Фэнзона

Бал-маскарад

БиблиотекаКомментарии: 0

Спустившись на лифте в подземный гараж, сели в Nissan Almera за 510 000, и через семь минут выехали на Садовое Кольцо.

Александр Горин был высокий, плечистый мужчина с крупным скуластым лицом. После армии он получил высшее образование, и четыре года руководил разными проектами в корпорации высоких технологий «Лумитан». Эта компания тесно сотрудничала с российским правительством, выполняя крупные государственные заказы в сфере IT-технологий. Даже несмотря на то, что в ее правлении половина акционеров были англичанами, французами и американцами.

Неделю назад Горин столкнулся в курилке с Ильей Бурлаковым, приятелем из отдела финансовой аналитики. Тот сиял от счастья.

Мужчины солидно закурили.

─ Ты че светишься, как елка новогодняя?

Илья, хлопнув его по плечу, шепотом сказал:

─ Держись, мужик. Я только что был у менеджера по персоналу. Больше тебе не придется ездить на «Обоссане».

Так они называли «Ниссан».

─ В смысле?

─ В смысле! Тебя повышают.

Горин, начиная улыбаться, все же недоверчиво нахмурился.

─ Прикалываешься, что ли? ─ Такие шутки, действительно, были в ходу у сотрудников «Лумитана».

─ Отвечаю, ты теперь менеджер отдела инноваций. Я приказ своими глазами видел, полчаса назад. Коммерческий, генеральный, президент ─ все подписи есть.

Александр несколько секунд переваривал информацию. Конечно, иначе и быть не могло. В прошлом квартале они сделали резкий прорыв со сверхпроводящим кубитом, благодаря чему разработка в России квантовых компьютеров ─ дело почти решенное. Впрочем, его заслуг могли и не заметить, списав успех на работу всего отдела и пресловутый «командный дух».

─ Ладно, забей, ─ сказал Горин все тем же небрежным тоном. ─ Маша-то как?

Жена Бурлакова была на шестом месяце.

─ Да нормально Маша, ─ досадливо отмахнулся Илья. ─ Ты рад или не рад?

─ Скажем так: я этого ждал. ─ Горин расправил плечи. ─ Успех приходит к тем, кто знает, чего хочет, и твердо идет к своей цели. Уверен, скоро и тебе повезет.

Илья загадочно улыбнулся и вышел.

Теперь, медленно продвигаясь в потоке автомобилей, Горин нервничал. Нервничал он очень красиво и мужественно: его скулы ходили ходуном под розовой выбритой кожей, глаза блестели, как сталь, на лбу пролегла вертикальная морщинка.

Почему Илья так радовался его повышению? Нет, очень похоже на подставу. Правда, совсем не похоже на Илью. Они вместе учились в университете и вместе начинали. Сам Горин больше всего ценил своих армейских друзей. На вопросы, почему, он отвечал: «Вам не понять. Армия ─ это совсем другое».

Из курилки он отправился в свой кабинет, и на столе его ждало письмо от Совета Директоров.

«Дорогой Александр!

Наша компания растет в четыре раза быстрее рынка, и мы хотим взорвать этот рост. Если Вы хотите собрать команду и принимать самые интересные и крутые решения, мы ждем вас 12 октября 202.. года на встрече с членами правления. Встреча состоится на тринадцатом этаже в 20.00. Будем рады видеть Вас и Вашу супругу. С наилучшими пожеланиями…» и т.д.

Сердце его екнуло. Знаменитый тринадцатый этаж, где обитали корпоративные динозавры и куда менеджерам среднего звена вход был воспрещен. Болтали, что там есть площадка для гольфа и бассейн.

То, что его просили явиться с женой, Александра обрадовало. Скорее всего, встреча пройдет в неофициальной обстановке. Все и впрямь уже решено. И конечно, правление хочет увидеть его вместе с женой, убедиться, что брак в порядке, у него нет проблем в личной жизни и все норм с эрекцией. Значит, он сможет отдать работе все силы. Вот только детей нет…

Тогда он весь день мысленно объяснял Совету Директоров, почему у него нет детей. Он был уверен, что его спросят ─ с вежливой ледяной улыбкой.

Президента и других топ-менеджеров мужчина видел лишь издалека на пресс-конференциях. На корпоративы они никогда не являлись. Их вид Горина удивлял: седые старички с морщинистыми лицами, веселые и добродушные. По-русски они не говорили. Как же общаться?

─ Приехали, ─ сказал он.

Издалека увидел логотип компании: женское лицо в виде солнца с расходящимися во все стороны лучами-волосами. Окна на всех этажах темны.

И на тринадцатом тоже.

Горин помог жене Лизе выбраться из машины и повел ее к двери с фотоэлементом.

Сегодня утром он получил по электронной почте анонимное письмо, которое злорадно объяснило ему, почему Илья так улыбался, сообщая о повышении. Его тоже пригласили на встречу, в тот же день. Но в связи с чем? Хотя Александр, как идиот, постоянно делился с ним подробностями работы над сверхпроводящим кубитом. Может, в голове Ильи родилась гениальная идея, и он каким-то чудом пробился к руководству, чтобы ее изложить, минуя корпоративную бюрократию.

Итак, правление пригласило их обоих. Хотят сравнить, у кого яйца тверже. Скоты.

Может, они и вовсе назначат Илью, а про Горина уже забыли. Сколько он слышал таких историй! Повышения ждал один, а в последний момент дали другому. Говорят, кто-то даже покончил с собой. Кажется, это случилось как раз на тринадцатом этаже. Мужик выбросился из окна в кабинете Президента, на глазах у акционеров.

Они прошли ресепшен, Горин показал приглашение. В фойе светло, охранник вел себя приветливо, и Александр воспрял духом. На стене висел огромный экран, мелькали кадры с улыбающимися лицами успешных людей, панорамы европейских городов, долларовые банкноты, странная техника. Приятный, но бездушный женский голос вдохновенно вещал об успехах компании «Лумитан», перспективах и счастье работы в сфере высоких технологий.

Этаж за этажом тонули в полумраке, казалось, во всем здании ни души. Лиза молчала и натянуто улыбалась, он хмурился.

Тринадцатый.

Сколько раз Горин представлял, как поднимается сюда, но реальность была далека от фантазий. Этаж еще темнее, чем предыдущие, только в большие панорамные окна плюет огнями ночной город. Ни площадки для гольфа, ни бассейна. Ну, по углам пальмы, и вся экзотика.

Внимание Александра, впрочем, привлекли настенные часы над столом секретарши. Они показывали без четверти семь и, судя по всему, давно остановились.

─ Словно сто лет никого не было, ─ сказал он. Достал из кармана приглашение и перечитал еще раз.

─ Может, ты что-то напутал?

─ Да нет. Все правильно. Двенадцатое число, восемь вечера.

Он поиграл желваками.

─ Ладно, пошли отсюда. Чего здесь стоять? Хоть в баре посидим. Не зря же ты так вырядилась.

Они направились к лифту, и тут случилось неожиданное.

Створки лифта закрылись, и он поехал вниз. В здании был кто-то еще!

Супруги прислушались. Лифт остановился, кажется, на первом этаже. В него кто-то вошел, судя по отсутствию смеха и бубнящих голосов, один. И поехал наверх.

─ Интересно, кто это? ─ с усмешкой спросил Горин и повел жену к лестнице.

Как только они спустились на двенадцатый этаж, лифт как раз поравнялся с ними, и из него вышла уборщица с ведром и лентяйкой. Это была толстая старуха с сердитым лицом и злыми черными глазами. Покосившись на Гориных, она начала усердно драить пол, бормоча под нос ругательства.

Александр подошел к ней.

─ Мне была назначена встреча с Советом Директоров, ─ сказал он как можно солиднее. ─ Не знаете, они давно ушли?

Уборщица, нахмурившись, некоторое время сверлила его глазами, а потом сквозь зубы выплюнула:

─ Да здесь они… В тысяча сто девятнадцатом. ─ Она махнула рукой в сторону левого крыла. ─ До самого конца иди, и найдешь их. Чем они там занимаются, бог их знает.

Поблагодарив, Горин пошел в указанном направлении. Жена поспешила за ним. Поравнявшись с мужем, она прошептала:

─ Эта тварь меня по ногам шваброй ударила.

─ Не бери в голову. Она просто завидует.

Они шли по полутемному коридору, шаги гулко отражались от стен. Ситуация становилась все страннее и страннее, но в перспективе маячило повышение, а значит, нужно было все терпеть и ничему не удивляться.

Повернув за угол, Горины оказались в закутке, заставленном ящиками, коробками, ведрами, пачками бумаги. Им пришлось перешагивать через эти баррикады, но зато впереди замаячил свет.

Справа и слева мелькали кабинеты. Тысяча сто пятый, тысяча сто шестой… Тысяча сто девятнадцатый! За белой дверью ни звука. Господи, да что за день такой?

Александр хотел постучать, но дверь неожиданно сама открылась, и ему навстречу вышел Григорий Андреевич Белоглавцев, коммерческий директор компании «Лумитан». Его вид необычайно удивил.

Григорий Андреевич был в старомодном фраке, как бы из девятнадцатого века, и держал в руке карнавальную маску. Из-за его спины доносилась джазовая музыка. Вид у Белоглавцева был веселый и расслабленный. Он совсем не походил на сурового и собранного мужчину, который наводил страх на сотрудников в рабочие будни.

─ Саша! ─ воскликнул коммерческий директор. ─ Где же вы пропадали? Мы вас заждались!

Он отступил в сторону, сделав свободной рукой приглашающий жест, и Горины неуверенно вошли внутрь. К супруге подступили дамы, очевидно, жены больших шишек, и быстро увели ее в другой конец комнаты. Александр застыл на пороге, не веря своим глазам. Он даже два раза зажмурился, пытаясь убедиться, что не спит.

Помещение было залито красным светом, похожим на кровь. Мужчины во фраках и женщины в вечерних платьях болтали возле длинного стола, на котором лежало нечто странное. Александр не разглядел пока, что. Его внимание больше всего занимали гости. Все они были в звериных масках. Встречались свиньи, ласки, ослы, карпы.

Мимо него, например, прошел некий господин с супругой. И он, и она были в масках, изображавших три птичьих головы, глядящих в разные стороны света. Увидев его, мужчина кивнул и что-то сказал жене по-английски. Судя по голосу, это был Президент компании.

К Горину подошла красивая женщина в кошачьей маске. Вечернее платье ничуть не скрывало ее стройное тело и роскошную грудь четвертого размера. Горин, хоть и был растерян, задержал на ней взгляд.

─ Господин Горин, что же вы? ─ Рассмеявшись, дама погрозила ему пальчиком. ─ Вас все уже давно ждут. Приятно познакомиться. Меня зовут Елена Сергеевна Белоглавцева. Григорий Андреевич ─ мой муж. Он много мне о вас рассказывал.

─ Прошу прощения, ─ сказал Горин. ─ Кажется, это какая-то ошибка. Я был приглашен на встречу…

─ На встречу?

─ Собеседование. Меня повысили, и я думал…

─ Ах, вы об этом. Нет, нет, все отменили. Вам, наверное, просто забыли сказать. Правление решило устроить праздник для лучших сотрудников. В демократичной, так сказать, обстановке.

«Это еще что за новости?».

Белоглавцева куда-то отошла и тут же вернулась с маской в виде лисьей морды.

─ Наденьте. А то вы как белая ворона.

«Так меня повысили или нет?».

Словно прочитав его мысли, дама добавила:

─ Чуть позже я спрошу у Гриши насчет вас. А сейчас пойдемте к столу.

Горин надел маску. Странное дело: растерянность тут же исчезла, уступив место спокойствию и уверенности. Горина, впрочем, еще беспокоили два вопроса: где его жена и здесь ли Илья?

Белоглавцева подвела его к столу, и в первую минуту Горин похолодел. Ему показалось, что среди ваз с фруктами лежит труп. Но в следующую минуту он убедился, что это манекен. На другом конце стола лежала кукла младенца и странная плюшевая фигура, изображавшая черного человека с головой ворона. На ногах у этого человека-птицы были красные башмаки. Члены правления, в своих многоликих масках, стояли у стола и беседовали с дамами.

Елена Сергеевна подала ему бокал красного вина. Горин выпил, украдкой оглядываясь. Жены нигде не было, Ильи тоже.

Он вел с дамой пустую беседу о компании и рынке высоких технологий, она восторженно смеялась каждому слову. В какой-то момент женщина приблизилась так близко, что коснулась его грудью.

А еще он стоит в лисьей маске среди ряженых членов правления. Последнее, впрочем, с каждым выпитым бокалом вина тревожило его все меньше…

Среди гостей возникло оживление. На середину комнаты вышел толстый человек в белом халате и поварском колпаке; Горин узнал в нем знаменитого московского кондитера. Белоглавцев, обняв его, предложил собравшимся насладиться последним шедевром мастера.

Старинную музыку внезапно сменил дискотечный хит Мелани Мартинес Wheels on the Bus, и в зал внесли огромный торт в виде голой женщины. Послышались восхищенные возгласы.

Торт поставили на стол, и кондитер начал резать голую женщину на куски. Господину Президенту досталась кисть левой руки; генеральному директору — лодыжка, а его супруга, облизывая рот, запустила ложку в кремово-бисквитное лицо. Гости стонали от удовольствия и на все лады расхваливали изысканное угощение.

Елена Сергеевна протянула Александру блюдечко, на котором лежала левая грудь, обильно политая вишневым сиропом.

— Ешьте, не стесняйтесь! — закричала она. Глаза возбужденно блестели. — Это БЕЗУМНО вкусно.

Горин посмотрел на блюдечко… взял его и поставил на стол.

— Мне нужно найти жену.

Он начал озираться. Взгляд дамы стал холодным.

— Вам оказали большую честь, пригласив сюда. Может быть, наше общество для вас недостаточно элитное?

— Я заслужил приглашение, — отрезал Горин и направился в другой конец комнаты: ему показалось, жена стоит у камина.

Извиняясь, он протискивался между группами смеющихся гостей, но до камина не дошел. На полпути ему стало ужасно душно, закружилась голова. Он попытался сорвать маску, но к нему подскочил Григорий Андреевич и прошипел:

─ Не снимайте! Слышите? Никогда не снимайте! Выйдем. Нужно поговорить.

Горин не успел возразить. Коммерческий директор потащил его, как козла на убой.

Они оказались в ванной, облицованной сиреневой плиткой, у большого окна сияла круглая пузатая ванна. В зеркале Горин увидел лицо в лисьей маске, оно показалось ему совершенно незнакомым. Белоглавцев, почесав щеку под маской кабана, сказал:

─ Надоела эта штука. Ужасно потею.

─ К чему этот маскарад?

Григорий Андреевич пожал плечами.

─ Европейцы. Уже не знают, чем себя развлечь. Хотят показать нам, русским, как мы от них отстали. ─ Он усмехнулся.

─ И тем не менее, инвестируют в наши технологии.

─ У этих людей столько денег, что для них национальные границы уже не имеют значения. Половина стран мира у них в кармане, так что… Но я вот о чем хотел поговорить. Вы довольны новой должностью?

─ А я получил ее?

─ Господи, он еще сомневается. Да вы лучший сотрудник компании за десять лет. На прошлом совещании мы о вас два часа проговорили. Ваша работа ─ это нечто фантастическое. Все в полном восторге. Два миллиона рублей в месяц вас устроит?

─ Думаю, это разумно, ─ небрежно ответил Горин, в душе распевая арии. ─ Придется ведь больше работать… Я хотел бы собрать команду. У меня на примете есть парочка ребят.

─ Ни о чем не беспокойтесь, ─ пропел Белоглавцев, ласково похлопывая по плечу. От него пахло парфюмом, хорошим вином и чем-то вроде нафталина. Странный запах. ─ В понедельник будет очередное совещание, и мы все обсудим. А пока ─ расслабьтесь и отдыхайте. Наслаждайтесь праздником.

Он вышел, оставив Горина в одиночестве. За стенкой гремела музыка, слышались веселые голоса и звон бокалов.

Александр повернул голову, увидел странного, незнакомого человека в лисьей маске, который смотрел на него из зеркала.

Ему вдруг снова стало невыносимо душно. Он попробовал снять маску… и понял, что не может этого сделать. Он дернул сильнее, но маска не поддавалась.

И душила.

Крича, Александр заметался по ванной комнате, пытаясь сдернуть эту хрень, споткнулся, упал на колени. Заслезились глаза, словно в них брызнули серной кислотой.

Издав невнятное мычание, Горин с тяжелым усилием стянул маску. Отшвырнул ее от себя.

На кафельный пол закапала кровь.

Шатаясь, Александр поднялся, уперся руками на раковину, тут же окрасившуюся кровью, капавшей с его лица. Поднял глаза и увидел, что вместе с маской содрал с костей кожу. Его глаза нервно моргали, обрамленные лоскутами окровавленного розового мяса…

Распахнув дверь, он вывалился в зал, где продолжался праздник. Никто не обращал на него внимания, хотя Горин слепо брел через комнату, натыкаясь на людей.

На диване в углу мужчина увидел жену. Она была пьяна, юбка задралась до пояса, и ее насиловали четверо мужчин в костюмах.

Горин открыл глаза, и увидел потолок. Он лежал в постели, в своей двухкомнатной квартире. Жены рядом не было.

Он вскочил, взял со столика часы. Через полчаса на работу.

Голова была ясная. Он чувствовал себя прекрасно. Хотя ему и казалось, что он видел какой-то ужасный кошмар, но о чем именно ─ вспомнить не мог.

Лиза на кухне стояла у плиты в нежно-голубом халате, бодрая и энергичная. На сковородке шкворчала яичница с ветчиной, кухню наполнял ароматный запах кофе.

─ Посмотрите-ка, кто встал! Менеджер отдела инноваций! Или как вас там?

Горин сел на стул, жена налила кофе. Он странно поглядел на нее.

─ С тобой все в порядке?

Он не отвечал. Спросить ее о том, что случилось вчера?

Да. А что, собственно, случилось?

Глядя на ее светящееся лицо, он пробормотал:

─ Ничего. Просто показалось.

За завтраком жена болтала без умолку, строила планы на будущее… точнее, воздушные замки. Теперь они смогут улучшить жилищные условия, и много чего еще нужно купить. Она уже знала, сколько муж будет зарабатывать, и все рассчитала. Чем он там занимается на своей работе, Лиза не очень хорошо понимала. Горин как-то пытался объяснить, что такое сверхпроводящий кубит, но она так и не поняла. Как, впрочем, и никто из его друзей… да и сам он, в общем, до конца не понимал. У него всегда были под рукой люди, которые понимали.

В 10.00 Горин подъехал к зданию компании «Лумитан» бодрый и готовый к работе. День был приятный и солнечный.

На пути к своему кабинету он столкнулся с Ильей. Друг был небритым и осунувшимся. Пиджак выглядел помятым. Горин подошел к нему с рекламной улыбкой.

─ Здорово, дружище. Тебя пригласили… на праздник? ─ закончил Александр после заминки. Он так и не понял, как назвать то, что вчера было, и было ли это вообще. ─ Я тебя там не видел.

Илья, отвернувшись, буркнул:

─ Я вчера был с женой. В больнице. Выкидыш.

И поскорее сбежал от него в свой кабинет.

Горин так и застыл посреди коридора.

Ему на LinkedIn пришло сообщение, что внеочередное совещание состоится в 12.00. Он поработал в своем кабинете, сделал пару звонков, думая о друге. Надо бы пойти как-то поддержать его…

У дверей зала для совещаний он столкнулся с Белоглавцевым. Тот дружески улыбнулся и пожал руку.

─ А, вот и наш герой. Работайте, на вас вся надежда.

Президента на собрании не было, как и никого из европейцев. От их имени выступал представитель-француз, что-то долго объяснявший на ломаном русском.

Горин слушал вполуха, его внимание все время отвлекало фото на стене, которое казалось совершенно неуместным. На нем была девочка лет тринадцати, хорошенькая, рыжеволосая. Выражение лица неопределенное.

Наверное, дочка Президента. Хотя скорее уж внучка.

Совещание было скучным и полным грандиозных планов, сказали пару слов и о Горине. Но ему самому слова не дали, хотя он и подготовил несколько тезисов, и вообще его будущие действия не обсуждались. После совещания мужчина, поравнявшись с коммерческим директором, заговорил было о своих идеях, но тот, похлопав по плечу, сказал:

─ Мы подготовим список задач к завтрашнему утру.

─ Отлично. Когда мне ждать и-мейл?

─ Нет-нет. Никаких электронных писем. Информация секретная. Нельзя допустить утечки. Вы получите документацию в руки, ближе к вечеру, когда правление вернется из деловой поездки… Знаете, что? Можете лететь с нами.

─ Лететь?

─ В Швейцарию. Это шесть часов туда и шесть обратно. Ну, часа четыре на месте. Летим на частном самолете. На борту и получите всю документацию. Вы же не против?

─ Да, конечно. Я все понимаю, ─ сказал Горин, всем своим видом выражая лояльность и ответственность.

─ Вот и прекрасно. Можете ехать домой. Выспитесь и подготовьтесь к полету. Как себя чувствует ваша жена? Гордится вами?

─ Не то слово.

─ Признаюсь, она произвела на меня впечатление. Да и остальным понравилась. Очень понравилась.

Сказав это, Григорий Андреевич подмигнул и догнал своих партнеров. Горин долго смотрел вслед.

Полет прошел великолепно. Горин поспал часа три, в остальное время наслаждался холодным шампанским с земляникой и поддерживал дружескую беседу с Президентом, Белоглавцевым и остальными. Коммерческий директор переводил ему с французского и английского.

Запечатанный пакет документов лежал у него на коленях. Александр почти не думал о нем, наслаждаясь установившейся в салоне самолета атмосферой равенства. Еще вчера он трепетал перед этими людьми, а сегодня они хлопали по плечу, травили анекдоты и байки о сексе. Простые нормальные мужики. Горин обещал Президенту сводить его в баню.

В Швейцарии начались странности.

В гостинице встретились с партнерами, и те пригласили, как они выразились, на «деловой пикник».

Ехали на двух машинах, Горин втиснулся на заднее сиденье между Белоглавцевым, швейцарцем… и в последний момент к ним залезла та самая рыжеволосая девочка, которую он видел на фото в конференц-зале. Одета, как и подобает возрасту, джинсики-маечка, волосы в хвостик. Она села, и машина тронулась.

Белоглавцев что-то сказал швейцарцу, и они засмеялись.

Горин делал вид, что ничего не происходит. Хотя по дороге то и дело косился на девочку. Она сидела с тем же неопределенным выражением лица, спокойно улыбаясь. Другие тоже с ней не разговаривали. Да кто она, блядь, такая?

Пикник устроили на зеленой лужайке между невысоких холмов, в укромном местечке под раскидистым дубом. За холмами паслись коровы, то и дело слышалось мычание.

Девочка помогала расстелить плед, разложила бутерброды. Президент отошел в сторонку, расстегнул брюки и начал мочиться на дуб, покряхтывая от удовольствия. Горин поспешно отвернулся.

Мужчины опустились на траву, кто сидя, кто полулежа. Швейцарец что-то спросил у Белоглавцева.

─ Все будет готово через полгода. Успеем до Рождества. Вашего Рождества, разумеется. Наш друг обо всем позаботится.

Президент вернулся. Снял пиджак, постелил на траву и сел по-турецки.

Рыжеволосая отошла за спину Горину, и он ее не видел. Мужчины ели, пили, беседовали.

Девочка вернулась. Горин похолодел. Она была голая. На волосах венок из желтых полевых цветов.

Она села, ей подали бокал и налили вина. Все продолжали беседу, словно ничего не произошло, девочка пила вино, все так же загадочно улыбаясь.

«Что я здесь делаю?» ─ подумал Горин.

Президент, заметив выражение его лица, с улыбкой заговорил. Белоглавцев переводил:

─ Я вижу, вы смущены, господин Горин? Ей тринадцать лет, и у нее уже были месячные. Вы же не станете называть ребенком взрослую мадемуазель?

─ Я не уверен, что это… правильно, ─ сказал Александр, глядя на морщинистое лицо старика с выцветшими голубыми глазами. ─ Честно говоря, я был к такому не готов.

Он нервно рассмеялся. Президент закивал.

─ Ничего особенного, мы просто расслабляемся. Она свободная девушка, и может делать, что хочет. Кто вправе ей запретить? Да и кто может с точностью сказать, что хорошо, что плохо? Хорошо то, что приносит радость. Наша подружка любит мужскую компанию, ей скучно со сверстниками. Мы познакомились в прошлом году, здесь, в гостинице.

─ Но… где ее родители?

Девочка что-то сказала по-немецки. Ее глаза смеялись.

Президент повторил Белоглавцеву по-французски, а тот перевел Горину:

─ Она спрашивает, почему вы на нее смотрите. Ей кажется, что вы смущаетесь. Она спрашивает, боитесь ли вы женщин.

Девочка произнесла еще несколько слов.

─ Она говорит, что вы с нами и не с нами. Вы не разделяете наш дух братства. Возможно, даже видите в нас врагов.

Все уставились на него с застывшими улыбками.

Горин поднял руки, защищаясь.

─ Нет, вовсе нет. Я…

Не дав ему договорить девочка вскочила, подошла к нему. Горин, преодолев странное тяжелое чувство в солнечном сплетении, посмотрел прямо на нее. Девочка сняла венок со своей головы и водрузила ему на голову.

─ So viel Spaß, ─ сказала она. Подумав, поправила его, чтобы венок сидел чуть криво. ─ Sehr lustig.

Она вернулась на место, посмотрела на него и засмеялась.

─ Спасибо, ─ пробормотал Горин. Он попытался взглянуть на нее, но тут же отвел глаза.

Президент добавил:

─ Это ведь все условности. Девочек такого возраста еще недавно считали созревшими для брака. Их выдавали замуж. На протяжении даже не веков ─ тысячелетий. То есть, большую часть истории. Так называемый «возраст согласия» появился сто лет назад. Самое смешное, что все его нарушают.

Засмеялись, а девочка снова что-то сказала, и Президент повторил, а Белоглавцев перевел:

─ Господин Горин, расслабьтесь наконец и не портите прогулку. Разве вам нравится, что все над вами смеются?

Александр неловко улыбнулся, вытирая пот со лба. В самом деле, сердито подумал он, какое мне дело? Эта малолетняя сучка всем довольна. Никто ее ни к чему не принуждает. И ее присутствие положительно влияет на других: судя по их спокойным лицам, сделка состоялась, и переговоры прошли в дружеской атмосфере. Никто не станет устраивать ссору, если рядом существо женского пола, пусть и такое юное.

Президент сказал тост, выпили бокал вина, второй, третий… Солнце светило ярко и ласково.

Девочка прислуживала мужчинам за столом, подливала вино, а они вели себя игриво и развязно, шутили, щипали и шлепали ее. Александр чувствовал себя очень странно, будто его дух вышел из тела и смотрит на все со стороны. Он улыбался и старался шутить, но впервые в жизни это давалось с трудом.

Президент с трудом поднялся, старчески кряхтя, и расстегнул ширинку. Девочка все с той же спокойной улыбкой опустилась перед ним на колени. Он взял ее за волосы, прикрыв глаза.

Остальные мужчины, как по команде, встали полукругом, закрыв девочку от глаз Александра. Он чувствовал себя пьяным, хотя выпил немного и закусывал бутербродами с сыром. Он смотрел на происходящее, застыв словно каменная статуя, и глаза будто остекленели. Не хотел смотреть… и все же смотрел. В какой-то момент мужчине стало даже стыдно, что он один сидит в стороне и ничего не делает. Чувство это было неправильное, нехорошее, но избавиться от него не удалось.

Белоглавцев, обернувшись, с улыбкой сказал:

─ А вы что же, Александр Сергеевич? Может, вас домой отпустить? А то что вы тут сидите…

Александр вздрогнул. У него в кармане лежал бумажник. С фотографией жены.

Он встал и присоединился к остальным.

По возвращении домой его ждало еще одно испытание. Лиза решила, что после такой долгой разлуки муж обязательно «соскучится» по ней, и встретила его на пороге в сексуальном пеньюаре.

Александру пришлось изображать страсть (иначе начались бы тревоги и «нам нужно поговорить»), позволить увести себя в спальню. Работала стереосистема, сначала какое-то существо невразумительно мычало, а потом запело писклявым голосом рептилоида. Горин повалил жену на кровать, перевернул и несколько минут долбил ее в темпе presto allegro. Обнаружил, что вспоминает девочку из Швейцарии, и ему это приятно. Он кончил быстрее, чем обычно.

─ Это было потрясающе! ─ сказала жена, тяжело дыша.

Утром Горин вскрыл пакет в своем кабинете. Хмурясь, пробежал глазами документацию. Ерунда какая-то… Кварки? Заряженные частицы? Их компания таким не занимается. То ли ему дали не те документы, то ли швейцарцы надули, то ли… что-то еще.

Да нет. Правление не идиоты. Знают, что делают. Не зря же они зарабатывают миллиарды долларов. Нужно будет с ними обсудить проект.

Он просмотрел смету. Цифры ОГРОМНЫЕ. Чуть ли не бюджет… Швейцарии. Этот проект в три-четыре раза крупнее всего, над чем он работал последние несколько лет.

Горин откинулся на спинку кресла, кусая губы. Самое хреновое, что он не вправе обсуждать это с менеджерами из других отделов. Хотя… Илью можно осторожно прощупать. Аккуратно и ненавязчиво.

Друга он нашел нескоро, поскольку Илья переехал в новый офис, пришлось уточнять у секретарши. Офис был отделан в бежевых тонах, с потолка свисали лампы в светло-зеленых абажурах. У левой стены у трех компьютеров трудились менеджеры низшего звена. Противоположный угол занимал громадный плюшевый медведь в стильных очках.

Илья весь сиял.

─ А, дружище! ─ хлопок по плечу. ─ Ну, как делишки? Съездил в Швейцарию? Мне Белоглавцев рассказал, каким молодцем ты себя показал.

─ Да иди ты, ─ ответил Александр, с недоумением глядя на друга и соображая, чего это там ему рассказал Белоглавцев. ─ Жена-то как?

─ Жена? ─ все с той же сладенькой улыбочкой повторил Илья. ─ А что жена?

─ Оправилась после выкидыша?

─ Выкидыша? А, да, все прекрасно, спасибо! Пошли со мной, мне нужно тебе кое-что показать.

─ Нет времени.

─ Да ладно. ─ Илья хлопнул его по спине, больно и неприятно. ─ Ты думаешь, хоть у кого-нибудь из нас есть время?

Они спустились в вестибюль и направились к выходу. Александр небрежно спросил:

─ А что там у вас с финансами? Какие-нибудь крупные инвестиции намечаются?

─ А в «Лумитане» других не бывает.

Илья толкнул вращающуюся дверь. Они направились к залитой солнцем автомобильной стоянке.

─ Я имею в виду, какие-нибудь особо крупные. А то у меня новый проект, хрень какая-то. Бюджет как у Илона Маска.

─ Не говори ерунды. Смотри, какая у меня «ласточка».

Илья с гордостью остановился рядом с красным «Мерседесом», стоившим не менее 2 миллионов. Салон отделан кожей с леопардовым принтом; с зеркальца свисал брелок в виде бабочки.

Александр присвистнул.

─ Твои влажные мечты сбылись. Кого ты убил?

─ Я просто гений, вот и все. Думаешь, тебе такая не по карману? Ты теперь можешь Анджелину Джоли трахнуть.

─ Лучше Ким Кардашьян. Так ты, значит, насчет новых проектов не в курсах? А то у меня цифры не сходятся.

Илья ничего не ответил. Только подмигнул.

У себя в кабинете Александр еще раз проверил бумаги. Сходил к юристу, бухгалтеру, еще в пару отделов. Никто ничего не знал точно, но некоторые предположили, что заказчиком «Лумитана» для ядерного проекта является… сам «Лумитан».

Горин решил не париться. В конце концов, его ли это дело? Ну, делает корпорация что-то для себя, это их деньги и их ресурсы.

Он собрал команду и засучил рукава. Работать было тяжело: Горин ведь не знал точно, что именно они делают. Коммерческий директор по-прежнему привечал его, как родного сына, но ответов на вопросы избегал.

За две недели Александр пережил три совещания, где ему не давали слова. Мужчина начинал закипать. На выходе из зала он догнал Григория Андреевича. Тот шепотом отвечал представителю европейских акционеров:

─ Решение лучше отложить. Положение вверху неблагоприятно.

─ Можно вас на минутку? ─ раздраженно спросил Александр.

Белоглавцев посмотрел на него холодно и несколько свысока:

─ Да?

─ Почему вы меня избегаете? Я уже две недели не могу обсудить с Советом Директоров…

─ Тут нечего обсуждать. Вся необходимая информация в документах.

Белоглавцев хотел уйти, но Горин крикнул ему вслед:

─ Если вы не хотите ничего со мной обсуждать, зачем меня тогда повысили?

Все головы повернулись в его сторону, но Горин смотрел только на коммерческого директора.

Тот насмешливо сощурился.

─ А с чего вы взяли, что вас повысили для чего-то? Мы еще не решили, что с вами делать. Мы все играем в одну игру, и вы должны играть свою роль.

─ Да в том-то и дело. ─ Горин шагнул к нему. ─ Я не понимаю, какова моя роль?

Белоглавцев некоторое время разглядывал его с холодной насмешкой. Затем направился к своему кабинету. Горин последовал за ним.

Включив верхний свет, директор подошел к столу, открыл ящик, достал оттуда некий предмет и с загадочным выражением лица сказал:

─ Думаю, в будущем это вам пригодится.

Горин уставился на предмет.

На столешнице, между клавиатурой компьютера и фирменной кружкой с логотипом компании, лежала лисья маска. Она бездушно глазела на него темными прорезями.

Нахмурившись, он взял ее в руки, повертел. Белоглавцев сел в кресло, откинулся на спинку, соединил кончики пальцев.

─ Когда наступит время, эта вещь хорошо вам послужит. Она скажет вам, кто вы и что здесь делаете.

─ Да что с вами такое? ─ Горин отшвырнул маску. Почему-то этот предмет вызывал у него отвращение. ─ Вы с ума сошли, что ли? Хватит шутки шутить!

Григорий Андреевич невозмутимо продолжал:

─ Когда-нибудь жена расскажет вам. Тогда вы все поймете.

Он помнил, что вышел через вращающуюся дверь, и на выходе столкнулся с мужчиной в костюме, который показался ему смутно знакомым. Право же, Александр его где-то видел. Но где?

Мужчина направился к лифту, и Горин провожал его взглядом.

Через полчаса он сидел на кухне у Маши, жены Бурлакова. Ильи дома не было.

Ее лицо исхудало, глаза ввалились, кожа истончилась, как у мертвой. Она куталась в сиреневый халат, а он нервно пил чай, не ощущая вкуса.

─ Что с тобой? Ты выглядишь… усталой.

Она болезненно улыбнулась сухими губами.

─ Я просто все время одна. Илья в последнее время много работает. Спасибо, кстати, что зашел.

─ Я из-за Ильи и зашел. Ты не заметила в его поведении ничего странного?

─ Нет, ничего. А что? ─ почти шепотом спросила она, слегка побледнев.

Горин несколько секунд смотрел на нее, потом в ярости грохнул кулаком по столу, начал нервно мерить кухню шагами.

─ Маша, Маша. Не зли меня, пожалуйста, возьми себя в руки и скажи, если что-нибудь заметила.

─ Да что с тобой? Ты никогда таким не был.

Горин провел ладонью по волосам.

─ Илья меня беспокоит. А тебя?

─ Илья? Мой Илья?

─ Нет, блядь, Илья Муромец. Конечно, твой. Ты… у тебя… в общем, с тобой недавно случилось несчастье. А твой муженек уже на второй день улыбался до ушей, как будто ему вообще по фигу.

─ Со мной? Несчастье?

Горин остановился. Странно посмотрел на Машу.

─ У тебя был выкидыш.

─ Ты что, сбрендил? Не было такого!

У Александра вытянулось лицо. Севшим голосом он вымолвил:

─ Но ты же… была беременна. Где ребенок?

─ Я не была беременна. С чего ты взял?

─ Илья сказал.

Маша нервно рассмеялась.

─ Ну, ты же его знаешь, он любит прикалываться. Мало ли, что он сказал. А если он скажет, что на небе две луны?

Горин вздрогнул и зачем-то оглянулся.

─ Ничего себе приколы.

Маша как-то странно повеселела.

─ У нас же был пикник в марте. С тобой и Лизой. Не помнишь? Ты меня видел. Ну и как, по-твоему, была я беременной?

Горин сел, тяжело оперся на стол. Попытался вспомнить. Живота у Маши не было, но ведь она была еще на раннем сроке…

─ Извини, я тебя оставлю на минуту.

Она отлучилась в ванную. Горин кусал губы и шевелил мозгами. Почему-то шевелились они с трудом, будто обложенные толстым слоем ваты.

Беременность, беременность… да чего ему далась эта беременность? А, выкидыш. Его не было. А Илья говорил, что был. А Маша говорит, что верить Илье не нужно. Но с чего бы верить ей? Кто-то из них врет. А может, оба? Выкидыш был… и его не было.

Не о том ты думаешь. С чего она так исхудала?

Наркотики. Точно. Маша подсела, и потому все остальное. Илья скрывает.

Подумав так, Горин даже как-то обрадовался, но тут его внимание привлекли звуки в ванной.

Маша с кем-то разговаривала. Причем совершенно чужим голосом, каким-то мертвым, без интонации.

Горин встал и на цыпочках подкрался к двери.

─ Да, ─ услышал он, ─ я поняла. На небе две луны. (Пауза). Луна холодная. Я могу взять ее. У меня своя луна, и у тебя тоже.

Потом Маша запела детскую песенку.

Горин уже собирался выламывать дверь, но услышал шум отодвигаемой задвижки.

Он, стараясь не выдавать себя, как можно тише метнулся обратно к столу и сел, по-детски сделав вид, что ничего не слышал.

Распахнулась дверь, Маша вышла на середину кухни. Ее лицо изменилось. В глазах появился блеск, щеки алели румянцем.

И она была голой.

Горин несколько растерялся. Маша, в общем, всегда ему нравилась. Обычно, глядя на жен своих друзей, он думал нечто вроде: «Да что ты нашел в этой курице?». Но с Машей было иначе.

И вот она, обнаженная, и льнет к нему.

Мужчина позволил увлечь себя на пол, они поцеловались.

У него в кармане булькнул смартфон.

Сообщение от жены: приезжай скорее мне плохо

Лиза. Вечно у нее какие-то проблемы, и всегда не вовремя.

─ Извини, ─ сказал он Маше.

Она смотрела на него и молча улыбалась. Ему хотелось сказать еще что-нибудь, какую-нибудь сентиментальщину. Вместо этого Горин просто покинул квартиру.

Он больше никогда туда не возвращался.

Через сорок минут он сунул ключ в замочную скважину, думая о чем-то очень странном, то ли о Маше, то ли о матери, то ли о девочке из Швейцарии, то ли о луне, и вдруг осознал, что ключ не подходит.

Он отступил на шаг и вдруг понял, что это не его дверь. Его дверь красноватая, а эта зеленая.

Дверь открылась, на лестничную клетку вышел пузатый мужик в тренниках и грязной футболке.

─ Тебе чего надо? ─ нелюбезно спросил он.

─ Простите, это какая квартира?

─ Тридцать восьмая. Забыл чего?

─ Я здесь живу. Где моя жена?

─ Иди-ка ты отсюда. Нечего тут ходить всяким. Жена, блядь, у него.

Горин шел по вечерним улицам, не разбирая дороги, в странном отупении. За небоскребами плавилось солнце, окрасив горизонт в красные и золотые тона.

Он чувствовал себя совершенно неспособным на действие. Александр заметил, что ведет себя по-новому. Обходит людей стороной, боясь даже случайно их коснуться, а они порой прут прямо на него, как будто он пустое место.

В кармане затренькал смартфон.

Белоглавцев. Его голос звучал весело:

─ С вами все хорошо, Александр Сергеевич? Как вы себя чувствуете?

─ Перестаньте шутить. Где моя жена? Откуда в квартире другие люди?

─ Ваша жена в порядке. В надежном месте. С ней все хорошо. А вот у вас, похоже, не все. Совет Директоров наслышан о вашей самодеятельности. Разве вы не рады повышению?

─ Отвечайте. Кто вы такие? Как все это устроили? Для чего нужен ядерный проект?

─ Кто мы такие? Удивительно, Горин, что вы так долго не могли пробиться на тринадцатый этаж. Задаете преинтереснейшие вопросы. Вот вы, например, можете сказать, кто вы такой?

─ Я ─ Александр Горин. Хватит мне зубы заговаривать! Я знаю, кто я такой!

Он орал и слышал в своем голосе злобные, визгливые нотки. Прохожие начали на него оглядываться, красивые девушки хихикнули.

─ Завидую вашей уверенности. Мне, например, часто кажется, что я самозванец, а мои близкие ─ совершенно чужие люди. Мне даже иногда хочется убить их. Такое бывает поутру, когда плохо выспался. А в старости почти никогда не высыпаешься. В туалет все время хочется. Это так унизительно…

Горин устало сел на бордюр, потер лицо.

─ Слушайте, зачем вы это делаете?

─ Затем, что вы нас не уважаете.

─ Я работал на вашу сраную корпорацию пять лет! Я приносил доход в четыре бакса на каждый доллар, который мне платили! А вы все психи.

─ А вы разве в здравом уме?

─ Я просто хочу нормально работать! Зачем играть со мной в игры?

─ Не вам это решать. ─ Голос Белоглавцева зазвучал жестко и холодно. ─ Люди, которые просто хорошо работают, недостойны тринадцатого этажа. Вы должны принять наши правила. Должны стать таким же, как мы. Компания «Лумитан» сделала вас тем, кто вы есть сейчас, дала вам все. Это мы создали вас.

Горин поднялся.

─ Вы бредите. Я иду в полицию.

─ Уверены, что это хорошая идея?

Горин не ответил. Откуда ему знать, хорошая это идея или нет? Он раньше никогда не боролся с международными корпорациями, у него не крали жену, и не выселяли из квартиры без его ведома. Если на этот случай существовала какая-нибудь инструкция… Но начать можно и с этого, а там посмотрим.

─ Я обязан спросить еще раз, Александр Сергеевич: вы точно знаете, кто вы?

─ Я человек, который подаст на вас в суд.

─ Прекрасно. Желаю успеха. Ну, а это кто такой?

Белоглавцев отключился, спустя секунду в смартфоне булькнуло, и на дисплее появилось изображение.

Горин несколько раз моргнул, не веря своим глазам. Это был тот самый человек, с которым он днем столкнулся в дверях компании. Он тогда еще показался Горину смутно знакомым.

Это был он сам.

Ну, по крайней мере, кто-то очень похожий. У камер наблюдения удивительно хреновое качество съемки, и точно сказать трудно. Но рост, ширина плеч, лицо, стрижка ─ совпадают до мелочей.

Горин убрал смартфон в карман. За время разговора уже стемнело, зажглись уличные фонари, а в темно-фиолетовом небе появилась бледная луна. Он некоторое время стоял, задрав голову, и с подозрением глядел на нее.

В полиции Александру пришлось час просидеть в очереди вместе с другими потерпевшими, прежде чем его впустили в кабинет.

Опером явился красивый молодой мужчина с зализанными назад волосами, гладко выбритый. Напарницей у него служила полная блондинка, улыбчивая, с насмешливым взглядом.

Опер предложил сесть на стул и спросил, что у него за дело. Горин сел и начал объяснять.С ужасом осознал, что говорит очень взволнованно, путано и сам себе не верит. Какой-то параноидальный бред про корпорацию маньяков, которые украли его жену, что-то сделали с его другом, выселили из квартиры и разрабатывают секретное ядерное оружие. Но ведь это правда! Впрочем, сейчас Горин и сам начал сомневаться.

Кое-что, кстати, он опустил. Например, гэнг-бэнг с несовершеннолетней девочкой в Швейцарии, сегодняшнее приключение с наркоманкой-Машей.

Опер выслушивал его с явным нетерпением и видимо хотел поскорее отделаться. Оперша-блондинка улыбалась, один раз даже, не удержавшись, прыснула. Никто из них не удивился, и Горин сообразил, что к ним, наверное, каждый день ходят сумасшедшие, которые рассказывают странные истории. Но он-то не сумасшедший!

Когда Александр закончил, опер вздохнул и хлопнул себя по ляжкам.

─ Ну что ж. Пишите заявление.

Он подал Горину листок бумаги. Александр достал из кармана ручку и начал писать, но опер шлепнул его по руке.

─ А-тя-тя-тя! Нет, не вашей. Возьмите эту.

Он подал Горину ручку, которую достал из ящика своего стола.

─ Да какая разница! ─ начал кипятиться Горин, с подозрением глядя на ручку. Опер погрозил ему пальцем.

─ Только этой. В вашей чернила зеленые.

─ Мы тут не любим зеленый, ─ добавила блондинка, прыснув. Опер усмехнулся.

─ Да, зеленый… неправильный цвет.

Горин резко поднял голову, впился в него глазами.

─ Что?

─ Я говорю, синий цвет лучше. Лучше всего, конечно, черный. Правда, Вик?

Блондинка хихикнула в ладошку.

─ Да, черный ─ отпад.

Горин начал писать, подозревая, что ему подсунули ручку с исчезающими чернилами, и заявление растает без следа, как только он выйдет за дверь (а он был совершенно уверен, что выйдет отсюда, непременно через дверь, как все нормальные люди).

Горин поставил подпись.

Опер сел за компьютерный стол, начал проверять по базе. Блондинка достала из кармана мятную жвачку, бросила в рот пластинку, ее челюсти задвигались. Горин даже засмотрелся.

Опер некоторое время зловеще молчал.

Потом спросил:

─ Вас зовут Горин Александр Сергеевич?

─ Да.

─ И вы проживаете в ЖК «Квадрат», в квартире тридцать восемь?

─ Все верно.

─ В этом доме никогда не проживал человек с таким именем.

Блондинка жевала, глядя на него с улыбкой. Горин с трудом сохранял хладнокровие.

─ Это какая-то ошибка.

─ Да где же ошибка? По этому адресу прописан совсем другой человек. Сами посмотрите.

Горин встал, через плечо опера взглянул на экран. Он увидел ксерокопию паспорта с пропиской. На фотографии был тот самый бородатый мужик, который нелюбезно встретил его в дверях собственной квартиры.

─ Слушайте, ─ начал он, облизнув губы. ─ Я знаю, что жил в этой квартире последние четыре года, вместе с женой. Я даже еще не до конца выплатил ипотеку. Я должен банку семьдесят три тысячи восемьсот двадцать пять рублей. Можете проверить.

─ Проверим. ─ Опер встал, с хрустом потянулся. ─ Но пока вот такие пироги. Может, вы можете как-то подтвердить свою личность? Паспорт с собой?

─ Паспорт… ─ Горин машинально потянулся к карману пиджака. ─ Черт. Дома остался.

─ На тридцать восьмой квартире? ─ насмешливо поинтересовалась блондинка.

Опер тем временем увидел на экране компьютера еще кое-что. Он щелкнул левой кнопкой мыши. На экране появился документ.

─ Сегодня ваш день. Здесь у нас заявление одной гражданки, дня два назад заходила. Она утверждает, что вы устроили скандал в магазине. Купили пару складных ножей и отказались платить, потому что забыли дома бумажник.

─ Я ничего такого не делал.

─ А гражданка утверждает, что тот человек был похож на вас. Прямо точная копия. И костюмчик тот же.

─ Это все «Лумитан». Они… двойников лепят…

Блондинка, не выдержав, расхохоталась. Краска бросилась Горину в лицо.

Опер стоял, сложив руки на груди, и смотрел на него со спокойным, наглым превосходством.

Горин скрипнул зубами.

─ Слушайте. Может, перестанете улыбаться и начнете, наконец, делать свою работу? Я работаю в крупнейшей корпорации, которая занимается государственными заказами. Я сделал для этой страны достаточно, чтобы как минимум требовать уважения. Я свою работу делаю на совесть, и прошу вас делать то же самое. Пока прошу по-хорошему.

Закончив свою речь, он понял, что задыхается от ярости. Опер на миг побледнел, ухмылка сползла с его лица.

Но в следующую секунду он снова заулыбался и спросил:

─ А. Много для страны, значит, сделали? Патриот, значит. А костюмчик-то на вас итальянский.

Возникла зловещая пауза, которую блондинка оборвала смехом.

Не успев опомниться, Горин подскочил к ней, поднял ногу, и мысок его лакированного (хотя и заляпанного грязью) ботинка врезался в ее подбородок.

Блондинка вякнула, захлебнулась, изо рта вылетела жвачка и шмякнулась на пол вместе с двумя зубами и брызгами крови.

Александр бросился к двери, распахнул ее и выбежал в коридор. Выскочил в холодную, вонючую ночь, на небе подмигивали звезды, а вслед доносился окрик дежурного…

Горин около часа мотался по улицам и переулкам, путая след. Господи, скажи, что это сон, сделай так, чтобы ничего этого не было. Он ударил женщину. Полицейского. Какой позор. С другой стороны, а зачем она над ним смеялась? Так больно, обидно, унизительно. Она заставила его почувствовать себя маленьким ребенком, пристыженным матерью за просмотр порнографии.

Ноги вынесли беглеца в парк. Там светились гирлянды, трещал фейерверк, слышался смех и музыка. В этой развеселой толпе он легко затеряется.

Горин смешался с толпой. Люди кричали, приплясывали, дули в свистелки. Несколько минут Александр просто наслаждался чувством безопасности, но вскоре его охватило смутное тревожное чувство, что и здесь он лишний.

Оглядевшись, он сообразил, что это парад секс-меньшинств. Здесь геи, лесбиянки, трансгендеры с фальшивыми волосами и накачанными губами. Рядом вышагивал тощий, как скелет, парень с абсолютно черными глазами и без бровей. Приобняв Горина, он сообщил, что стал инопланетянином и во вторник снова ляжет в клинику, чтобы удалить себе гениталии.

Другие тоже обступили Александра, начали обнимать и орать в уши какие-то песни. Толстый мужик в одних плавках и шлеме викинга размахивал флагом с розово-голубыми полосками. Горин, стараясь не выделяться из толпы, улыбался и делал вид, что поет вместе со всеми.

─ Эй, парниша, составишь мне компанию?

Перед ним возникла классная телка, с огромными силиконовыми буферами и отличной задницей. Просто Ким Кардашьян. Он шла задом наперед, глядя Горину в глаза и соблазнительно танцуя. Он уже почти решил, что здесь не так уж плохо, но потом она задрала юбку. С ужасом он увидел, что это еще и мужчина.

Окружающие зааплодировали, засвистели, заулюлюкали, вытащили дуделки. Горин рекламно улыбнулся и показал большой палец. Их тут много, а он один. Не хватало еще, чтобы эти педики ему накостыляли.

Вскоре с Александром поравнялся длинноволосый юноша, вульгарно вилявший задницей. На нем были джинсы и рубашка, расстегнутая до пупка, как у Роберта Планта. И голосок был такой же: как у кастрированного петуха. Господи, подумал Горин, а еще говорят, что гомики не похожи на гомиков.

─ Здорово, красавчик. Ты такой милый.

Парень погладил его по руке.

─ Как тебя зовут? Где ты живешь?

─ У меня теперь нет имени, ─ сказал Горин. ─ И нет дома.

Роберт Плант закатил глаза.

─ Твою мать, как сексуально!

У Горина завибрировало в кармане брюк. Он приложил к уху смартфон.

─ Ну как, господин Горин, поход в полицию? Удачно?

─ Перестань мне звонить, педофил несчастный! ─ закричал Горин. Вокруг одобрительно засмеялись. Кто-то выстрелил из хлопушки, осыпав его снегопадом разноцветных конфетти.

─ Чья бы корова мычала, Александр Сергеевич. Вы ведь тоже там были.

─ Не по-настоящему! Я… внутренне протестовал. Мне было противно, если хотите знать.

─ Не имеет значения. Вы это сделали. Так вы хотите увидеть свою жену, или как?

Горин машинально ответил «Да», хотя задумался: а так ли он, собственно, хочет? Он уже сомневался во всем. Может, Маша ─ не настоящая жена. Может, она с ними в сговоре. А может, ее никогда и не было.

Нет, она нужна ему… пусть и не сама по себе, но как символ того, что еще не все потеряно, и есть хотя бы призрачный шанс вернуться к нормальной жизни.

─ Вы зашли слишком далеко, пойдя против нас, Александр Сергеевич. Вы можете уехать навсегда, начать новую жизнь и забыть все, что увидели и узнали. А можете попытаться все вернуть и жить, как жили. В наших силах это устроить. Но для этого вы должны делать все, что мы скажем. Вы нарушили возникшее между нами доверие, и теперь мы должны снова убедиться в вашей лояльности.

Горин думал около минуты, мучительно кусая губы. Точнее, пытался думать. Довольно трудно это делать, когда вокруг пляшут секс-меньшинства, и над ухом гремят то ли кастаньетами, то ли маракасами.

─ Я согласен, ─ сказал он. ─ Буду делать все, что вы скажете.

─ Прекрасно. Раздевайтесь.

─ Что? ─ Он даже остановился. ─ Вы с своем уме? Я не могу. Тут вокруг люди.

─ Что слышали. Делайте, что говорят, или никакого договора не будет. Что вам дороже: стыд или жизнь вашей жены, статус и деньги?

─ Психи! Чертовы психи! Я вас убью.

Он хотел швырнуть смартфон на асфальт, чтобы разбить на миллионы мелких кусочков… но в последнюю минуту остановился. И просто сунул его в карман.

Остановившись посреди площади, Горин снял пиджак, рубашку, брюки и остался только в боксерских плавках, ботинках и носках. Смотрел прямо перед собой, чувства словно онемели, все происходило будто и не с ним.

Геи засвистели и заулюлюкали, многие сразу же начали снимать и фотографировать его стриптиз и выкладывать в «Фейсбук» и «Тик-Ток».

Горин снял ботинки, носки. Выпрямился. Холодный ветер обдувал его со всех сторон.

Роберт Плант повернулся к нему задом, наклонился, игриво повилял бедрами.

─ Поцелуй меня, красавчик! Йу-х-у-у-у-у. Ты разбил мое сердце.

Горин с удивлением обнаружил, что плачет. Или просто от ветра глаза слезятся?

Он нащупал резинку трусов и спустил их вниз.

Роберт Плант закатил глаза и сделал вид, что падает в обморок.

Процессия вышла из парка и двинулась в город. В таком виде Горин прошел два квартала, прижимая одежду к волосатой груди и паху. Потом ему позвонил Белоглавцев и приказал, опустившись на четвереньки, лаять по-собачьи. Горин исполнил. Один из геев сел на него верхом. Его щупали, щипали и шлепали. Он не сопротивлялся.

Роберт Плант бил Горина по щекам, маркером написал у него на лбу: SEXY BITCH.

Потом позвонил коммерческий директор, велел идти на автобусную остановку и ждать.

Горин с облегчением оделся, кое-как сбежал от ЛГБТ-сообщества и добрел до ближайшей остановки. Господи, его снимали, фотографировали. Ролики и фото теперь по всей Сети.

К остановке подкатил красный «Мерседес». За рулем сидел Илья Бурлаков.

Александр не помнил, как они доехали до «Лумитана». Оба молчали. Радио было включено. Билли Айлиш пробубнила себе под нос Bad Guy, потом занудили какие-то ниггеры.

Эмблема компании ─ женское лицо в виде солнца, расходящимися во все стороны волнистыми лучами-волосами ─ светилась в ночи.

В вестибюле было светло, охранник приветливо кивнул. Илья повел Горина к лифту, но тот на минуту задержался, глядя на экран.

Показывали какие-то дивные цветочные поля, желтые и розовые цветы убегали вдаль до самого горизонта, порхали бабочки, в чистое лазурное небо устремлялись шпилями сказочные замки. На заднем плане играла нежная скрипичная музыка в стиле Джона Уильямса. Механизированный женский голос сочился медом:

─ «Лумитан» ─ это счастливое будущее для вас и вашей семьи. Наша компания унесет вас в Страну Фей.

На экране и впрямь запорхали мультяшные феи. Одна из них подлетела к самому экрану, отчего ее веселое лисье личико увеличилось в размерах раз в сто, подмигнула и взмахнула волшебной палочкой.

Волшебные поля на экране сменились долларовыми купюрами, которые с бешеной скоростью отсчитывал кассовый аппарат. Музыка стала тревожнее.

─ ДЕНЬГИ. ЭТО КЛЮЧ КО ВСЕМУ.

Под угрожающую музыку на долларовые купюры сверху полились чернила, и весь экран заволокло темным.

Потом снова мягкая, нежная мелодия. На экране красивая лужайка, окруженная холмами, тут и там клены. Горин узнал место, где у них был пикник. И швейцарская девочка.

─ МИР ТАКОЙ БОЛЬШОЙ. ТАКОЙ КРАСИВЫЙ. ВЫ МОЖЕТЕ КУПИТЬ ЕГО. ЭТО ВАШ МИР. НО ОДНУ ВЕЩЬ НИКОГДА НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ.

Музыка снова сменилась на тревожную, на экране возникло черное небо, и в нем светилась пара лун.

Илья дернул Горина за рукав.

─ Пошли.

Они зашли в лифт, Илья нажал кнопку ВНИЗ.

─ Тебе оказана великая честь, ─ сказал он. ─ Сейчас ты увидишь, во имя чего работал все это время.

Он увидел, что у Горина на лбу, плюнул на ладонь и стер похабную надпись. Впрочем, на коже осталось размазанное красное пятно. А в волосах конфетти.

Они спустились в подвал, в сверхсовременную лабораторию. Сразу же к Горину бросилась Лиза. Обнялись.

─ Как я рада. ─ Ее тело казалось холодным, как у куклы. ─ Слушай их. И все будет хорошо.

Горин молча отстранился.

В углу лаборатории был круглый тоннель или портал. Внутри арки клубился странный белый туман, переливающийся всеми цветами радуги, как северное сияние.

Рядом люди в костюмах химзащиты, как в сериале «Во все тяжкие». Только не желтых, а белых. Они исполняли странный ритуальный танец, то вскидывали руки вверх, то кружились вокруг оси.

─ Что это за хреновина? ─ спросил Горин, глядя на портал.

Глаза Ильи восхищенно заблестели.

─ Это чудо, мой друг. Совету Директоров удалось разогнать ядерную частицу быстрее скорости света. Они открыли вход в иное измерение. Это Новая Эра в истории человечества. Ты не представляешь…

В лабораторию прибыли члены правления. Президент, Белоглавцев и остальные. Все голые. Нисколько не стесняясь дряблого живота и жалкого сморщенного пениса, коммерческий директор подошел к Илье.

─ Принесли?

─ Да.

Бурлаков поспешно сунул руку во внутренний карман пиджака и достал оттуда литровую банку, наполненную желтой жидкостью. Горин увидел внутри человеческий эмбрион.

Лаборанты внесли носилки, на которых лежал обезглавленный труп швейцарской девочки. Ее голову внесли отдельно.

Все это разложили перед порталом. Члены правления заулыбались и захлопали в ладоши. Белоглавцев подошел к Горину.

─ Теперь вы с нами?

Он кивнул.

Президент приблизился к порталу, воздел руки и что-то гортанно прокаркал на непонятном языке.

Туман зашевелился, дернулся, и Горин мельком увидел…

Странное существо, вроде лилового параллелепипеда с щупальцами. У него были тысячи голодных глаз.

Горину подали лисью маску. Он надел ее и удивился чувству спокойствия и уверенности. Теперь он знал, что на небе две луны, и это чудесно.

Лиза стояла рядом в маске волчицы.

Остальные тоже надели на головы лица зверей и демонов; все взялись за руки и закружились в хороводе.

Существо внутри портала радостно попискивало, мигало глазками и шевелило щупальцами.

Он открыл глаза.

Темнота.

Александр несколько раз моргнул, и цветные всполохи в глазах угасли.

Несколько секунд он лежал неподвижно, почти не дыша. Словно белорусский партизан, боящийся выдать свое место врагу.

Потом услышал дыхание спящей жены. Вздохнув, она пробормотала во сне, прижалась теплым мягким боком.

Горин облегченно вздохнул. Сон. Всего лишь сон.

Он протянул руку, пальцы нащупали выключатель, полуслепые глаза резанул электрический свет.

─ Саша?

С улыбкой он повернулся к жене.

Маша.

Вскрикнув, мужчина отпрянул и свалился с кровати, потянув за собой одеяло.

Жена друга смотрела на него прекрасными зелеными глазами. Он снова видел ее груди, но лежали они не на обтянутых кожей ребрах. Тело опять стало соблазнительно округлым, розовым, трепетным.

─ Какого хрена?

─ Тш-ш-ш. ─ Она сползла с кровати, как змея, села рядом с ним, начала гладить по волосам, как ребенка. ─ Все хорошо, малыш. Я здесь, с тобой.

Он оттолкнул ее руки.

─ Где моя жена? Где Лиза?

─ Дурачок. Я и есть Лиза. Я твоя жена, я. У тебя это снова? Давай, как мы делали раньше. Повторяй за мной: «На небе две луны».

─ ДА ИДИТЕ ВСЕ В ЖОПУ СО СВОИМИ ЛУНАМИ!

Он впился безумным взглядом в ее лицо. Что-то не так.

Левый глаз косил в сторону, но не к носу, а наружу. Никогда прежде он не видел ничего подобного.

Маша открыла рот, собираясь что-то сказать, но в это время на прикроватном столике зазвонил смартфон.

Они оба одновременно вздрогнули, застыли на месте. Два взрослых человека, похожих на пристыженных детей, застигнутых родителями во время игры «в доктора», или с сигаретой, или бутылкой пива.

Смартфон звонил и весело подмигивал экраном, а они смотрели на него остекленевшими глазами.

Нет, подумал Александр. Мужчина сглотнул. Нет, нет, нет. Только не это. Не надо больше.

Смартфон продолжал звонить, теперь еще и завибрировал, нагло, властно и, как показалось Горину, раздраженно.

─ Как меня задолбали эти начальники, ─ с наигранным раздражением сказала Маша-Лиза. ─ Посреди ночи уже звонят. Что они о себе возомнили?

─ Они имеют право делать все, что угодно, ─ ответил Александр, глядя на смартфон. Тот уже чуть не подпрыгивал и, кажется, раскалился докрасна.

Облизнув пересохшие губы, Горин подошел к столику. Ноги не гнулись. У него сразу онемела левая сторона тела.

Мужчина почему-то был уверен, что это не обычная наглость распоясавшегося работодателя. Они (кто бы это ни были) вовсе не собирались никого будить. Они знали, что абоненты только что проснулись.

«Ну да, и что же ты хочешь сказать? Что у них дар телепатии?».

Нет, он пытался сказать себе, что должен был проснуться именно сейчас, минута в минуту.

Он протянул руку, взял смартфон. Пальцы не слушались и казались одеревеневшими.

Нажав кнопку, приладил планшет к уху.

─ Господин Горин? ─ Белоглавцев.

Он оглянулся. Маша-Лиза смотрела на него с детским страхом. В то же время ее груди поднялись, соски набухли. Возможно, она сейчас мокрая. Ему стало не по себе.

Еле шевеля губами, он проскулил:

─ Я не знаю, кто я и что здесь делаю. Я совсем, совсем один и очень напуган. А вы кто?

Коммерческий директор рассмеялся. Его смех был похож на волчий лай.

─ Конечно же, вы знаете, кто я. Я Добрая Фея. Я прилетел на маленьких крылышках, чтобы помочь. У меня есть волшебная палочка.

Он (она? Оно?) ощутил жаркий прилив благодарности к собеседнику. За то, что так вежливо, ласково и снисходительно говорит. Не бьет, не издевается, не делает больно. Господи, да этот замечательный человек с ним на вы. Как мило и благородно!

─ Что мне делать? — почти шепотом спросил он. ─ Кем мне быть?

─ Ты знаешь, кем. ─ Белоглавцев перешел на «ты» и заговорил жестче. ─ Хорошим послушным мальчиком.

─ Я буду послушным, - как робот, повторил Горин.

─ Убей женщину, которая находится с тобой в спальне, ─ грубо оборвал Белоглавцев. ─ Убей эту суку.

Горин покосился на нее.

─ Машу-Лизу?

─ Кого-кого? Ах, да. ─ Кажется, Белоглавцев зевнул. ─ Машу-Лизу.

─ Я… я не могу. Она моя жена.

Коммерческий директор снова залаял… то есть, засмеялся.

─ Это отличный повод прикончить ее, тебе так не кажется? Ха-ха-ха. Ха-ха-ха. Ха-ха-ха.

Горин с ужасом слушал этот смех. Потом сказал:

─ Хорошо.

Он не помнил, что делал дальше. Пошел на кухню за ножом? Кажется, это не понадобилось. Есть много других способов. Он не прятал труп и не стирал отпечатки. Такой команды не было. Он мог бы это сделать, чтобы обезопасить себя. Но сама мысль об этом приводила Горина в панику. А вдруг они узнают? Они все знают.

Вдруг его накажут? Тогда он не сможет вести сытую, комфортную, безопасную жизнь. Лишится хороших, добрых друзей.

Нельзя обманывать друзей. Это нечестно. Нельзя быть плохим.

Он оказался на частном аэродроме, в лучах кровавого рассвета блестел самолет, и там были все: Белоглавцев, Президент и остальные. Сидели на обтянутых кожей диванах вокруг столика, уставленного напитками и закусками.

Когда Горин взошел по трапу и нырнул в пахнущий лавандой и мятой салон, они встали. Все члены правления, весь Совет Директоров. Их розовые, как у младенцев, лица сияли дружелюбием.

Его пригласили за стол; налили вина; обняли и похлопали по плечу. Все было, как в первый раз. Снова деловая беседа, сальные анекдоты и полная демократия. Президент расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, оголив морщинистую цыплячью шею.

Новым было то, что Горину теперь не требовался переводчик. Он с изумлением и гордостью обнаружил, что теперь понимает и французский, и немецкий. При желании, наверное, поймет и вьетнамский.

В какой-то момент разговоры смолкли, Белоглавцев встал, расстегнул штаны и вытащил пенис. Потряс им перед лицом Александра.

─ Вы знаете, что это такое?

Горин, тупо уставившись на член коммерческого директора, пробормотал:

─ Это ваша волшебная палочка. Вы Добрая Фея.

Вице-президент встал, обошел диван и начал массировать Горину шею. Мужчина не обернулся и никак не отреагировал. Он продолжал смотреть на Белоглавцева.

─ Куда мы летим?

─ В Бельгию.

─ Опять сделка?

─ Нет. На охоту.

Горин, зевнув, спросил:

─ На кого мы будем охотиться?

─ На животных. На кого же еще? На тупых, бесполезных животных. Вы стрелять умеете?

─ Я служил в армии. Только у меня нет оружия.

─ Ничего, мы вам дадим.

─ Сегодня Великий Праздник, ─ со значением сказал один из английских акционеров, наследник банкира. ─ Ох, люблю я эти дни.

─ У меня с утра эрекция, ─ сказал кто-то.

─ И у меня.

─ И у меня!

Последняя фраза троекратным эхом повторилась в сознании Горина, почему-то писклявым «мультяшным» голосом. Он ржанул.

Французский представитель, откинувшись на спинку дивана, положил руки за голову и мечтательно протянул:

─ А какие красивые места! И погода всегда замечательная. М-м-м…

Они приземлились, а потом час ехали на машине мимо деревень, пашен, лесов. Запертые железные ворота открывались перед ними, как по мановению… волшебной палочки.

Потом машины остановились, и они по тропинке направились к пышному дворцу с колоннадой и башенками. Слева закручивался бараньим рогом лабиринт из зеленых изгородей, как в «Сиянии» Стэнли Кубрика. Справа сбегал вниз по холмам темный, густой лес. Его западная часть утопала в мглистом тумане; и эта мертвенная тень ме-е-е-е-е-е-едленно, но верно ползла на восток.

Совет Директоров компании «Лумитан» в торжественном молчании вошел внутрь. Окна в пол закрыты бархатными темно-зелеными портьерами. Под потолком-небом в люстрах горели тысячи свечей, как на праздничном торте. Позолоченные стены дворца утопали в портретах королевских семей, как прошлых, так и нынешней, одетой в костюмы и вечерние платья. Дряхлые старики, зрелые мужчины и женщины, их отпрыски одинаково улыбались, будто случилось что-то замечательное и они любили весь мир.

Кавалькада поднялась по белой лестнице, слева и справа голые мраморные бабы, с полными грудями и широкими бедрами.

Роскошным, но пустым залам не было конца. Наконец спустились в подвал. На кирпичных стенах, шипя и потрескивая, горели факелы.

Президент подошел к шкафчику. Достал оттуда черную мантию и маску ослиной морды.

Белоглавцев подошел к Горину, протянул ему мантию и маску лисы.

─ Помните наш разговор? Теперь вы знаете, кто вы и что вам делать.

Горин повертел подношения в руках. Нет, он не совсем понимал, он сопротивлялся, капризничал и ерепенился, плохой мальчик.

Белоглавцев рассмеялся.

─ Вы, прям, чудной человек, Александр. Смотрите прямо перед собой и не видите очевидного. Что у вас в руках?

─ Лисья маска, ─ ответил Горин.

─ Что же тут непонятного? Вы ─ Лис. Вы всегда были им. А что делают лисы?

Горин хрипло ответил:

─ Охотятся.

─ Именно. ─ Коммерческий директор поднял палец. ─ Мы всегда видели это в вас. Потому вы здесь. Вы ─ мужчина. Зверь. Вам нужна охота. У вас острые зубы. Мы выбираем лучших. Не мы привели вас сюда, а ваша истинная сущность. Этот день был неизбежен, как восход солнца. Вам больше нигде нет места.

Вам внушили, что вы кто-то другой. Александр Горин, законопослушный гражданин, семейный человек и порядочный карьерист. Но в глубине души вы всегда знали, что это не так.

Эти глупые ничтожные людишки, которые вас воспитывали, учили в школе, выдавали вам паспорт. Они решали, кто вы такой и что вам делать. А по какому праву? Что они знают о вас? О ваших предках? Чья кровь течет в вас?

Горин растерянно огляделся. Лицо его поморщилось, как у ребенка, которого заставляют есть манную кашу.

─ Но я не хочу охотиться.

─ Экий вы, право, капризный. Вас пригласили во дворец королевской семьи, предложили поучаствовать в торжестве, практически ввели в элиту общества. А вы рожи корчите. Это вам не так, то не эдак. Стыдитесь!

Испугавшись, Горин схватил руку Белоглавцева и поцеловал ее.

─ Простите. Я знаю, что вы хотите мне помочь. Вы все очень добрые и хорошие люди. Я… стану лучше.

Он начал одеваться. Белоглавцев последовал его примеру.

Не хотите же вы идти на охоту в повседневной одежде, говорил он. Когда вы идете на банкет, вы не отправляетесь в тренировочных штанах, футболке и домашних тапочках. Вы надеваете смокинг. Ситуации нужно соответствовать. Так учит журнал Vogue.

Вините не нас, а свое дурацкое светское мышление. Вы были слепы; смотрели, и не видели. Вы все должны были понять еще тогда, когда пришли на бал-маскарад. Мы ничего не скрывали, все показали. На что нам только не пришлось пойти, чтобы вы поняли. Сами виноваты.

Александр Горин, в черной мантии и лисьей маске, вышел в сад, а вместе с ним выпрыгнул Лис, выполз на четвереньках хнычущий мальчик. Вся эта троица, заключенная в одном теле, пересекла широкое поле и углубилась в темный лес.

На опушке Горин огляделся. Дворец сиял в свете фонарей, словно логотип компании «Дисней».

«Как новенький. Да, здесь живут короли и королевы, принцы и принцессы. Они все живы. Половина европейских стран ─ монархии. А разве кто-то говорил, что монархи исчезли?».

Он попытался вспомнить, что об этом писали в учебниках истории. Кого-то там казнили. И что?

Вы все должны были понять еще тогда.

Бал-маскарад.

Он вечен. Он никогда не прекращался.

─ Убей женщину, которая находится с тобой в спальне, ─ грубо оборвал Белоглавцев. ─ Убей эту суку.

Горин покосился на нее.

─ Машу-Лизу?

─ Кого-кого? Ах, да. ─ Кажется, Белоглавцев зевнул. ─ Машу-Лизу.

─ Я… я не могу. Она моя жена.

Коммерческий директор снова залаял… то есть, засмеялся.

─ Это отличный повод прикончить ее, тебе так не кажется? Ха-ха-ха. Ха-ха-ха. Ха-ха-ха.

Горин с ужасом слушал этот смех. Потом сказал:

─ Хорошо.

Он отключил связь.

Маша-Лиза смотрела на него. Ее взгляд прояснился, лицо обрело человеческие черты.

─ Саша… не делай этого. Что бы он тебе ни сказал.

─ Они мои работодатели, ─ жестко ответил Горин голосом настоящего мачо, главы семьи. Совсем не так, как говорил с Белоглавцевым. ─ Мужчина должен… выполнять свой долг.

─ Они страшные люди, Саша.

Она подползла к нему на четвереньках, обвила руками его колени и заглянула в глаза, как собака.

— Ты помнишь бал-маскарад?

Его левое веко вздрогнуло, словно в глаз ткнули отверткой.

— Илья тогда не пришел. Верно?

Александр странно обрадовался.

─ Ага, значит, все-таки помнишь, кто ты. А целочку из себя строила.

─ Это я его не пустила.

─ Как?

─ Перехватила приглашение, которое они прислали. Открытку. На бумаге. Представляешь?

─ Да, ─ пробормотал Горин. ─ Они немного старомодны.

─ Да они просто клоуны. ─ Маша-Лиза неловко поднялась на ноги. ─ Я тебе покажу.

Она бросилась к комоду, сунулась в верхний ящик. Руки нырнули вглубь, наружу полетели лифчики, трусики, комбинации. Александр всегда мечтал заглянуть туда, а может быть, стянуть что-нибудь ─ показать друзьям и похвастать «победой». Но никогда не думал, что жена друга сама ему все покажет, да еще в таких странных обстоятельствах. Вот так и сбываются все мечты, подумал он.

─ ВОТ ОНО! ─ истерически вскричала Маша-Лиза. Ее волосы торчали клоками, глаза выкатились из орбит, как у безумной матери из фильма «Реинкарнация».

Руки дрожали, женщина выронила открытку, матернулась, подняла с пола.

─ Убедись сам.

Горин, хмурясь, развернул.

Снаружи и внутри плотная бумага была раскрашена в синее небо с облаками, белокрылыми лошадками. Cреди них летали купидоны с арфами и дудками.

На этом фоне горели золотом непонятные письмена, какая-то тарабарщина. Она, впрочем, показалась мужчине смутно знакомой.

─ Это на турецком, что ли?

Лиза-Маша взяла с комода круглое зеркальце, приставила сбоку к открытке. Горин ахнул. Тарабарщина отразилась в зеркале нормальным русским языком.

Совет Директоров приглашает Вас на праздник плодородия!

Танцы, музыка, эльфы!

Только свежее мясо! Только маленькие девочки!

Приходите нарядными и голодными!

Маша-Лиза надеялась, что он, увидев эту мерзость, все осознает и поможет ей сбежать. Ну, и сам сбежит за компанию.

Она просчиталась.

Горин вышел на опушку, из густого подлеска подступал туман, прорезанный лучами прожекторов. Мужчина увидел здесь не только членов Совета Директоров. Были еще люди в масках и мантиях. Они держались властно и уверенно, шутили и смеялись. Один, впрочем, снял маску, чтобы покурить.

Подъехал фургон, двое человек в форме выпрыгнули из кабины, распахнули дверцы. Наружу, шатаясь, выходили дети, мальчики и девочки. Они были голые, обколотые и плохо сознавали, что происходит. К счастью.

Белоглавцев встал рядом с Гориным. Люди в масках начали хватать детей, валить на землю и насиловать их. Президент «Лумитана» велел мальчику и девочке повернуться задом и встать на четвереньки.

─ Славные, славные свинки, ─ пропел он, поглаживая их голые тельца. А потом захрюкал и завизжал.

─ Откуда они?

Горин, кажется, начал просыпаться.

Белоглавцев пожал плечами.

─ Какая разница? Никто не станет о них беспокоиться.

После оргии подросткам предложили бежать в лес. Мужчинам в масках раздали винтовки с оптическим прицелом.

Оказалось, что среди деревьев прятались не только прожектора, но и динамики. Кто-то врубил песню Rammstein «Weiner Blut». Она загремела на всю округу.

Мужчины в черных мантиях вступили в густую чащу.

Горину тоже дали винтовку. Он взял ее дрожащими руками. Стоял и смотрел, как другие уходят в темноту, пахнущую гниющей листвой.

На его плечо опустилась ладонь.

Он оглянулся.

Вы должны понять, говорил коммерческий директор, когда они пошли вслед за остальными. Власть ─ это единственный способ не быть жертвой.

Горин молчал.

Среди сосен мелькнуло маленькое белое тельце.

Они оба подняли винтовки, заглянули в прицел и начали стрелять.

Мальчик упал. А потом еще один. И еще. Мальчики и девочки падали направо и налево, падали, как срезанные колоски. Падали, как в 41-м. Казалось, их были тысячи. И никто не кричал.

Они знали свое место. Знали, кто они и что делают.

И Горин тоже.

Просмотры: 196

Предыдущий пост
Троица
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!