Фэнзона

Зомби хроники: дарующий покой

БиблиотекаКомментарии: 0

Всё дерьмо, вылившееся на «непокрытую голову человечества», по моей версии, началось с Билла Компьютерщика или какого не будь арабского шейха, голливудской звезды, олигарха. Короче, всё началось с грёбанного желания этих ублюдков, жить вечно.

Не знаю, куда смотрела церковь и хранители моральных ценностей всего человечества, но какой - то яйцеголовый проныра, сумел в лабораторных условиях наладить производство «сыворотки вечной жизни».

Эту «дрянь» продавали за очень большие деньги в порядке строгой очереди и в глубокой тайне от народа. То есть от меня и от вас!

В общем, вначале всё было хорошо, все были довольны, но в тазике оказалась дырка и дерьмо начало просачиваться наружу.

Нона - вирус, введённый в организм носителя, за очень большие деньги, должен был защищать хозяина от старости и всех болезней. С этой задачей он справился на отлично, так как продолжал защищать инфицированный им организм даже после смерти.

Но главные неприятности ждали жаждущее бессмертие человечество впереди. «Дрянь» оказалась полна сюрпризов. Со временем, нона - вирус мутировал и стал заразен так же как грипп или СПИД. Только в своей активной стадии передавался не капельно - воздушным путём и не «сунь - вынь без резинки». А кусательно – царапательно!

Если тебя укусил зомби или хотя бы поцарапал, всё, если не произойдёт чудо, пиши, пропало, повяжи на шею красивый галстук и идти искать белые тапочки.

Короче мир и до этого был не сахар, а после того как в нём появились зомби, шансы человечества встретить и наладить контакты с внеземной разумной формой жизни, стремительно приблизились к нулю.

Хотя лично для меня, увидеть новый рассвет, уже прогресс! Благодаря Билли и компании, я нахожусь в полной жопе!

Дом Григория Часовщика, в который меня завела любовь к лёгкой наживе и большим сиськам, окружили зомби.

Вы, спросите причём здесь сиськи? Охотно отвечу, при том что мадам Маша, счастливая обладательница торговой сети публичных домов на протяжении всего «нового шёлкового пути», обещала мне бесплатный абонемент на целый год, если я найду её родного, горячо любимого брата и подарю ему покой.

Хорошо скажете вы, а откуда ты знаешь где искать, любимого брата мадам Маши? Охотно отвечу, мой напарник, девочка - экстрасенс. У неё дар находить пропавших людей и всё, что плохо лежит.

Хорошо, что нам удалось быстро отыскать горячо любимого брата мадам. Вип – клиенты, знаете ли не любят ждать и абонемент «лапать шлюх», дают не за каждого брата.

Одно плохо, как оказалась, моя подопечная не предвидела, что брат мадам Маши, терпеливо ожидает своего «конца» на хуторе Гриши Часовщика не один, а в компании зомби – приятелей.

Кстати, меня зовут Андрей Веков, я – дарующий покой. В наши дни, это редкая и весьма опасная профессия. В принципе, я единственный её представитель. Но между нами риск того стоит.

Хотите спросить, что это за зверёк – дарующий покой? Охотно отвечу!

Допустим ваших родителей, возлюбленных, детей укусили, они превратились в зомби. И теперь бегают невесть где, «безумные и счастливые», кусая других людей. Вы объяты тоской и горем, обращаетесь ко мне и я за соответствующее вознаграждение, беру на себя обязательство, разыскать близкого вам человека и подарить ему покой, прописав «свинцовую пилюлю» в голову.

В качестве доказательства выполненной работы, предоставлю голову клиента, личную вещь, с которой раньше клиент никогда не расставался и продолжал таскать за собой даже в зомби виде.

Если вас заинтересовало моё предложение, моё имя есть в телефонном справочнике. Шучу! Какие на хрен телефонные справочники, если всё человечество отброшено назад в каменный век.

В любом трактире на «новом шёлковом пути», можете оставить мне весточку и будьте уверены, если я жив, то смсмены найдут меня в течение пяти суток. У меня есть правило, « не удаляться от питейного заведения, дальше, чем на расстояние одного дня».

Кстати, куда подевалась моя подопечная девочка – подросток?

- Шило! – зову, тихо, что - бы не привлечь внимание зомби.

Из соседней комнаты доноситься недовольное ворчание.

- Чего тебе?

Двигаюсь осторожно к ней, словно испуганный зверёк, каковым я, в сущности и являюсь. Заглядываю в соседнюю комнату, бывший кабинет Гриши Часовщика.

Высокая, крепкая девочка десяти лет, стоит перед запылённым зеркалом, высунув от усердия кончик розового языка, что – то пишет фломастером на футболке у себя на груди.

Познакомьтесь, моя подопечная! Имя – Шило, фамилия – Взаднице, отчество – Аппендикс. Хотя малышка уверяет, что её зовут Наташа. У неё мягкие, словно шёлк, светлые волосы до плеч. По нынешним временам содержать их в чистоте, стоит целого состояния. Но я не ворчу, малышка того стоит. Хотя изредка начинаю бубнить по поводу того, что волосы могли бы быть и короче, например как у мальчика.

Шило злиться и обижается на меня. Светлая прядь волос, всегда закрывает левую часть её лица, пряча ужасный шрам на виске и чёрную повязку прикрывающую пустую глазницу.

Я, язык стёр, повторяя, что она и так чертовски симпатична, а повязка на глаз только добавляет ей шарма. Но она стесняется перед парнями и упорно прикрывает чёлкой «старую рану».

- Что, делаешь? – осторожно выглядываю в окно.

Зомби пасутся на лужайке перед домом, опустившись на четвереньки, мирно жуют траву, словно сонные коровы. Нона вирусу в активной фазе, что бы поддерживать себя, нужна энергия, поэтому зомби, словно стая саранчи уничтожают всё на своём пути. Жрут траву, грызут деревья, жуют бумагу, короче в ход идёт всё, что может дать вирусу силу жить. Но больше всего зомби любят мясо, куда же без старого доброго мяса!

Самое удивительное на мой взгляд в зомби то, что сколько бы они не жрали, по нужде им ходить не надо. Вирус перерабатывает всё. Единственное качество в зомби, которому я завидую. Жрать и никогда не срать, я конечно не сноб, но к этому стоит стремиться!

- Забочусь о своём будущем! – хмуриться Шило.

Девочка поворачивается ко мне лицом. « Пожалуйста, убейте меня», аккуратным, красивым почерком написано на футболке.

- Когда мы станем зомби, - объясняет Шило, - я буду зомби недолго, потому что какой – ни будь хороший человек, прочтёт надпись на футболке и убьёт меня.

- Милая, это же твоя единственная футболка. - Глядя на её серьёзную мордашку, едва сдерживаю смех, если бы не зомби за окном, лопнул бы от смеха. – Когда мы выберемся отсюда, в городе у тебя могут быть проблемы, не все дураки превратились в зомби.

- Ты уверен, что мы выберемся? – смотрит пристально, серьёзно.

Сверлит единственным глазом, с такой настойчивостью, что мне становиться неуютно.

- Абсолютно малыш! – протянув руку, глажу её по плечу, что бы хоть как – то взбодрить. – Мы с тобой всегда выходим сухими из воды.

- Ты выходишь сухим из воды! – голос Наташи звенит от приглушенной ярости.

С опаской выглядываю в окно, опасаясь, что вопли Шила привлекут внимание зомби. Лягнув меня правой ногой, Наташа привлекает моё внимание, зло, демонстрируя шрам на икре. Со стороны похоже, что её ногу засунули в компостер и как следует, прокомпостировали.

- На ферме Жоры Скряги, меня укусил его безмозглый пёс, он ведь запросто мог откусить мне ногу.

- Но ведь не откусил! – говорю тихо и мирно, желая её успокоить.

Скандалить в окружение вечно голодных зомби плохая примета, можете поверить моему опыту.

- Нож людоеда едва не отсёк мне задницу, - повернувшись, разъярённое Шило продемонстрировала мне аккуратный едва заметный шрам на бедре.

- Я ведь успел тебя спасти, помнишь, как ты была мне рада, не то, что сейчас.

- Пошёл ты Век, - оскалившись Шило, ткнула мне под нос правую руку.

Чисто интуитивно, я догадался, малышка хотела показать неприличный жест, но так как среднего пальца она лишилась почти два года назад у неё ничего не вышло.

- Я серьёзно Век, ведьма с пустоши до сих пор носит мой палец у себя на шее в качестве амулета.

- Можешь мне поверить детка, она очень им дорожит!

Я не врал, год назад хотел сделать малышке подарок на день рожденье и выкупить у ведьмы её палец. Но молодая, чертовски привлекательная «карга», рассмеялась мне в лицо, с лёгкостью перебив мою цену, предложила в десять раз больше, если я принесу ей ещё хотя бы один пальчик Шила пусть даже и с ноги.

Может быть, я и не самый лучший опекун в этом мире, но я никогда не поступлю с малышкой, таким образом, ни за какие блага. Хотя с другой стороны, Шило лишена инстинкта самосохранения, поэтому, я на всякий случай ношу с собой мешочек для мелких конечностей.

- Я серьёзно, - Шило расплакалась, обняла меня, уткнулась мокрым носом в живот, - с такими темпами, я не доживу до шестнадцати, меня растянут по частям.

- Не плачь детка, - по - отечески глажу девочку по спине, - если бы ты хоть изредка меня слушалась, с тобой бы случалось гораздо меньше плохого.

Наташа перестала плакать, отстранилась от меня, взглянула снизу вверх упрямым непокорным взглядом, обиженно шмыгнула покрасневшим носом. Господи! Иногда, я забываю, почему зову её Шилом Взаднице и начинаю считать её нормальным, милым ребёнком. Но такие минуты, как сейчас, освежают мою память.

- Я ведь предупреждал тебя, что от пса Жоры Скряги надо бежать без оглядки прочь, а не ему навстречу, сюсюкая, «какая хорошая собачка».

- Мне было шесть!

- А сколько раз, я тебя предупреждал, что бы ты не играла с детьми людоедов.

- Мне было семь!

- А сколько надо ума, что бы дразнить ведьму? Разве, я не рассказывал тебе страшные сказки на ночь?

- Мне было восемь! И от твоих сказок меня всегда клонит в сон.

- В этом и есть смысл сказок, что бы дети быстрее засыпали.

В дверь, поскрёбся какой – то особенно любознательный зомби. Мы с Шилом разом притихли, забыв о распрях и обидах, снова оказались по одну сторону баррикады.

- Век, мы точно выберемся? – испуганно прижавшись ко мне, прошептала Наташа.

- Обещаю! Главное слушайся меня или хотя бы держись рядом.

В городке Семи Святых, в Новой Надежде, в Забытом Рае и во всех остальных городах и городишках на протяжение всего нового шёлкового пути вам скажут, что Андрей Веков всем известный враль и проходимец и они будут недалеки от истины. Но я никогда не врал Шилу, в конце концов, мы семья и пусть временами мечтаем убить друг друга, в целом я не так уж и плох как отец, а она не совсем паршивая дочь.

- Ты купишь мне новую футболку – продолжает шептать Шило с опаской поглядывая на дрожащую под ударами зомби дверь.

- Конечно, а в придачу кепочку и новые шорты с гольфами, - подкравшись к дверям, выглянул в окошко, ё – моё, зомби перед домом, как голых баб в августовском номере «Плейбоя». – Вывернешь наизнанку и пару недель походишь как в новой футболке.

Кричать благим матом, в доме окруженном зомби Шило не могла, но корчить рожи, яростно жестикулировать и тыкать в мою сторону непристойными жестами, ей никто не запрещал.

Зомби начали стягиваться к дому со всего двора. Как любила говорить моя бывшая девушка, в те славные времена, когда я не знал Шила и мёртвые не имели дурную привычку разгуливать, где им вздумается и кусать всех подряд, «дурной пример заразителен».

Неугомонные мертвецы, облепили дом со всех сторон, начали скрести стены, грызть ставни на окнах и двери. Не знаю, как эта картина выглядела снаружи, но внутри было ПИПЕЦ как страшно!

Самое время готовиться к смерти или брать себя в руки и начинать выживать.

- Что у нас с оружием? – спросил просто так, что бы запустить мыслительный процесс.

- С оружием всё в порядке, - хмуро откликнулась Шило, - с патронами беда, они совсем закончились.

- Не беда! – воодушевлённо пробормотал я, - у нас есть мачете и пара охотничьих ножей.

- А также две лопаты, с такой остро отточенной кромкой, что мы в два счёта выкопаем себе две симпатичные могилки в подвале и успокоимся в них с миром.

Шило никогда не страдала избытком оптимизма, но иногда она говорила дельные вещи. Я посмотрел в сторону подвала. Если тихо подойти к двери и приложить к ней ухо, то можно отчётливо услышать, как за ней кто – то ходит и глухо ворчит. Не знаю, о чём подумали вы, но я ставлю на зомби.

Во дворе, рядом с домом «толкалось» около сорока зомби. Можете не сомневаться, я «крутой мачо», почти так же крут, как и Сэм. Но сорок зомби на одного мачо, оставшегося без патронов, имеющего в своём арсенале только «Шило», мачете и пару охотничьих ножей, это многовато. Мой предел тридцать девять зомби. Серьёзно! Я бы мог справиться, с огромным трудом конечно, с тридцатью девятью голодными зомби и одним маленьким зомби - карапузом. Но не с сорока откормленными зомби.

Я бы конечно мог рискнуть, но я в ответе за одну маленькая чудная девочка. И если со мной, что – то случиться, боюсь ей не выжить в жестоком мире зомби – апокалипсиса.

Значит, идём в подвал, даже если там и есть зомби, не думаю, что их больше двух или трёх особ. А с двумя, пусть даже тремя зомби, я смогу справиться и без огнестрельного оружия.

- Открывай! – скомандовал Шило, стоя с мачете перед дверью, ведущей в подвал.

- Ты уверен? – прогнусавила Наташка, критически осмотрев меня с ног до головы, - сто пудово не самурай!

Без предупреждения! Без команды « раз, два, три». Без предупреждения «осторожно двери открываются», Шило молниеносно отбросила засов и распахнула настежь дверь.

Нечего и говорить, я оказался не готов. Рванувший вверх по лестнице зомби, застал врасплох.

- Закрывай! – в ужасе завопил я, но Шило хоть и была лишена инстинкта самосохранения, успела убежать и где – то спрятаться.

Вид мёртвого Гриши Часовщика, превратившегося в зомби был просто ужасен. Он и при жизни красавцем не был! Бородатая рожа, рыжая от свернувшейся крови. В помутневших глазах стоит такой лютый голод, что я не просто растерялся, я даже немного обо… обо… обоиспугался.

Не обращая внимания на мачете, зомби протянул ко мне соскучившиеся по человечине руки. Мачете, который я выставил перед собой, нисколько не смутило тварь. Широкий край мачете, вошёл монстру прямо в грудь, судя по тому, что он схватило меня за горло, лезвие вышло у него из спины.

Зомби бежал ко мне с такой прытью, что от удара, я не устоял на ногах и рухнул на деревянный пол. Мой новый приятель, навалился сверху.

Если бы не привычка, идя на задание одевать боевой доспех, зомби расцарапал бы мне горло в кровь и активный нона вирус, проникший в мою плоть через раны, пустился бы в весёлое плаванье по моим венам. Я не успел бы пукнуть от страха, как превратился бы в зомби – мачо.

Но моё горло надёжно закрывал кожаный воротник и когтистые пальцы в бессильной ярости скребли хорошо выдубленную кожу.

Согласен в боевом доспехе ужасно душно, потею как шлюха в сауне, многие смеются надо мной, а Шило называет «броненосец», но я всё ещё человек и этот факт чертовски радует.

Бесполезное мачете, больно упёрлась в солнечное сплетение, с трудом, нащупал левой рукой ножны на бедре, вытащил охотничий нож и загнал его в ухо плотоядно скалящегося монстра по долбанную рукоятку.

Зомби обмяк, превратившись в того кем он и должен был быть уже давно, в обычного мертвяка.

Не успел перевести дух, как услышал торопливое шлёпанье босых ног, из подвала наверх кто – то шёл.

Пытаясь избавиться от придавившей меня, мёртвой туши Гриши, приподнял голову и увидел приятный овал лица в ореоле всклоченных, растрёпанных волос.

Да у Григория был отменный вкус на баб. Не смотря на то, что при жизни он был похож на огромную, вонючую, волосатую обезьяну, смазливые бабёнки липли к нему. Женщина, выбирающаяся из подвала, хоть и была инфицирована выглядела хорошо, чёрт да она выглядела гораздо лучше чем большинство моих здоровых подруг. Если бы не безумный блеск её глаз, перемазанная кровью мордашка и не набухшие, почерневшие вены по всему телу, она была бы не просто хорошенькой, она была бы красавицей.

В фильмах и сериалах, которыми меня пичкал Голливуд до зомби эпохи. Мертвые выглядели не ахти как. Вонючие ублюдки, разлагающиеся на ходу, еле волочащие за собой ноги.

В реальности всё не так, нона вирус заботиться о своём носителе и зачастую зомби выглядят лучше живых. Они не разлагаются и не разваливаются при ходьбе, мухи тучами не преследуют их. У них всегда здоровый, отдохнувший цвет лица и двигаются они так, как может двигаться человек, ведущий здоровый образ жизни.

Если бы не безумный блеск глаз, набухшие до черноты вены и не пена на губах их было бы трудно отличить от живых.

Девушка выбралась из подвала, что – то мурлыча на своём зомби наречье, двинулась ко мне, шлёпая босыми пятками по доскам пола.

Из одежды на ней было только чёрная шёлковая комбинация, которая струилась по зомби - телу при каждом движение. Откровенное декольте едва прикрывала мощную грудь. Низ комбинации доходил до середины бедра. Чёрный шёлк играл на крепких бёдрах при каждом широком шаге, подстёгивая моё воображение кнутом желания.

Господи у меня к тебе только один вопрос! Почему она не живая или почему я не мёртвый?

На девушке была любимая комбинация Гриши Часовщика, он не давал её случайным подружкам, только лучшим. Подлец, выиграл её на городском чемпионате по мордобою в салоне Анжелины Какуджоли.

И хоть мордашка у Анжелки лошадиная, тело один в один как у Джоли. Помню, она появилась в этой комбинации среди стада пьяных скотов. Чистая, благоухающая духами от Диор. С шикарной белозубой улыбкой на лошадином лице.

Что бы привлечь внимание пьяной толпы, задрала чёрную комбинацию, продемонстрировав всем желающим упругие бёдра, красный лоскут трусиков, которые смотрелись так, словно аппетитная клубничка на праздничном торте.

Зал мгновенно погрузился в тишину, довольная собой и произведённым эффектом, Анжелина кончиками пальчиков сбросила бретельки комбинации с плеч. Позволила небрежно роскошному телу выскользнуть из комбинации. Прежде чем целомудренно прикрыть роскошный бюст, позволила всем желающим насладиться их манящей белизной. По залу, словно эхо прокатился тоскливый вздох.

Словно не замечая, толпы готовых вот – вот взорваться разгорячённых мужиков, грациозно вышла из чёрного ореола шёлка обившихся вокруг её ног. Смеясь над нами, пьяными от самогона и вида нагого тела. Кончиками пальцев правой ноги, подцепила комбинацию, подбросила вверх, ловко поймала, прижала к обнажённой груди.

Зал взревел, Клянусь богом, я начал грызть стол за которым сидел. Насладившись произведённым эффектом, Анжелина Какуджоли в девичестве Морковкина, торжественно провозгласила, её новая чёрная комбинация хранящая аромат и тепло её тела, достанется тому, кто победит в соревнованиях по мордобою.

Нечего и говорить, желающих было пруд пруди, даже не смотря на то, что за участие в конкурсе пришлось заплатить не только сломанными рёбрами и выбитыми зубами, но и кредита – часами.

До зомби эпохи все пользовались обычными деньгами, не погрешу против истины, если скажу, что именно несправедливое распределение денег в обществе привело к зомби апокалипсису.

Теперь по - другому, в наше время традиционные деньги не годятся даже на то, что бы подтереть ими задницу. Представьте себе даже доллар не в почёте!

Сейчас в моде натуральный обмен. Хочешь самогона или женской благосклонности, принеси бармену и шлюхе, что – ни будь полезное. Батарейки, одежду, красивую безделушку, в общем что – то, что может пригодиться в хозяйстве. Если нет ничего подходящего, не спеши пить воду и бежать в кусты заниматься самоудовлетворением.

Ты можешь спокойно выписать расписку, в которой обязуешься отработать определённое количество часов, владельцу расписки.

К примеру, ты целый год, каждый день заходишь в бар пропустить стаканчик – другой, царским жестом выписывая долговые обязательства. Бармен собирает бумажки и отдаёт их фермеру в обмен на самогон и продукты. А весной или осенью, к тебе в дверь стучит фермер, весело размахивая твоими обязательствами у тебя под носом, приглашает тебя отработать на плантации твои трудовые обязательства.

И не дай бог тебе начать выделываться и отказываться от своих обязательств, общество тебе этого не простит. Вся наша экономика держится на кредитных обязательствах!

Ты мне возразишь! Скажешь, если я сегодня выписал долговое обязательство, а завтра стал зомби, то держатель твоих кредита – часов в пролёте. Как бы ни так! Именно на такой случай у нас есть страховые общества с все объемлющей ответственностью. Честно говоря, именно таким обществам и принадлежит власть в нашем мире.

При в ходе в любой город, городишко, посёлок, село, хуторок, почтовый пост или перекрёсток, надо заплатить пошлину. Эта пошлина идёт в общак страхового общества, которая берёт на себя обязательство, отработать все ваши кредита – часы в случае вашей внезапной кончины.

Так, что здесь всё просто, не хочешь отрабатывать долги – умри!

Конечно вся эта экономическая модель, действительна только для альянса городов, нового шёлкового пути. Но это действительно работает, вот уже четыре года, после начала зомби эпохи.

Но вернёмся в салон Анжелины Какуджоли, желающих заполучить чёрную комбинацию было много. А желающих взглянуть на мордобой, было ещё больше. В тот вечер, возле заведения Анжелины Какуджоли, негде было яблоку упасть. Весь город собрался у её порога. Бои продолжались всю ночь.

Гриша Часовщик оказался лучше всех, никто не смог сбить с ног, этого горилла - подобного мужика, даже мой кум, Дима Шухер, не смог его одолеть. А мой куманёк боец ладный, знает сто приёмов карате и тридцать пять приёмов айкидо, да и телом его бог не обидел, косая сажен в плечах.

Но в тот вечер фортуна была на стороне Часовщика. В финале мой кум, применив против Гриши приём карате, получил в ответку боковой в челюсть и отправился прямиком в царство Морфея.

Мне тоже не повезло, я не победил, но мне достался приз зрительских симпатий, «спасибо за то, что не умер на ринге».

Гриша Часовщик победил и ему в ту ночь досталось благосклонность Анжелины Какуджоли и её шёлковая чёрная комбинация, с того дня бабы и начали липнуть к Григорию Часовщику. Вы даже не представляете, на что готова женщина в наше время, что бы вновь почувствовать мягкое, нежное прикосновение шёлка к коже. А Часовщик представлял и бессовестно этим пользовался.

Но я отвлёкся, на воспоминания, так ведь и собственную смерть пропустить можно.

Шикарная зомби – женщина уже была рядом, опускалась на четвереньки, что бы впиться мне в лицо зубами и полакомиться мной.

Но точный, сильный удар лопатой по симпатичной мордашке, заставил её вернуться обратно в подвал. Сбросив с себя труп Гриши Часовщика, с удовольствием слушал, как тварь недовольно ворча, считает задом ступеньки в подвал.

- А вот и кавалерия, папочка! – Шило ухмыляясь, опёрлась о лопату.

Выдернув из уха Часовщика нож, с трудом вытащил из туши покойника мачете, в ужасе содрогнулся, услышав как крушиться за моей спиной дверь.

Зомби прогрыз дыру в двери, просунул в образовавшееся отверстие любопытную голову, радостно заревел, сосредоточив на мне мутный взгляд. Его мёртвые приятели и подружки тут же откликнулись дружным ликующим воем и с удвоенной силой стали пытаться проникнуть в дом.

Схватив Шило под локоть потянул в подвал, но девочка заупрямилась, не желая признавать очевидность того, что дверь в любой момент может сломаться и кровожадные зомби заполонят весь дом.

- Это он! – тихо прошептала она, не сводя взгляда с зомби за моей спиной.

- Кто он? – не понял я.

- Брат мадам Маши! – Шило взглянула на меня так, как будто я был лицензированным дебилом.

Ну, извини крошка! Заботясь о твоём выживание, становлюсь рассеянным, забываю обо всём на свете. В данный момент, мне было плевать, даже если бы он был братом самого президента, своя шкура дороже.

Дав Шило пинка, для ускорения, направил её вниз по ступенькам в подвал. Прихватив лопату, шагнул следом и уже почти захлопнул дверь за собой, как вдруг неожиданно вспомнил о сиськах. Целый год бесплатно посещать публичные дома мадам Маши. Надо было быть круглым кретином, что - бы не поставить на кон свою жизнь.

Вернувшись к дверям, которые уже почти сорвались с петель, поманил собой зомби, показав в образовавшуюся щель, свои самые лакомые кусочки. Послушный мальчик просунул голову в прогрызенную им дыру и щёлкнул челюстями в опасной близости от моего зада.

Мачете, лихо свистнуло, рассекая воздух и голова братишки Маши упала к моим ногам. Забыв обо мне и Шиле, зомби набросились на своего «успокоившегося» сородича, жадно принялись рвать зубами, «остывшую плоть» на части.

Но, к сожалению, на всех зомби – свежака не хватило, в дверь начали злобно ломиться те, кого брат Маши не соизволил пригласить полакомиться своей плотью.

Не успел и глазом моргнуть, как дверь повисла на одной петле, а потом и вовсе рухнула, едва не придавив меня. В дверном проёме возник зомби - бугай, увидев меня, издал радостный рёв, бросился ко мне со своими зомби – обнимашками.

Времени на то, что бы наклониться и схватить отрезанную голову за волосы, не было. В глубине дома, раздался треск ломающегося дерева, звон разбитого стекла. В дом через большие щели, словно тараканы, начали просачиваться мертвецы.

В отчаянье взглянул на длинный прямой коридор, ведущий от входной двери в подвал, на испуганную мордашку Шила глядящую на меня со ступеней ведущих вниз, в подвал. Вспомнил об абонементе на сиськи, который становился от меня всё дальше и дальше, с каждым ударом сердца, также как и моя жизнь. Время замедлило свой ход, ровно настолько, что бы вся моя жизнь промелькнула перед глазами, я успел проанализировать сложившуюся ситуацию, вспомнить таблицу умножения и наконец, найти ответ на вопрос, мучавший меня годами. Почему Зина Постояльцева, самая роскошная девчонка в нашем классе, королева выпускного бала отказалась со мной танцевать. Ответ был очевиден все это время, лежал на поверхности - я задрот.

Зомби - бугай почти дышал в шею, его зомби – дружки вовсю шуровали по дому. В отчаянье взглянул на голову под ногами и понял у меня только один шанс.

- Лови! – заорал во всё горло и словно заправский футболист, изо всех сил, ударил по голове ногой.

Отрубленная голова взмыла вверх и полетела по коридору в направление подвала.

Наверное, я плохой опекун, занятый шлюхами и выпивкой, слишком мало времени уделяю своей воспитаннице, не играю с ней в развивающие и подвижные игры. Услышав мой дурной ор, спускавшаяся в подвал девочка, напрочь лишённая инстинкта самосохранения, обернулась, увидев летящий в её сторону предмет, бросилась его ловить.

Летящая по коридору голова привлекла внимание зомби, среагировав на движение, они выскакивали из соседних комнат, бросались ловить летящую голову, промахиваясь со всего размаху, бились о стены, съезжали по ним на пол.

Я бежал следом, стартовав, словно спринтер, мчался по коридору, пытаясь обогнать смерть и поравняться с ускользающей от меня удачей. Едва успевая перепрыгивать через падающих передо мной зомби, укорачиваться от преследующих меня по пятам тварей.

У меня на глазах Шило, словно заправский вратарь, совершила отчаянный прыжок, пытаясь поймать голову. Но и тут злодейка - судьба посмеялась над бедной девочкой. Отрубленная голова попала в «слепую зону», пролетела, стой стороны, с которой Шило не видела, в каком – то миллиметре от детской ладошки.

Радовало одно, я попал в дверной проём, отскочив от стены подвала голова заскакала по ступенькам. Подхватив на руки, потерявшую равновесие девочку влетел в подвал, развернувшись на ступеньках, успел захлопнуть тяжёлую металлическую дверь у голодных монстров перед носом.

После чего видимо решив, что дальше я справлюсь сам, удача покинула меня окончательно, упав спиной на ступеньке, съехал на ней вниз, пересчитав по дороге затылком все ступеньки. Если кому интересно сорок две ступеньки, у Гриши Часовщика, оказался довольно глубокий подвал.

Проделавшая весь этот путь у меня на животе, Шило всё равно была недовольна.

- Кто так пасует! – ворчала она, слезая с меня.

На моё счастье, Гриша Часовщик не был дураком и подвал служил ему последней линией обороны. Здесь он хранил запас провизии, кровать и все свои сокровища. С трудом поднявшись, отдышался, включил свет, питавшийся от мягко урчащего, где то в глубине подвала генератора.

Настроение у меня резко поднялось вверх. Мало того, что я на целый год был обеспечен сиськами, так мне ещё представлялась прекрасная возможность, наложить лапу на сокровища Часовщика.

А поживиться у Гришки было чем, нутром чуял, мужик он был прижимистый, хозяйственный, даже в дерьме под ногами свою выгоду искал. Не зря его прозвали Часовщиком! В нужном месте, он всегда появлялся в нужное время, то есть раньше всех.

Едва не насвистывая от радости, поднял голову брата Маши, мой билет к долгожданным сиськам, спрятал в рюкзак. Осмотрелся в поисках своей воспитанницы, застыл словно вкопанный.

К горлу подкатил ком, на мгновение меня буквально парализовало. Я смотрел и отказывался верить своим глазам. Одновременно меня охватил стыд и чувство глубокого разочарования. Наверное, такие же чувства испытывают родители, застав своих чад за непристойными делами.

И пусть я не возлагал на Шило никаких надежд, но даже я был возмущён её действиями. Господи, я воспитал монстра!

Нисколько не смущаясь, моя подопечная, сосредоточенно сопя, стягивала с мёртвой женщины, чёрную шёлковую комбинацию.

- Ты, что делаешь мародёр?

- Мародёрствую! – злобно огрызнулась Шило, продолжая свой нелёгкий труд.

Наверное, как отец, я должен был наругать её и отшлёпать, прочитать лекцию наполненную морали и этики. Клянусь, именно этим я и собирался заняться!

Но тут мой взгляд натолкнулся на стеллаж, заставленный сокровищами Гриши Часовщика.

Оружие, боеприпасы, батарейки, аккумуляторы, провода, лампочки, фонарики, сух пойки, рабочий инструмент, бутыль с самогоном, упаковка новых женских колготок, мыло, шампунь, спички, соль, баночка с золотыми зубами, коробочка с вставными челюстями, шкатулка с золотыми и серебряными украшениями, лоток с силиконовыми оладушками.

Господи, в этот момент, я готов был простить Шило любую проказу, я нашёл пещеру Али – Бабы!

Забыв о подопечной, лихорадочно начал распихивать по карманам богатства Часовщика, забил рюкзак полностью, едва не выкинул от туда отрезанную голову. Вспомнил о Шило только тогда, когда сообразил, что девочку тоже можно навьючить как верблюда под завязку.

Шила стояла в углу подвала, натянув комбинацию на футболку и старые джинсы, вытянув, словно гусь шею, пыталась разглядеть со стороны, как на ней сидит украденная у мертвеца вещь.

- Как я выгляжу? – самодовольно спросила девочка, почувствовав мой взгляд.

- Как мародёр, в украденной шёлковой комбинации, - попытался придать голосу нравоучительный тон, но в тот момент я был на седьмом небе от счастья, так что в принципе, плевать.

- Ой, ой, ой, - девочка скорчила циничную гримасу, - какие мы правильные, смотри не лопни по швам от переполняющей тебя добродетели.

- Я старый негодяй, за плечами которого много грехов и преступлений, - трудно поверить, но я был искренен, - но для тебя Шило, я всегда хотел лучшей жизни. Ты ведь всё ещё моя маленькая белокурая принцесса?

- Я твой маленький белокурый пират! –Шило отбросила прядь скрывающую половину её лица и продемонстрировала чёрную повязку на пустой глазнице.

- Ладно, если ты пират, - препираться с Шилом не было ни времени, ни желания, - кидай в свой рюкзак соль, спички, шампунь и мыло.

- Отличная идея, капитан Век!

Осклабившись, словно настоящий корсар при виде богатств, девочка ринулась к стеллажу, но запутавшись ногами в слишком длинной для неё комбинации, растянулась на полу, рядом с обнажённым трупом.

- По одежке, протягивай ножки! – нравоучительно буркнул я.

В этот момент, моё внимание сосредоточилось на бутылке, отличного самогона и я не знал, что мне с ней делать. Места в карманах не было, в рюкзаке тоже. Единственно правильный вариант напрашивался сам собой. Выпить прямо сейчас. Как говориться, не отходя от кассы!

Но я также твёрдо знал, выпив за руль садиться нельзя, у меня на заднем сиденье малышка. То есть, если выпил, сиди дома, воевать с зомби даже не рыпайся. Я много раз видел как подвыпившие бойцы, становились лёгкой добычей для зомби.

К сожалению, эта мысль прозвучала в голове не как аргумент, а как робкий, неуверенный протест. Думаю немного самогона в моём организме, будет в самый раз, так сказать вместо витаминчиков. Маленький глоточек!

Один глоток для нервов, второй для уверенности. Третий за любовь, четвёртый для храбрости, пятый за здоровье Шило. За своё здоровье тоже забывать не стоит, за победу всего человечества над зомби, за мир во всём мире, за мирное небо над головой, за тихую воду в мировом океане, за черепах… обычно за них не пьют… и им очень обидно, и на посошок.

С детства усвоил одну фундаментальную истину, всё вкусное кончается очень быстро.

И хоть в бутылке, ещё плескалась много благодатной жидкости, я знал свой предел. Пить мне больше не стоило, сначала надо было закусить, рука потянулась к сух - пайку.

- Что ты хотел этим сказать? – потирая ушибленное колено, Шило нахмурившись смотрела на меня снизу вверх.

Честно говоря, понятия не имел, о чём она говорит. Но она была такая миленькая, такая умненькая, одним словом пупсик. Град скупых отеческих слёз, выступил на глазах. Как же я люблю свой маленький непослушный, упрямый, временами несносный Аппендикс! Мир на глазах окрашивался яркими красками. Несмотря на всё дерьмо мировой канализации, я жив, пьян, не одинок, у меня есть дочь хоть и приёмная. Чего ещё желать для счастья?

Эх, сюда бы бабы!

Голая женщина на полу за спиной Шило зашевелилась, пришла в движение. Наверное, ослеплённая жадностью девочка, забыла сделать зомби, контрольный удар лопатой по голове.

Мёртвые руки легли на плечи ребёнка, Шило отчаянно заверещала, с таким усердием, словно от её воплей был прок. Голова зомби - тёлки нависла над правым плечом Наташи, рот тварь открыла так широко, словно собиралась проглотить мою подопечную целиком. Один удар сердца и мая маленькая девочка превратиться в ангела, хотя зная стервозный характер падчерицы, мог спорить на что угодно, ангельские крылья ей не светят.

Если бы я был трезвый, Шило была бы крышка, Сначала я бы подумал о том, как помочь Шило, потом, что делать с бутылью самогона, потом, а как же Шило.

За всем этим хороводом мыслей в голове, я бы и не заметил, как кроха стала зомби.

Но я был пьян, в голове было пусто и ничто не помешало мне спасти Шило. Мощным ударом бутыли по голове, отбросил голую кровожадную женщину, в угол подвала.

От удара бутыль раскололся, осыпав Шило фонтаном осколков из стекла и янтарных капель самогона. В этот момент, я заплакал, но не расслабился!

Зомби - женщина всё ещё подавала признаки жизни. Широко раздвинув бёдра в сторону, словно желая запутать меня и сбить с толку, она мотала головой из стороны в сторону, пытаясь прийти в себя.

Бутыль разбился, в моей руке осталось горлышко с длинным острым осколком стекла. Его я использовал вместо оружия, загнав «очаровашке» в левый глаз по самое горлышко.

Голова зомби – барышни поникла, упав на тяжёлую грудь. Из горлышка бутыли ручьём потекла густая, чёрная жижа.

- Спасибо! – Пробормотала Наташа, борясь с позывами к рвоте.

Что - бы не смущать малышку, снял со стеллажа плащ, прикрыл мёртвое, беззащитное в своей наготе тело.

- М – м – м, вкусняшка! – подняв к лицу подол шёлковой комбинации, Шило слизывала бесценные, мерцающие словно янтарь, в свете лампы, капли самогона.

Я уже собирался выругать Наташку и даже по отечески отшлёпать, но в дверь настойчиво постучали. Думаю, это были зомби, больше некому! Наверно их привлёк вопль Шило и теперь они нетерпеливо скреблись в дверь.

Дверь была добротной, обита листами железа, зомби придётся с ней изрядно повозиться. Но как говориться терпенье и труд – всё перетрут! Через день или два, но эти твари обязательно доберутся до нас.

У меня не было никакого желания ждать, когда же зомби вынесут дверь в подвал. Надо было выбираться из этой пещеры Али – Бабы, которая в самом ближайшем будущем должна была превратиться в могилу гражданина Векова, его невыносимой падчерицы и одной милой безымянной женщины с большой грудью.

Как я уже неоднократно говорил, Гриша Часовщик был мудак, но далеко не идиот. Он бы ни за что не позволил зомби, поймать себя словно мышь в мышеловке.

Если ты живёшь на хуторе вдали от людей, то рассчитывать ты можешь только на себя. Где то в подвале должен был быть подземный ход, ведущий подальше от этого «обеденного стола».

Не обращая внимания на скептический взгляд, Шило вылизывающую свою чёрную комбинацию, начал убирать от стен всякий хлам, пытаясь найти скрытую дверь. Люк оказался вделан в потолок. В последний раз восхитился сооброжалкой Часовщика и отпустил ему последний погребальный комплимент. Зомби никогда не сообразили бы поднять голову и обнаружить подземный ход.

Открыв люк покидал в лаз наше с Шилом «барахло», пришёл черёд моего чадо. Сняв комбинацию и скомкав её, Шило выжимала себе в рот остатки самогона. Чёрт, надо будет поговорить с ней на тему детского алкоголизма.

Как я и предполагал, лаз в земле вывел нас далеко за пределы периметра осаждённого зомби дома. Возле звонкого ручья, чьё весёлое журчание, заглушило наши шаги.

В общем от зомби мы ускользнули незамеченными и словно два уставших верблюда потопали восвояси.

Наша с Шилом берлога располагалась в городе Новая Надежда, до городских ворот, добрались уже в сумерках. В соответствие с правилами выживания, припарковали свои велосипеды на стоянке.

Машины слишком шумные и привлекают внимание всех зомби с округи. Ни один здравомыслящий мэр не разрешит парковку автомобиля более чем в десяти километрах от города. Для тех, кто нарушит это золотое правило вначале выписывают штраф в виде конфискации автомобиля, а если нарушитель тишины не усвоил правило, то ему прописывают пулю в голову.

Взяв сигнальный фонарик, посветил в сторону сторожевой башни, не то, что бы за нами не следили, просто надо было совершить какое – то логическое действие, что бы заставить нервного охранника убрать палец со спускового крючка.

- Кто там? – окликнул охранник, убедившись в нашей разумности.

- Человек, который с помощью бутылки самогона превратит тебя сегодня в свинью. – В подтверждение своих слов, хвастливо похлопал по оттопыренным карманам.

- Кум ты? – радостно откликнулся страж из башни.

- Ты знаешь ещё кого то, кто будет переводить благословенный напиток на такого негодяя как ты.

Мой кум, Дима Шухер занимает в Новой Надежде почётную должность начальника стражи, но это не мешает нам надираться в зюзю при каждом удобном случае. Весело проводить время, нам мешает его мегера жена и пятеро детей.

Несмотря на искреннюю радость Димона при виде меня и Шила, городские ворота открывать он не спешил, регламент есть регламент и если кормящий отец будет его нарушать, то он рискует вылететь с работы.

- Век, надень маску сам и не забудь про своего маленького монстра.

- Не забывай про своих пятерых монстров. – Огрызнулась Шило и показала ему маленький кулачок с отсутствующим средним пальцем.

Девочка быстро сообразила, увидев её вытянутый кулак с «обрезанным факом», люди вроде бы и понимают, что она имеет в виду, но доказать ничего не могут.

После того как мы натянули на лица маски и одели на руки перчатки, городские ворота гостеприимно распахнулись перед нами и Дима Шухер вышел нам навстречу.

Если бы мы вдруг превратились в зомби, кожаные намордники и перчатки, защитили бы людей от нас и дали бы время разобраться с нами.

В новом мире правила хорошего тона рекомендовали людям носить маски и перчатки. Я слышал в некоторых городах, за нарушение этого простого правила, даже вводили уголовную ответственность.

Снимать маску можно дома, в салуне или публичном доме, но только не на улице.

Ехидно ухмыляясь под своей маской, Димон протянул мне шапку для сбора налоговой пошлины

- Тебя искали! – сообщил страж, пока я выуживал из кармана две батарейки, за себя и Шило.

- Кто? – небрежно бросил в «бездонную» шляпу, с таким трудом заработанные батарейки.

- Вдова Вадика Мендельсона! – страж хмуро заглянул в шапку, словно размышляя, а немало ли он с меня содрал.

- Чёрт, не знал, что Вадик женат, даже не знал, что он умер, - огорчённо сплюнул в лужу под ногами, - друг называется.

- Как бы то не было, - Дима Шухер, вручил мне квитанцию, - теперь у вас с Шилом есть клиент!

Просмотры: 324

In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!