Фэнзона

глава 4 "что там внутри?"

БиблиотекаКомментарии: 0

Машина въехала на пустую автостоянку, повернув направо она держала направление к распахнутым воротам подземной стоянки. Обширная пустая территория впечатлила Конрада и Мелроя. Бывало даже что болела голова от такого огромного простора, глаза разбегались куда можно поставить одну единственную машину. В итоге Даг нашел решение, он припарковал ее рядом с лестницей ведущей к подсобным помещениям клуба. 

- наконец-то приехали! Даже не верится! – сказал Мелрой. 

Они вышли из машины и направились к лестнице, дверь была не заперта, и поднявшись по ступенькам Конрад легко ее открыл,

- ну  и темень! Сплошная чернота! – Даг перешел на шепот -  у тебя фонарик есть?

- есть – Конрад достал из куртки свой дежурный фонарик и неяркий свет осветил дорогу и огромный узкий коридор, заваленный всяким мусором. 

- как думаешь электричество здесь еще живо? – спросил Мелрой 

- трудно так сразу сказать, не проверим не узнаем – хладнокровно ответил Конрад.

Их шаги заглушал белый кафельный пол, но даже в пустом здании, жили характерные для него звуки, тонкая и проникновенная атмосфера, чуть шаткая и такая напряженная дышала им в спину, тишина нарушаемая лишь звонким падением капель, откуда-то сверху, тонкими еле уловимыми шорохами и каким-то непонятным треском, еле уловимые черты несуществующих призраков холодным ветерком пролетали мимо, оставляя неизгладимый зловещий след, шлейф из сомнений и напряжения, дурмана ужаса и иллюзии непонятной тревоги. Этим дышали все стены и комнаты заброшенного огромного здания. Трудно даже себе представить что в нем может поселится один единственный человек, он бы наверняка сошел бы здесь с ума, один среди многих комнат и коридоров, хозяином коих является он сам. Тонко уловимый запах заброшенности и нелюдимости был очевиден, если бы здесь жили люди, таких напряженных чувств, эта прогулка не вызывала бы. 

Конрад не переставал думать, что за любой дверью таится нечто, что может выскочить и напасть, застать врасплох и убить. Его палец напряженно чувствовал металл спускового крючка. Даже Мелрой вооружился пистолетом, когда-то уверенный в том, что здесь никого нет, теперь он справедливо сомневался. «Определенно и даже стереотипно было мнение что бесстрашие находит нас тогда когда мы далеко от опасности, мы можем говорить о ней не задумываясь над последствиями, но когда дело доходит столкнутся с объектом нашей неукротимой бесстрашности, мы понимаем как сильно ошибались. Маленькое зернышко сомнения уже успело прорасти в одно огромное дерево, заставляя нас бежать без оглядки» - думал про себя Мелрой. 

- все-таки чувствуется что ты сомневаешься, чувствуется что дай только тебе повод, любой малейший звук и ты начнешь палить – сказал Конрад – или я что-то упустил

- чего тут говорить, утверждать я ничего не буду! было бы здесь немного посветлее, все лучше чем эта темень! – возмущался Мелрой – можно подумать ты такой супер бесстрашный – огрызнулся он

- отнюдь, я не считаю себя таковым, я тоже боюсь как и ты, но одно дело когда под твой сердечный ритм можно отплясывать чечетку, и совсем другое когда вальс. 

- вальсируй хоть до упаду, но про себя, тут чувствуется  темная эстетика, черная атмосфера, словно никогда эти стены не знали ничего другого, только озлобленность, зависть, горе, печаль и прочее ненавистное дерьмо которое я и врагу не пожелаю испытать! У меня до сих бегают как представлю личины этих мертвых, тех кого уже давно нет, но так сейчас близко. Словно стоят сзади и дышат нам в затылок!

- с фантазией у тебя в порядке, я даже не сомневаюсь что ты все это видишь, вот только на себя это не надо замыкать! Сам себя настращал а теперь эту жижу расхлебываешь, по мне так лучше чтобы все эти твари что живут здесь сейчас бы повыскакивали из своих укрытий, а то я начинаю нервничать, видимо твое настроение пагубно сказывается на моем – холодно произнес Дрейвен.

Пройдя до конца коридора, они повернули в просторный холл с множеством разных дверей, больше всего это напоминало чисто производственный этаж, скорее всего здесь была кухня, уборные, котельные и прочие обслуживающие одно огромное здание необходимо оборудованные залы. Фонарик остановил свой неяркий прожектор на небольшом алюминиевом щитке, запертым на миниатюрный замочек. 

- вот оно наше спасение! – воскликнул Даг и поспешил к щитку, Конрад поспешил за ним. Выбив рукояткой пистолета замок, дверцы щитка явили взломщику множество всяких кнопок, пяти датчиков и несколько рубильников. Даг уже собрался подрубить электричество, уповая на удачу и думая, что в этих залах еще остался запас драгоценной энергии.

- ну…с Богом! – сделав глубокий вдох и морально подготовившись к любым возможным последствиям, Мелрой взвел рычаги рубильников вверх. 

- да будет свет!! – радостно воскликнул Даг. В залах загудела аппаратура, коридор осветился мерцающим светом электрических ламп, конечно большинство из них не работали и давно перегорели, но даже света трех-четырех исправно работающих ламп было достаточно, чтобы уже не опасаться темноты и наконец, выключить прожектор фонарика.

- ну хоть вздохнем спокойно! – сказал  Конрад подняв взгляд наверх– хотя что я говорю, покой нам может только снится

- это точно! – подтвердил Мелрой – надеюсь, этот щиток питает не только производственный этаж, было бы чудно, если и верхние этажи были освещены. Вот будет морока, если это не так! 

- в любом случае мы точно знаем, что электричество здесь еще работает, так, что этот факт уже начинает радовать! – вторил ему Конрад.

Вдвоем они быстро нашли лестничный пролет, ведущий наверх, дверь осталась открытой, чтобы поток света хоть как-то осветил темные пролеты лестницы.

- я так и думал!! – возмутился Мелрой

Конрад снова включил фонарик, поднявшись по ступеням вверх, они открыли дверь что располагалась слева и свет вновь озарил полумрак, второй этаж был освещен, правда очень скудно, но тем не менее это никак не повлияло на общее настроение двух сталкеров. Конрад и Даг словно попали в какой-то другой мир: слов «Господи и Боже мой» было не достаточно чтобы описать то что они видели, это ни с чем не сравнимое чувство когда радовались глаза, когда черная многопудовая гиря наконец-то отпустила тонкую материю души: отделка стен просто потрясала по своей красоте, синие словно сделанные из бархата узоры на черном фоне расползались по всему огромному залу, хай-тековые обеденные столики расставленные в какой-то неестественной красивой композиции, справа была целая отдельная секция где стояли огромные кожаные кресла и имелся свой обслуживаемый бар, а прямо за ними, синий мерцающий блестками занавес с незатейливой надписью «Private», там за этими занавесками вершились и творились все потаенные похотливые и не очень желания, вершились и рушились судьбы людей, там казалось существовал свой собственный индивидуальный мирок, в котором все было можно, и все дозволено. Запреты существовали только в головах тех, кто их придумал, здесь же не было ограничений, на все положила свою руку всемогущая госпожа Похоть. Большой въедающийся в глаза красный подиум на котором когда-то выступали танцоры, выделялся из всего волшебного антуража, невольно привлекая внимание. На самом верху была видна стеклянная кабинка, в которой выступал диджей, по углам развешены медные уже поблекшие клетки, а если посмотреть назад, то можно увидеть постаменты с железными ограждениями, они тянулись вдоль стен по всему залу.

- видимо для вип персон – подумал вслух Конрад

- что для вип персон? – спросил Мелрой

- места на втором этаже – ответил он

- так пойдем туда! – сказал Даг хлопнув Конрада по плечу – с пустыми руками там делать нечего, я короче в бар… 

- иди – отрешенно бросил Конрад все еще пораженный великолепием и изыском этого огромного зала, он решил податься в секцию где стояли кожаные диваны, только там он вся эта нарисованная иллюзорная роскошь не разъедала глаза, не пестрила и не фонтанировала, завораживая и гипнотизируя внутреннее существо Дрейвена. Он легко устроился на одном из диванов, посередине стоял журнальный столик, а неподалеку барная стойка, конечно, полки ее  были уже пусты, но кое-что от прежних хозяев все-таки перепало, а именно пару бутылок виски, несколько бутылок начатого пива, одна бутылка с абсентом и текилой и три больших внушительных кальяна. 

- Эй!!! Конрад!!!! Ты где там? я тебя потерял!!  - донесся голос Мелроя

- я здесь!! 

- где здесь?!! Я тебя не вижу!

- там где кожаные диваны стоят

- а…-протянул Мелрой – ну я сейчас! Я такую штуку классную нашел, увидишь - точно офигеешь!! 

- здесь тебя жду! 

- а мы разве наверх то не пойдем?! – удивился Мелрой

- здесь внизу тоже неплохо! – крикнул Конрад. Отчего то внутри стало снова тяжело, необъяснимая одинокая пустота заполнила все внутри, терзая Конрада новыми сомнениями и темными мыслями, он не нашел себе покоя и в этих стенах. Казалось что скоро все будет лучше чем было до этого, но он себя обманывал. Он питал себя пустыми нечем не подкрепленными иллюзиями о лучших днях и новой жизни. Черная смута, словно один гигантский зверь поднял внутри кровавое восстание. Причиной этому была только она. Лика Собурова не могла просто так уйти. Ее образ снова встал перед Конрадом, он отражался во всех зеркалах, отражался в бокалах, и прозрачной поверхности журнального столика, как хотелось разбить это все! Разбить и больше никогда не видеть ее, не видеть этих глаз, не видеть ее больше никогда, но даже в осколках она все равно оставит свой неизгладимый след, вновь и вновь напоминая о себе. 

«Любовь это как заразная болезнь, заболеешь ей один раз, не выздоровеешь никогда, никогда тебе не будет покоя, оно будет гореть клеймом у тебя на лбу, вечная печать наивного дурака, который когда то поверил женщине!» - внутренний голос как мог, боролся с этими теплыми воспоминаниями о тех днях когда им было хорошо, когда черные тучи не разделили их в Сент-Луисе.

«она повелась, но я больше не поведусь, не поведусь никогда, ни одна женщина больше не заставит меня плакать и не увидит моих слез! Никто их больше не увидит, никто и никогда! Это я себе обещаю! обещаю и клянусь!» -  по щеке прошла тоненькая струйка слезы, Конрад поспешил ее стереть, чувствуя свою слабость, чувствуя что он размяк оставшись  наедине с собой.

- о чем задумался? – бодро произнес Мелрой, отчего Конрад быстро пришел в себя – голос его беспечного спутника быстро вернул его в общую колею

- ни о чем – коротко ответил он – что ты там интересного нашел?

- вот – Даг словно фокусник виртуозно и ловко вынул из рукава, маленький зеленый пакетик – вуаля!! 

- и что это такое? – Конрад взял пакетик в руки и скептически его оглядел

- это мой друг временный пропуск во временный рай, билет в оба конца туда и обратно, как хочешь называй! – Даг произнес это с таким искренним упоением и наслаждением, будто только что ел вкусный первосортный шоколад,  о вкусе которого знал только он сам и больше никто

На стол он поставил еще и черную сумку, по характерному звуку и тяжести легко можно было понять что она просто набита бутылками с алкоголем. Конрад не стал дожидаться пока Даг достанет из нее все содержимое, он вынул из сумки бутылки и выставил их в один общий ряд.

- с какой начнем? – мрачно произнес он

- ты это сказал будто я тебя заставляю дерьмо пить, ты чего такой смурной то? Здесь никого нет, тихо, мухи не кусают, не жарко, а ты еще чем то недоволен, в чем дело то? Объясни мне идиоту может я чего-то не догоняю – вспылил Мелрой

Дрейвен также мрачно промолчал, театральная пауза с которой он держал собеседника в постоянном нагнетаемом напряжении, граничила с откровенным игнором.

- ммм – протянул Мелрой – дурман любви снова вскружил тебе голову, крылатый Амур продырявил твою задницу своими остренькими стрелами! Выкинь ты ее из головы, что тебе прямо неймется то так!? Мучаешь не только себя, но и мне порядком мозг выносишь! Короче тебе обязательно и непременно нужен допинг, чем скорее ты его примешь тем лучше будешь чувствовать себя потом, ведь все же хорошо было, не считая конечно последнего инцидента с машиной, разговаривали и даже шутили, а сейчас вообще как будто другой человек стоит передо мной!

- Хватит!!! – рявкнул Дрейвен, оборвав длинный поучительный монолог своего спутника – об этом даже не зарекайся!!

- На…-Мелрой невозмутимо протянул ему пакетик набитый какой-то травой

- не надо мне твоих допингов! Я и без них в себя приду!

- угу, слабо как-то верится, в общем раз не хочешь, неволить то никто и не станет – Мелрой вынул из кармана белый потертый лист бумаги, и аккуратно вскрыв пакетик, с ювелирной точностью высыпал его содержимое на листок, при этом равномерно распределив по всей поверхности. Скрутил папиросу и закурил. Дрейвен не обращая на него никакого внимания открыл бутылку виски и прямо из горла сделал два больших глотка. Горячительный напиток обжег горло и медленно также обжигающе прошелся дальше внутрь, приятно согревая и оставляя после себя довольно неприятное горькое послевкусие. 

- если бы ты знал Дрейвен, какую обалденную вещь я сейчас курю, ты тут же бросил свое сраное пойло – уже расслаблено и медленно произнес Даг, пары наркотической травы уже проникли внутрь, играя с его сознанием и мыслями. – сиди пока здесь, я пойду музыку включу, чувствуется какая-то тухленькая атмосфера.

Дрейвен тяжело вздохнул и сделал еще пару глотков. Алкогольные пары окончательно расслабили Конрада, прошлые мысли канули в лету, улетучились куда-то совсем далеко. 

На это приятном контрасте вылезла черная жирная клякса - резкая тупая боль снова дала о себе знать. На этот раз болевой порыв не был таким тягостным и свирепым, очередной приступ прошел несколько мягче и Дрейвен это почувствовал. Но все равно руки сами судорожно сжимали виски, будто это могло помочь преодолеть болевой порок и пережить очередное воспоминание о прошлом

-  так хорошо…что вы видите на этой картинке? – спросил седовласый пожилой мужчина одетый в белый халат, он держал в руках рисунок более всего напоминающий какую-то кляксу, небрежно размазанную по листу бумаги

Конрад чувствовал действие седативного препарата, перед приемом его обкололи так что он едва понимал кто перед ним сейчас сидит и что он вообще видит, в глазах клубился какой-то серый дым а краски казались какими-то расплывчатыми и размытыми. На нем была смирительная рубашка, а лодыжки пристегнуты к ножкам железного ржавого стула, наручниками.

Конрад тяжело вздохнул, эта процедура казалась ему утомительно бесконечной, к тому же очень сильно болела голова.

- не вздыхайте голубчик, еще пару минут и мы закончим – мягко произнес мужчина

- ха! – вяло усмехнулся Конрад – если я скажу что вижу белого кролика с карманными часами вы мне все равно не поверите верно? 

- не обманывайте себя господин Дрейвен, меня то вам точно обмануть не удасться, за вашими как вам кажется завуалированными композициями слов, скрывается ваше истинное хищное существо. 

- так какой же смысл в этом дурацком тесте, если вы итак господин самоназванный гений все про меня знаете? 

- а в том, что сама процедура проведения и сам факт наблюдения за вами ну и конечно ваши выдуманные красивые слова и метафоры дают мне полную картину вашего внутреннего состояния

- неужели, и о чем же я сейчас подумал, что у меня внутри док? Вы же как живой рентген просканировали мой мозг, что вы там увидели? – если бы он мог смеятся, эти стены давно бы услышали его громкий смех, заливистый и истеричный, эти гандоны в белых халатах могут только «пиздить» о и рассуждать о каких-то там высоких материях что живут в человеке и диктуют ему как жить, Конрад прекрасно знал, он возвышался в своем сознании над всеми ними, хоть он и был заключенным, он чувствовал свое превосходство над серыми стереотипными умишками этих айболитов. Ему хотелось ржать и смеятся над утверждениями этого самодовольного старого пердуна, мысль о том что он знает и якобы изучил его вдоль и поперек просто выворачивала наизнанку. 

- жаль я не могу посмеятся, а то бы я поржал над вами – улыбнулся Конрад – вы лепите из себя такого этакого небожителя, великого и непоколебимого который все знает и все умеет. Но ты всего лишь старый дряхлый пердун, книжный червь, который только и может зачитывать наизусть уже написанные ранее тирады великих философов, пытаешься меня учить? Пытаешься понять? Смотри не сломай голову, залезешь поглубже, у тебя самого крыша поедет. И кто знает может и тебя упекут в психушку – злорадно усмехнулся Дрейвен

Эти слова нисколько не смутили видавшего виды психолога, он лишь спокойно положил ногу на ногу и абсолютно невозмутимо посмотрел ему в глаза

- нет мистер Дрейвен, вы мните из себя невесть кого, этакого сложного и неповторимого индивидуума, в ваш взгляд дейтсвительно несколько другой чем у всех моих пациентов, вы конечно ярко выраженное красочное пятно на их сером общем фоне, но и вашу психологию легко понять. Все ваши убеждения которые вы имеете сейчас, и даже все ваши сложные эпитеты и метафоры которыми вы себя самолично короновали легко объясняются самовнушением. 

- уржаться просто, уписаться! Какое краткое лаконичное утверждение, я в восторге док, вы прямо открыли мне глаза! – усмехнулся Конрад  

- жаль я не разделяю с вами вашей иронии – спокойно ответил психолог – продолжим тест…итак что сейчас перед вами

- белый пушистый кролик в клетчатом костюме от Армани, он сейчас смотрит на свои золотые часы и говорит «Ой как я блин опаздываю» 

- хорошо – разочаровано но сдержанно произнес психолог  - а здесь что видите?

- сейчас я вижу одного типчика, он уже пожилой, хрен сколько ему лет, годами уходит куда-то далеко за девяностые или даже восьмидесятые… работает в какой-то больничке, носит дешевый халщовый халат, живет по расписанию, держу пари в кармане своих клетчатых уже давно вышедших из моды брюк, хотя кто сейчас  в наше время смотрит кто как одет? – насмешливо улыбнулся Конрад, психолог напряженно слушал но не перебивал

- он держит маленький блокнот, в котором он пишет все что сделал за этот день, а рядом записка от его женушки, я бы даже сказал этакое предписание, или распоряжение кому как больше нравится. А что он делает вечером? Ммм…это отдельная история, в его кабинете работает одна единственная лампочка, под которой он копается в своих книжонках, надеясь прочитать что-то новое, но каждый раз разочаровывается, ведь все эти старые фолианты он прочел вдоль и поперек. Вся его жизнь зависла в этой книжной пыли, в созданном  маленьком совсем крошечном мирке. 

- очень интересная точка зрения – невозмутимо произнес психолог, в произнесенных им словах скрывался завуалированный крик отчаяния.

- она интересна для вас, но не для меня. – спокойно ответил Конрад

- на этом мы закончим наш тест

- как скажите док, - самодовольно ухмыльнулся Конрад

Психолог встал с кресла и медленно направился к выходу, сообщить санитарам что прием окончен, его ошибка была в том, что он слишком близко прошел от связанного Конрада, он споткнулся и упал, именно этого добивался заключенный, наручники на ногах не давали большой воли действий но по воле случая, золотая заколка от галстука, которую доктор почему-то держал в кармане упала как раз рядом с Конрадом, он немедля пододвинул ее к себе, сняв с себя тапок, он зацепил ее пальцами и дотянулся ими до своего рта, там заколка исчезла. Чтобы не вызвать подозрений, Конрад поспешил одеть обувь, и принять расслабленное положение. 

- что же вы под ноги то не смотрите ай ай ай – с ироничной улыбкой произнес Конрад

- я закончил можете его уводить – спокойно сказал психолог собирая свои рассыпанные вещи с пола, 

- интересно где же я оставил свою заколку? – как бы про себя произнес психолог. В то время Конрада уже вели по коридору два здоровенных санитара. 

Всю неделю Дрейвена буквально душили стены темного непроглядного карцера, его все время привязывали к одной единственной кровати, жесткой, с дырявым матрасом из которого торчали несколько голых пружин, они и служили ему медленным мучительным орудием пытки, возвращатся туда в убогое вонючее одиночество, означало медленное затухание, деградацию и дешевное опустошение, когда ничего уже тебя не волнует и ты медленно вянешь как светолюбивое растение посаженное в самые недра тьмы, лишенное всякого света. Санитары открыли дверь карцера – маленькой утлой комнатки без окон, и одной грубой железной кровати. 

- давай шлепай быстрее – толкнул заключенного один из санитаров и снял с него смирительную рубашку.

- поссать то хоть дайте – сказал Конрад

- ну ссы, кто тебе не дает – усмехнулся санитар

- под себя что ли? 

- ну можешь и под себя если не брезгуешь – насмешливо улыбнулся один из саниторов

- ложись давай! Время только зря тянешь – сказал другой и швырнул Дрейвена на кровать. На кровати уже были прилажены жесткие ремни, и такие же жесткие кандалы. Без лишних церемоний санитары привязали его и приладили ремни к его шее и корпусу, а на лодыжки и запястья натянули ременные кандалы. 

- ну вот можешь хоть сраться хоть ссаться, ха ха ха ха ха ха ха ха ха вонючий упырь – дверь карцера закрылась и единственный источник света коим всегда оставалась старая мерцающая лампочка, осталась по ту сторону двери.

«пидоры е.ные!» - ругнулся Конрад, «так теперь главное не оплошать!» - он выпленул заколку себе на живот, и дотянулся правой рукой, цепкие пальцы ухватили ее, теперь оставалось самое сложное, поддеть ей замочную скважину и открыть замок. Было сложнее из-за того что пресловутый ошейник мешал и не давал ничего видеть, но его Дрейвен решил оставить на потом. 

«Мать его душу! Где же эта е..чая скважина!!» ругался он пытаюсь наобум нащупать тонким концом заколки узкий замочный проем. Он мог только слышать как острая заколка безрезультатно царапает металл. 

«ну давай блин!! Ну же детка!! Ну зацепись ты хоть немножко!» - говорил Дрейвен уповая на свое умение, его разум почему-то решил что санитары могут вернутся, в любой момент, и мог быть прав - они всегда возвращались чтобы выместить свою беспочвенную накопившуюся за день злобу на нем и других заключенных.  Острый конец заколки попал туда куда нужно, 

облегченно вздохнув, Конрад мысленно перешел для себя в другой этап – открытию замка. Но освободив одну руку, будет сравнительно легче открыть и другие замки, ремни на корпусе и шее развязать значительно проще, чем мудохаться с замками на ногах и руках.

Прислушиваясь к звукам ковыряния в замочной скважине, Конрад мог точно уловить момент когда нужно поддеть этот пресловутый «шпундик» который открывал замок. Таких моментов было много, но заколка была одна, и что делать если она внезапно сломается? Сейчас он чувствовал себя рыбаком, который сидит в своей, лодчонке и охотится на  рыбешку, что осталась плавать в озере, в одном единственном экземпляре. И вот заветный момент! Конрад вовремя подцепил «шпундик» и замок открылся, освободив его руку. Теперь та же процедура ждала и другой замок, времени на это ушло значительно меньше. Конрад приноровился и вторая рука была освобождена. Очередь дошла до ошейника и он был ликвидирован как и ремень на корпусе. Ну открыть замки ножных кандалов было уже нетрудно, когда относительно все тело было освобождено от пут. 

«теперь только бежать…бежать…бежать и бежать…не останавиливаться!» - напряженно произнес Конрад чувствуя ярость от нагнетаемого чувства обид и унижений за все эти долгие годы, но здравый смысл говорил ему другие слова, «побег возможен, только в случае если действовать быстро, и оперативно, просчитать все до мелочей и не поддаваться эмоциям, ведь только лишь они могут сыграть злую шутку» острые концы заколки вошли в широкую замочную скважину дверного замка карцера, немного поковырявшись и нащупав удерживающие «столбики» Конрад своевременно поддел их все заколкой, дверь податливо и со скрипом открылась. Коридор был пуст, лишь одна единственная лампочка мерцала во мраке. Холодный бетонный пол, окончательно «отрезвил» Конрада от действий седативных препаратов. Их пары окончательно выветрились из организма, создавая неприятное чувство гудения и головокружения, но 

эти неприятные  моменты прошли, оставляя место для трезвых и хладнокровных решений. 

«так…значит один стоит на посту у двери, второй наверняка дежурит в южном коридоре, очень скоро он будет здесь, обязательно дойдет до сюда, мне бы только успеть до полудня, пока этих упырей не сменили другие» - думал Дрейвен. Его расчеты оказались верны, издалека раздался мерный спокойный шум тяжелых шагов, дежурный противный лязг дубинки о железные двери, просто вымораживал, этот жирный гандон Уолтер Мененинг, был редкостным садистом. Лязг его каучуковой дубинки знали все заключенные. Сейчас же именно в этот день Дрейвен решил отомстить ему за все сразу, один днем решить все свои накопленные обиды, придумав для него отличную смерть. Конрад спрятался за дверью своего карцера. Слыша все более четкий и ясный звук шагов. Нужно было рассчитать все до ювелирной точности, рассчитать когда он пройдет несколько метров мимо его двери и только тогда нападать. Иначе план мог провалится, сил у него было не так много чтобы справится с этим здоровяком. 

«раз…два…три…» - считал про себя Конрад. Менененинг мог обернутся, на протяжный скрип железной двери, и тогда для Дрейвена все будет кончено, только точный расчет в сочетании с этим предвиденным фактором, мог сыграть отличную партию.  

«четыре…и..и…и…и…и…пять!!!» - последняя цифра как четко поданная команда сработала на интуитивном рефлексе, Конрад силой распахнул дверь, и удар пришелся санитару прямо в его широкую спину, вот тогда Конрад как бешеный хищник рванулся на Менененинга и ухватив его за могучую шею, молниеносно поднял каучукувую дубинку и хрястнул ей по голове жирдяя. Тот разумеется ничего сделать уже не мог, эффект внезапности был на стороне заключенного. Конрад злорадно ухмыльнулся радуясь проделанному трюку и поволок жирную обмякшую тушу к себе в камеру. Конрад снял с себя свою больничную провонявшую одежду, и сняв абсолютно все со своего новоиспеченного пленника - облачился в униформу санитара. 

«Ну сука еб…ая, закончился твой праздник жизни!» - озлобленно прошипел Дрейвен, злорадно ухмыляясь своим черным мыслям и идеям, он абсолютно забыл о здравом смысле, в его душе бурлил чугунный котел мести и возмездия, праведного и жестокого. Трудно было представить его состояние когда в его руки попал самый лютый враг, бесцеремонно и беспощадно издевавшийся над все эти долгие годы, и вот сейчас пришло время и врагам «собирать камни». В его разгоряченном сознании вулканирующим самыми изощренными и воспаленно больными идеями, уже созрел план как отомстить этому жиртресту сразу за все. Он скинул вонючий матрас, оставив кровать полностью «обнаженной». Голые пружины могли быть идеальным орудием казни. Но даже это было слишком «мягким» наказанием. Усилием своих сильных рук он изогнул пружины на кровати так, что  они превратились в опасные острые иглы. 

«так приятель, твоя дежурная пробирка с серной кислотой была бы очень кстати» - прошептал Конрад на ухо еще пребывавшему без сознания Мененингу. И не ошибся в кармане уже своей белой куртки он нашел сверток в котором лежала пробирка с серной кислотой, Менененинг очень любил с ней «играть» - он придумывал для заключенных такие вопросы на которые они не могли ответить, и за каждый неправильный ответ, он прыскал на лицо и тело несколько таких капель, кислота беспощадно разъедала кожу вплоть до самого мяса. Такие «развлечения» среди медицинского персонала спецотделения, приветствовались руководством в целях так сказать воспитательных мер. 

Жирную тушу Менененга колоссально трудно было зафиксировать на дужках кровати, затягивать кандалы и ремни было очень трудно, но игра стоила свеч. Ремень что стягивал корпус, Конрад каким-то известным только ему способом зафиксировал на потолке, посильный вклад в это оказали торчащие с потолка ржавые концы арматурин. Ремень он стянул на толстом брюхе Уолтера специально очень слабо, любое даже малейшее движение означало скорую гибель на этих заостренных иглах торчащих из железного остова кровати. Вытерев пот со лба, Конрад тяжело вздохнул, к его «главному орудию» казни осталось добавить еще один самый последний пункт. Пробирка с кислотой была умело подвешена на потолке, тонкая резинка от бывших трусов Дрейвена была этаким балансиром который то наклонял содержимое пробирки то снова опускал. Конрад и сам даже не думал что все так точно рассчитает, не нужны были мозги физика чтобы осуществить такою сложную конструкцию, достаточно немного фантазии и чуткой интуиции. Конец резинки Дрейвен сунул Мененингу в рот. Предварительно зафиксировав его клейким пластырем. 

«чудо получилось, просто ни с чем не сравнимый венец моего разума!» - восторженно произнес Конрад глядя на еще бессознательного Мененинга. Руки и ноги его были плотно прилажены кандалами к дужкам кровати, брюхо ослаблено подвешено ремнем держащимся на потолке, а резинка от трусов шатко и хрупко держала подвешенную над головой Мененинга пробирку с серной кислотой. Пока он был без сознания жидкость как шаткий маятник, переливалась то в конец пробирки то в начало, рискуя облить голову пленника. Прошло какое-то время и Уолтер Мененинг начал приходить в себя. Конрад сразу же поспешил к нему, чтобы не дать ему умереть сразу, а сладко растянуть удовольствие. 

- стоп стоп стоп…привет жирный свин, как я тебя сейчас уделал, классно правда?! – злорадно ухмылялся Конрад, он сжал голову Мененга не давая ей двигаться

- ммммм – мычал пленник – умммммммммммм!!! – Мененинг силился закричать, но тщетно, он мог видеть только своего истязателя, злорадно ухмыляющимся ему в лицо, такой страшной улыбки и такого безумного и дьявольского взгляда полных ненависти глаз он не видел еще ни в одном человеке, пощады можно было не ждать, Мененинг понял что с этим человеком он никогда не договорится.

- жирная назойливая муха долго жужжала над паутиной слабого паучка, долго резала ему слух и нервы, но попав однажды в его сеть…

-ммммммммммм!!!!!!!!!!!! – кричал Мененинг

- только мычать ты и можешь, даже странно, я думал ты будешь хрюкать, это тебе больше подходит, кусок вонючего дерьма!! Знаешь я как то думал…у меня было много времени подумать, сколько человек может продержаться в твоем положении, я имею ввиду не двигаясь вообще…у тебя во рту сейчас находится резинка, если ты посмотришь наверх, то поймешь куда она ведет и что будет если ты хотя бы немного наклонишь голову или опустишь, тоже самое и внизу, твое брюхо висит на одном единственном ремне, сразу скажу я его слабо закрепил, дернешься – эти прекрасные иглы вонзятся, в твой толстенький бархатный животик. Как видишь дорогой мой Уолт, как говорят русские не все коту масленица, кстати вот тебе небольшое подспорье для раздумий, ну и для тренировки, жира в тебе вон сколько, а такой классный тренажер заставит тебя похудеть ну максимум на килограммов пять, ха ха ха ха ха. Ну в общем развлекайся…

Конрад не стал дожидаться пока смерти Менененга, скоро их должны были сменить, а времени  оставалось катастрофически мало.  Уйти прост так он не мог – следующая смена санитаров уже вот вот должна была прийти, и Конрад решил умело сыграть этот спектакль. Он подождал пока уйдет напарник Мененга за углом коридора, убедившись что он ушел, и по ступеням уже спускаются двое других, он не стал мешкать и уверенно направился к выходу, полностью сохраняя самообладание и хладнокровие играемой им роли. 

«странно что Уотерби, не окликнул своего дружка, впрочем это даже и хорошо» - подумал Конрад. 

Два других санитара как-то косо посмотрели на Конрада, и не мудрено, ведь черные косматые волосы никто ранее из персонала не носил, и тем более обладатель незнакомого им лица, очень вяло смахивал на упитанного Мененинга. Эти двое не могли  обойтись без справедливого вопроса

- ты что новенький? – с неподдельным удивлением спросил один из них

- вчера устроился, а что? – невозмутимо ответил Конрад

- а то что сейчас смену должен был сдавать Мененинг

- я не припоминаю чтобы мистер Одридж, нанимал в свой еще кого-то – вмешался второй

- можно подумать, вы тут все решаете – усмехнулся Конрад

- поговори мне еще пять минут волосатик – пригрозил санитар

- а кстати, длинные волосы у нас запрещены – сказал другой

- как же вы мне успели остоп…дить, за эти пару минут – Конрад не долго думая молниеносно и точно двинул одному из здоровяков дубинкой по голове, второй хотел скрыться и позвать на помощь, но Конрад в длинном прыжке ухватился за его шею и повалил на ступени, пара сильных ударов головой о бетон, навсегда заставили замолчать последнего санитара. 

«нда…кто сказал что будет легко» - вздохнул Конрад. И асбсолютно невозмутимо направился к выходу вверх по лестнице и далее в холл. Санитары что стояли на выходе могли стать серьезной помехой к побегу, оставалось надеяться на удачу. Показались двери выхода. А за ними стояла охрана, Дрейвен вспомнил замечание насчет волос, и спрятал их под белой санитарской шапочкой. Придав лицу серьезный деловитый взгляд, Конрад спешно открыл дверь и бесцеремонно прошел мимо охраны, он ожидал что они обязательно его окликнут и попросят вернутся, но этого к счастью не произошло. Конрад облегченно вздохнул и направился к столу приемной. В общей суете медперсонала и гражданских, он легко слился с общей массой, став этаким человеком-невидимкой. Как ни странно сейчас был вторник, а значит очереди в приемной в это время будней не было, беглецу необходимо было переодеться, в таком виде на поверхность идти было нельзя. За регистрационным столом сидела миловидная девушка, ее медные волосы ниспадали до плеч а сияющее красотой и свежестью лицо ну никак не совпадало с общей мрачностью и депрессивностью этого жестокого мира, казалось она была тем далеким отголоском из прошлого, его кричащим эхом. Дрейвен уверенно подошел к этой девушке, только сейчас она оторвалась от своего зеркальца и ее блестящие серо-голубые глаза смотрели прямо на него.    

- здравствуйте – Конрад мягко улыбнулся – видите ли какая ситуация, я у вас здесь сравнительно недавно

- я это вижу – улыбнулась девушка – вам обязательно нужно подстричься 

- это я сделаю в первую очередь, вы мне пожалуйста подскажите где тут у вас раздевалка?

- там же где вы переодевались, - кокетливо улыбнулась девушка

- я понимаю, но если бы чуть-чуть конкретнее, я кажется забыл где я переодевался, - смущенно произнес он

- где вы работаете в каком отделении? – спросила девушка не отрывая от Конрада своего игривого взгляда

- ….в хирургическом – ответил он

- вам нужно подняться на второй этаж, там около поста дежурной медсестры есть сестринская комната отдыха, обычно в ней хранят всю одежду

Вдруг за спиной Конрад услышал как кто-то торопливо бежит к посту, он не подал вида что это услышал и как ни в чем не бывало поблагодарил приветливую девушку и направился через холл к лестничному пролету

- Марси. Привет! Слушай такая ситуация! Я нигде Мененинга не могу найти, его уже пол-отделения ищет, главврач вообще на грани психоза, ты его не видела случайно? – спросил молодой медбрат

Девушка удивленными глазами невинно посмотрела на молодого человека, будто видит его впервые и не крайне обескуражена этим вопросом так быстро загнавшим ее в тупик.

- я…ну...а разве его Пристли не должен был сменить, у них же каждые шесть часов смены меняются? 

- то то и оно, Пристли уже там, а Менененга все нет! Я вообще хрен знает что делать, главврач меня наверное прибьет из-за этого жирного дебила! Охота мне думаешь огребать от Олдриджа просто так?

- ну думаю…проблема то решаема, ты бы сходил в спецотделение там бы поспрашивал, может кто чего и знает

- блин точно! Марси ты гения!!! – молодой человек полез к ней через стол за поцелуем, но девушка брезгливо его оттолкнула

- Блин Мартин, я только недавно навела марафет, иди уже ищи своего Мененинга!

- он не мой, - улыбнулся Мартин отказ юной особы еще больше его раззадорил, делая завоевание Марси более волнующим и желанным событием этого дня. – за тобой поцелуйчик

- обойдешься нахал, - игриво улыбнулась девушка

«Черт! Планы рушатся как снежная лавина, это пидор сейчас всех на уши подымет» - Конрад побежал его догонять, настигнув его он как бы невзначай положил свою руку ему на плечо и сказал

- Привет!  - воскликнул Конрад словно видел в этом парне своего старинного друга

- тебе чего? – отстранился от него парень

- ты Мененинга ищешь? – спросил Конрад

- ну как бы да…а ты что знаешь где он? – с искренней надеждой в голосе произнес Мартин

- как бы знаю…я только недавно здесь, познакомился тут со всеми и с мистером Олдриджем и Менененгом, 

- ну не тяни резину! Знаешь где он ты уж говори! У меня времени чтобы его найти в обрез! – огрызнулся Мартин

- в общем я видел его пьяным, он надугоренился где-то втихаря, и попросил меня его подменить на время пока он под шумок соберет свои вещички и умотает к себе домой «долечиваться» короче он уже давно не здесь, можешь передать мистеру Олдриджу что он дома дрыхнет

- вот козел!!!! Я его блин ищу, а он домой срулил! Ну жирная жопа!! – возмущался Мартин и поспешил в ординаторскую

Конрад снова торжествовал, теперь он точно мог спокойно вздохнуть и даже расслабится, грозового облака над ним в ближайшее время точно не будет, по крайне мере пока…

Через холл он поспешил к лестничным пролетам, ловко петляя мимо суетливых врачей и гражданских, добрался до большой лестницы рядом с которой, стоял автомат с бахилами. Но радоваться было слишком рано, откуда-то издалека раздался знакомый голос  начальника спецотделения

- С кем ты только что разговаривал Фальк?!!  Ты амеба одноклеточная!!!! Я к тебе обращаюсь куда он пошел?!

- мистер Олдридж…я…я…ну…

- блин давай без заиканий, иначе я тебе блин такой разнос устрою, век вспоминать меня будешь! 

- я не видел…он…она…он сказал что Мененинг ушел домой

- и ты блин ему поверил?! Ты поверил этому самозванцу, хрен знает что он вообще задумал! Разгуливает тут по больницу как у себя дома! А ты еб..ом щелкаешь! 

- ну я честно мистер Олдридж не знал, он говорил так убедительно!

- Марси, через эти двери никто не уходил? 

- нет мистер Олдридж, 

- нет мистер Олдридж нет, или в смысле да?! Блин говори конкретнее! – его голос уже переходил на ор польного параноика

- нет мистер Олдридж никто точно не уходил – уверенно произнесла девушка

«эта сука меня сейчас выдаст! Один его вопрос и все прощай свобода! Они меня схватят прямо там! вот дерьмо! Вляпался так вляпался! Надо было сразу тикать отсюда прямо в этом!» -ругался Дрейвен

- ты с ним разговаривала, ты его видела! Что он тебе говорил? – спросил Олдридж

Девушка отдышалась от такого волнительного перенапряжения, предчувствуя что если скажет что-то не то, Олдридж обязательно влепит пощечину, и так больно что никакой макияж не скроет

- эээ….он сказал про то что работает здесь недавно, и про то что хочет переодеться

- ну!!!! И…?!!! – глаза начальника блестели от гнева 

- он сказал что работает в травматологии, и я направила его на третий этаж

- родила блин!!! Спасибо!! Вы четверо за мной! – приказал Олдридж четырем здоровенным санитарам

«верно ли я все сказала?! Может и не в травматологии, а в урологии» - засомневалась девушка.

«Бис и Браво женской памяти!» - обрадовался Дрейвен и совершенно свободно продолжил свое шествие по ступенькам. Олдридж и его дуболомы в белых халатах чуть его не сшибли, они стремительно мчались по ступеням на третий этаж

«вот подфартило, хрен они там чего найдут, травматология весь третий этаж занимает пока они там будут искать, я успею переступить порог этой е..чей психушки»

Невозмутимо прогуливаясь по коридору хирургического отделения, Конрад  прошел мимо пустующего сестринского поста и зайдя в комнату отдыха, в которой никого не было, открыл шкаф, там он нашел довольно сносную одежду, она правда вся уже поистерлась и поистрепалась, но вполне могла ему подойти по размеру. Конрад на всякий случай еще раз оглядел коридор, убедившись что из персонала никого нет, он быстро стал переодеваться, сняв санитарскую робу и облачившись в ничем неприметную оранжевую куртку, потертые коричневые штаны с кожаными заплатками, и широкие зимние «гавнодавы» на толстой подошве и высоким верхом, он вполне мог чувствовать свободным рядовым гражданином. В черной сумке внизу, по обыкновению лежал противорадиационный костюм  темно-зеленого цвета и такой же плотный респиратор на лицо. Он взял и сумку, накинув на плечо ремень, Конрад ушел из сестринской и направился к лестничному пролету на выход

«ну что старина Дрейвен, можно тебя поздравить! С успешной миссией по спасению собственной задницы» - внутренний голос восторженно ликовал, теперь уж никто не в силах его остановить, крик свободы взорвал сознание Дрейвена, он хотел кричать, он хотел вопить, он хотел упиваться и напиться, конечно все это будет, когда эти ненавистные стены останутся позади. Заправив волосы в плотный капюшон и скрыв свое лицо Конрад абсолютно невозмутимо со злорадной усмешкой прошмыгнул мимо не слишком бдительной Марси. За спиной осталась вся суета, впереди его ждала вожделенная свобода, о которой он так грезил и которую видел каждый день, мучаясь от одиночества и опустошенности, сейчас все это снялось как тяжелый груз, упавший на землю, освободив белые крылья для высокого полета восторга. На выходе посетителей не проверяли, справа всех кто приходил в больницу обрабатывали противорадиационным раствором, абсолютно безобидным для человека, такую процедуру проходил каждый рядовой гражданин, кроме конечно тех кто шел на выход. Достав из сумки противорадиационный костюм и респиратор, Дрейвен одел его, застегнув его на молнию и одев на голову респиратор, мог спокойно идти на улицу. Такое яркое впечатление мог испытавать только космонавт впервые вышедший в космос и увидевший землю в иллюминаторе своего большого корабля, так и Конрад впервые за столько лет почувствовал как душа словно воспарила над телом, а некогда бренная телесная оболочка буквально светилась свежестью и новыми красками, хоть и небо не было таким уже приветливым, а за руинами и развалинами таилось невидимое зло…

Просмотры: 845

In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 20,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!