Фэнзона

глава 16 "бросок в детство"

БиблиотекаКомментарии: 0

Квартал и правда был узнаваем, буквально недавно, он шел по нему и слышал далекие крики ночных существ, а может быть и мутантов, а сейчас все так стихло, был слышен только шум легкого ветерка, но веяло от него не прохладой, а теплотой. Именно он и был причиной всей этой царившей наверху духоты. По пустынному шоссе продолжали летать обрывки старых газет и журналов, попадались даже агитационные листовки о избрании нового мэра города какого-то Чемберта Уэллса. 

- надо ускорится, мне уже становится дурно, голова так еще не гудела никогда! Говрю блин ты меня сглазил! – сердился Конрад

- ну конечно! Я во всем виноват! Не сердитесь на меня говсподин Святой я всего лишь презренный человек! – иронизировал Даг

- ты заканчивай со своим шутками. Мне сейчас вообще не до смеха! Ухх….башка так и раскалывается, я хрен знает дойду ли вообще! Мутит и штормит внутри как будто внутри революция!

- нда…сначала ты меня тащил, ну что ж…-Мелрой тяжело вздохнул – теперь я тебя как нибудь доволочу

- может твое одолжение и не понадобится! Если мне будет действительно херово, тогда уж я тебя позову

- ну хоть на этом спасибо, мистер «я разрешаю» 

- заткнись уже а?... – огрызнулся Дрейвен

Идя по тротуару, они повернули за угол, и действительно показался тот самый клуб! Идти было уже недалеко. До подземной парковки они дошли беспрепятственно даже как-то странно, что после этой схватки с чудищем, «другие» словно об этом и не знают…может это и к лучшему, оружия при них не было, значит и оборонятся не было смысла, можно было бы только надеяться на свои ноги.

- дошли!!! Черт побери!!! Дошли!!! Сейчас бы завалится спать и все!!! Дрыхнуть до следующей ночи!!! Впервые в жизни я начинаю любить маленькие радости типа сна! – искренне улыбнулся Даг

- сны снами, ты как хочешь. Я сначала помоюсь, тебе бы кстати тоже не помешало

- блин а я и не подумал. Как же без мытья? Зловоние мне весь нос забило я даже и не чувствую

- свое говно оно знаешь и не пахнет. – улыбнулся Конрад

- не знаю как твое, но если ты не забыл, мы оба купались в чужом дерьме, так что не надо тут ля-ля! – ругнулся Мелрой.

Оставленный на весь день генератор продолжал вырабатывать необходимый свет. Коридоры были также освещены, и также гудела котельная и работающие котлы. 

- как думаешь где мы найдем здесь душ?

- не знаю…может где нибудь в служебных помещениях, бывает такое что может где-нибуль на производстве, может даже и  в самой котельной

- ты рихнулся? Какая на хер котельная? Твоя первая мысль мне больше понравилась, я кажется видел здесь указатель на комнату охраны. Пойдем попробуем найти

Конрад все больше упирался рукой о стены коридора, помогая себе таким образом идти. 

- ты чего? – удивился Мелрой и подошел к Конраду чтобы подхватить под руку

- нет! Не надо! Я…сам…ух…мне все херовей! Блин! Я даже не представляю что может быть так херово! – слабо произнес Конрад

- я попробую найти обезболивающее

- нет! Не надо…меня не боль беспокоит, а какая-то странная слабость, никогда такого не было, я даже и не помню чтобы со мной вообще такое случалось!

- может это радиация? Ты уже вон сколько ходишь без респиратора, а может так на тебя то зловоние подейтсвовало, мы же сколько там с тобой были? Черт знает сколько! Почти вся ночь на это ушла!

- доведи меня до душа! Не держи меня, а просто возьми руку и доведи! – попросил Конрад

Взяв руку своего напарника Мелрой как можно скорее стал искать этот пресловутый душ, коридор за коридором, комната за комнатой, система указателей казалось сама противоречила, один указатель что говорил он направлении к комнате охраны на этом же направлении указывал на уборную, такое было сплошь и рядом, Мелрою пришлось надеяться лишь на свою интуицию и думать чтобы она его не подвела….

Наконец достигнув нужного направления, он нашел комнату охраны, как и оказалось в этой невзрачной простой комнате стояли мониторы, кровать, стол, холодильник, несколько стульев и еще одна дверь, именно она и вела к заветному душу. 

- все приятель мы пришли! – обрадовался Даг

- отлично

- ну думаю…мне придется тебе уступить право идти первому

Конрад снял с себя тяжелый плащ, как тяжелый мешок нагруженный кирпичами он рухнул на пол, также сильно звякнула тяжелая кираса, Конрад снял с себя все, и зашел в ванную комнату. Все здесь было довольно убого, пол и стены были из черной грязной плитки, Душ был вмурован в стену, но на все это было так глубоко плевать! Главное чтобы из душа лилась теплая вода, которая успокоит и смоет всю грязь как внешне так и внутри! Но особенно внутри, с внутренним зловонием что пропитывало все органы сложнее все было бороться, сложнее всего было его выветрить. И только вода была панацеей от этой заразы. Этаким плацебо в которое Конрад так слепо верил

Включив краны, он услышал как по трубопроводу что-то запыхтело и забулькало, шум означал одно – вода скоро польется, и теплые капли окропят уставшее и изнуренное борьбой тело. 

Первые капли упали на засаленную грязную голову, приятные нотки блаженство ударили в мозг, обещая еще больший экстаз от теплого душа. Уже через несколько секунд, плотная хорошая струя теплой воды ударила по голове Конрада, по телу побежали первые влажные струйки, на пол то и дело стекала налипшая грязь, Дрейвен уперся руками в стену и прислонился спиной к стене. Чувствуя ни с чем не сравнимое удовольствие и нежность воды. Облегченно вздохнув, он закрыл глаза, чувствуя как он избавляется ото всего что накопилось внутри, как приходит то старое состояние уверенной хладнокровности и бесстрашия. Вода совсем смыла и очистила тело, теперь Конрад был чист, его мокрые волосы прилипали к шее и свисали перед глазами множеством толстых пучков. Пришло время подниматься, хотя ему так хотелось провести здесь целую вечность под этой плотной струей из теплой нежной воды. Поднявшись на ноги, он хотел повернуть кран чтобы выключить воду. Но опять!!!! Опять эта резкая головная боль!! Такая сильная, такая превосходящая! Сверла воспоминаний снова врезались в голову, как гвозди вбивают в плоть. Конрад упал на пол, держась за виски, медленно и изнурительно больно он все больше уходил в забытье. Только мимолетный голос Мелроя остался на заднем плане. Дальше была только тьма…

Разбитый мотоцикл на шоссе, старая раздолбанная заправка без крыши, вывеска «sale» еще стояла, ржавая, а буквы на ней совсем поистерлись, багровое небо, на фоне черной луны выглядело так фантастично пугающе, что даже бесокнечное уходящее вдоль шоссе, уходило на второй план, оставляя не мало вопросов, на которые не всякий найдет ответ. Вокруг была пустыня, огромная, простирающаяся на многие многие мили. Далеко виднелись коричневые горы, такие далекие но отсюда кажущиеся такими близкими. Конрад и раньше видел такой пейзаж, в прошлый раз он не сулил ничего хорошего, абсолютно ничего. Эта встреча с ужасным черным человеком в глубине кукурузного поля вселяло такой ужас и оцепенение, от того что он увидит его отвратительное лицо еще раз! Оглянувшись назад он видел только дорогу уходящую далеко в бесконечность, холодный ветер заунывно выл, поднимая красную песочную пыль. Вывеска зловеще раскачивалась на сильном ветру, слабо вкопанная в землю, она дрожала от порывов ветра скрипя железом, создавая по истине мрачный антураж. Дрейвен медленно шел по пустому шоссе, совсем недалеко стояла эта старая заправка, а там за ее стенами поднимался черный дым.

«господи, неужели опять?! Ну сколько же можно!» - отчаянно думал Дрейвен но все же продолжил идти, обратной дороги не было. От страхов нельзя уйти. 

« нет! Если снова он! То нет! Я туда не пойду!» - воскликнул он, развернувшись обратно он прошел по пустой дороге ведущей в противоположную сторону, не важно куда она приведет, важно что она не приведет к Нему!

«пусть я пройду много миль! Но сюда я навсегда забуду дорогу! Слышали меня!! Навсегда!!! Ты меня не достанешь кровопийца!!!» - кричал Конрад, он пытался кричать, но свои мысли слышал только он сам.

Но путь был недолог, очень скоро прямо перед ним появился все тот же неизменяющийся пейзаж. Та же самая заправка с надписью «sale» стояла перед ним, тот же разбитый мотоцикл валялся на обочине. А черная луна продолжала излучать свое зловеще черное сияние, багровые облака медленно плыли по такому же багровому небу. Тот же черный дым поднимался высоко в воздух.

« нет!!! Нет!! Нет!!!! Нет!!! Ну нет!!!! Нет!!!! Не бывать этому!!!» - Конрад перешел на бег, но что бы он делал пейзаж не менялся, словно лишенный возможности повернуть назад, лишенный в собственном сне свободы выбора. Конрад стоял и удрученно смотрел на весь этот предстоящий ужас. Он таки заставил себя пойти, голова была забита черными мыслями о роковой встрече с черным человеком. Еле передвигая ногами, он шел дальше и вперед навстречу к тому предсказуемому видению. Посмотрев налево он увидел того самого старого индейца он также беспечно сидел на обочине дороги и задумчиво курил длинную трубку, его белые глаза были устремлены в одну точку. Он не говорил ни слова, да и Дрейвен не очень хотел его слышать. За его спиной стояла индейская юрта, от нее и шел черный дым, ее шоры были закрыты. А рядом горел костер где лежало множество раскаленных на огне камней. Конрад покачал головой и осторожно сел рядом с индейцем. Они подолгу молчали, индеец курил трубку, а Конрад смотрел туда куда смотрел и сам индеец. 

- обещают дождь, я слышал по радио что передавали дождь, ты представляешь после стольких лет засухи, эту пустыню окропит вода! – эта фраза старого индейца была такой неожиданной и непредсказуемой что Конрад невольно вздрогнул

-  да….может быть давно пора пролить воду на эту сухую землю, что-то может быть и вырастит

- что-то? Ты говоришь что-то? Ха ха ха ха ха ха ха ха ха, твои слова также смешны как сама мысль о том, что здесь что-то прорастет! Ты посмотри вокруг сплошь одна пустыня! Там впереди дорога ведущая вникуда, там за ней ничего нет, пройдешь сто миль и вернешься назад ровно на то место откуда ты начал…тебе все будет казаться таким знакомым, этакое паталогическое дежавю. Даже те горы впереди это лишь обман, надежда такая эфемерная и такая далекая, ты всегда будешь думать что дойдешь до них, ты же их видишь правильно?

- правильно – подтвердил Конрад

- так почему же ты веришь?

- потому что у меня есть глаза!

- неправда! У тебя их никогда не было, это у меня они есть!

- но вы же слепой! – удивился Конрад

- неужто, а может быть слеп ты? Потому что их видишь? И готов преодолеть иллюзорное обманчивое расстояние чтобы только прикоснутся к ним, я знаю что ты это сделаешь. Ты сделаешь то. Что точно не сделаю я, я просто не поднимусь с этого места. Мне не к чему все эти путешествия за иллюзиями. Взять хотябы этот мотоцикл, ты же его видел?

- я на нем приехал, у меня бензин закончился, а на этой заправке нет бензина, дальше я пойду пешком – удрученно произнес Конрад

- говоришь как побитая собака! Он не работал никогда, ты и не ездил на нем! 

- а что у вас там в юрте от нее идет дым…вы там живете

- там уже давно никто не живет, почему ты думаешь что если из дома идет дым там обязательно кто-то есть? 

- я и не знаю,что там есть кто-то я просто об этом знаю! Вы кажется хозяин этих мест? 

- не я хозяин…хозяин вон там – индеец показал в глубины кукурузного поля. 

- нет!! Я не хочу к нему идти! – воскликнул Конрад.

- забери меня с собой! Укрой меня от него! Он тебя не тронет

- хозяин кукурузного поля найдет тебя везде куда бы я тебя не спрятал, а я хочу тебя спрятать! Ты только посмотри в его черные глаза, ты и я мы оба в них видим зло, зло которому не помешать. 

Через заросли кукурузы пробирался черный человек, он шагал уверенно, его черный косматые волосы спадали до плеч, белоснежная злая улыбка зубами-иглами скалилась и являла его отвратительную склизскую природу, черная грязь с его лица стекала на его белую распахнутую рубашку.

- он всегда ходит пешком, сея вокруг смерть, идет медленно но всегда настигает. Потому что знает куда ты идешь – отстраненно шептал индеец

Конрад видел его, он стоял в зарослях кукурузы и злобно ему ухмылялся, природа его черного вселенского зла заставляла сердце биться чаще. 

- замолчи! Не говори больше ничего! я не могу больше ничего слышать о нем!!! – Конрад отчаянно закрыл глаза, но внутри него не содрогнулось понимание того, что не укрыться более от его черных глаз, он также смотрел на него и продолжал смотреть, мурашки бегали по коже от его жуткого вида. 

- он ждет тебя Конрад, иди.

- не могу!

- мы оба с тобой знаем что он не оставит нас в покое, не оставит в покое тебя….вставай и иди к нему…я за тебя помолюсь.

«господи неужели этот кошмар никогда не кончится?» - удрученно произнес про себя Конрад

«для тебя он только начинается» - в  голове раздался тот самый отвратительный голос

Конрад встал с обочины и медленно зашагал к хозяину кукурузного поля. Черный человек неизменно улыбался словно неживая восковая фигура, его грязные волосы трепал холодный ветер то и дело раскидывая с них кусочки черной грязи. Все больше Конрада охватитывало жуткое знамение, жуткое и такое чертовски волнительное ожидание чего-то темного, злого, ноги так сильно деревенели что порой казалось что они ему вовсе не принадлежат. Все ближе и ближе Дрейвен подходил к нему, с болью осознавая что бежать уже невозможно, что-то сильное внутри держало его, это был не страх, а то что сильнее страха – осознание, тяжелое осознание того кто стоит перед тобой. Такое чувство возникает когда человек вживую видит Бога, он трепещет перед ним, боится и дрожит зная что придется держать перед ним ответ, тоже самое чувствовал Конрад, только он видел не Бога, его альтер-эго, было куда более страшным, имеющее такую же огромную вселенскую силу, любой человек казался мелким микробом в их глазах, изученным вдоль и поперек как старая зачитанная книга, страницы который можно пересказать с закрытыми глазами. Конрад тяжело дышал, внутри все так сильно колотило, как от лихорадки, лоб покрылся холодной испариной, переживая этот кошмар наяву, тело покрыли мелкие мурашки. 

Черный человек повернулся спиной и медленно не торопясь уходил в густые заросли кукурузы, Конрад напряженно следовал за ним. 

В голове смутно стали возникать стихи из священного писания, хаотично и прерывисто звучали эти нотки веры, слабость и одновременно лютая злоба бурлящая у него в голове, не давали ему вспомнить этот стих целиком, только отдельные его части которые звучали так неубедительно  

«Отче наш…иже еси на небесах, да светится имя твое да придет царствие твое…будет воля как на небе так…и…на земле…»

Трудно было узнать сколько занял весь этот путь, ноги не чувствовали усталости, они словно деревянные подвешенные на ниточках, управляемые невидимым кукловодом шли за черным человеком. За все это время, он не произнес не слова, а Конрад повторял про себя один единственный стих священного писания, надеялся что это ему поможет. Но багровое небо было безмолвно угрюмым, черная луна ядовито-прожигающе светила с небес, черными невидимыми лучами уничтожая всякую надежду на скорейшее возвращение в верхний мир. Где-то вдалеке совсем еле слышно, Дрейвен слышал как поет старый индеец, его голос так успокаивал, хоть доносился словно из ниоткуда. Этот мелодичный мотив успокаивал душу, он сдержал свое слово, он молился за него, но молился по своему, по-индейски, красивые непонятные слова слабым отзвуком эха возвращались к Конраду. 

«молись за меня приятель…только не останавливайся! Я за тебя тоже помолюсь!» - думал он

Черный человек остановился, стоял неподвижно будто и не живой. 

«почему он остановился?» - с тревогой подумал Конрад

Отойдя на несколько шагов назад, он ждал…ждал что будет дальше… Хозяин кукурузного поля резко повернулся к нему. Его глаза пристально и обжигающе больно смотрели на Дрейвена, тот напряженно смотрел на него. Отвратительный лик черного человека расплылся в ядовитой улыбке из белоснежных и острых как бритва зубов. Его рука медленно поднялась вверх и указала на шелестящие густые заросли. Конрад посмотрел туда и очень скоро увидел нечто такое! Отчего волосы вставали дыбом! Из мрака выползло существо оно было все черное, в каких-то лохмотьях, его огромные глаза горели желтым огнем, оно ползло так неестественно для человеческого понимания, что выглядело это словно у него были переломаны все кости, или их не было вовсе. Только присмотревшись Конрад увидел в нем человеческие черты, его серое детское лицо исказилось в жуткой уродливой гримасе, пальцы рук были неестественно вывернуты назад. Ноги напоминали вывернутые конечности богомола, когда он полз к Конраду,  тот невольно отшатнулся от него, всякий раз когда полз – он сильно хрипел, этот нечеловеческий хрип скорее напоминал стон неведомого чудовища пугающих размеров. Черный человек продолжал тянуть свою ядовитую ухмылку, 

- дальше…-раздался его утробный замогильный голос – идешь с ним…

Это уродливое дитя, медленно подползло к оторопевшему Дрейвену и взяло его за руку. Каким сильным был этот жар от его липкой ладони, словно раскаленная докрасна печка, не оставляющая ожогов! 

- Узнаешь старого друга?!! Ха ха ха ха ха ха ха ха ха – смеялся маленький уродец

- ты о чем? – пересилив себя осмелился задать вопрос Конрад

- о чем я?!! Ну ты и болван!!! Мог и узнать меня сразу, какая короткая у тебя память! 

- я тебя не знаю и не хочу знать, кто бы ты там не был! – воскликнул Конрад

- ох вот прямо так категорично! – ухмыльнулось дитя.

- надо твою девичью память немножко освежить, чувствую от тебя идет тухловатый запашок склероза – злорадно улыбнулся серый ребенок. 

- отпусти мою руку! – Конрад пытался вырвать свою ладонь из его стальных тисков, но сила с которой держал его руку это маленький уродец была непоколебима!

- дом милый дом! только вспомни как все начиналось, каким ты был, и каким стал!  

Конрада ослепило ярким слепящим светом, в глазах резко потемнело, ощущение после…было таким словно тебя затягивает водоворот из которого нельзя выплыть. Вдалеке уже почти совсем не слышно раздавались смутные отголоски его смеха. Все больше и больше затихающего и растворяющегося в других звуках. 

Встать было невозможно, любая попытка пресекалась ударами множеств ног, Конрад не видел своих обидчиков, их было так много, а лица их расплывались в глазах, то и дело жидкая грязь с земли летела в глаза, не давая возможности видеть ничего кроме своих собственных локтей закрывающих лицо от сильных ударов. Перед глазами все плыло и расплывалось, багровая пелена витала перед глазами, он мог только слышать, слышать обрывки резких фраз. Но даже слова складывались в какие-то непонятные еле уловимые обрывки. Жидкая грязь уже плотной черной коркой легла на искалеченное лицо. Держаться уже не было сил, вот-вот что-то внутри окончательно сломается и тогда Конрад уже никогда в своей жизни не встанет. 

Тяжелая рука обрушилась ему на голову, схватив его за шиворот грязной рубахи и поволочив по грязи в неизвестном направлении. 

- давайте его в дерьмо головой макнем, пусть подышит – это был детский голос. Жестокий детский голос. Сквозь багровый туман Конрад так сильно хотел восстать и разорвать в клочья лица тех кто его обижал, свирепая ярость сдерживаемая лишь болью и потери ориентации, заставляли его смирится со своей участью. Смирится на время, пока гнев не победит и не уничтожит остатки слабости и жалости к самому себе.

- как ты назвал моего сына а шакалий выродок? Твои родители шакалы и вырастили такого же шакаленка по их образу и подобию, яблочко от яблоньки не далеко упало да Дрейвен?

- это уже был другой голос он принадлежал пьяному мужчине, с хрипотцой в голосе. 

- мистер Уилсон разрешите я ему ноги сломаю, 

- слишком простое наказание, у нас еще будет время с ним закончить – раздался еле уловимый голос того мужчины.

- тащи! Тащи его пап! – подначивал еще один голос

Сил внутри не было, было только желание умереть, немой зов старухи смерти, немой вопрос «за что?» он знал что никогда не получит на него ответ, он знал что ближе самого себя у Конрада нет человека. Оставалось бороться или умереть, вытерпеть или выжить для дальнейшей борьбы. Но сколько можно? Сколько можно воевать и бороться, если ты против всех, если рядом с тобой нет никого, ни верных друзей, ни родителей которые заберут его из этого ада. 

- ха ха ха ха ха ублюдский заморыш, зачем его макать в дерьмо когда он весь в грязи? – раздался другой голос, смутно узнаваемый среди множества других. 

Резкий запах отходов отчаянно пробудил в сознании Конрада последние остатки сил, он отчаянно сопротивлялся

- стало уже интереснее, надо же в нем еще силы остались – подначивал его какой-то подросткок

Конрад уперся руками в фаянсовый обод вонючего унитаза. Чем сильнее он боролся тем отчаяннее его обидчики толкали и старались окунуть в сортир. 

- нееееетт!!!! – кричал он – я сказал не-е-е-е-е-е-е-ет!!!! – это был крик силы, все что накопилось внутри вся свирепость и злоба, они выплеснулись наружу. 

- хватаете его ноги!!! Придурки хватайте его ноги!! Его хрен удержишь теперь! – кричал мужчина

Подростки пытались ухватить Конрада за ноги, 

- я вам не дамся ебучие твари!! – кричал Конрад – я вам не дамся!!! – со всей силы он заехал ногой тому первому попавшемуся подростку который стоял ближе всех. 

- видали чего творит?! Мало мы тебя сука били?! Езе хочешь засранец?! – на этот раз мужчина рассвирепел всъерьез, он схватил Конрада за волосы и силой ударил его голову о обод унитаза, и сам собсвенноручно окунул его голову прямо в дно!

- ха ха ха ха ха ха! Хлебнул дерьма Дрейвен, привыкай теперь от тебя вонять будет именно так и всегда!

Казалось прошла целая вечность, пытка продолжалась еще Бог весть сколько, он только и успевал резко вдыхать и выдыхать. Чувства так в нем сильно кипели! Его слезы осмеивались циничным смехом бездушных выродков без морали и головы. Руки и ноги его сжимались сильными цепкими пальцами которые как тиски все сильнее сжимались чем сильнее он боролся с ними. 

- ну все! Хватит! Оставьте его! Продолжим завтра! – сказал мужчина

- ну мистер Уилсон это же так весело, макать Дрейвена в унитаз!

- я же сказал завтра! Сейчас по расписанию обед, так черт побери пиздуйте на обед, он и так помоему хлебнул достаточно, 

- ага пообедал уже ха ха хах ах ха ха – этот голос Дрейвен запомнил больше остальных, пронизывающе мерзкий и отталкивающий, он будет первым в списке кому нужно будет отомстить.

Толпа ушла, последние отзвуки по кафелю сказали Конраду что все уже позади, но не позади тот позор, то унижение которое он испытал, ту боль которая сильнее ноющих ребер. С трудом он поднял руку чтобы убрать с лица то что напоминало ему о пытке. Прийти в себя было очень трудно, никто и не собирался ему помогать, те кто приходил в уборную перешагивали через него, и также по-английски равнодушно уходили. Багровый туман не уходил, он и не думал его оставлять парализуя все тело и держа голову во власти болевых иллюзий. 

«я встану! Я точно встану! Я обязан встать! Если не я - то никто! Умирать нельзя, только не сейчас и не завтра и не послезавтра! Пока все они не сдохнут смерти  мне не видать! Я отказываюсь и плюю смерти в пустые глазницы! Я насру ей на лицо! Ты слыщишь меня старуха? Уверен что слышишь, стоишь где-то рядом со мной, боишься попасть на глаза! Но ты знай, я Конрад Дрейвен отказываюсь умирать! И я знаб где взять силы чтобы вести и дальше свою тихую войну.»

- силен не тот кто бьет, а тот кто защищается  и терпит. День ото дня, день ото дня, даже когда ничего нет, ни боеприпасов, ни оружия, и даже еды. Кровь соратника уталит твою жажду, а его мясо утолит голод. Твои кулаки и твоя голова вот истинное грозное оружие против всех! – сквозь непроглядный туман из мерцающих красных точек, Конрад услышал такой знакомый голос, это был не обман, и не его внутреннее существо. Это был садовник мистер Лоридж, Уилл Лоридж, его самый лучший друг, но почему то именно сегодня он не пришел на помощь как делал это всегда. Дети его боялись и сочиняли про него всякие страшные байки. Он был стар но крепок не по годам. 

- почему?...почему ты мне не помог?

- меня не было тогда рядом, я не знал что они осмелятся напасть на тебя сегодня – сказал Лоридж помогая Конраду встать

- нет нет нет оставь меня здесь! Я не могу встать! – Конрад ныл от жуткой боли, ноги его были перебиты, а его голова словно налитая свинцом невольно сваливалась назад

- сейчас я принесу воды, на тебя смотреть страшно

- так не смотри! – огрызнулся Конрад

Теплая вода приятно омывала его лицо, но в то же время жгла ноющие раны, чтож это только закаляет, боль как огонь, а тело как кусок железного слитка, еще не сформировавшийся но уже готовый к перевоплощению в стальной режущий клинок. 

- больно же! – жаловался Конрад

- больно, а ты терпи, терпи также неистово как терпел все эти удары! Я же не всегда буду рядом чтобы тебя защитить

- не говори так Уилл, ты мне очень нужен, ты для меня как отец

- хороший из меня отец, что своего названного сына не смог сберечь от этих извергов! 

- ты лучший из лучших – улыбнулся Конрад

- ты будешь еще лучше

- они и завтра за мной придут, 

- я этого постараюсь не допустить – твердо произнес Уилл

- бегать…я….больше…не…могу…устал….также как и ты…не сможешь защищать меня вечно. 

- то что ты задумал сразу выкинь из головы! Слышишь меня?! Тот черный что внутри тебя это он тебя подначивает, это он тебя дразнит. Ты ему как кукла, а он твой кукловод! Гони его молитвой Конрад! Слышишь меня! Гони его молитвой!

- это не он! Я сам этого хочу! Уже…решил…

- я сказал тебе брось эту затею, увидишь же сам что будет только хуже!

- ха ха ха ха ха ха Уилл, как ты обольстительно лжешь ты же сам этого хочешь. Ты хочешь чтобы я сорвался, знаешь на какие струны надо надавить, отчаянно меня уговаривая не делать что-то ты сам хочешь я это сделал!

- вставай Конрад я тебе кое-что покажу, ты должен это видеть – сказал Уилл и помог Конраду встать на ноги

- опирайся о мое плечо! – твердо сказал Уилл

- мне трудно стоять! – силился Конрад, - я не могу стоять!! 

- а ты стой!! Не думай даже о том чтобы упасть! Когда ты уже поднялся!

Старик Уилл подвел его к зеркалу, такому грязному что трудно было в нем различить что бы то ни было. 

- смотри в него! Видишь? – тихо произнес Уилл

- что я должен видеть? Передо мной только…мерцающие…точки и круги!

- превозмоги себя! И ты все увидишь! – настаивал Уилл

- я там увижу только самого себя!

- это тебе и нужно, тебе нужен ты! Тот кого ты потерял! 

- я много кого потерял….

- нет Конрад, у тебя есть ты и пока я еще жив, еще есть я! 

- почему ты это делаешь?! Что мне толку от пяленья и лицезрения самого себя?

- толк на самом деле огромен! Также как и огромен тот опасный потенциал, взрывной механизм вот-вот даст о себе знать взрывом бессмысленного неконтролируемого гнева! Ты управляй им, управляй себе в угоду!

Уилл протер зеркало влажной тряпкой, уже чище но все также безобразно смотрел на него подросток, с перебитым носом, расквашенными в кровь губами и  заплывшими от кровавых синяков глазами. 

- я не хочу себя видеть таким!

- так и не видь! Это тот последний раз когда они над тобой издевались, это последний раз когда ты проиграл и не ответил им той же монетой! Смотри на себя внимательней Конрад! В этом растерянном полным боли подростке больше не будет и доли слабости! Ты переродишься в нового человека! не вздумай закрывать глаза!

- я не закрываю Уилл! Я и не закрываю! Мне просто дико больно! Я не хочу быть таким!

- кого ты видишь по ту сторону зеркала, только смотри внимательно! Очень…внимательно!

Конрад присмотрелся, как бы ему не было больно, его глаза будто обманывались видя в отражении растерянного подростка с избитым и искалеченным лицом. Ведь на него по ту сторону зазеркалья смотрел он! Черный человек, с грязными черными спутавшимся от грязи волосами, желтыми горящими глазами пронизывающе-проникающим взглядом устрашая его еще слабое сердце. Мерзкая уродливая улыбка из многих сотен острых как бритва зубов была адресована ему как черный дар от злой потусторонней силы. Сначала был страх, а потом режущий слух хриповатый замогильный голос.

- то что нас не убивает малыш делает нас с тобой сильнее, почему ты меня не позвал, я бы мог тебя защитить

- убив их ты меня не защитишь – твердо произнес Конрад

- какая самоотверженность, вы только посмотрите! Как они с тобой обошлись дружок?! Они смешали тебя с дерьмом в буквальном смысле. Как же тебе хочется отомстить не так ли? Видишь картинку как ты собственноручно режешь и вырезаешь им сердца! А органы разбрасываешь по полу играя ими в футбол? Это ли ты не видишь? Если не видишь то ты сам себя обманываешь! Мы с тобой оба мечтаем видеть их мертвыми! Живая расчлененка! И такой полет необузданной фантазии! Твоей Конрад фантазии! 

- станет только хуже…-коротко ответил Конрад

- а ты не бойся и не станет! Откуда ты знаешь посадят тебя в тюрьму или нет? Это ли не тюрьма? Я бы даже сказал ад! Ты уже в аду, так чтоможет быть хуже ада? Только последний его круг, а ты там уже был верно? Ха ха ха ха ха ха ха!

Конрад ответил ему злобной циничной ухмылкой, все его существо в том числе и сердце покрылось копотью зла! Он сам себя узнавал в этом отражении, на него глядел уже не прежний Дрейвен, а тот черный потусторонний, тот который жаждет крови и отмщения. Бездушный циничный зверь, не знающий жалости и доброты. 

- Уилл…оставь меня сейчас одного ладно. Мне нужно немного подумать

- как скажешь парень! –улыбнулся Уилл

Конрад отошел в кабинку и сел на обод унитаза. Возвращаться в корпус с таким лицом значит слушать в свой адрес еще более емкие подколки и издевки. Выплескивать свой гнев лучше ночью когда все спят, а ночь закроет его своим черным одеялом. 

Суставы и тело продолжали ныть, но уже меньше…злоба гложившая его продолжала подбрасывать сырье для воспаленного гневом разума, разжигая полет изощренной фантазии еще больше чем когда-либо. Это детский дом, его гнетущие серые стены и монолит серого бездушного камня. Бесконечные наполненные шумом бесконечные его коридоры. Огромные общие спальни, где каждая ночь это как огромный ночной кошмар. Каждая ночь без сна, и каждый день без доброго слова. Стоит только раз на него посмотреть и тебе не захочется возвращаться туда. Только переступишь порог и эти стены вместе с взбешенными от отчаяния обитателями поглотят тебя, забирая твою душу и меняя ее на такой же серый монолитный камень, нерушимый и холодный как зимние ночи под тонким плисовым одеялом. Ему оставалось проклинать тот день когда он попал сюда, в эту суровую тюрьму где жизнь и смерть идут по разные стороны одного острого лезвия бритвы. Балансируя на ней каждый день остается тонкий удушающий страх что ты свалишься на одну из этих сторон. Этот крест нести дальше было нельзя. Его необходимо бросить и воспарить, пусть даже ценой жизни многих! Боль отверженного только усиливала и умиротворяла его самолюбие, отравляя все светлое что было в нем, ибо ничего светлого в душе больше не осталось, все остатки пожрала черная злоба и гнев. 

«Сэм Бикбар – номер один, Билл Кунлинн – номер два, Декстер Денек – номер три, Пол Уинфред – номер четыре! (его Конрад обвел пожирнее) Эрик Ашермит – номер пять, Нил Акрей – номер шесть. и мистер Уилсон тебя поганый ублюдок я оставлю на десерт! Умоешься и кровью своей тоже!» - грифель карандаша перестал писать, на небольшом листе блокнота уместилось все семь фамилий, именно они сегодня пострадают и не увидят завтрашнего рассвета! Конрад убрал блокнот в карман, осталось только подождать заката и наступления сумерек. Он был на сто процентом уверен что его отсутствия никто и не заметит а если заметят, то мистер Уилсон сошлется на то что направил нерадивого воспитанника на штрафные работы по северному крылу детского  дома. Сидеть здесь можно было хоть до самого утра, одно только напрягало – постоянная ходьба и спуск сливных баков, в соседних кабинках. Конрад посмотрел на свои руки, еще тонкие и неокрепшие, ведь ему было всего девять лет. 

Контролировать то что творилось внутри его истерзанной души было невозможно, более того он сам этого не хотел. Он чувствовал как жжение от сильного необузданного гнева, который словно гигантский дракон вцепившись когтями в сердце рвет его плоть, и чем дольше он медлит тем сильнее была эта жуткая боль. Бесконечные картины унижений, как черно-белые слайды проносились у него перед глазами, каждую секунду ему было больно, он чувствовал боль обиды от уже пережитых им событий, они ни как не хотели его оставить в покое, все время напоминали о себе, подначивая его к действию. Все чаще Конрад ощущал как что-то внутри у него умирает, умирает нечто светлое и теплое, а приходит холодное, склизское и мерзкое. Этот ужасный лик того черного человека в зеркале, именно таким он видел себя сейчас, он хотел себя видеть таким, он искренне желал обрести его силу, чтобы от крови ему не было плохо, а убийства оставили его равнодушным к человеческим жизням. Все чаще он слышал голос такой уже тихий и слабо различимый. Переполненная чаша гнева ласкала уши черного человека подначивающего его и все больше захватывающего его сознание, а слабый голос совести и морали тонул в этой грязной зловонной трясине, исчезая с каждой секундой. 

Наступила тишина, был только слышен шум водопровода заполняющего сливные бачки. Даже в коридоре все умерло, в детском доме наступил мертвый час. 

«пора!» - решил про себя Конрад. Но вдруг дверь открылась, кто-то вошел внутрь, мерные негромкие шаги прошли до подоконника, а потом также тихо и мерно этот кто-то ушел. Конрад приоткрыл дверцу и увидел только как тихо и скрипуче закрывается входная дверь туалетных комнат. Осторожно оглянувшись, убедившись что больше никого здесь нет, он решился  выйти из кабинки. Первый вопрос который у него возник

- откуда это все? – Конрад с неподдельным удивлением окинул взглядом ранее пустой подоконник, непонятно откуда взялись моток суровой бичевки, коробок спичек, десяти литровая канистра от которой пахло соляркой, пассатижи и острый мясницкий нож. Все это было свалено в одну большую кучу, оставалось загадкой, кто мог все это ему оставить. Но для задуманного Конрадом плана, все это добро было как нельзя кстати. Взяв все это с собой, рассовав по карманам, а канистру взяв в левую руку, можно было уже начинать…

Открыв входную дверь, перед Конрадом встал пустынный коридор, из окон плавно и мерно входил лунный свет, голубоватым сиянием почти как днем освещая весь длинный путь до самого северного корпуса. Почему здесь не поставили охрану, оставалось загадкой, кроме того на каждом этаже дежурил свой «надзиратель». Шаги предательски отражались громким эхом во всю длину коридора, страх от того что кто-то услышит его шаги, был неописуем! Он стрался идти как можно тише, рассчитывая каждый шаг и плавно ставя подошву на скрипучий паркетный пол. Но даже так если не эхо, то противный протяжный скрип мог его выдать, затаив дыхание каждый раз когда он ступал на этот пол, все ближе к нему была заветная дверь к северному корпусу. Осторожно поставив канистру рядом с собой, Конрад приоткрыл дверь. в огромной прихожей еще горел свет, но это были включены ночники, лестницу что вела наверх в таком тусклом свете было не видно. Как и не видно западного коридора. Зато прихожая хорошо просматривалась сонливый надзиратель вероятно на время оставил пост, а значит можно было спокойно прошмыгнуть к лестнице и подняться на второй этаж, там спали его враги. Не став медлить, Конрад взял канистру и перебежал через весь зал к той самой лестнице. Пока он бежал, он случайно услышал какой-то хруст, он все ближе и ближе приближался, да так словно спешил куда-то. Все слышнее были эти шаги и этот хруст. Конрад серьезно испугался его нервы натянулись до предела. Моток бичевки вот-вот должен был вывалится из кармана, а если кто-то его обнаружит, подымется такой дикий кипеш, что все здание будет стоять на ушах – подымут абсолютно всех. 

«Бля!! Только бы добежать! Только бы она не упала! Только не упади! Только не упади» - отчаянно молился Конрад, но видимо мистер счастливый случай решил подарить мальчику такой шанс, и моток бичевки остался лежать в кармане, его надо было только поправить и запихнуть поглубже. Затаившись в тени, Конрад тихо отдышался, постепенно приходя в себя, он увидел толстую фигуру что приближалась к посту охраны. Это был толстяк Уоллер, жирный пентюх, всегда таскается с пачкой чипсов и сигаретой в зубах. Ходячая карикатура и пародия на охранника. Морда его была такая опухшая с женскими чертами лица. Сначала когда Конрада только завели сюда, он до последнего верил что это вовсе не мужик а толстая женщина с мужскими повадками. и только потом он узнал о нем эту неожиданную правду. Уоллер неспешно прошелся по залу и окинул взглядом все что ему казалось подозрительным пока он отсутстововал, затянувшись сигаретой и пустив в зал клуб вонючего табачного дыма. Он вроде бы угомонился и засунув свою толстую ручку в пакет чипсов, - умял целую ее горсть, щеки его раздулись как у жадного хомяка. 

«жирный гандон! только бы ему не пришло в голову проверять лестницу» - подумал Конрад

Уоллер удобно устроился в своем кресле включив телевизор на ночном канале он полностью погрузился в него. 

Конрад неспешно стал подниматься по лестнице, таща за собой десятилитровую канистру. Первый этап был пройден, осталось пройти мимо Норрила – надзиратель что дежурил на втором этаже. 

На пол падал свет от ночников, раздавались мерные шаги, 

«чего же тебе сволочь не спится?» - разозлился Конрад, затаившись в тени, он вслушивался в эти шаги. Поднявшись выше, он выждал момент когда эти шаги удалялись, и почти бесшумно вышел в этот зал. Норилл ушел достаточно далеко, чтобы не увидеть промелькнувший во мраке силуэт. Второй этап был также преодолен, Конраду осталось повернуть по коридору налево, там где они спали.

«ну что клоуны начнем по порядку?». Надзиратель возвращался с того конца коридора, его шаги эхом отражались от этих стен. Затаившись за занавесками Конрад старался не двигаться, подождав немного и убедившись что надзиратель ушел в обратном направлении.  

Каким страшным местом казался этот пресловутый детский дом имени Эмили Роуз! В этих стенах гибли сотни детских измученных душ, ломалось мировоззрение, розовая детская мечта под прессингом суровых воспитателей превращалась в серую золу, горстку черного пепла на руинах истерзанной души. 

Дверь ведущая в общественную спальню, была перед ним, время отработать список…

Он ладонью зажал скрипучие петли двери, приоткрыв ее он тихо вошел внутрь. Ненависть подступила к горлу. Когда перед его глазами спали эти выродки, в этот момент он наступил на горло жалости и милосердию, его сердце наполнялось черной жижей, такой же едкой и разъедающей как его безудержное желание убивать. Первым в списке был Сэм Бикбар, он спал по правую сторону его кровать была самой крайней, что ж первый в списке и первая же кровать! Какая жестокая ирония! Накрутив на руку несколько мотков суровой бичевки, он тихо подошел к нему, слыша как он размеренно дышит, он радовался! Он искренне радовался тому что наконец-то убьет его! Медленно он поднес тонкую натянутую до предела нить, к его открытому рту. Ненависть давала ему силу а ярость быстроту, хладнокровие давало понять что процесс начат, а значит пощады не будет никому. 

Нить как лезвие ножа опустилось на уголки его рта. Сэм открыл глаза, последнее что он увидел уродливую ухмылку Конрада, кровь залила белоснежную простыню, свирепая сила с которой Конрад так остервенело резал его рот, что добрался до самого черепа, разрубив челюстные хрящи. Глаза Сэма с дикой болью ужаса смотрели на него, а потом застыли. Его челюсть свалилась рядом с белоснежной подушкой, окропив кровью и мясом его одежду и пол. Следующим в списке был Билл Кунлинн. Он спал по левую сторону. Это был счастливый случай, перед тем как сдохнуть Бикбар чуть ли не орал на все помещение. Но никто так и не проснулся, Конрад вытер пот со лба, и потер ладони, 

«черт! Так везти просто не может! Такой ошибки я более не совершу!» - сказал про себя Конрад

Каждый здесь спящий видел сны, эти стены слышали храп и сопение, тихие стоны и мерное спокойное дыхание. Сон властвовал здесь, полновластно завладевая всем сокровенным и интимным все что хранилось и копилось в головах всех пятидесяти детдомовцев витало здесь, эфемерно и плавно плавая в воздухе. Кунлинн спал как убитый, более того он видел уже седьмой сон, судя по выражению его лица. 

«ты петух, а петухам режут горло» - ухмыльнулся он. Достав мясницкий нож он полоснул лезвием по горлу Била, мягкая кожа обнажила сочащиеся мясо, а кровь хлынула и забрызгала его одежду, зажав ему рот, чтобы тот не кричал. Конрад со всей силы что в нем была прижал его к кровати. Отчаянно хрипя и пытаясь закричать, Билл все больше слабел от потери крови, и конце концов умер, оставив после себя лужу кровавой жижи которой он буквально пропитал свою кровать. Просочившись через матрац, кровь мелкими капельками падала на пол, образуя под кроватью кровавую лужицу. Жертва номер три Декстер Денек. Он спал через две кровати от покойного Билла. Пришла и его очередь. Конрад вошел в кураж, почувствовав кровавый приход как наркоман наркотический транс. Смешанное чувство хладнокровного взгляда ледяных глаз, легкого подъема настроения и неистовое желание изощренных экспериментов. В голове был прокручен целый фильм, кадр за кадром он видел как будет убивать Декстера. Облизав губы и взяв в руки окровавленную бичовку и нож, Конрад медленно шел к нему, сейчас он видел только его, других кто спал с ним рядом для него не существовали, они были лишь живым фоном для этого кровавого спектакля. Вдруг его жертва вскочила с кровати, поднялась как на автомате, с диким взглядом озираясь по сторонам, 

- Дрейвен?!!! мать твою что ты здесь делаешь?! Вот черт!!! – Декстер понял в чем дело когда при лунном свете увидел тело своего друга Билла, он лежал в окровавленной постели с замершим от ужаса лицом. 

- Убийца!!! Здесь убийца!!!! Проснись вы дрыхнущие уроды!! Он убить меня хочет!! – неистово кричал Декстер кубарем свалившись с кровати

Конрад прижал указательный палец ко рту, удивительное ощущение! Он не чувствовал страха, не было даже и нотки ужаса от ожидаемых его последствий, был только азартный кураж, когда игрок выигрывающий подряд одну игру за другой, он не остановится на достигнутом ставки будут идти все больше и больше, а карманы будут набиваться деньгами все толще и толще. 

Проснулись все! Не понимая что происходит, они тупо сидели в кроватях и пялились друг на друга пытаясь понять что это было. Конрад не стал ждать когда они это поймут, Декстер в панике пытался от него уйти, но встать на ноги не получалось, шок от увиденного просто не давал ему это сделать и он полз, он полз назад помогая себе ногами и руками. 

- кто кричал то блин?! Кого здесь убивают?! – спросил кто-то из присутствующих

- похоже на Декстера – сказал кто-то

- блин…ребят помогите он меня убьет! – Декстер  плакал, такая сильная паника и ступор словно видишь перед собой существо из потустороннего мира.

Несколько ребят повскакивали с кроватей и рванули на помощь Декстеру. В темноте узнать этих троих было трудно, но этого длинного долговязого урода Нила Конрад очень хорошо узнал, с ним будет потяжелее справится. 

- епт! Так это же наш слабак Дрейвен, ух ты какие игрушечки у него в руках, ножичек и веревочка да малявка? – издевался Нил

- Да не ссы ты Денек! Он же убивать то умеет только спящих, ему слабо в открытою выступить, а ты и рад обоссаться трусливая баба! – подначивал его знакомый голос, Конрад и его узнал это был Пол Уинфред .

- ты мелкий уродец? Ты представляешь что с тобой будет, когда воспитатели увидят что ты здесь учудил? – спросил кто-то из зала

Конрад хладнокровно молчал, он молча оценивал обстановку, словно бездушная машина проводящая инсталляцию системы. Его рука держащая нож была расслаблена, глаза были направлены только на этих троих.

- он Билла замочил и Сэма? Вот блять!!! Вот блять!!!! Ебучий случай!!! Дрейвен гребаный ты маньяк! – кричал писклявый голос Уолтера Фуллера.

- чего стоите этого пидора надо валить в срочном порядке! – кричал Денек

В комнату ворвался испуганный Норрил как бешеный ворвался в спальни

- Дрейвен взбесился! Остановите его черт побери! 

- Дрейвен!! лучше опусти нож! Брось веревку! – спокойно произнес Норрил но Конрад его не слышал.

- хватай его! он же псих! – кричал Денек

И тут Конрада что-то нашло, тумблер что был у него голове переключился на автопилот. Ногой он выбил дужку кровати и подняв ее с пола резко метнулся в сторону тех троих. 

- ух ты наш малышок взбесился, кто нибудь вызовите санитара у нас в зале бешеная собака! – издевался Нил уверенный в своих силах, Пол стоял с ним рядом а Декстер сдавленно дрожал. 

Нил и Пол как одно целое стояли вместе абсолютно неподвижно, внутри себя каждый из них знал момент когда нужно ударить, выловить момент и свалить его одним ударом. Конрад это прекрасно знал, он будто читал их мысли, «моя слабость перед ними – мое самое сильное преимущество» - подумал он. В руках он сжимал дужку от кровати, веревка упала на пол, а нож заправлен в штаны. 

- ну давай сраный ты щенок! Иди к папочке! – ядовито ухмылялся Пол Уинфред.

Произошло то, что не ожидал никто из них. Конрад резко остановился буквально в полусантиметре от них. Нил чисто на автомате попытался сделать выпад и свалить его одним ударом ноги, но дико просчитался, когда Дрейвен резко остановился, и тогда случайно выброшенный удар ноги, схлестнулся с силой удара железной кованой дужки от кровати, это тупое но сильное оружие принесло ему такую сильную боль, что Нил не мог удержаться на ногах и упал на пол, Унфред вступил в дело. Он схватил обеими руками дужку от кровати и попытался резко вырвать ее из рук Конрада. На общем суматошном фоне, целая толпа рванула на помощь этим троим. Норилл бежал по залу расталкивая толпу детей. 

- Конрад!!!! Остановись!!! – кричал он

Уступив Полу, и отпустив дужку, Конрад вынул нож, пока тот делал замах, он молниеносно вспорол ему брюхо, лезвие было таким острым, что один тонкий и глубокий порез, заставил внутренности Уинфреда вылезти наружу и шмякнуться о пол, окропив его лужей крови. 

- Только не убивай! Нет не убивай! – причитал Декстер, испуганный и загнанный в угол он даже обмочил от страха штаны

- гандон! Ммммм!!! Дерьмо!!! Мммм!!! Сука!!!! – кричал от боли Нил

Целая толпа взбудораженных и озлобленных детдомовцев, накинулась на Конрада кубарем

повалив его на землю. Но в руках его был нож, а нож в руках пусть даже малолетнего вошедшего в кураж убийцы сильное оружие против даже такой дикой толпы. Норилл безжалостно расшвыривал обезумевших волчат прорываясь к Дрейвену. Но чем дальше он растаскивал эту кучу малу, тем больше находил окровавленных тел, Конрад резал их так безжалостно и беспощадно как слепых еще не оперенных цыплят. Охранник с ужасом осознал что тот кто лежит заваленный кучей тел, вовсе не человек, с такой свирепостью в глазах и такой бешеной яростью может быть только загнанный в угол зверь, озлобленный и сильный, подхлестываемый жадным голодом крови. Достав дубинку Норилл принял решение убить маленького звереныша. Только он оттащил следующего раненого, последнее что он увидел это взгляд бешеных дьявольских глаз и жуткую злорадную улыбку, которую может изображать только самый настоящий демон. Он даже не успел ничего сделать, даже не замахнулся для удара как Конрад в быстром прыжке схватился зубами за его шею, оторвав кусок мяса, лопнула сонная артерия, кровь забрызгала пол, и Норрил хрипя от боли упал на пол, ладонью не сдержать сильный кровяной напор, ручьем кровь просачивалась сквозь его пальцы, и в конце концов он погиб. Стерев с лица капли крови Конрад окинул взглядом всех кто выжил в этой схватке, они испуганно попрыгали в свои кровати накрывшись одеялом и мельком посматривали что будет происходить дальше, никто больше не смел сказать даже одно слово, сильный паралитический страх, частое прерывистое дыхание и сильно воспаленный мозг, те кто был слаб духом надолго теперь запомнят эту жуткую страшную ночь, но больше всех они запомнят жуткий злорадный оскал ликующего Конрада, в лунном свете он казался еще более зловещим, чуть голубоватый приглушенный свет так сильно искажал черты его лица что невольно казалось что перед ними стоит вовсе не человек, а нечто куда более страшное и жуткое. 

Нил все держался за ногу, причитая от сильной боли мешающей ему встать и убежать из этого места или хотя бы позвать на помощь. Конрад медленным шагом приближался к нему. Подняв валяющуюся рядом дужку от кровати, он абсолютно не боясь испачкаться шел по жидкой кровавой луже что оставил после себя Пол Унфред. Декстер забился в угол и съежившись мычал и дрожал негромко почти шепотом причитая как молитву «ну убивай меня, не убивай меня, не убивай меня, не убивай меня, не убивай меня, не убивай меня, не убивай меня» 

- как твоя нога Нил? – спокойно спросил Конрад

Нил только сглотнул накатившийся ком слюны, боясь что-либо ему ответить, бесстрашие кануло в небытие, вместе со ядовитой словоохотливостью. 

- тебе когда нибудь бывало страшно, исключая сегодняшнюю ночь? Отвечай! – приказал Конрад

- нет….не было….- нервным испуганным голосом произнес он

- а сейчас? Что ты чувствуешь сейчас?

- мне страшно…очень страшно…- с замиранием в сердце с трудом произнес он

- также как и мне. Но вас тогда было больше и вы были сильнее, не такие как сейчас…что вас изменило?

- ты…- сказал Нил

- я вас изменил? Странно, но на протяжении всех этих лет…

- прости меня Конрад!!!...я не ведал что творил!

- я как и ты тоже не ведаю что творю… передавай привет своей маме с папой! – это последнее что сказал ему Конрад, один, второй, третий, четвертый, пятый, шестой, седьмой, восьмой, девятый, десятый, одиннадцатый ударов по голове было достаточно чтобы превратить ее в кровавое месиво. 

- твоя очередь…ты у меня остался последний хоть и числишься третьим в списке – ледяным бездушным голосом произнес Конрад.

- не убивай меня, не убивай меня, не убивай меня, не убивай меня, не убивай меня! – причитал Декстер

- мне убить его? – улыбнулся Конрад обратившись к испуганным детдомовцам, но не увидел никаких телодвижений, каждый пытался замереть максимально правдоподобно. 

- они не хотят больше вступаться за тебя Декстер, видишь какие у тебя друзья, хорошо что у меня таких друзей нет. У меня их вообще никогда не было.

- боже!! Сжалься надо мной Конрад, я прошу тебя!! Молю тебя Конрад!! Ну пощади!!! Я никому ничего не скажу, хочешь я возьму всю вину на себя, только уходи!

- ха ха ха ха ха ха ха ха! Как это нелепо из твоего вонючего рта! Мне рассказывали что когда человека загоняешь в угол от страха он тебе готов с три короба наплести всякой ерунды, как ты сейчас

- я не лгу…не лгу…не лгу! Правда не лгу!! Ну поверь мне!! 

- хм…ты что обоссался? – рассмеялся он

- смотрите он обоссался!! Как смешно!! Ха ха ха ха ха ха! У меня аж живот от смеха сводит! Что же вы не смеетесь?! Это же смешно! Человек обоссался! Храбрец, смельчак! Ты только слабых умеешь обижать да Декстер? 

- я молю тебя о прощении – Декстер встал на колени прямо в лужу своей собственной мочи

- вот как мы поступим! Я дам тебе выбор, здесь достаточно высоко чтобы разбиться насмерть, ты либо прыгаешь в окно, либо режешь себя ножом. Если не то и не это! Я сам все это сделаю только по очереди. – Конрад был неумолимо хладнокровен, жалости он не испытывал больше не к кому, наступил тот час когда все что было в нем светлое и доброе развалилось как карточный домик. В его черной душе, осталось место только тьме. 

Декстер испуганно посмотрел на тех, кого он считал друзьями, и посмотрел на равнодушное лицо своего палача. Он резко поднялся с колен и рванул к окну, стекло разбилось в дребезги, а тело его валялось под окном, распластанное на твердой земле. 

- что здесь произошло?! – в зал вошел мистер Уилсон, квадратными от ужаса глазами он смотрел сначала на Конрада, а потом на все что он здесь сотворил. Даже в присутствии самого сурового воспитателя дети не решились подать своего жалобного голоса, они предпочли прятаться под одеялом, будто бы это поможет им спрятаться от проблем. 

- это твоих рук дело маленький ты ублюдок!? Сын суки и шакала! – Уилсон рассвирепел, его глаза налились кровью, а лицо раскраснелось как от лютого мороза. Яростно сжимая кулаки. почти до самого мяса он уже сейчас был готов порвать маленького убийцу на тоненькие лоскутки. 

Конрад лишь хищно посмотрел ему в глаза, подле Уилсона стоял и толстяк Уоллер взбудораженный этим происшествием его хищные свиные глазки бегали то налево то направо, пытаясь оценить обстановку. 

- ты гляди как этот маленький на тебя смотрит, у меня аж мурашки по коже от его глаз – шепнул ему Уоллер

- скоро ему смотреть будет нечем, я сначала выжгу ему глаза, а затем отрублю ему руки и ноги, разошлю их почтой в разные части света. 

- ну иди сюда щенок! Поговорим – с неистовой злобой произнес Уилсон

Конрад лишь облизал пересохшие губы и медленно совсем не спеша зашагал в сторону этих двух здоровенных громил. Уоллер начал также медленно сторонится назад. Но Уилсон резко схватил его за рукав

- ты что делаешь гад?!! Ты охранник или кто?!

- мне…мне…мне….мне не…по…себе…от его взг…взг…взгляда – заикался Уоллер

Глаза у Уилсона полыхали болезненной яростью, ровно такую какой нельзя совладать, которую

нельзя контролировать. Он кинулся на него, нелепо и неуклюже пытаясь, навалится всем своим

весом. Конрад не стал долго думать и ждать пока его схватят. Уилсон остался последний в списке

и убить его нужно именно сейчас. Под ногами Уилсона оставался зазор через который можно

было прошмыгнуть, и оказаться у него за спиной, а уж тогда лезвие ножа сделает всю остальную

черную работу. Интуитивно выждав момент, Конрад рванул прямо на него, создавая впечатление легкой и глупой добычи. Уилсон про себя ухмылялся, уверенный что поймает мальчика. Но Конрад прошмыгнул под его ногами как мыло в душе. Так легко и непринужденно, что Уилсон оторопел. Но Конрад не учел одного, спина Уилсона была прикрыта Уоллером и маневр закончился неудачей. Уоллер схватил парня и заломав ему руку заставил нож звякнуть о пол.  

- ну что звереныш попался?! Сейчас тебе дядя Уилсон сделает бобо – ухмыльнулся толстяк Уоллер. Глаза Конрада испуганно бегали в разные стороны, было так больно осознавать что так легко попался в их корявые руки! Тяжело дыша не видя иного выхода как продолжать бороться за свою жизнь, пусть они даже сильнее, но здесь спасает не сила, а ловкость и уверенность. Конрад сейчас не был уверен что спасется, надежды угасли ровно в тот миг когда Уилсон поднял с пола мясницкий нож, и угрожающе приближаясь к нему. 

- глазенки то бегают, да Конрад? Страшно тебе? Неужели тебе страшно?! А я думал ты напрочь его лишился, оказывается Уоллер представляешь нашему маленькому ублюдку действительно страшно – усмехался он

Дети испуганно жались и дрожали в своих кроватях, только отчасти убрав теплое одеяло со своих лиц, с замиранием сердца наблюдая что будет дальше

- нечего тут смотреть! А ну всем ложится спать! – рявкнул Уоллер

- пусть лучше посмотрят, все что здесь происходит сейчас пусть останется между нами дети хорошо? – ласково произнес Уилсон – этот маленький выродок, убил самых лучших ваших друзей и неужели вы захотите его отпустить? Разве вы не хотите чтобы он заплатил за содеянное, он даже теперь не человек! Человек не стал бы убивать, а бешеный пес - стал бы! Скажите мне что с ним делать?! 

- убить!! – выкрикнул из под одеяла самый смелый

- так решено! – резко произнес Уилсон

Лицо Конрада расплылось в злорадной усмешке, его лицо стало ровно таким же каким оно было ранее, лик демона проявился в выражении его лица, а глаза загорелись такой уверенностью, словно ему ничего не стоит вырваться из сильных рук Уоллера и продолжить резню.

- чему ты гад улыбишься?! – не понял Уилсон

- а ты не понял? – злорадно произнес Конрад 

За спиной у Уилсона стояи Уилл, он держал в руках натянутую веревку, накинув ее ему на шею, он оттащил Уилсона, тот задыхаясь и отчаянно сопротивляясь старался разглядеть своего соперника, но сила сжатия была такой неистовой что уже через несколько секунд дни его были сочтены. Уоллер испуганными поросячьими глазками посмотрел на угрожающую физиономию садовника. Он поспешил спасать свою шкуру и выпустил Конрада из своих цепких рук. Рванул через зал к выходу.

Конрад поднял нож валяющийся рядом с ним, и чтобы было сил стал его догонять, бежал так быстро как только мог, не обращая внимания на окрики Уилла. Лезвие вошло в жирную спину беглеца, ровно как в расплавленное в микроволновке масло. Изо рта посочилась кровь, и Уоллер шмякнулся о пол, последний раз бросив злобный взгляд на своего убийцу. Устало упав на колени Конрад опустил голову. Выронил нож, дыхание было таким частым, что вся чернота которая в нем была также буйствовала и гуляла по его телу, убивая внутри желание успокоится. Но все изменилось когда тяжелая рука Уилла опустилась на его плечо.

- ты как всегда вовремя Уилл – отстраненно произнес Конрад не глядя на своего союзника

- на твоем месте я бы бежал, шум был такой громкий что держу пари они вызвали полицию, если ты попадешься, уверяю тебя в тюрьме тебе будет не сладко

- ха ха ха ха ха ха! Не смеши меня Уилл, в тюрьме мне не как не может быть трудно, тюрьма была здесь и каждый день, каждый час и каждую секунду.

- Уилсон еще жив?! – спросил Конрад

- не знаю, сейчас посмотрю…- Уилл обернулся – черт! Сколько же в этом уроде желания жить! Я думал убил его! ан нет! он сейчас встанет! 

- я ухожу Уилл, прошу тебя сделай для меня подарок на день рождения, я хочу увидеть как он вылетит из окна с веревкой на шее.

- сделаю! Ради тебя сделаю! – уверенно произнес Уилл и ласково потрепав Конрада по голове, 

Вдруг за дверью раздались торопливые шаги, казалось по лестнице вверх поднималась три десятка человек

- полиция уже здесь! Ну же Конрад ты еще успеешь убежать! 

- а как же ты?! Уилл они же тебя заподозрят! Вали все на меня!

- да что они могут взять с меня? – неуверенно улыбнулся садовник – ты беги Конрад! Через окно беги!

Уилсон с трудом старался поднятся, еще задыхаясь от удавки, он яростно хрипел и откашливался. Конрад видел единственный способ спустится вниз! Этот подарок он подарит себе сам. Рванув к Уилсону и запрыгнув ему на спину, он обмотал веревку вокруг его шеи и погнал еще нечего не понимающего и не осознающего Уилсона прямо к окну. Вокруг тела Декстера и правда дежурили копы, снимали отпечатки пальцев и добывали улики. Прожекторы их фонариков сновали туда и сюда, но никак не наверх. Это был шанс, единсвенный в своем роде

- они будут искать тебя! Конрад!! Удачи тебе! – крикнул ему Уилл, в дверь рванули с добрых два десятка полицейских, их револьверы были направлены сначала на старика, а потом на Конрада

- Прыгай!!! – кричал ему Уилл, он как мог не давал копам добраться до мальчишки. Все ближе к окну, и все ближе к риску. Времени чтобы закрепить веревку не было. Копы могли в любую секунду начать пальбу. Отсавалось надеяться на удачу. 

- ни с места!! – кричали они.

Уилл рванул на помощь к Конраду, он схватил другой конец веревки и резко скомандовал –

- прыгай уже Конрад! Я тебя удержу!

Все происходило так быстро, буквально на глазах у изумленных копов. Резко подавшись вперед, Конрад посильнее вцепился в плечи Уилсона чтобы не сорваться от такого резкого полета. Все что услышали и увидели копы, это звон разбитого стекла, точнее тех остатков что еще остались. С высоты пятого этажа, казалось что до земли так еще далеко, а ощущение полета, и резкого всплеска адреналина все быстрее заставляли чувствовать на губах сладковатый привкус смерти. Ветер дул в лицо, а прожекторы фонарей буквально били и резали глаза, так что Конрад был готов ослепнуть. До земли осталось всего чуть-чуть, Уилл справился с задачей удержав конец веревки, казнь Уилсона состоялась этой ночью, его могучая шея спасла Конраду жизнь, резкий хруст и Уилсон – мертв. Конрад взбудораженный этим полетом, спрыгнув с мертвеца, он чуть не поломал себе обе ноги когда приземлялся на землю. Выстрел сверху, означал смерть его старого друга, он погиб не напрасно, дав ему шанс спастись. Приземлившись прямо перед носом у полицейских, Конррад не раздумывая, рванул на утек, чтобы было в нем сил, превозмогая боль в ногах, он бежал не оглядываясь, слыша ор бегущих за ним копов, он надеялся что в мрачная тень густого лесного парка укроет его от их глаз. Добежать надо было всего ничего, ворота были открыта и что странно патрульные там не стояли, все сошлись на месте преступления, оставив пути отхода. Тяжело дыша, и мучая свои ноющие от боли ноги снова и снова, Конрад дал себе яркий стимул, когда все это закончится, такой жизни как раньше у него не будет, мир для него перевернется с ног на голову. А душа запоет новыми песнями. Но сейчас нужно бежать как можно быстрее чтобы все это сбылось и этот воздушный замок не превратился в труху. Прожеторы фонарей светили ему в спину, резкие голоса преследователей врезались в мозг, заставляя думать о том, что погоня не кончится никогда, что целой вечности будет мало для того чтобы они отстали. Постоянно петляя, в постоянном поиске укрытия, Конрад чувствовал что его загоняют в угол, стоит вырваться за ворота, как коповская тачка настигнет его, и полицейский наденет на него наручники. Эти мысли как язва в мозгу отравляла все желание бороться. Но даже так Конрад сильно не хотел попасться им в руки. Он знал чем это может для него закончится. 

- стой!! Откроем огонь на поражение!! Стоять это приказ!!! – кричали преследователи. Грохот выстрелов в ночном воздухе, летящие мимо пули, все это пугало мальчика еще больше, его продолжали гнать. Не хватало только охотничьих собак чтобы все это действо походило на настоящую охоту. Ноги вот вот готовы были сломаться от усталости, а неправильное частое дыхание резало легкие, отдавая сильной болью под самые ребра. Но выход был найден, небольшая канавка, мало приметная и не очень глубокая, как раз была создана для того чтобы спрятаться там, прекрасно понимая что шансы его найти равны пятьдесят на пятьдесят, и сильно рискуя им попасться, Конрад таки решился прыгнуть туда. Прожекторы фонарей разрезали темноту, яркие лучи больно резали глаза, копы продолжили погоню, но не все было так просто, несколько тех немногих кто были особо бдительными, отстали от основной группы чтобы провести самостоятельные поиски. Эти двое шли как раз в направлении той самой канавки, светя прожекторами фонарей себе под ноги.

«черт!!вот черт!! Только бы заметили!! Только бы не заметили!! Только бы не заметили!- приговаривал Конрад, грязь в канавка еще не успела высохнуть после вчерашнего дождя, и служила хорошей маскировкой для беглеца

«ну чтож, испачкаться все же лучше, чем оказаться за решеткой» - Конрад опустил голову в самое дно грязи, и тихо дышал, а точнее старался не дышать. Шаги этих двоих были все яснее, все слышнее, он слышал как хрустят ветки под их ногами, и шуршат сухие листья. Конрад замер, потому что они были так близко как это вообще только возможно.

- куда он мог деться?! Я же точно видел что он рванул именно сюда! – сказал один голос

- далеко он убежать точно не мог, но черт…в этом парке все равно что черной кошке в черной комнате, также легко потерять из виду как впрочем и найти. – сказал второй

- и чего мы сюда только поперлись?! – сказал второй

- Чак!! Я тебе зуб даю, он где-то здесь!

- ладно! Давай уже к остальным подтягиваться, все равно в этих сумерках искать его бесполезно, тем более мелкому пацану как этот, значительно легче сбежать чем нам с тобой! Пошли уже!

- Чак дай мне еще время! я точно найду его – он наступил Конраду прямо на спину, и даже не заметил что у него лежит под ногами. Мальчик еле сдержался от его прижимистого тяжелого веса. Он услышал как немного хрустнула его спина. 

- я тебе сказал пошли! Пуаро великий сыщик! Черта с два ты его найдешь! Скажем что мы хотябы пытались! 

Тяжелая нога полицейского также резко убралась со спины, как и наступила на нее. Конрад вздохнул немного свободнее, но высовываться из канавки и не думал, слишком велика вероятность обнаружения этой особо бдительной парочки. Только услышав уже далекие шорохи в ночной тишине, только тогда он поднял голову, и огляделся по сторонам. Уже в далеке фонарики копов светили где-то там ближе к выходу из загрождения детского дома, раздался вой сирен, эти придурки решили погнаться за призраком, думая что мальчишка рванул прямиком через проселочную дорогу, ну а там на открытой местоности его поймать будет особенно легко. Отряхнувшись от грязи как это вообще только возможно, Конрад опасливо озираясь по сторонам, немного уже придя в себя, следил за движением прожекторов фонарей, хоть и издали маленькие синие человечки казались лилипутами, не стоило их недооценивать, погоня прекратилась но она может также снова резко возобновится, как по мановению волшебной палочки. Сторонясь света, мальчик прятался за стволами деревьев, казалось копы действительно думали что он скрылся за оградой детского дома, и теперь их бдительность была сильно подорвана иллюзией что преступник точно сбежал. Это было ему только на руку. Воздушный замок мечты не развеялся в пыль, цель была в принципе достигнута, вот только победу лучше праздновать все-таки по ту сторону ограды, вдали от всего что так сильно опостылело за эти долгие мучительные годы.

Прохладное покалывание чуть холодной воды, заставило Конрада открыть глаза, он очнулся в ванне до верху наполненной водой. На поверхности ее плавали уже маленькие кусочки льда. Но полное осознание происходящего к нему еще не пришло, он был словно пьян, полностью потерял ориентацию во времени и пространстве. Тяжело вздыхая, пытаясь понять где он и что с ним, Конрад отстраненно смотрел на обшарпанные стены, уродливо торчащие из стен оголенные провода, и заплесневелый от сырости потолок. Сердце его еще бешено колотилось, тело мучила лихорадка, это словно ужасная изнурительная психологическая пытка, Тяжело застонав он разубудил дремлющего под ним Мелроя, он был не виден, потому что спиной прислонился к высоким бортам ванны, а его ноги широко раплостались по грязному полу. 

Просмотры: 891

In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 20,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!



    В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!