НЕ ГОВОРИ НИКОМУ

Фэнзона

Воитель. Неживая земля. Глава 5.

БиблиотекаКомментарии: 0

Привет, любитель ужасов! Для более атмосферного чтения рекомендую Вам обратить внимание на плейлист, который я подготовил Название ссылки специально для книги. Еще я буду очень признателен Вам за отзывы о прочитанной главе. Спасибо!

Глава 5. Иерион

Бескрайнее синее небо темнело над землей. Становилось зловеще-черным, словно таящая ужасы бездна над заснеженными вершинами гор, укрывших древнюю обитель Ордена Света. Возвышаясь над миром, на покрытом снегами и льдом краю утеса стоял старший заклинатель Иерион. Предзакатные облака в лучах заходящего солнца плыли под его ногами. Могучие ветры срывали заснеженные вихри со шпилей гор, развивали одежды Иериона, обнажив безобразное тело и сделав похожим на чудовище с множеством длинных рук. Он стоял лицом к закату. Небо там пылало багряно-красным, смешиваясь с бездонной синевой в холодные, золотые оттенки. Над облаками мерцали звезды. Иерион мысленно обратился к тем запретным светилам, что находились в недосягаемой дали за созвездием Скорпиона, но ответом ему стала лишь песня ветров, с незапамятных времен блуждающих среди гор.

Мрак окутывал равнину и озера у подножия гор. В левой руке владыка Света удерживал светящийся, содержащий послание шар. Огонек метался между длинных, когтистых пальцев, словно пойманная в клетку птица. Иерион посмотрел вниз, и из его маски вырвался кровянистый туман, подхваченный заснеженным ветром. Изучив полученное известие, древний заклинатель в тяжелом раздумье наблюдал, как свет отступает под натиском надвигающейся темноты. Багрянец заходящего солнца все выше поднимался по склонам могучих гор перед наползающим мраком ночи. Темнота коснулась ног Иериона, его скрытого маской лица, поднялась до самых вершин гор. Солнце скрылось за горизонтом, и все, что видели белые глаза заклинателя, погрузилось во тьму.

Окруженный снежными вихрями, Иерион поднял руку и отпустил шар в ночное небо. Огонек поднялся высоко к облакам, и ветер развеял его, разбросав на миллионы угасающих искр. Люди, живущие в поселениях на равнине, должно быть, видели этот свет. И те, что пришли к подножию горы, желая покорить ее, — тоже. Вот уже многие годы люди приходят к ней, неустанно, желая подняться на самую высь и разгадать тайну загадочной вершины и огней, иногда возникающих в ночном небе. Еще никому это не удавалось. Испытывая страх и тревогу, насылаемые заклинателями, многие храбрецы уходили прочь, так и не начав восхождения наверх. А те, что все-таки отваживались подняться, срывались вниз или бесследно исчезали. Но люди интересовали Иериона сейчас меньше всего. Всю бесконечно долгую жизнь он искал ответы, тревожившие его с момента сотворения. Как и его братья, старшие заклинатели, Иерион никогда не был ребенком и не сразу обрел тело. До рассвета жизни на Земле и появления людей он был частицей Света, энергией, призраком, блуждающим по только оживающей планете с единственной целью — противостояния другой силе, рождающей своих детей во Тьме. Но это не мешало ему мыслить.

«Всеотец, ответь, кто я?» — спрашивал он.

В те первые для планеты дни жизни Иерион ощущал присутствие Создателя на Земле, его безграничную силу и власть, но Отец не утруждал себя ответами, безустанно работая над воздвижением неприступной Границы. Прошли миллионы лет. Уже в теле из плоти и крови, созданном по образу и подобию заселившего Землю человека, Иерион продолжал поиски ответов на не дававшие покоя вопросы. Как и остальные заклинатели, своему новому облику он был обязан более могущественным, чем он сам, созданиям. Стоя над облаками на краю утеса, окруженный ночью и снежным ветром, Иерион подумал об этих существах. Современный человек счел бы их монстрами, чудовищами и колдунами, настолько пугающими и сильными они были. Но Всеотец оставил их вместо себя, наделив могущественной властью и знаниями для оберегания Границы. Они основали Орден Света, и их назвали Первыми Хранителями.

К тому моменту будущий старший заклинатель овладел многими опасными, доступными, наверное, лишь Богам, знаниями. Ему открылись имена первых, рожденных Вселенной звезд. Он видел, где берут начало глубокие омуты реки Времени. Заклинатель знал, как жизнь пришла на эту крохотную планету и как жизнь возникла в нем. Хранители не одобряли его стремлений и открыто выступали против, но Иериона было уже не остановить. Гонимый безумной жаждой к запретным истинам, он позабыл о мотивах, когда-то давно побудивших его к поиску ответов о самом себе. В те дни им двигала лишь алчность к скрытым в самых темных глубинах мироздания тайнам. Он погружался все дальше, в самые потаенные хранилища знаний во Вселенной, пока не коснулся того, что таилось под печатью Тьмы и Темных Сыновей. И когда Хранители решили остановить Иериона, было уже поздно.

Пятеро бесконечно сильных наследников Создателя. Они пожелали уничтожить его, но в тот день Иерион оказался сильнее, хоть и черпал свою силу не от Света. Заклинатель не был способен уничтожить Первых Хранителей, но смог обратить их кожу в камень и многие тысячелетия удерживал внутри пещеры, где обитали монструозные основатели Ордена. Скрытые во Тьме знания придавали Иериону новых сил и уродовали тело. А Хранители, лишившись света солнца и звезд, слабли, и вскоре четверо из них навечно обратились в каменные изваяния. И лишь в пятом, самом могущественном из наследников Создателя, сохранилась тлеющая сила и жизнь, никак не угрожающая Иериону.

«Всеотец, скажи, почему же ты выбрал его, а не меня? — наблюдая за сиянием Границы, Иерион впервые за долгие тысячелетия вновь думал о том, что так тревожило его раньше. — Кто я такой и для чего здесь?»

Ледяные звезды мерцали в темном ночном небе. Скорбно завывая между горных вершин, холодный ветер закружился вокруг заклинателя снежными вихрями. Иерион отвернулся от Границы и тяжело побрел к зияющей в камне пещере, ведущей в Лунный зал Ордена. Оказавшись внутри, владыка Света ощутил всю тяжесть камня, нависшего над ним, словно собственный уродливый горб на спине, в котором уже давно произрастало нечто омерзительное. Заклинателя окружил пещерный мрак, но белые глаза прекрасно видели в темноте. И все же ему хотелось первородного Света. Струи кровянистого тумана вырвались из маски Иериона. Он произвел заклятие пальцами с черными, свернутыми в рог когтями, и небольшой светящийся мотылек возник над ним в воздухе. Владыка увидел свою горбатую тень с длинными, тонкими руками. Как никогда раньше, сегодня Иериону хотелось разжечь все до единого факелы на стенах Ордена, но существо, живущее внутри горба, не любило открытых источников пламени, пробуждалось ото сна и начинало ворочаться, доставляя заклинателю боль.

Из северной галереи, уходящей вниз к залу Воина, донесся чудовищный, полный ярости и боли вопль. Должно быть, родившийся прошлой ночью Зверь услышал шаги Иериона. Нечто, обитающее внутри его горба, испуганно зашевелилось. Из жуткой, мокрой раны на лбу засочилась кровь. Дыхательные клапаны маски часто, прерывисто зашипели, выбрасывая в морозный воздух багровые струи тумана. Ослабший владыка Ордена едва устоял на ногах и припал плечом к стене, снял с пояса кинжал и приготовился схватить и вырезать омерзительное существо, которое показалось изнутри лба минувшим днем. Но оно не появлялось, только неприятно извивалось где-то внутри огромного тела Иериона. Владыке Света пришлось потратить часть стремительно исчезающих сил на тяжелые заклятия, чтобы заставить существо глубоко заснуть и не вздрагивать от криков Зверя.

«Он похож на бесформенное месиво из мускулов и внутренностей. Он смердит дохлятиной и источает ненависть и голод. Если не Зверь, как еще называть это создание?» — подумал Иерион.

Заклинатель представил, как чудовище, страшнее которого еще не рождалось на планете Земля, освобождается из каменной западни и поднимается по пологим ступеням из мрака. Вращая тысячами безумных глаз, оно цепляется сотнями окровавленных рук за острые камни и перемещает огромную тушу из пульсирующей кровью и внутренностями плоти, чтобы схватить Иериона и утащить во тьму.

«Должно быть, когда-то это произойдет», — подумал заклинатель.

Еще одну ночь назад он смог бы уничтожить это создание одним взглядом, но с появлением Зверя Иерион лишился большей части своей энергии. Таковой была цена по законам Равновесия Сил, созданным еще задолго до появления Всеотца-Создателя. Иерион знал эти законы, но не был готов к тому, что созданное им Зло уравновесится его же собственными силами. Как и не был готов к полученному от Крола посланию и потрясению, которое оно произведет на него.

«В городе воитель. Он пришел из Пограничья и тяжело ранен. Его имя Энэй», — говорилось в послании.

Рассеивая окружавший заклинателя мрак, светящийся огонек плыл под низкими сводами широких каменных проходов. Иерион прошел мимо своей кельи и остановился. Тяжелая, окованная илаадиумом дверь из потемневшего от времени дерева была открыта. Звездный свет проникал внутрь сквозь высокие, узкие окна. Хлопья снега искрились серебром в этом спокойном сиянии и тихо опускались на каменный пол. Древний заклинатель подумал о Тэе. Она любила стоять у этих окон и смотреть на снежные вершины гор. Иерион рассказывал ей о звездах, населяющих ночное небо, и о том, как на планете зародилась жизнь. Девочка привязалась к нему, и он тоже ощущал странное тепло внутри, когда она брала его за руку. Длинные пальцы с черными, изогнутыми в бараний рог когтями согнулись и разогнулись, вспоминая это прикосновение. Больше всего он хотел бы сейчас, чтобы Тэя тихо стояла у окна, но Иерион оставил растерзанное тело своего дитя на алтаре Тьмы за созвездием Скорпиона, в императорском дворце Мертвых Сыновей.

Спустившись из Лунного зала, Иерион миновал пещеру с крохотными опустевшими кельями послушников и вышел к ступеням, уходящим глубоко во мрак. Он брел вниз, и его горбатая тень кралась за ним следом. Заклинатель дошел до нижней галереи, откуда уходил еще один тоннель, ведущий прямо к залу Воина. Остановившись, Иерион посмотрел в него и увидел вдали нечто ужасное. Почувствовав взгляд заклинателя, Зверь развернул огромное тело и, уставившись несколькими глазами, заревел из тьмы. Он был слишком огромным, чтобы через тоннель добраться до дряхлого владыки Света.

Заклинатель стал спускаться ниже и прошел мимо небольшого храма Создателя, уединенного от остальных залов в глубине небольшой пещеры. Изваяние Всеотца вырезали в камне служители Ордена из первого прихода. С того времени каждый возвратившийся в обитель воин первым делом направлялся в храм, чтобы оставить частицу истинного Света и провести рядом с Отцом несколько минут в тихих молитвах. Никто не знал, как выглядит Создатель, но служители изобразили Его мужчиной в простой рясе. Он бесстрашно смотрел в пещерный мрак, олицетворяющий ненавистную Тьму, и держал перед собой сложенные вместе ладони, над которыми, по замыслу служителей, всегда должна была сиять частица Света. Позднее перед входом в храм появился высеченный в горной породе образ архон-воителя Ардэма. Его изготовил ослепший послушник Ноларий после своего знаменитого видения. Странным выглядело то, как похож оказался каменный гигант на бесследно исчезнувшего воителя, ведь Ноларий никогда не видел Ардэма. Еще вчера храм Создателя напоминал Иериону мерцающие звездами глубины Вселенной — так много частиц Света оставили перед каменными образами Отца и Ардэма вернувшиеся в Орден воины. Но темная материя, из которой разродился Зверь, оказалась сильнее и поглотила Свет.

«Кто же теперь зажжет его? Кто развеет Тьму вокруг вас?» — подумал Иерион, миновав в скале черный провал, ведущий в храм.

Кратчайший путь к темницам Ордена проходил через зал Воина, но теперь в нем обитал Зверь. Иерион пока не представлял, как можно пройти мимо него незамеченным, но вскоре с монстром придется что-то делать. Полный злости и боли вой чудовища повсюду преследовал заклинателя, и не было места в Ордене, где от него можно было бы скрыться. Иерион думал, что даже обитающие на равнине люди слышат его, когда ветер спускается с гор.

Тоннель расширялся, его свод становился все выше и вскоре ушел круто вверх. Иерион шел вниз по широким, каменным ступеням. Светящийся огонек над его головой взмыл ввысь к сталактитам, осветив огромную пещеру и Темное озеро. К нему после смерти являлись духи мертвых воителей и заклинателей. Они спускались в воду и исчезали в глубине. Причину этого загадочного явления пытались разгадать многие мыслители Ордена. Сперва они отправляли на изучение глубин озера молодых послушников, но когда счет утопленников превысил дюжину, совет Старших запретил исследования. Получив личное дозволение Иериона, ко дну озера направился отважный заклинатель Иксарий.

Многие служители Света дожидались его возвращения у поверхности Темного озера. Через несколько дней часть из них перестала верить в возвращение Иксария и разошлась, но заклинатель вскоре появился из глубин. Его схватили за руки и вытянули из воды. За ним потянулся ворох ослизлых внутренностей, и оказалось, что заклинателю откусили нижнюю часть туловища. Он поднялся к поверхности озера только с помощью рук. Перед смертью заклинатель успел рассказать о целом лабиринте под водой и обитающих в нем чудовищах. И все же Иксарию удалось обследовать часть дна и найти загадочные, огромные окаменелости.

Спустя много тысячелетий легендарный заклинатель Дэмион в своем труде «Великое Противостояние» говорил о том, что это могут быть кости Всеотца. Вместе с растерзанной плотью Его тела они падали на неживую землю во время битвы с императором Тьмы, когда тот вторгся на планету. После появления на планете жизни кости Создателя могли отыскать, растащить и унести с собой в логово на дне озера обитающие в те времена чудовища.

Вода была холодной и спокойной. У неподвижной глади ступени заканчивались, но прямо под поверхностью озера пролегала невидимая дорожка, высеченная из подводного камня. Иерион шел по ней, будто парил над поверхностью. И без того мокрые от снега лохмотья мантии погрузились в воду и тащились за ним, как изодранный, распущенный плащ. Холод и темная гладь воды напомнили Иериону о ледяных стенах твердыни Мертвых Сыновей. Не доставало только сияния звезд в глубине и молчаливого монстра, заточенного под поверхностью. Но воды Темного озера очень глубоки, здесь обитали свои монстры. Они пережили происходившие на Земле катаклизмы в подводных пещерах, соединяющих Темное озеро с одним из озер на равнине. В истории Ордена имелись записи о том, как чудовища забрали на дно многих послушников, пока однажды одного из них не обезглавил воитель Диторий. Несколько последних столетий озерные монстры не беспокоили служителей Ордена.

«Смог бы этот смелый воитель одолеть Зверя?» — подумал Иерион.

Подводная дорожка привела его к большому каменному острову посреди озера, где располагалось Святилище. Алтари из черной скалистой породы с красными прожилками стояли полукругом. Они напоминали воткнутые в землю копья со сломанным, направленным в центр наконечником и небольшой, в длину вытянутых рук, крестовиной сверху. Перед каждым алтарем находился покрытый трещинами каменный кровоток, достававший до груди подвешенного и распятого мученика. Еще совсем недавно, несколько десятков тысячелетий назад, здесь ковались страшные, сверхмогущественные заклятия для создания доспехов «Ордлер Экплорум». И каменные канавки кровотоков, соединенные в центре Святилища в единую Чашу, трескались от горячей, закипавшей крови легендарных заклинателей.

Согласно летописям Ордена, появление в земном мире первых князей Тьмы произошло в одном историческом этапе со становлением предка современного человека. В то время воинство Света состояло из древнейших разумных существ на Земле — Первых Хранителей — монструозных созданий, обитающих среди заснеженных вершин неприступных гор. Оттуда они повелевали заклинателями, блуждающими на планете в бестелесных формах призраков, состоявших из энергии, которой их наделил Всеотец-Создатель. Именно в то время по велению Хранителей древние заклинатели обрели подобные человеческим тела и среди мрака, воздвигнутого Ордена, предприняли первые, не поддающиеся осознанию по степени жестокости попытки обращения человеческих существ в воинов Света. Через несколько лет при загадочных обстоятельствах коллективный разум Хранителей померк, а безобразные тела обратились в камень. Их внезапная погибель во многом определила дальнейшее становление обители Света и стала первым этапом эволюционного упадка, вошедшего в летописи, как «Время темной скорби».

Еще не наступил новый расцвет Ордена, прозванный «Рождением героев». Еще не закалились в боях первые воители. Только близилось время легендарных воинов, подобных первым паладинам Кесадию и Эриану, могущественному Геотору и несокрушимому Архангиэлю. Еще не родился на свет ребенок, ставший достойнейшим из всех служителей Света, — будущий архон-воитель Ардэм. Орден переживал тяжелое время и едва завершил обращение первого набора служителей, созданных из человеческой плоти и крови. В те дни единственной силой, способной противостоять высшим сыновьям Тьмы, все еще оставались старшие заклинатели Света, издревле существовавшие на Земле. Так было до того, пока в мир не вторгся не виданный прежде враг — великий князь Азгурад Тлетворный.

Его появление стало результатом демонических ритуалов и массовых жертвоприношений среди древних племен, живших у подножия высочайшей горы Африканского континента. Великий князь ворвался сквозь Границу внутри огромного червя Злаасши и разродился в кратере угасшего вулкана. Даже в ослабленном состоянии тлетворное влияние Азгурада оказалось столь велико, что за многие дни пешего пути от места, где князь устроил логово, все живое подверглось необратимым, жутким мутациям. С каждым днем сын Тьмы становился сильнее. Его губительная власть злотворной мразью распространялась по земле, в небе и воде; подобно свирепой чуме, обрекала на смерть или превращала в гниющее уродство любую форму жизни.

Впервые обнаружив настолько грозного врага, Орден отправил за головой сына Тьмы старших заклинателей Маркелия и Грэхкрая. Путь обремененных человеческими телами служителей Света занял почти два месяца. К тому времени великий князь наелся плоти воинствующих мужчин, напился крови детей и стариков, в животах женщин зачал войско безобразных чудовищ и вернул утраченные при вторжении сквозь Границу силы. Когда воины Ордена с боем проникли в логово и встретились с Азгурадом, заклинатель Маркелий выставил защитный рубеж, поддерживал его и отражал волны атакующих чудовищ. В это время Грэхкрай концентрировал силы на создании ударного заклятия, предназначенного только князю Тьмы. Исчерпав собственные силы, оба служителя Света с жадностью испили из окружающего мира всю доступную гроноэнергию, и, когда защитный рубеж Маркелия истощился, Грэхкрай обрушил заклятие на противника. Темное колдовство великого князя оказалось сильнее. После отражения атаки Азгурад расчленил обессилевших заклинателей и скормил источавших его тело червям.

Перед смертью Грэхкрай сумел отправить в Орден послание и в нем поведал, что для уничтожения высшего сына Тьмы требуется сокрушительное, мгновенно приводимое в действие оружие, по силе многократно превосходящее энергию боевого заклятия, на создание которого способен старший заклинатель в течение пяти земных суток, — именно столько времени Маркелий отражал атаки великого князя и порожденных им чудовищ.

За всю историю существования и противостояния силам Тьмы Орден впервые потерпел настолько сокрушительное поражение. Смерть двух легендарных воинов стала невосполнимой потерей и, как предполагали некоторые старшие заклинатели, значительно сместила баланс Равновесия сил во Вселенной на темную сторону. Азгурад Тлетворный оказался для Ордена первой серьезной угрозой, способной обернуться гибелью не только всего живого на Земле, но и самой планеты.

В кузнице Ордена началась разработка нового оружия, получившего название «Эксплорум», что в переводе с варгланора значило — сверхразрушительный, испепеляющий. К моменту вторжения великого князя Тьмы служители Света уже многое знали об окружающем мире и понимали: единственная материя, способная в течение долгого времени удерживать энергию ударных заклятий, — это илаадиум. В предсмертном послании Грэхкрай не успел рассказать, какое заклятие обрушил на врага. Поэтому расчет количества энергии, необходимой для уничтожения Азгурада, основывался на структуре заклятия, которым был повержен сильнейший из известных на тот момент сыновей Тьмы — Магрок Безумный, — и увеличивался в одиннадцать раз.

На первых этапах работы Кузнец предложил заклинателям Ордена несколько концепций «Эксплорума». Уже тогда стало ясным, что оружие выходит слишком громоздким из-за огромного количества илаадиума, необходимого для создания корпуса, внутри которого хранилась энергия ударных заклятий. Это обстоятельство делало новую разработку неприменимой в условиях движения среди витиеватых, узких тоннелей под землей, где высшие сыновья Тьмы обустраивали логова и выращивали омерзительных чудовищ. Требовалось иное технологическое решение.

Пока Кузнец над ним работал, среди старших заклинателей выдвигались предложения об отправке за головой Азгурада новой группы в составе пяти-шести легендарных воинов и всего набора первых новообращенных заклинателей. Вероятно, так бы и произошло. И никто не знает, каким бы стал современный мир и сохранилась ли на Земле жизнь, если бы новый поход служителей Света обернулся поражением. Но благодаря открытию древнего Кузнеца все вышло иначе. Великий оружейный мастер заметил прежде неизвестное свойство илаадиума — при соблюдении строгих температурных режимов и нового метода тройного цикла обработки изменялось строение вещества. Илаадиум становился значительно прочнее. Технологию назвали — иладотордмия. Ее осваивание предполагало возможность использования гораздо меньшего количества вещества для хранения энергии заклятий. Оставалось найти соотношение энергии к илаадиуму, которое не разрушит его изнутри этой же энергией.

Тьма Азгурада Тлетворного укоренялась все глубже, превратив некогда зеленые равнины вокруг горы в покрытую гнилостным туманом пустошь, населенную чудовищами. Старшие заклинатели больше не могли медлить с разработкой оружия и, чтобы сохранить время, выбрали самое простое из предложенных Кузнецом решений — доспех, приводимый ко взрыву воином внутри. Так в арсенале Ордена появился «Эксплорум», ставший самой разрушительной силой, когда-либо сотворенной в стенах обители Света. Для упрощения производства его изготавливали по отработанной трехкомпонентной технологии тяжелого доспеха, названного «Грэхкрай» в честь одного из погибших заклинателей. Внешне «Эксплорум» не отличался от прототипа, но в действительности представлял собой переносное средство массового уничтожения сыновей Тьмы, а не полноценную броню. «Эксплорум» стал первым доспехом, которому присвоили тип «Ордлер», обозначавший новое поколение брони, изготовленное с применением иладотордмии.

По решению старших заклинателей изгнать Азгурада Тлетворного в небытие отправился юный заклинатель Деонтирий. Вооруженный составным мечом и новым доспехом, отважный воин много дней спустя добрался до пораженных Тьмой земель, облачился в броню «Ордлер Эксплорум» и начал прорываться в логово великого князя. От боевых заклятий Деонтирия дрожала и горела земля. В чернеющие над горой небеса поднялись огненные смерчи, раздирающие Тьму Азгурада разрядами гроноэнергии. Испепеляя полчища врагов, воин разил составным мечом тех, кто смог подобраться к нему сквозь сокрушительные разряды заклятий, и уверенно приближался к высшему сыну Тьмы.

Половина пути до кратера была пройдена, но Деонтирий остановился. Малейшее движение, крошечный шаг вверх требовали неимоверных усилий. Разогнав подступающих врагов волнами смертоносной энергии, воин замер, не в силах пошевелиться. Когда из Тьмы возник охваченный пламенем монстр, Деонтирий не смог даже поднять меч — доспех не позволил ему. Ревущее чудовище пробило броню, вцепилось заклинателю в грудь и вместе с ним покатилось вниз. Оказавшись у подножия горы, Деонтирий отдал команду на отключение сковавшего движения доспеха. Но илаадиум не разделился на три части для возвращения к исходным формам браслетов, а, наоборот, стремился обрести подобие сферы. Тело заклинателя, усиленное болезненными ритуалами Обращения, все же состояло из человеческой плоти и крови и не могло выстоять против илаадиума. Хребет Деонтирия переломился, конечности перекрутились и сжались, кости треснули и вперемешку с внутренностями полезли сквозь щели сжимающегося вещества. Окружившие заклинателя монстры жадно отрывали куски кровянистого, мерзко хрустящего месива, вылезающего изнутри брони.

Останки Деонтирия отыскал древний заклинатель Варонкрайт — могущественный воин, владеющий жуткими боевыми молотами так же искусно, как и испепеляющими заклятиями. Он втайне от Ордена направился вслед за Деонтирием несколькими днями позже, поскольку не верил в успех юного заклинателя. Никто из служителей Света не скажет, где в продолжении этой легенды заканчивается правда и где начинается вымысел, но после возвращения Варонкрайт рассказал, что внутри деформированного доспеха «Ордлер Эксплорум» прислужники Азгурада оставили только сросшуюся с броней голову. Они не смогли добраться до нее. Огромное количество боевых структур энергии внутри илаадиума и защищенность от агрессивной среды поддерживали в голове несчастного Деонтирия тлеющий уголек жизни. Этого хватило Варонкрайту, чтобы обратиться к угасающему разуму павшего воина и понять причины его поражения.

Варонкрайт закрепил искореженный доспех за спиной, боевыми молотами сквозь сотни чудовищ проложил путь на вершину вулкана и увидел, как в глубоком кратере, наполненном смердящим месивом живой, полуразумной плоти, истекает гнилью Азгурад Тлетворный. Древний воин Света укрылся от колдовства высшего сына Тьмы заклятием «Щит Всеотца» и забросил смятый доспех «Ордлер Эксплорум» прямо князю в глотку. Голова Деонтирия поблагодарила Варонкрайта за избавление от нескончаемой муки и произнесла команду на взрыв.

По огромной, разросшейся туше Азгурада поползли кровавые трещины, появились гнойные язвы. Сквозь них в темные небеса ударили ослепляющие лучи истинного Света. Неистовая сила сверхмогущественных боевых заклятий прожгла и разорвала изнутри сына Тьмы, обрушив на окрестные земли дожди из плоти и ядовитой княжеской крови. Уведенное настолько потрясло Варонкрайта, что им овладело безумие. Заклинатель прыгнул в кратер, провалился в одну из глубоких ран на теле Азгурада и закружился с молотами в беспощадном, уничтожающем все на своем пути танце. Так он безудержным вихрем прошелся сквозь внутренности князя, добрался до огромного сердца и размозжил его ударом двух молотов. Позднее кровавое неистовство Варонкрайта вошло в труд «Сияние Смерти», заняло достойное место среди легендарных комбинаций служителей Ордена и получило имя «Черное сердце».

Вернувшись в обитель Света, Варонкрайт поведал старшим заклинателям историю Деонтирия. В бою с его доспехом что-то произошло после применения ударных заклятий. Варонкрайт понял это и на пути к логову князя сражался только молотами. Спустя несколько дней Кузнец подтвердил слова старшего заклинателя. Юного воина погубили технологические недоработки и спешка, в которой создавали «Эксплорум». При превышении критического соотношения энергии заклятий и илаадиума приобретенные после иладотордмии свойства значительно менялись: сокращалось время растекания по поверхности, увеличивалась вязкость и практически исчезала пластичность. Оружие, предназначенное для убийства князя Тьмы, превратилось для храброго Деонтирия в смертельную ловушку.

Производство новых доспехов даже по отработанной, трехкомпонентной технологии оставалось слишком энергозатратным процессом, требующим от старших заклинателей огромного количества сил для создания испепеляющих заклятий. Изъян, выявленный при уничтожении князя Азгурада, требовал дальнейшего изучения обработки илаадиума, но все сведения об этом веществе таились в скрижалях окаменевших Хранителей, которые только предстояло изучить. По единогласному решению старших заклинателей в случае появления великих князей Тьмы использовать броню «Ордлер Эксплорум» предназначалось совместно с новым, более надежным оружием Ордена — воителями Света. В сравнении с заклинателями, они не обладали достаточным для изменения свойств илаадиума количеством гроноэнергии, но оказались намного эффективнее в ближнем бою. За всю историю Орден изготовил лишь семь доспехов «Ордлер Эксплорум».

«Воители… Я помню тебя, воитель Энэй…» — подумал Иерион, вспомнив неходячего, сломанного мальчишку, каким его привел в Орден заклинатель Ардэлий.

Владыка Света покинул островок Святилища по каменной подводной дорожке с противоположной стороны. Его ноги, покрытые ороговевшей чешуей, с черными, изогнутыми когтями коснулись поросших тиной ступеней, поднимающихся из воды. Сопровождавший заклинателя мотылек сиял уже не так ярко, но Иерион не стал вызывать новый. Те, кто обитает в темницах, не слишком любят первородный Свет.

Через высокий проход Иерион вошел в Ледяной зал. Прямо за ним находилась южная галерея, вмещавшая монстриум, где изучались создания, обитающие в темной материи; обсерваторию, откуда за небесными телами наблюдали заклинатели, и их кельи. Справа, за широкими, двухстворчатыми воротами из покрытого изморозью дерева открывался сад Звездного Света, расположенный на открытой возвышенности чуть ниже Лунного зала. Иерион свернул влево, прошел через зал Хранителей и спустился к подземной галерее, остановился, прислушался. За огромной, запечатанной заклятьем дверью кузницы было тихо. Не слышалось ни звона тяжелых молотов по наковальне, ни предсмертных стенаний Кузнеца. Лишь яростный вой Зверя доносился сверху.

В конце самой глубоко расположенной галереи Ордена зияла огромная пасть пещеры. Вызванный заклинателем мотылек освещал несколько первых широких ступеней. Остальные круто уходили вниз и терялись в древнем, вечном мраке, где тысячелетиями заживо гнили закованные в цепи дети Тьмы. Тяжелое дыхание Иериона зловещим шелестом разносилось в темноте подземелья. Дыхательный аппарат маски выбрасывал рубиновые клубы кровавого пара, оседающего на холодном камне. Заклинатель коснулся правой рукой эфеса составного меча и направился в темницу.

Когда-то из этих пещер бежал великий князь Тьмы Арктозул — похожее на раскрывшуюся раковину чудовищное нечто с крыльями и источающими зловонную слизь клыкастыми, мясистыми ртами на тысячах извивающихся конечностей. Вместе с другим высшим сыном Тьмы Ксоргом — потомком Нергула — Арктозул был назначен самим Изгдотом в стражи Темных врат, открывающих путь во владения Империи. Во время Великого похода, когда Иерион повел за собой сквозь Пограничье всю силу Ордена, двое великих князей с личными войсками первыми встали на пути служителей Света. Спустя недели ожесточенной битвы, вошедшей в хроники Ордена как «Ярость кровавого безумия», князья были сражены и взяты в плен легендарным заклинателем Геотором и могущественным паладином-воителем Викторионом. Их ментальную деятельность блокировали сильнейшими заклятиями, а изувеченные тела доставили в Орден для изучения. Но спустя несколько дней после заточения Арктозул смог бежать при загадочных обстоятельствах, оставив в память о себе размазанные по стенам темницы внутренности стороживших его воителей. Ксоргу судьба уготовила иную участь.

Закованного в цепи князя Тьмы привели в монстриум и распяли на алтаре. О родственной связи князя с Нергулом Иерион знал из запретных источников темных тайн, но высший сын Тьмы вовсе не был похож на знаменитого прародителя. Голова Ксорга с вытянутой мордой и зубами в несколько рядов напоминала собачью. Длинные, заостренные уши беспокойно шевелились, улавливая каждое слово грубого языка служителей Света. Во время защиты ворот князь лишился нескольких глаз, и они заросли гноящейся коростой. Но еще больше дюжины черных влажных глаз, разбросанных по всей голове, смотрели на окружающих с холодной ненавистью и злобой. По множеству анатомических признаков Ксорг был причислен к подвиду псов Тьмы. Среди заклинателей выдвигались мнения, что как наиболее сильный представитель, замеченный за долгое время, Ксорг может являться и прародителем данного вида. После неудачной попытки установления контакта с высшим сыном Тьмы блокирующие заклятия были убраны. Заклинатели начали исследования.

Как и каждый из ранее известных князей Тьмы, благодаря наличию двух мозгов Ксорг обладал убийственно сильным разумом. Прежде чем отыскать ответственную за ментальные способности зону в одном из них, несколько заклинателей сильно пострадали, а четверых послушников князь силой мысли вывернул наизнанку, превратив в визжащее и булькающее кровью месиво из костей и мяса. Вскрыв Ксоргу голову, заклинатели добрались до кроваво-желтого, покрытого слизкими, белесыми паразитами основного мозга. Напрямую воздействуя раскаленными иглами, отыскали наиболее активную область и блокировали ее.

Лишив князя колдовских сил, заклинатели содрали сросшийся с плотью доспех фиолетово-золотого цвета императорских дворцов. Вскрыли грудную клетку, вырезали из нее щупальца и отвратительную третью руку-клешню, убившую нескольких воителей у Темных врат. Внутренние органы извлекли и осторожно, стараясь сильно не повредить, развесили над алтарем. Разобранное тело Ксорга заняло почти весь монстриум, превратив его в черно-синюю паутину из вен, сосудов и огромного сердца посередине, перекачивающего кровь под чудовищные вопли князя. Убедившись, что Ксорг продолжает жить, заклинатели начали эксперименты по воздействию своего основного оружия — заклятий.

Тогда выяснилось, что руны, выведенные кровью высшего сына Тьмы, дают сильный поражающий эффект. Причину этого явления подробно описал в своих трудах заклинатель-мыслитель Дэвирон. Спустя некоторое время все стены темницы до подземной галереи покрыли многоконтурными, сложными рунами, выведенными княжеской кровью. Ее до последней капли выкачали из тела Ксорга после экспериментов. Защитные символы предназначались не только для сдерживания узников внутри темницы. Благодаря внешнему контуру человеческий мир и служители Ордена не ощущали злотворного влияния заточенных под горой детей Тьмы.

Иерион все глубже спускался по каменным ступеням. От настенных рун исходило сине-золотое свечение, окутывавшее заклинателя магическими волнами света. Казалось, воздух дрожит. Руны и раньше зажигались при его появлении, но тогда он ничего не ощущал. Теперь же лишенный большей части сил заклинатель на себе испытывал их власть. Сияние рун разогнало мрак подземелья таинственным, нереальным светом, и владыка Ордена увидел свою горбатую тень. Она тихо преследовала его. Иерион смотрел на нее и ясно ощущал, что мрак, из которого тень соткана, тоже внимательно за ним наблюдает. Обитающее внутри горба заклинателя существо тревожно зашевелилось. Чтобы вновь усыпить его, Иериону пришлось произнести несколько темных заклятий. Густые, кровянистые пары вырвались из его маски и зашипели там, где на стенах соприкоснулись с защитными рунами. Старец ощутил под маской неприятный зуд. Его силы исчезали с каждой минутой. А ведь еще предстояло подняться обратно.

На верхнем уровне темницы насчитывалось больше сотни вырезанных в горной породе и укрепленных заклятиями камер. Практически во всех находились существа из темной материи. Чаще всего чудовищ доставляли из Пограничья, где они блуждали в попытках прорваться сквозь Границу в мир людей. Их удерживали в темнице для изучения, испытания оружия и тренировок юных послушников. Наиболее значимые виды обитателей Тьмы томились здесь многие тысячелетия и регулярно подкармливались. Монстров, представляющих меньший интерес, после необходимых опытов умерщвляли и сжигали в обряде Очищения.

Кто-то из подземных обитателей заметил присутствие Иериона. Заклинатель увидел полыхнувшие во мраке ярко-синие глаза, услышал щелканье челюстей. Возможно, когда его не станет, люди все же поднимутся на гору. И все, что они обнаружат здесь, может их неприятно удивить.

Иерион спускался все глубже, в самую бездну мрака. Миновал еще три уровня темницы и наконец достиг последнего. Здесь внутри подземных пещер находились одиннадцать казематов, укрепленных дополнительными заклятиями и предназначенных только для высших детей Тьмы, превосходящих других созданий размерами и силой. Только в четырех казематах находились пленники. Иерион остановился и тяжело выдохнул кровавый пар. Под маской продолжало непривычно зудеть, но заклинатель не обращал на это внимания. Несколько последних лет он часто заходил в дверь по центру. Сейчас его белые глаза смотрели на третью дверь справа.

Иерион вынул из ножен меч и активировал. Клинок кинжала раскрылся, образовав гарду. Из рукоятки с металлическим лязгом вышли семнадцать частей клинка. Его окружало пульсирующее рубиновое сияние с темно-зелеными переливами. Меч владыки Ордена не сиял истинным Светом, но хранил внутри не менее губительную силу. Иерион протянул вперед руку со свернутыми в бараний рог когтями и начал снимать защитные заклятия. Дверь задрожала, и, когда чары были убраны, заклинатель опустил рычаг затвора. Древний механизм ожил, разорвав тишину. Гремя цепями, каменный противовес плавно пошел вниз, проворачивая огромные шестерни. Содрогнувшись, двери стали открываться. Из образованного прохода навстречу Иериону вырвался обжигающе холодный поток воздуха. Громады льда, сковавшие двери с той стороны, треснули, осыпались и с грохотом разбились. Раздался тяжелый удар затворного механизма, двери остановились. Покрыв инеем камень перед входом, ледяное дыхание пещеры стихло. Заклинатель медленно прошел в каземат.

Рубиновое сияние меча разогнало первородную Тьму. Ледяные грани вокруг Иериона засияли зловещим, кровавым цветом с ядовитыми, зеленоватыми переливами, будто в недрах горы образовалась кровоточащая, извергающая гной рана. Древний заклинатель находился в самом ее центре. Его белые глаза внимательно вглядывались во мрак, но видели лишь собственное отражение в сотнях ледяных зеркал. Долгое время зловещую тишину внутри каземата нарушал только вой Зверя, доносившийся из зала Воителей. Иерион сделал еще несколько шагов и, вступив на лед, ощутил обжигающе холодное прикосновение демонической силы.

Скольких воителей погубили эти коварные твари, когда правили Империей? Иерион знал, что демоны происходили из того времени, когда Первые Боги еще не покинули пределы темной материи. Как и все высшие сыновья Тьмы, они обладали чудовищной силой и могущественным колдовством, но не это делало их столь опасными.

В глубине пещеры раздался звон цепей. Лед, сковавший их за долгие тысячелетия, ломался и зло трещал. Иерион приготовился, крепче сжав в руке меч.

— Белоглазый… — донесся из мрака тихий голос. Древний, старше океанов и гор, похожий на шорох осенних листьев, и холодный, как зимний ветер.

— Он разбудил нас… — зловеще шептала темнота демоническими голосами. — Что ему нужно от нас?

Волоча за собой цепи, из глубины пещеры что-то приближалось, сея вокруг смертельный холод. Природная темнота, застывшая под каменными сводами, встретилась с первородной Тьмой, окутывавшей узников. Наконец, Иерион увидел их. Демон бесшумно показался из-за ледяных глыб. Его тело с мерзким дребезжащим хвостом вместо ног парило над оледеневшим камнем. Большая голова из белоснежной, белой кости напоминала перевернутый кверху месяц Луны. Позади него, звеня цепями, показались еще двое демонов. Похожие на кварцевый камень глаза созданий имели печальную форму и будто горели изнутри мертвым, лунным светом.

— Я знал, что когда-нибудь мы снова встретимся, владыка, — раздался в темноте тихий шепот старшего демонуорга.

Он протянул в сторону Иериона тонкую руку с длинными, острыми клинками вместо пальцев, но цепи с защитными заклятиями не давали возможности им двигаться дальше.

— При других обстоятельствах ты бы так не радовался встрече, великий князь. Мы содержим узников только ради изучения. Иногда эти процедуры довольно болезненны. Даже для высших сыновей Тьмы. По моему настоянию наши опыты вас не коснулись, поскольку роду демонуоргов нанесен невосполнимый ущерб. Практически все истреблены. Думаю, ты мог бы поблагодарить меня.

— Сними эти цепи, и я отблагодарю тебя сполна, Белоглазый, — с ненавистью прошипел демон.

— Я стар и слаб, великий князь. Моя смерть не принесет тебе славы и не доставит никакого удовольствия. Напротив, мы можем быть полезны друг другу, — ответил Иерион, примирительно опустив меч. — Я освобожу вас, но прежде вы трое дадите клятву кровью, что не станете испытывать мои силы и выполните одну небольшую просьбу. И если справитесь, в дополнение к свободе я открою вам тайну, где Изгдот Многоликий удерживает Демона-Прародителя.

Старший демонуорг испытующе посмотрел Иериону в глаза. От взгляда древнего князя Тьмы существо внутри горба заклинателя снова пробудилось. Зазвенели цепи. Презрительно оскалившись, демоны протянули владыке Света руки. Плоть на них разошлась уродливыми, клятвенными рунами Тьмы. Они сочились обжигающе холодной, демонической кровью.

Просмотры: 235

In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

ПРОКЛЯТИЕ ПЛАЧУЩЕЙ: ВОЗВРАЩЕНИЕ
Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!