Новости

ДЖЕЙМС ВАН дал нам самое ЗЛОЕ интервью в карьере!

ИнтервьюЭксклюзивКиноКомментарии: 3

За годы существования вашего любимого сайта ужасов мы делали интервью с десятками хоррормейкеров, включая зарубежных, в том числе весьма и весьма известных. Но с величиной такого уровня общаться нам, пожалуй, еще не доводилось. Перед премьерой своего нового фильма интервью Зоне Ужасов дал сам - САМ!!! - Джеймс Ван, создатель «Пилы», «Астрала» и «Заклятия».

Разумеется, в первую очередь речь шла о новой работе Вана, «Злое», российская премьера которого состоится уже 9 сентября. Но коснулись мы и других, не менее интересных тем - в том числе возможности создания супер-мэшапа с участием монстров из разных фильмов Джеймса Вана!

Что послужило источниками вдохновения при создании фильма? И как бы вы описали его жанр? Это слэшер?

Трудно говорить об этом, не раскрывая подробностей сюжета. И, в целом, я надеюсь, что в интервью вы сохраните ключевые моменты фильма в секрете, чтобы не испортить удовольствие зрителю. Но если вкратце – про то, о чём говорится в фильме, прочитала моя жена в каком-то медицинском материале. Она рассказала мне – и я понял, что это совершенно мозговыносящая штука! Я сразу подумал, как это можно превратить в сюжет? Так всё и началось. Я почувствовал, что хочу вернуться к тому, с чего начинал – к инди-хоррорам. У меня были «Пила», «Мертвая тишина», «Смертный приговор». И я понял, что этот фильм может быть идейно похож на них. Что касается жанра – это сочетание всего того, что я люблю. Так что да, это отчасти и слэшер – а также психологический хоррор, кино о монстрах и многое другое. Всё то, из чего я, можно сказать, состою, как режиссёр.

«Злое» сильно отличается от того, что вы делали до этого. Можно ли сказать, что до этого вы снимали фильмы для студий, а этот фильм сделали «для себя»?

Прямо в точку, я сам много раз говорил именно об этом. К счастью, сейчас мне удалось достигнуть того уровня, когда я могу позволить себе делать большие фильмы тоже для себя. Просто одно кино – это для Джеймса Вана с рейтингом PG-13, а другое – для хардкорного старого доброго, или, вернее, ЗЛОГО Джеймса Вана. И вот этот фильм – однозначно второй случай. На мой взгляд, после «Астрала» и «Заклятия» мои фильмы стали несколько проще, чем всё, что я делал до этого. Так что да, я хотел сделать нечто совсем иное. Такое, знаете, более хардкорное, жёсткое, по-настоящему жуткое. Ну и, честно говоря, хотелось сделать ещё что-то между двумя частями «Аквамена».

Вы упомянули, что создание этого фильма как бы вернуло вас к вашим корням. Это действительно инди-фильм?

Ну, это, конечно, инди, но с несравненно большим бюджетом, чем тот, что был у меня на съёмках «Пилы». Где-то на уровне «Заклятия», когда у меня было достаточно денег, чтобы немного поиграть с ними. Когда я говорю, что это инди-фильм, речь, скорее, о том, что это кино с большим количеством свободы. Для меня «Злое» – это история, которую я бы хотел рассказать, когда был ещё начинающим кинематографистом, как некую прорывную идею, способную шокировать, удивить и заинтересовать потенциальных продюсеров. Вот о чём я, скорее, когда говорю о «возвращении к корням». Делать что-то уникальное – вот что мне по-настоящему интересно, и это желание всегда было во мне. Просто в последние годы, в связи с путём, по которому движется моя карьера, мне намного сложнее снимать такое кино. Намного сложнее убедить людей просто дать мне побольше свободы. Между двумя большими студийными картинами у меня появилась такая возможность, и я решил рискнуть, потому что неизвестно, когда она ещё раз появится.

В вашем фильме монстр Габриэль сочетает в себе повадки человека и зверя со специфической, инвертированной манерой передвижения, будто он движется задом наперёд. Как вы добились такого удивительного эффекта?

Это было непросто. Одно дело – придумать идею, а другое – попытаться воплотить ее в жизнь. Это всё сочетание работы целого ряда профессионалов, от художников до аниматроников. У нас есть прекрасная и невероятно пластичная актриса, Марина, которая помогла нам воплотить эту удивительную манеру движения персонажа. Ей приходилось учиться ходить вперёд спиной и делать всякие разные вещи, вроде как хватать всякое и мы даже специально планировали под неё драки. Нам приходилось проводить много репетиций, ведь ей, фактически, приходилось двигаться вслепую. Было слегка безумно наблюдать за тем, как она всё это делает, но в итоге у нас всё получилось. А дальше в дело вступили художники и специалисты по компьютерной графике. В общем, это была комбинация из труда множества людей, включая актёров и специалистов постпродакшена. Все они работали над тем, чтобы сделать Габриэля максимально живым и правдоподобным.

Вам не кажется, что «Злое» – это своего рода метафора мира, в котором одна часть людей делает всё хорошо, а другая – озлобленная и стремящаяся к жестокости? Если да, то расскажите, какие ещё «месседжи» вы закладывали в ваш фильм.

Круто, что вы это заметили, потому что это была одна из вещей, о которых мы с Ингрид [Бису, актриса и жена Вана] говорили, обсуждая этот сюжет. У вас есть одно лицо, которым вы говорите люди одни вещи, но под ним, или, вернее, за ним, скрывается истинная личина, которая мечтает сорвать первую и высказать всё, как есть. У этой концепции много метафор, и неспроста именно Ингрид стала автором сценария к этому фильму. Как и Аннабель [Уоллис], сыгравшая главную героиню – для них обеих эта история очень актуальна. Её героиня - сильная женщина - живёт в мире, в котором, как правило, приходится часто мириться с тем, что её права притесняются мужчинами. Как и в случае с медициной. Она постоянно оказывается в тени своего мужа, который, на самом деле, ужасный человек. К тому же, её окружают совершенно ужасные парни. И да, этот сценарий очень актуален, своего рода репрезентация этой проблемы, сценарий поднимает вопрос, в том числе, в сфере медицины.

Как вам кажется, насколько далеко вам удалось зайти в реализации всех идей, которые есть в фильме, включая градус насилия?

Ну, зашли настолько, насколько могли (смеётся). Опять-таки, это было частью концепции. Я сказал: ребята, мы все хотим чувствовать себя свободными в этой истории. И я подумал, что концепция и сама история должны послужить поводом для того, чтобы, знаете, слегка оторваться. И мы использовали эту возможность. Для меня этот фильм – комбинация многих идей, которые рождались в моей голове на протяжении всей карьеры, и я решил выплеснуть их, вырезать их [cut it off – игра слов, аллюзия на вырезание опухоли; оригинальное название фильма – Malignant, т.е. «Злокачественный»], сигануть до небес по степени безумства. Но, разумеется, по ходу дела вам в голову приходит ещё много всего, что хочется воплотить. Мне нравится иметь чёткое представление о том, что я намерен воплотить, но сохранять достаточно пространства для манёвра на случай, если захочется сделать что-то ещё более крутое. Все работавшие со мной ребята получали огромное удовольствие от процесса и были готовы к любым неожиданностям.

Среди прочего, вы объединили два жанра: хоррор и боевик. Можете ли вы назвать «Злое» своим самым авторским фильмом, где смогли позволить себе всё?

Я был, определённо, чертовски свободен в возможностях. Опять-таки, думаю, мне повезло дойти до того этапа карьеры, когда наиболее смелые люди могут просто позволить мне дать творить любой фильм, какой я хочу. Грех отказываться. Да, в этом фильме много экшена. Я, в принципе, не видел в этом фильме чистый хоррор, когда задумывал и воплощал его. Это смешение жанров. Там есть немного и от научной фантастики, от фильмов о монстрах, психологических хорроров, триллеров, джалло. В нем много вещей, которые мне нравились в детстве. И немного от боевиков, особенно от фильмов 1980-х. Я почувствовал, что могу всё это воплотить, потому что есть все шансы для этого.

В финале я понял, что мне недостаточно одного фильма. Можно ли считать это началом новой франшизы в вашей карьере?

Я стараюсь не думать об этом. Но надеюсь, что фильм понравится людям. Трудно понять сейчас, в это сложное время, когда закрыты кинотеатры и бушует ковид, насколько успешными могут быть фильмы, разрываясь между прокатом и стримингами. Надеюсь, что люди, если им зайдёт кино, расскажут о нём друзьям в соцсетях. Это все, о чем я могу попросить их в данный момент. Могут ли быть ещё истории про Габриэля? Я бы сказал – да! Мы лишь царапнули эту поверхность. Хоть я и не планирую сиквелы, мне нравится размышлять о мире, в котором мои персонажи существуют. У меня уже есть новые истории для них, которые хотелось бы исследовать.

Что вы думаете насчёт кроссовера «Заклятия», «Астрала», «Пилы» и «Злого»? Своего рода Wanverse!

Вау, типа «Мстители» Джеймса Вана! И Аннабель будет лидером (смеётся)! К сожалению, разные франшизы принадлежат разным студиям, но было бы невероятно круто собрать их всех в одном месте. И надеюсь, что Габриэль будет таким же любимым, как и другие мои хоррор-творения.

Наше общество в целом довольно «Злое». И фильм, в том числе, об удалении раковых опухолей из тела человека. Что бы вы хотели удалить из нашего мира?

Ох, чёрт. Постараюсь быть очень аккуратным в ответе. Скажем так, если бы мы могли навсегда победить рак, то это уже было бы очень здорово, мы бы спасли очень много жизней. Мой отец умер от рака, поэтому идея об этом всегда была в моей голове, начиная с детства. Я даже написал комикс под названием «Злокачественный человек». Это большая проблема, и она забирает людей, которых мы любим. Для меня это действительно что-то очень важное. Создать «Злое» было, в том числе, делом довольно личным для меня. И если бы мы смогли победить рак, я был бы очень этому рад.

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 1903.

Темы этой статьи
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:

Комментариев: 3 RSS


В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!