Фэнзона

Презумпция виновности

БлогиКомментарии: 2

Однажды я наткнулся в сети на рассуждения одного человека об отсутствии в России нормального хоррора. И разумеется, где-то под ним обнаружился вполне ожидаемый комментарий о том, что у Одного Очень Известного Писателя больное воображение.

Доказательства? Что вы, там не упоминался ни кокаинум, ни зеленый змий. Все предельно просто: ужасы пишет – все, доказано, расходимся.

А разве может быть больное воображение у здорового человека? То-то же.

Можно ли предположить, что это такой "вокс попули"? Видимо, да.

Можно ли предположить, что этот самый вокс декларирует некое обобщение? Например: пишешь страшные истории? Да ты болен!

А пишешь "Cheri Cheri Lady" – ты Дитер Болен.

Еще б я спорил... Как заметил персонаж Евгения Лукина: избави боже сказать поэту, что он нормален – обретете врага на всю жизнь.

Действительно, у нас больное воображение. Как у детишек, которые пугают друг друга страшилками, сидя в темноте.

Или лучше сказать, что у детей воображение вообще – есть? Потому что только оно может оживить любую историю, не обязательно страшную.

С точки зрения взрослого нормального человека "ребенок" – состояние ненормальное, не зря же старческий маразм в английском языке называется "second childhood". Соответственно для ребенка желать странного – это вроде как закономерно. Что с него взять, с ненормального. Другое дело взрослый...

Взрослый – он должен откреститься от себя тогдашнего. И, возможно, испытывать чувство вины каждый раз, когда ему вздумается вспомнить о своих детских увлечениях. Вот, мол, каким идиотом я тогда был.

Писатели вроде Рэя Бредбери с этим почему-то не согласны.

Не, ну ему можно, он же Писатель! С большой буквы. Классик американской литературы, да и литературы в целом.

Так может быть, следует поучиться у классика-то?

И следующий вопрос, который возникает... Насколько это нормально: желание зарабатывать на хлеб с маслом, придумывая истории? Страшные, смешные, грустные, напряженные, загадочные... Любые?

Сидишь, собираешь буковки в слова, слова в предложения, предложения в абзацы – и так до тех пор, пока не получится... шедевр какой-нибудь. После чего, звеня полученными за него авторскими тугриками, оплачиваешь счета за газ, за свет и интернет.

Мечта идиота.

Конечно, в реальной жизни все не так радужно, и редким авторам, которым удалось зацепиться, приходится либо писать по несколько книг в год, либо собирать артель в духе "Dumas, Inc", или же браться за какие-нибудь подработки.

Как говаривал Фрэнк Заппа, устройся куда-нибудь на пол-ставки, чтобы иметь возможность и дальше сочинять музыку.

Нормальным людям с их нормальной работой о таком вроде как беспокоиться не нужно. Знай себе таскайся в офис, или на завод, или еще куда. Только вот...

Как часто вы слышали от нормального человека слова "любимая работа"? Без сарказма?

Как часто оказывается, что нормальные люди свою работу не просто "не любят" – они ее ненавидят?

В отличие от писателя, между прочим.

И вот что из этого нормально?

Судя по успеху всевозможных разводил, которые обещают научить любого зарабатывать деньги левой пяткой... Это хреново.

А теперь немножечко разовьем мысль.

Как часто "нормальный человек" говорит тому, с кем прожил десять-двадцать лет: "ты мне всю жизнь испортил(а)"? Ненавидит родственников этого человека – потому что так принято? Начальство ненавидит? Других, совершенно случайных людей, которым посчастливилось жить в соседней квартире?

Как часто такие люди осознанно мешают чужой жизни?

Это у нас считается нормальным. Приплыли.

Не, народ, это вот вообще ни разу ненормально. Во что превращается так называемый "внутренний мир" человека в состоянии перманентной ненависти... особенно если он никак не может ее погасить...

Где-то здесь находится ад.

Нормально заниматься тем, что тебе нравится, что ты любишь. Даже если это придумывание страшных историй. Ну хобби у человека такое. И он всегда может найти людей, которым эти истории понравятся – потому что у них тоже есть свое хобби.

И – нет, все вышенаписанное не значит, что писатель, занимается он пуганием читателя или нет, по умолчанию белый и пушистый. Это значит, что писатель – такой же человек, что и все остальные. Писание книжек – не лучше и не хуже собирания марок или пения под гитару в компании людей в резиновых сапогах.

Презумпция невиновности распространяется и на него тоже.

* * *

Пост скриптум

Пожалуй, на этом и закончу. Я, собственно, не думаю, что заметки "в защиту страшного автора" имеет смысл выкладывать на портале, который "страшному" и посвящен. Это как писать статьи о вреде пьянства в журнал "Трезвость". Тем, кто его читает, объяснения вроде не нужны. Но мне захотелось как-то разбавить череду видео с геймплеями в блогах. Ну и сказать все-таки пару слов поддержки тем, кому эти слова могут понадобиться.

In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:

Комментариев: 2 RSS

  • Я люблю хоррор, и в то же время люблю творчество Дитера Болена. Я вдвойне больной.

    Стивен Кинг в США сталкивается с тем же самым. Сам говорил, что ему присылают письма с угрозами и оскорблениями. Вспомним ту женщину в универмаге, которая ненавидит книги Стивена Кинга и любит фильм... "Побег из Шоушенка". И не верит, что этот один и тот же автор. А Элис Купер в интервью 1987 года жаловался: "Я делаю то же, что и Стивен Кинг, но меня называют больным, а его нет". В общем, от этой напасти нигде нет спасения.

    • В общем, от этой напасти нигде нет спасения

      Да. Люди же везде примерно одинаковые. Две руки, две ноги. Иногда голова...

В Зоне Ужасов зарегистрированы более 7,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!