около фонтана,

где проходили различные конкурсы. То её звонкий смех слышался из курительной

комнаты.

Всё это портило мне настроение.

Окончательной точкой было то, как я увидел её целующейся со стройным брюнетом в

той самой беседке утопающей во вьющихся растениях.

Я

поблагодарил мистера Рейсена за празднество, и не попрощавшись с Ритой поехал

домой.

По дороге домой я решил, что всё кончено, и

что я больше никогда её не увижу. Единственное что держало меня здесь, это была

Рита. Но теперь её для меня нет. Как только я приехал в поместье, тут же дал

задание кормилице собирать вещи. Сказал, что утром мы уезжаем от сюда к

маменьке. Что у меня плохое настроение и ужасно болит голова, и до утра меня не

при каких обстоятельствах не тревожить. Я закрылся в своей комнате, и чуть ли

не со слезами на глазах долго смотрел в догорающей камин, пока не начал

дремать.

Не знал я тогда, что действительно видел

Риту в последний раз. Среди ночи, меня разбудила кормилица. Она сказала, что в

низу меня ждёт встревоженный мистер Рейсон.

14

 Отец

Риты был безумно пьян. Когда я спустился он сидел в кресле рядом с камином и

что-то бормотал себе под нос. При всей его прежней галантности мистер Рейсен

выглядел несобранно и даже как-то растрепанно. Всё говорило об этом. Волосы

взъерошены. Когда-то отполированные пуговицы его мундира были небрежно

расстегнуты, а некоторые даже оторваны. Сапоги были все в грязи. В правой руке

была наполовину пустая бутылка рома. Как только он меня увидел сразу встал, и

шатающейся походкой направился ко мне. Не успел я поприветствовать его, как тот

начал разговор. Первое что он мне сказал было:

« Всё кончено. Она всё-таки забрала её ».

« Кто? Кого? » - спросил я ещё заспанным

голосом, но предчувствуя подступающий к горлу комок.

« Это она. Я точно знаю. Она её забрала » - хрипел

он.

« Да объясните, же что случилось?! » - взорвался

я, в принципе уже не нуждаясь в его ответе.

« Рита пропала! » - как смертельный приговор

пронёсся в моём сознании его голос.

« Как? » - меня окатил ужас, начиная с

головы, и заканчиваясь дрожью в ногах пощипывая кончики пальцев.

« Мери-Клауди Рейсен » - сказал с ненавистью

отец Риты.

« Эта история » - продолжал он: « Началась

очень давно. Точнее после того, как мы переехали жить в это проклятое место. У

нас было всё. Любовь, деньги, взрослеющая Рита. Видимо во всём случившемся есть

и моя вина » - он сделал крупный глоток из бутылки, и слегка поморщившись,

продолжил: « Меня почасту не было дома, и Мери-Клауди стала заниматься

странными, страшными вещами.  Как она

говорила смыслом её жизни стало возрождение старого культа. Возрождение той

силы, которая была началом всего, и станет так же концом. То, что было даже до

того как появился свет. То, что было всегда. ТЬМА – имя той силы. Именно этому она посвятила себя целиком.

Мери-Клауди сошла с ума. Странные оккультные книги были её главным чтивом, если

же она находилась дома и не путалась с этим, как его там. Ну, в общем, с бывшим

хозяином Висвилда. Именно он являлся подельником во всех её тёмных делах ».

Услышанное

от отца Риты с каждым произнесённым им словом всё больше повергало меня в ужас,

но он не останавливался, всё больше и больше загружая мой разум.

« Как я не пытался образумить её, ничего не

помогало. В округе начали пропадать люди. Как я выяснил, не без участия моей

супруги. Будучи смотрителем здешних земель, и не последним человеком в их

управлении, я всеми силами как мог скрывал тайны смертей пропавших без вести

людей. Жирной точкой всему происходящему стали слова Мери-Клауди. Как-то она

сказала, что для возражения тьмы нужен мощный ключ. Ключом может служить сердце

девственницы » - его голос дрогнул.

« Она имела ввиду Риту» - одним залпом он

осушил бутылку до дна.

« У меня не было выбора. Я решил поставить

этому конец. Рука на собственную жену у меня не поднялась. С помощью верных мне

людей мы замуровали эту сладкую парочку в подвале Висвилда. Похоронили за живо. Каждый день, день за днём я приходил в Висвилд, садился под дверь подвала и плача слушал, как они умирают. Сначала

были крики с угрозами, затем стоны с мольбой, затем шорох... Спустя самую

жуткую неделю моей жизни всё закончилось. Опять же с помощью верных мне людей я

решил устроить место их вечного покоя именно там. В подвале. К тому же местный

священник сказал, что так будет спокойнее. 

Умерщвленные жаждой их тела были преданны покою под мраморными монументами.

Священник для большей уверенности их упокоения запечатал дверь в подвал

священной просвирой. И не одна душа не узнала настоящею правду о случившемся »

- тут я не выдержал и перебил его:

« Ну почему же вы сразу не сказали мне всё

это когда я вас спрашивал? »

« Я думал, что всему положен конец. А зачем

тебе знать о моём смертельном грехе, который я не искуплю и в аду за тысячи лет

».

« Да, но почему вы решили, что пропажа Риты

связано именно с этим? » -  спросил я.

Мистер

Рейсен продолжил:

« Я уже стар, и не люблю шумных праздников,

поэтому довольно рано сразу же после твоего отъезда ушел в свою комнату. Когда

все гости разошлись, я уже готовился ко сну, как меня потревожила служанка и

сказала, что Риты нет. Я пошёл к ней в комнату. Постучался, но ответа не

последовало. Войдя, я увидел жуткую картину. Окно распахнуто, и по всей комнате

следы борьбы. Кровать вся изодрана, и виднелись пятна крови. Над кроватью на стене

кровью написано:

Время пришло

«Я проиграл молодой человек » - продолжал он

обреченно: « Не смог защитить нашу дочурку от лап тьмы. Проиграл свою жизнь

смерти...»

Дальше я его уже не слушал. Я сорвался с

места и побежал в подвал, к тому старому комоду, который надо было открыть ещё

в самом начале. Что-то подсказывало мне, что я найду ответы на последние

вопросы мучающие меня.

Вооружившись топором, я побежал к двери

ведущей в подвал. Странно, подумал я открывая дверь, как это я сразу не заметил

что вся дверь по контуру обмазана воском. Но какой сейчас прок от этих мыслей. Нужно

как можно скорее расставить все точки над «i», и заняться поисками Риты. Сбежав

в низ по лестнице уже без особого страха, я направился к комоду. Пара ударов

топором и всё. Комод открыт. Открыв крышку я увидел внутри больших размеров

амбарную тетрадь. Это оказался дневник старого хозяина замка. Из-за нехватки

времени, я веером пролистал тетрадь и открыл случайную страницу. Вот что я

прочитал:

29 сентября

 

Конец моей жизни. Я знаю, она заберёт мою жизнь до конца.

Если не она, то дьявольские её слуги. Демоны, имя которым легион. Мне не жалко

себя, мне жалко тех людей, которых она загубила и ещё загубит. Мне жалко её

дочь, которую она церемониально убьёт во имя своей миссии. Видимо тьма даёт ей

силу. Поскольку она полностью завладела моим рассудком. Я пишу эти строки,

поскольку сознание вернулось ко мне хотя бы на время. Я являюсь просто орудием

в её руках. Палачом, который приведёт в исполнение начатое ей. Почему я, да

простая случайность. На моём месте мог бы оказаться кто угодно. Мой Висвилд стоит на мистическом месте. Как она говорит

на разломе света и тьмы. Именно с этого места можно менять будущее

 Далее

его подчерк становился не разборчивым, но последнею фразу в его дневнике я всё же

разобрал. Она звучала так: Господи спаси мою душу. Я не в силах справиться с

этим без твоей помощи.

 Прочитав

это я почувствовал, что схожу с ума. Бедный человек. Он ведь просто был

марионеткой в её руках, и безвинно пострадал. Почему этот дневник был заперт в

комоде? Его что, видимо, не читали, поскольку умертвили невиновного человека?  Но то о чём я подумал дальше меня просто

кинуло в жар. А не являюсь ли я такой же марионеткой в сетях разбуженного мною

зла, когда я открыл запечатанную дверь. Мои странные желания при виде крови на

болоте, не являются ли подтверждением того, что я будущий  палач? Я сходил с ума от своих мыслей. Всему

этому должно быть какое-то логическое объяснение. Тошнота подступила к голу.

Захотелось прямо здесь лечь, и свернувшись в позу эмбриона уснуть. А,

проснувшись осознать, что всё это мне приснилось, и это всего лишь страшный сон.

  Но времени не было даже на раздумья. Нужно

срочно спасать Риту. Где её искать я знал. Конечно же, на болотах. В

жертвеннице. Там где её сердце должно разбудить вечное зло, которое так и

норовит вырваться и накрыть непроглядной тьмой всё живое.

Господи!

Лишь бы не опоздать, и спасти Риту. Ведь я так её люблю. Почему именно в такие

моменты начинаешь понимать на сколько дорог тебе любимый человек.

  Выбежав из подвала я увидел, что мистер

Рейсен продолжал сидеть в гостиной, и бормоча что-то себе под нос плакал. Я не

стал отвлекаться на него. Как можно быстрее надо было бежать в топь болот на

спасение Риты.

Туда, где границы реальности раздвигаются,

и все вещи и поступки обретают иной смысл. В котором нет рациональности и

иррациональности. Где всё происходит само собой, и ты не в силах изменить

что-либо. Где хозяйка-тьма правит

балом.

Ну, вот дорогой читатель мы добрались до

последней главы моего рассказа. Рука немного затекла, да и гусиным пером писать

весьма не удобно. Немного потерев руку, что бы разогнать застоявшеюся кровь я приступаю

к написанию последней главы. Главы, в которой ты увидишь апогей всего того,

ради чего я пишу эту историю, и из-за чего отвлекаю твоё драгоценное внимание.

Скоро, уже скоро всё закончится, и ты сможешь наконец-то заняться своими

привычными рутинными делами.

 

15

 Как

только я вступил на топкую тропу мир вокруг переменился. Всюду непроглядная

тьма. Неба просто не было. Какая-то чёрная дыра зияла над всем, что когда-то

называлось небосводом. Как я не старался двигаться быстрее, тьма настолько

сильно окутала меня, что движения были замедленными и вялыми. Возникало

ощущение, что темнота материальна, и как вампир сосёт из меня энергию. Она

обхватила всё моё тело, и мелкими покалываниями вгрызалась не только в мою

плоть, но и в воспалённое сознание. Как не странно, но в кромешной тьме, я

начал что-то видеть. Всё окружающее как бы стало подсвечиваться изнутри. Цвет

всего был искажённым. Как негатив модных сейчас картинок. Заезжий к нам француз

называл их фотографиями. Пара таких картинок стояли у меня дома на прикроватной

тумбе. Скрюченные деревья кровоточили, под ногами вообще казалось, что не

земля, а что-то живое. Было впечатление, что я наступаю на огромное тело какого-то

животного. Шипение, шорох, какое-то лязганье доносилось со всех сторон.

Окружающее меня чёрное пространство было живым. Оно дышало со скрипом и

свистом, так же как тот демон из моей комнаты.

Как не странно чувства страха не было. Его

сменили чувства отчаяния и  адреналин. Я

отдавал себе отчёт в том, что мой мозг заторможен, и реагирует после движений

или действий собственного тела. Единственное, в чём я был тогда уверен, что мне

нужно торопиться, что бы спасти Риту. В такие мгновения кажется что время

остановилось, и минуты тянуться тягучими часами. Бегающие глаза заливал

холодный пот. Одежда вся промокла от пота, и прилипла к телу, но я практически

не замечал этого. Ноги покалено были в грязи, или в чём-то другом, а в чём

именно было даже страшно подумать. Я бежал, не разбирая дороги, пытаясь

выбраться на ту зловещею площадку, на которой был не так давно до этого. Ну

вот, наконец, то впереди показалась поляна, на которой происходило что-то

ужасное. Что было дальше, я могу описать как какой-то страшный сон, или бред

душебольного. Ощущение что всё происходящее было не со мной, а как бы со

стороны, поскольку контроль меня покинул.

Мерзкие твари царили здесь. Их занятием

было наполнение кровью центральной чаши, которая к тому времени была уже практически

полна. Описать их сложно, поскольку в природе такие не встречаются, но я

попробую:

 Некоторые из них напоминали печень крупного

животного. Они прерывистыми движениями добирались до края сосуда, и рвотными

действиями испражняли содержимую в себе кровь. Другие были похожи на больших

слизней или пиявок с маленькой пуповидной головкой. Они двигались скачкообразно.

Прямо над чащей, они разрывались на пополам, изливая кровь в сосуд, и уже не

одна, а две отпрыгивали с другой стороны чаши удаляясь за новой порцией крови.

Третьи напоминали птиц, лишь только по тому, что они летали. Как они выглядели,

я не понял, поскольку они двигались очень быстро. Единственное что я заметил,

это что-то вроде длинной кишки, торчащей из их головы или глаз – трудно

сказать. Именно из этих отростков пульсирующее извергалась кровь. Да, ещё

странные крылья, похожие на обтянутые тягучей слизью жерди. Тварей было

множество. Всяких форм и размеров. Жители вечной тьмы представали во всей своей

ужасающей красе и разнообразии. Но то, что я увидел дальше заставило меня

вскрикнуть и перестать видеть всё окружающее. Эта картинка до сих пор

заставляет меня вздрогнуть всем телом, и просыпаться в холодном поту. В

четырёхгранной жертвеннице, недалеко от чаши в лапах демона билась Рита. Рита!

Моя Рита, в жилистых лапах того самого демона из моей комнаты. Рыжего,

безглазого с огромными крыльями и свинячьей кожей.

 Демон

с жадностью разрывал остатки одежды, оставляя порезы от когтей на нежном теле

Риты. Он делал это как бы играючи. Стараясь не причинить сильную боль, и не

изувечить тело. Теперь я понимаю, что он просто подготавливал его. Для чего?

Лучше бы вам не знать.

По всей

видимости, сил в ней осталось мало, потому что она практически не

сопротивлялась, изредка пытаясь отбиться от быстрых лап демона. Глаза её от усталости

и потери крови были практически закрыты, и она отбивалась в слепую. Протяжный

стон обречённости срывался с её окровавленных губ.

От увиденного тормозивший меня стопор

сломался, и моя реакция оказалась на удивление молниеносной. Я кинулся бежать

по направлению к жертвеннице. Но шаг за шагом я вдруг… О БОЖЕ! Что со мной! То,

что произошло со мной дальше, я могу назвать только одержимостью. Мой мозг всё

понимал, но тело меня не слушалось. Медленным уверенным шагом я подошёл к Рите.

Она открыла глаза, увидела меня и слабо улыбнулась, пытаясь что-то сказать. В

её карих бездонных  глазах читалась

надежда на спасение. Демон тоже увидел меня. На его роже было выражение

напоминающее приветствие. Он  бросил тело

Риты на землю и отступил назад. Я подошёл и с невероятной легкостью подхватил

её тело. В этот миг я начал физически меняться. Тело сгорбилось, руки странно

вытянулись, по всему телу с дикой болью, через кожу пролезли рыжие волосы,

напоминающие щетину. Одежда на мне разорвалась, и слетев обнажила гадко

деформированное тело. Я стал похож на того, кто рядом  со мной стоял, и немного с завистью наблюдал

за происходящим. Левой рукой, схватив сзади за шею, я поднял её до уровня,

когда глаза наши сравнялись. В то мгновение в глазах Риты уже читался страх. Её

взгляд уже не был взглядом той весёлой девчушки. Это был взгляд человека

увидевшего смерть. Она открыла рот что-то сказать, но…

Мгновенно моя правая рука проткнула её

грудь. ( Странное чувство. Как будто протыкаешь слой тёплой резины.) Через

секунду её сердце билось в моей руке. Последнее что видела Рита, это остывающее

своё сердце. Тело, когда-то любимой  мной

женщины уже было не нужно, и я расслабив левую руку выронил его на землю. Сердце

Риты ещё билось, выдавливая из себя последние порции крови, обливая мою руку и скапывая

куда-то вниз. Странное желание овладело мной. Я понюхал сердце, его запах был

самым сладким запахом на свете. Облизнул его, и жадно начал тереть им по

своему, недавно человеческому лицу. Тёплая кровь обволакивала моё лицо, и

медленно стекая, капала с подбородка. Тело всё напряглось, я чувствовал сильное

возбуждение. Казалось ещё немного, и я получу сексуальное удовлетворение, без

каких либо прикосновений, которые так радуют всех в подростковом возрасте. Я

опять начал облизывать сердце, надкусывая его понемногу. Мышечная мякоть была

упругой на укус, и медленное её пережёвывание доставляло неописуемое

наслаждение. Всё вокруг ликовало. Рыжий демон вгрызся во внутренности Риты, и

причмокивая мурчал, как обычно мурчат кошки, не жилая делиться добычей. Дикий

гул стоял кругом. Чаша к тому времени была уже полной, и напоминала открытый

рот огромного зверя. Кровь, в чаше крутилась по спирали, образуя большую

воронку. И тут я сделал то, чего все ждали. Я вытянул руку над чашей, и разжал

длинные скрюченные пальцы. Сердце Риты упала в кровь. Без малейших брызг, вошло

как по « маслу». Даже не оставило расходящихся кругов после погружения.

 Всё

затихло, предвкушая появление той тьмы, которая будет пожирать всё в буквальном

смысле слова. Той, что не дрогнув поглотит сначала младенца, кормящегося грудью,

а затем и кормящею мать. Той, которая разрушит всё, что сотворено создателем. Той,

которая томилась веками, жаждя своего освобождения, наверное, с тех самых пор,

как Бог спрятал её в бездну. Голодная, и жаждущая отмщения за своё рабство.

Кровь в сосуде остановилась и начала менять

свет на темно-фиолетовый. Пошёл сильный запах серы. Лучи, напоминающие молнии начали

расходиться от центра сосуда к краям. Все ждали.

 Но ничего не происходило. Вдруг резкий щелчок,

затем оглушительный рёв и чаша мгновенно опустела. Все окружающие существа,

включая рыжего демона, стали засасываться в дыру на дне чаши.  Монстры цеплялись, как могли, оставляя

глубокие борозды в земле, и во всём том, за что успели зацепиться.  Они сопротивлялись, но никакая сила не могла

им помочь, поскольку именно эта сила породила их, и забирала обратно. Всё

стихло. Все предметы начали принимать привычные очертания и цвет.

  Я стал приходить в себя. Тело обмякло, и я

медленно опустился на кровавую землю. Во всём теле появилась невыносимая боль

от обратной трансформации. Я видел лежащее рядом истерзанное тело Риты. Я хотел

подползти к ней и прикоснуться, но сил не было даже поднять руку. Я смотрел на

мертвое тело Риты и думал, как своими собственными руками убил то, чем дорожил

больше всего на свете. Слёзы невольно катились по моему лицу. Видел, как начали

появляться люди с факелами, выкрикивая то имя Рита, то моё имя.

  Последнее, что я помню это свою нянюшку.

Всю растрепанную, со всклоченными волосами она упала рядом со мной на колени и

прижимала мою голову к своей груди. Она что-то кричала, вернее даже хрипела,

потому что голос её охрип и скрипел как не смазанное колесо телеги. Её горячие

слёзы капали на моё бледнеющее лицо, и сливаясь с моими слезами стекали на мою

грудь. Какие-то мужчины и женщины склонились над телом Риты, и о чём-то

шептались, то и дело, поглядывая в мою сторону. Среди некоторых из них я узнал

своих слуг. Сердце понемногу начало успокаиваться и в висках уже не так стучало

на вылет. Мне казалось, что я тоже умираю. Наверное, так бы было даже и лучше,

потому что дальнейшее моё существование трудно назвать жизнью.

  Глаза самопроизвольно закрылись. Голоса

стали улетать, куда то в даль, оставляя в ушах только монотонный гул. Всё

кончено. Я отключился.

16

С тех пор

прошло 6 лет.

Чистый горный воздух, и размеренная,

степенная жизнь привели мои мысли в порядок. Сейчас, живя в мужском аббатстве на окраине

швейцарских гор всё своё существование я посветил Богу, и молитвам об

искуплении моего греха и очищении моей души. Но это всё тщетно. Создатель

никогда не простит меня. За такое прощения нет. В моей душе постоянно горит

огонь. Он испепеляет меня каждый день, а поутру возрождает по новой. Как птицу

- Феникс. Возрождает, что бы я по новой мучился, день за днём, волоча своё

бренное существование не на секунду не забывая о содеянном. С того кровавого

дня, я людям никогда не смотрю в глаза. Потому что последние выражение глаз Риты

стоит перед моим взором и по сей день.

   Немногое связывает меня с прошлой жизнью. У

моих ног спит Рафаэль. Ему видимо что-то снится, и он отчаянно во сне

перебирает ногами повизгивая. Помимо собаки мне разрешили взять с собой несколько

вещей. Я взял шкатулку Риты, в которой она хранила свой дневник. Вы скажете,

что это аморально, и читать чужие мысли 

и желания это плохо, но я скажу, что это не так. Я надеюсь узнать

что-нибудь относительно её матери Мери - Клауди. Может быть, из дневника Риты я

узнаю что-нибудь новое, в этой до сих пор до конца не проясненной истории.

Правда, открыть этот ларец мне до сих пор не удалось. Как я уже упоминал раньше

у него хитрый замок. Орнаментная птица сидит на ветке с яблоком в клюве.

Каким-то образом нужно отодвинуть яблоко в сторону, и шкатулка откроется. Я

думаю, что так.

Ещё я взял с собой дневник бывшего

хозяина Висвилда. Прочитав

его внимательно, я узнал много интересного. Оказывается, этот мужчина являлся

моим настоящим отцом. Всё это весьма странно и запутанно. Почему матушка

скрывала правду о нём, его жуткая смерть, но это как вы понимаете совсем другая

история…

  Сколько раз ещё тьма решит выбраться из

своей обители никому не известно, но в это раз ей не удалось. Причиной этому

послужила любовь. Рита не была девственницей! 

Да, это произошло в тот самый счастливый день в моей жизни, на озере.

Вернее на поляне рядом с ним, всей утопающей в полевых цветах. Что сказать об

этом!? Как она трепетала в моих объятиях. Как наши мокрые тела после купания

соприкасались и терлись друг об друга! Как я задыхался в плену её влажных

волос! Как я сгорал в ней, от её же любви. Это было сказочно красиво! Этому

моменту я отделяю особое « помещение » в моём сознании. Каждый раз, я захожу в

эту комнату рассудка для очищения и просвещения. После такого начинаешь

понимать силу фразы, что красота спасёт мир!

  Недавно приезжала моя матушка. Как всегда

шикарно выглядящая, и как всегда с новым кавалером. Она привезла плохую весть.

Умерла моя кормилица. Бушующая в Европе лихорадка забрала её с собой. Отец

Риты, мистер Рейсон оставил пост смотрителя, и бросив, не продав всё уехал.

Куда, не известно, но ходят слухи, что он попросту исчез. Мои расспросы о моём отце

ничего не дали. Она ответила, что когда прейдет время, я обязательно сам всё

узнаю. Что моя миссия ещё не закончена, и мне предстоит ещё многое сделать.

Ну вот, уже звонят вечерню. Пора идти на

молитву. Спасибо мой читатель, что ты выслушал мою историю. Историю о том, что

никогда не рождалось, поскольку это было и будет всегда. Имя этому - ТЬМА.

« Раф! Раф!, просыпайся. Пошли на привязь. Мне

пора! ».

Март  2009 г.

Просмотры: 2058

Следующий пост
Без тебя я не пойду
Предыдущий пост
Топор
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 19,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!

Комментариев: 3 RSS

  • Сюжет очень хороший, но весьма портит впечатление, очень долгое повествование от первого лица. На мой взгляд лучше было бы не вести долгий и утомляющий пересказ, а добавить живые диалоги. Конечно в середине рассказа диалоги были, но по мне они прописаны ну совсем уж бездушно, складывается такое ощущение что все поголовно носят роль серых статистов, без эмоций и живости. Да и герой тоже получился несколько шаблонным, хотя в некоторых местах когда читал ваш рассказ я об этом не думал. Что касается атмосферности, то она у вас получилась, вот только хоррорные сцены были изрядно подпорчены, неумелой подачей появления демонов и других жутких тварей. А так сюжет получился вполне приличный)

  • Спасибо за вашу оценку. Это был самый первый мой рассказ. В дальнейшем я надеюсь исправился.

  • в любом случае практика и только практика помогает отточить художественно-литературный стиль до того уровня который как бы требует любой даже самый не искушенный читатель)

В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!