Фэнзона

Целитель душ

БиблиотекаКомментарии: 0

Каждый из нас совершает гадкие поступки. Осознанно или нет, не важно. Важно то, как человек к этому относится, пытается ли исправиться или окончательно встает на склизкую мерзкую дорогу таких же поступков, выстраивая свою жизнь на них, пытаясь удержать равновесие и не сорваться. И, что еще важнее, какое наказание за этим следует. Порой кажется, что всем вокруг получается выйти сухими из воды, но это лишь на первый взгляд. Просто для кого-то наказание является не физическим, а моральным. Чаще всего, это происходит одновременно. 


В психиатрической клинике никогда не бывает тихо. По крайней мере, не здесь. В клинике номер сто семьдесят пять каждую ночь раздаются крики из одной и той же палаты под номером одиннадцать.

-Помоги! Помоги мне! - ревел нечеловеческий голос. Весь он был замотан в смирительную рубашку, а лицо было в бинтах- последствия его недавней выходки, из-за чего его расцарапанное лицо пришлось забинтовать почти полностью, оголяя лишь шею и рот. Каждую ночь он бьется в истерике, призывая на помощь какого-то неизвестного, о котором он не говорит.

Из белоснежных окрасились в грязно-серые, облезлые в некоторых местах стены. Оттуда к пациенту тянулись тысячи рук, из-за чего он орал нечеловеческим голосом. Он сидел в центре, постоянно озираясь по сторонам, боясь, что его схватит какая-нибудь из этих гнилых рук. В воздухе стоял сладкий аромат гниения плоти, из-за чего находиться в этом помещении было невыносимо. Однако он боялся подойти к двери, опасаясь быть схваченным и разорванным на куски руками, выраставшими из стен. Один взгляд на них порождал в его воспаленном сознании картину, как они сжимают его череп холодными костлявыми пальцами, стараясь выдавить ему глаза и разорвать щеки, а потом и оторвать его челюсть. Он не знал откуда взялись эти мысли, но был свято уверен в их правдивости.

-Помоги мне! Умоляю! - орал он, вздернув голову к потолку, будто обращаясь к Богу, хотя и обращался отнюдь не к нему. Однако из-за страха за свою жизнь, он все же опускал голову и оборачивался по сторонам, и, убедившись, что ему ничего не угрожает, снова смотрел в потолок.

Его рассудок оставлял желать лучшего. Врачи то и дело удивлялись тому факту, что лечение не работает. День ото дня он твердил, что к нему тянутся руки из стен. Никакие препараты ему не помогали. После введения снотворного он проснулся с адскими криками, утверждая, что видел нечто неподдающееся описанию. Бился головой о стену, умоляя врачей оставить ему возможность хотя бы ходить. Никакие сильные успокоительные не помогали на сто процентов. Каждую ночь его крики продолжались, пока не наступало утро.

Внезапно лампочка мертвого белого света замигала и его сердце начало биться вдвое чаще, чем раньше. Он испугался, что во тьме его таки достанут руки из стен. Однако последовало другое. Из тьмы появилась человеческая фигура, однако она не вышла на свет. Когда пациент увидел ее, он чуть не разрыдался от счастья. Неровной походкой, он направился к фигуре, пока та не выставила руку перед собой- знак стоп.

-Я так рад, что ты пришел! - радостно заговорил пациент, с трудом сдерживая улыбку из-за боли от шрамов на лице.

-Что тебе нужно на этот раз?

-Так ты не забыл меня?

-Виктор, Виктор. Я уже сколько раз приходил к тебе. Тебе все еще мало?

-Помоги мне пожалуйста! Эти руки, - он огляделся по сторонам. - Они пытаются забрать меня!

-Ты же столько убил, столько жизней из-за тебя пошли под откос. Ты думаешь, что они все просто так успокоятся?

-Я делал это не ради себя, а ради...

-Ради семьи, я помню.

-Да и не убивал я никого, типа! Просто организовал бизнес. Не совсем легальный, но все же.

-Ты продавал их. Продавал их тела, а большую часть денег оставлял себе. Через время они умирали от болезней или от рук неадекватных клиентов, от передоза, неважно.

-Да, но это же не я их убил!

-Важно то, что ты позволял это делать. Ты смотрел на то, как с ними обращаются сквозь пальцы, тебе были нужны лишь деньги.

-Да, но я обеспечивал им все условия, я нанимал охрану и вносил в черный список клиентов. Я, в конце концов заставлял расправиться с убийцами и садистами.

-Однако сколько молодых девушек до этого погибли из-за тебя. Ладно, мы уже много раз это обсуждали, ни к чему это.

-Просто спаси меня. Я хочу, чтобы мои страдания закончились, и я смог снова жить как раньше.

Фигура вытянула вперед руку с когтем на указательном пальце и одним движением вскрыла смирительную рубашку в районе бицепса, намеренно порезав кожу. Виктор отвернулся, а существо медленно, следя за лицом молодого человека, подвело свою голову и прикоснулось чем-то, напоминающем язык к ране. И человек в бинтах начал свой рассказ:

-Каждую ночь они приходят ко мне, не говоря ни слова. Они убивают меня своим присутствием. Они постоянно у меня в голове. Лишь при взгляде на эти руки у меня внутри все холодеет. Я боюсь того, что они со мной могут сделать. Боюсь, что они будут рвать меня на куски, а я буду все еще жив. В те моменты, пока я сплю, я вижу, как они разрывают мне лицо, выковыривают глаза и отрывают мне челюсть, оставляя меня захлебываться в крови, в то время как они начинают рвать мое тело.

Во сне я вижу не только руки, но еще и их самих. Некоторые из них с кожей цвета серой глины, некоторые бледные, как снег. Их глаза мутные и высохшие смотрят прямо в душу. Некоторые из них с кожей цвета серой глины, некоторые бледные, как снег. Их глаза мутные и высохшие смотрят прямо в душу. Но их лица по-настоящему пугают. они будто расплавленные восковые фигуры. У кого-то расплавились губы и те свисают ошметками до ключиц, у кого-то весь череп будто бы скручен в спираль, оставляя лишь глаза почти неизменными. У некоторых вообще вся нижняя часть лица так размыта, будто их кожа состоит из пластилина, который размяли и швырнули на череп. На лицах застыли два выражения: ненависть и отчаяние. И все они пытаются что-то сказать, но невозможно понять, что именно. Они либо все молчат, либо говорят одновременно, нагибаясь к самому лицу. А вокруг будто пустота. Только они, серый свет и пол. Не видно ни стен, ни потолка, ничего другого. Наверное, это и есть пустота, наступающая после смерти. И вот все они не могут коснуться меня. Они лишь вытягивают шеи и приближают свои мертвые лица к моему и молчат. Они могут так делать часами, а потом начинают говорить все разом. Как по команде, типа. Будто у них в голове рычаг одновременно опускается.

Пока Виктор продолжал свой рассказ, существо пило кровь, с сожалением стараясь вылечить его. Оно не хотело, чтобы тот жил, но и не помочь ему не могло. Такова была его роль в мире и это нельзя было изменить. Всегда был нужен некий целитель, избавляющих людей от страданий. Однако есть тот, кого обычные люди не видят, а есть он. Первый никогда не находится на виду у людей. Он помогает им пережить потери в то время, как они, убитые горем, не способны видеть его. А есть он, второй. Он лечит души, очерненные грехами. Сам он является в их моменты отчаяния, когда их рассудок помутняется, а сами эти люди стоят на грани безумия. После каждого такого акта «помощи» человек чувствует себя оправданным, из-за чего спокойствие мгновенно возвращается к нему. Вот так он и пришел к Виктору. В первый раз это было, когда еще довольно молодой, в сравнении с нынешним мужчина стоял над трупом в переулке. В руках тот сжимал кирпич, на котором виднелись следы крови. У его ног в неестественной позе лежал полный мужчина в спортивном костюме, с проплешинами на уже окровавленной голове. Лицо его уперлось в асфальт, и лишь правая щека была видна из-за его спины.

Виктор тогда схватился за голову и рвал на себе волосы одной рукой. Он не мог выйти из переулка, поскольку его ботинки, рукав и брюки ниже колена были сплошь покрыты кровью. В тот момент он чуть не сошел с ума. Ранее в жизни ничего серьезнее пары синяков на лицах своих школьных противников он не оставлял, а тут целый труп, да еще такой массивный, что сам он его никуда не оттащит.

Это был один из клиентов его "девочек", который был занесен в черный список после того, как избил одну из них до полусмерти. Однако он не собирался на этом останавливаться и просто подкараулил ту самую девушку и затащил в тот же самый переулок, где принялся ее насиловать ровно до того моменты, пока ему на голову не обрушилась рука с вложенным в нее кирпичом. Когда череп хрустнул, словно переспелый арбуз и из него потекла кровь, Виктор остановился. Той девушки и след простыл, а он все еще сидел над телом и лихорадочно перебирал все варианты развития событий. Когда в голове все смешалось, он просто крикнул в небо и вскоре рядом с ним появилась сущность. Виктор даже не поверил тому, что видел, из-за чего его воспаленный мозг выдал поистине гениальную идею- попросить о помощи ее. Сущность озвучила свои условия: рассказать в чем дело, попросить о помощи, дать ей немного своей крови и тогда она поможет. Сущность попросила его называть себя Целителем грешных душ.

После того, как Виктор лихорадочно и невпопад стал пересказывать события данного вечера, обливаясь потом и периодически оглядываясь по сторонам, Целитель решил ему помочь. В одно мгновение вся паника испарилась, будто ее и не было, а в голове появился гениальный план по избавлению от тела, что и поспешил выполнять Виктор.

С тех пор он несколько раз попадал в безвыходные, как ему казалось, ситуации и звал на помощь Целителя. Тот приходил не сразу, но, когда приходил, он с сожалением смотрел на Виктора своими глазами, которые тот не мог видеть, поскольку это было запрещено правилами. Единственное, что видел Виктор- тень где-то на периферии и абсолютно черную ладонь, похожую на человеческую. Было ли это вызвано тем, что Целитель всегда появлялся в ночи и прятался в самые темные уголки того места, где они находились, или же это был его естественный цвет кожи- неизвестно. Да и Виктору в тот момент было совершенно не до того. С каждым разом проблем было все больше: оправдать его после очередного убийства или же оправдать другие его действия, совершенных во благо бизнеса. Поскольку в то время данный бизнес без убийств не шел, такие просьбы были очень частыми. Но вот девяностые прошли, настали нулевые и вроде все даже наладилось. Однако счастье длилось недолго. Хоть Виктор и смог обеспечить свою семью, он опасался, что они узнают о его бизнесе. Так и случилось, когда спустя семь лет накрыли его дом. Он кричал и звал Целителя, бился головой о стол и вообще вел себя как будто под наркотой. Однако в тот раз целитель не пришел.

Виктора признали невменяемым и поместили в психбольницу, откуда было всего два выхода: либо на улицу овощем, либо на кладбище, поскольку лечение было пожизненным. Несколько дней назад, когда ему вкололи сильное снотворное, он проспал больше десяти часов, а когда проснулся начал кричать и царапать себе лицо. Ногтями он срывал лоскуты кожи, обнажая мясо до тех пор, пока на него не надели смирительную рубашку и не вкололи огромную дозу успокоительного. Только тогда его крики прекратились и сменились на тихое неразборчивое бормотание. В случае с Виктором его вариант больше походил на второй, при котором он останется здесь до конца дней пожинать плоды своих ошибок каждую ночь. Так продолжалось до нынешнего дня.

Целитель медленно пил кровь из пореза, заставляя пациента чувствовать себя лучше. Сначала исчезли руки, а потом и голоса из головы. Когда тот окончательно закончил, Виктор уже был спокоен, как никогда раньше. Он все еще оглядывался по сторонам, но это было уже по привычке. Немного привыкнув к абсолютной тишине, он немного посмотрел в пол, после чего заговорил:

-А сможешь вытащить меня отсюда?

-Я такое сделать не могу.

Виктор промолчал, после чего схватил себя за голову.

-Они не вернутся?

-На твоих руках слишком много крови. Они точно вернутся, но не сейчас.

-Но другие же как-то живут нормально, хотя они перерезали людей еще больше!

-Ты так в этом уверен? - впервые в голосе существа кроме сожаления прозвучала еще и нотка раздражения.

-А то! Вон сколько сейчас бывших бандюков занимают высокие должности в компаниях и про руки в стенах ни сном, ни духом.

-А ты к ним в голову залезал? Я вот да. И поверь, там не лучше, чем у тебя. К тому же у тебя было дело отнюдь не безобидное.

Виктор тяжело вздохнул и уже захотел обернуться, но вовремя опомнился и продолжил смотреть прямо.

-Как мне отсюда выбраться?

-Боюсь, тебе уже никак.

-А ты вообще ничего не можешь сделать?

-Я только могу не дать тебе погрузиться в пучину безумия и отсрочить смерть. Могу помочь найти оправдание твоим поступкам, но не более. Все остальное не по моей части.

-А если я заплачу? Хоть душой, хоть чем в жизни?

-Глупый человек.

В один момент Виктор оказался на шоссе в неизвестном месте. Широкая многополосная дорога хоть и была почти пустой, но освещалась она плохо. Позади себя он услышал оглушительный звон клаксона и визг тормозов. Обернувшись, он увидел огромный тягач, летящий в его сторону. Последним, что он увидел была эмблема "Скания", после чего его тело перевернулось в воздухе и отбросило на несколько метров вперед. Голову будто придавили сверху чем-то настолько тяжелым, что, казалось, она могла лопнуть и расплескать все содержимое по потрескавшемуся асфальту.

Проснулся он на полу посреди палаты и огляделся, тяжело дыша. Сердце колотилось в бешеном ритме и не желало успокаиваться. Аккуратно ощупав свою голову, а потом и все тело, он понял, что это был всего лишь сон. Пусть и болезненный, но все же сон, в котором не было тех, кого он привык видеть.

Однако мысль о том, что его голову все равно могут раздавить, как жестяную банку, выплеснув все содержимое наружу, заставляла его морщиться и отгонять от себя эти мысли. Для этого он просто смотрел в потолок и с огромным усилием пробуждал в себе немногочисленные светлые воспоминания, связанные в основном с детством и юношеством. Приступы ностальгии вперемешку с тоской накатывали волнами, выбрасывая на берег мыслей грусть, которая словно игла прокалывала сердце и отравляла его. Однако это было намного лучше, чем жить в постоянном страхе смерти и скатиться в безумие. Виктор стал замечать, что мир вокруг него стал еще более блеклым, чем раньше. То ли на него так подействовали ночные кошмары и руки, появляющиеся каждую ночь, то ли из-за сильнодействующих лекарств он перестал воспринимать реальность как следует.

Он не хотел это признавать, но в глубине души он уже похоронил себя, стал мертвецом в живой внешней оболочке. Он душил эту мысль еще на стадии зарождения, однако она к нему изредка пыталась вернуться. И когда-нибудь она возьмет верх, если он так и продолжит свое существование. Он вспомнил слова Целителя:

"На твоих руках столько крови. Они точно вернутся."

Он не хотел, чтобы они возвращались, но он не мог ничего с этим сделать. Однако сейчас он мог позволить себе отдохнуть от бессонных ночей и приступов страха, ставших уже привычными за последнее время.

Врачи были очень удивлены, когда вошли в палату к Виктору. Они были шокированы изменениями в его поведении, произошедшими всего за ночь. Его лечащий врач, Борис Андреевич, заметил, что его лицо выглядит абсолютно безжизненным. Дальнейшие расспросы показали, что Виктор находится в состоянии глубокой апатии и не желает ничего, кроме как выйти из лечебницы. Он понимал, что врачи его не выпустят ни сейчас, ни через год, ни через два, если его состояние не будет таким же, как сейчас. Однако они разрешили ему прогуляться по внутреннему двору. Разумеется, с сопровождением, если что-то пойдет не так. Впервые за несколько месяцев он вышел на улицу и не сбежал в ужасе, бормоча что-то про существ за деревьями.

Так прошло несколько недель. Он спал, ел, гулял и думал, но делал все без энтузиазма. Мир вокруг него будто окрасился в монотонный серый. Даже люди для него стали серыми. И хотя его больше не пичкали настолько сильными препаратами, ситуация не улучшилась. Он мог сидеть у стены и смотреть перед собой совершенно отсутствующим взглядом на протяжении множества часов. Какие только мысли не крутились в его голове, но они возвращались к одной.

"Они вернутся."

Он настолько устал от этих мыслей, что предпочел бы вообще не думать и очистить свою голову. Предложи ему сейчас лоботомию, он бы охотно согласился на это, лишь бы его мозг не сводил все к одной мысли.

В один из таких дней он сидел у стены ночью. За окном, находящимся у самого потолка, была гроза и ливень, из-за чего стены в его палате окрасились в серый, но он этого не заметил, будучи погруженным в свои раздумья. В этот момент рядом с его головой появилась рука и костлявыми пальцами обхватила его горло. Он тут же очнулся. Глаза распахнулись, а руки рывком потянулись разомкнуть хватку на шее. Одним движением он разомкнул пальцы, сломав их с хрустом, после чего отпрянул от стены, где никакой руки уже не было. Мир снова наполнился красками, сердце бешено заколотилось, а адреналин в крови заставил мысли в голове роиться в хаотичном порядке.

-Целитель, помоги мне! Они опять пытаются забрать меня!

Однако в этот раз целитель не заставил себя долго ждать.

-Слава Богу, ты пришел! Спаси меня от них! —сказал он, упав на колени посреди комнаты.

-Я не могу тебя спасти. Как я и говорил, они вернулись.

-Они пытаются убить меня!

-Они и дальше будут пытаться это сделать.

-Ты не дашь мне умереть, правда?

Сущность молчала.

-Скажи что-нибудь! Умоляю!

-Я давал тебе оправдание, я лечил твою душу, выпивая страх вместе с твоей кровью. Но заставить их уйти я не могу. Они желают мести, и они рано или поздно ее получат.

Виктор издал крик отчаяния.

-Я в твоих глазах всегда был оправдан, так почему... почему ты не можешь меня спасти? - сказал он дрожащим голосом.

-Тогда, несколько недель назад, у тебя были галлюцинации. Тех рук просто не существовало. Сейчас же за тобой пришло кое-что другое. Не замечаешь, что рука была всего одна?

-Сделай хоть что-нибудь, прошу! - взмолился Виктор.

Существо переместилось из-за чего спины и предстало перед глазами пациента.

Первое, что он заметил- большие глаза цвета морской пучины, смотрящие на него с некой отстранённостью и в то же время с неким сожалением. От этого взгляда Виктор почувствовал облегчение, хоть умом и понимал, что находится на волоске от смерти.

Это все, что успел разглядеть Виктор на лице темного силуэта перед тем, как рука схватила его. Его крик прервался, когда рука вдавила правую часть лица и нос вовнутрь, из-за чего глаз вылетел из глазницы, а кровь брызнула на стену.

Целитель душ посмотрел на глаз, катящийся по полу с присущим ему равнодушием.

Просмотры: 181

In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 19,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!