Фэнзона

Кто следующий?

БиблиотекаКомментарии: 3

Знаете, у меня отличная память на даты. Например, я помню, когда купил свою первую гитару, какая погода была ровно год назад и помню тот день, когда я начал курить. С того дня прошло уже более семи лет, но я никогда его не забуду. Воспоминания отчетливо встают перед глазами, как яркие снимки. Именно сейчас, по совету жены, я решил записать все, и посмотреть, что из этого получится – рассказчик из меня не ахти какой. А началось все так…

***

Я очнулся в сыром холодном помещении, как тюремная камера, только без нар – в центре стоял стол, вокруг него стулья. Кирпичные стены, тяжелая металлическая дверь, грязный пол. Находился я без сознания очевидно долго – тело затекло и конечности ныли, особенно поясница. Вдруг из противоположного угла послышался шорох.

- Эй, есть тут кто? Отзовись! – подал я голос.

- Да.

- Кто это? - в унисон ответили мне.

Затем вспыхнул свет и когда глаза, после темноты привыкли к нему, я увидел что в камере, помимо меня, находятся еще шесть человек.

- Какого хрена здесь происходит? - спросил здоровяк в белой футболке с накаченными руками – кто меня сюда притащил?

- Последнее что я помню – отозвалась худая девица, с вытравленными добела волосами – я иду в колледж, потом меня одергивает кто-то сзади, оборачиваюсь и темнота…

- А я шла домой из супермаркета, кормить Денни – оставила его соседке, и пошла за продуктами - тоже потеряла сознание, и вот я здесь – отчиталась еще одна дама - типичная домохозяйка с испуганным лицом.

- Уважаемые – подал голос мужчина в костюме, похожий на банковского служащего – неважно как мы сюда попали, важно, как нам отсюда выбраться, и чего хочет тот, кто нас здесь запер.

- Эй, смотрите, в углу видеокамера! Он что, наблюдает за нами – показала пальцем Блондинка – Эй, выпусти нас отсюда, извращенец! – замахала она руками.

- Такие камеры обычно без микрофона, он может только наблюдать за нами – отметил я.

Тут послышался голос, шедший непонятно откуда:

- Нет, вы ошибаетесь, я прекрасно вас слышу.

- Эй, советую выпустить нас по-хорошему, не то я за себя не ручаюсь! – проорал Бицепс.

- Успокойтесь, мистер Татум. И выслушайте меня до конца.

- Какого… Откуда он знает как меня зовут?!

- Я многое знаю… про всех вас … но не все. И в этом загвоздка.

- В чем конкретно? Зачем вы нас здесь собрали? – спросил я.

- У каждого из вас, как и у любого человека, есть свой скелет в шкафу. Я хочу сыграть с вами в игру. О, нет, я вижу, вы напряглись – это будет не как в том замечательном фильме, где кучка дегенератов бегает из комнаты в комнату и попадает в изощренные ловушки, подвергаясь пыткам. Нет.

- И в чем же, стесняюсь спросить, суть вашей игры? – подал голос до этого молчавший толстячок в голубой рубашке, туго обтягивающей пивное брюшко.

- Правила таковы. Вы по очереди рассказываете истории, самые грязные, самые секретные и низменные, возможно интересные истории вашей жизни. Потом, вы берете револьвер, видите, на столе лежит? – тут все как по команде посмотрели на стол, и действительно там лежал револьвер - и играете в русскую рулетку – заряжаете один патрон, раскручиваете барабан и передаете пушку по кругу, пока один из вас не обзаведется новым отверстием в голове. Живым отсюда выйдет лишь один из вас. Предельно просто и понятно, не так ли?

- Эй, да ты сраный сумасшедший, мать твою! – возмутился Здоровяк– с какой стати нам слушать твои бредни и убивать друг друга?!

- С такой, что если вы не начнете играть через несколько минут, я щелкаю кнопкой, и камера наполняется парами синильной кислоты, в углу как вы заметили, есть вентиляционное отверстие. И еще, кто-то из вас, возможно, захочет схалтурить – например, схватить револьвер, и убить своих «сокамерников», мол я выиграл, я остался в живых один – выпускай меня. Не выйдет, друзья. Играем по-честному, по моим правилам. Предлагаю расположиться за столом и начинать, если вы не против.

- Что за бред, мы не психопаты чтоб играть в русскую рулетку! - поддакнул Клерк – вы наверно нас разыгрываете? Это шутка, да?

- Какие уж тут шутки – ответил Голос – готовьте ваши истории, и приступайте к игре.

- Он не шутит – сказала дольше всех молчавшая женщина. Даже в этой обстановке выглядевшая ну очень привлекательно. Темные спутанные волосы, чувственные губы, проникновенный взгляд и отменная фигура, такой не место сидеть в подвале, слушая бредни спятившего маньяка.

- А тебе почем знать? – огрызнулся Бицепс.

- Он собрал нас здесь. Он готовился к этому, согласитесь, мы были похищены очень даже профессионально…

- У вас не так много времени на разговоры, друзья. Лучше бы вам поскорее начать игру, или я начну терять терпение – очнулся Голос.

- Дерьмо, дерьмо, дерьмо – заколотил рукой в стену Здоровяк.

- Ладно, по-моему, у нас нет выбора – сказал я – придется играть.

***

Когда все уселись за стол – слева от меня сидел Толстяк, справа – Домохозяйка, за ней Блондинка, Клерк, Красотка, и Здоровяк.

- Предлагаю начать тебе, малышка, у тебя, грязных историй в избытке, я думаю – заржал Здоровяк, глядя на Блондинку.

- Пошел ты, гомик – скривилась та.

- Первым начнешь как раз ты – выбрал Голос.

- Что, почему я? – заныл Здоровяк – вот черт.

- Начинай, дружище – улыбнулся Клерк.

- Еще одно правило, друзья – продолжил Голос – если история мне понравится, я могу дать некие привилегии. Если история паршивая – участник играет в рулетку один. Все ясно? Начнем пожалуй.

- Хорошо, - сказал Здоровяк – первому всегда сложно, но у меня хватит историй, чтоб заткнуть вас за пояс. Как-то в детстве мы гуляли с другом в роще, мне было лет двенадцать, ему лет восемь примерно. И он очень сильно захотел по-большому, и стал ныть, чтоб я его отвел домой, мне, конечно, было лень:

- Ну, так иди в кусты, что такого? - сказал я ему.

- Но мне нечем подтереться! - возмутился тот.

- Листьями, дурья твоя башка, как настоящий бойскаут – ответил я – сейчас я нарву их для тебя, а ты давай пока начинай.

Скажу сразу – я решил подшутить и нарвал блестящих зеленых листьев, с виду вполне пригодных - и дал ему. А был то ядовитый плющ, или что-то вроде того – в общем, на следующий день Билли пришлось несладко, по рассказам его мамаши, задница покраснела и чесалась, на ней образовались волдыри, которые со временем полопались, ну сами понимаете…

Здоровяк замолк и все сидели в тишине, которую прервал Голос:

- Неплохо, неплохо. Но рассказ меня не поразил – так что заряжай револьвер. Здоровяк молча взял оружие, зарядил, приставил к голове – щелчок – пронесло. Так же молча, передал его Толстяку – тот покраснел, крупные капли пота выступили у него на лбу – он приставил его к виску, зажмурился, нажал спуск – и прогремел выстрел.

Бездыханное тело мешком упало на пол.

***

Все потрясенно молчали – ведь до этого они до конца не воспринимали игру всерьез, и теперь, труп Толстяка, с размозженной головой – они даже не узнали, как его зовут - служил лучшим доказательством, что это не просто веселые посиделки в кругу семьи.

- Продолжаем друзья, кто следующий? – сказал Голос.

- Думаю, я – откликнулась Домохозяйка.

Расскажу вам такую историю. Когда-то, лет десять назад, я работала медсестрой в роддоме, и одна из будущих мам – какая-то нищенка - в тот день рожала вот уже битых два часа, непрерывно ругаясь матом и завывая на все отделение. Вдруг в холл ворвался джентльмен в дорогом пиджаке, и с ходу заявил:

- Моя жена рожает, я вез ее на плановый осмотр в клинику Джарвиса, и тут у нее отошли воды и схватки начались прямо перед вашим роддомом! Но ведь до назначенного срока еще месяц, не меньше!

- Не волнуйтесь, всякое бывает – стала успокаивать его подошедшая заведующая – все будет хорошо, не в одной же только клинике Джарвиса умеют принимать роды.

Отвезли, ее значит, на каталке, в родовой зал, и положили рядом с той, другой роженицей. Они разродились примерно в одно время, за одним исключением – у одной из них ребенок был мертвым. Конкретно - у той, которую привез муж - богатый муж, обещавший в случае успешных родов буквально озолотить весь медперсонал. Заведующая предложила подменить детей, и мертвец достался другой девушке – после чего она пережила инсульт, говоря проще – ее хватил удар, и осталась инвалидом на всю жизнь. Нам достались деньги – много денег, но работать там я больше не смогла и через месяц уволилась. Тут Домохозяйка не в силах сдерживать слезы, разрыдалась.

***

- Хорошая, черт побери, история, мне нравится! – воскликнул Голос – она заслуживает бонуса, не правда ли?

- Ну, вы мамаша, даете – прошептал Клерк.

- Заряжай пушку – бросил Здоровяк и подтолкнул к ней револьвер.

- Я… я не умею, зарядите кто-нибудь за меня… - сказала та сквозь слезы и сбившиеся на лицо пряди волос.

- Каждый заряжает сам для себя, миссис Дуглас – возразил Голос – ничего сложного там нет. Да покажите же ей, наконец!

Блондинка схватила оружие и резким движением откинула барабан:

- Папа научил – пояснила она - Давай, стерва, прими наказание! - она вложила револьвер со вставленным патроном, в руку миссис Дуглас - та, даже не став раскручивать барабан, не глядя, защелкнула его на место.

- Напоминаю, вы можете пропустить один ход – ваш бонус.

- Да простит меня Господь! И если кто-то из вас выберется отсюда – зайдите на Мэйпл стрит, 29 – и скажите Денни, что мама его любит – тут она разрыдалась и спустила затвор – еще одним участником стало меньше.

- Что ж, ее история была хороша. Чтобы избежать досадных казусов, предлагаю вот что. Сейчас каждый рассказывает по истории, и потом один выбывает. Согласны? Вперед!

- Я начну, пожалуй – сказала Блондинка. Меня зовут Кортни. У нас в школе была, точнее, было одно чучело - Сара Уинтер. Засаленные волосы, одутловатое, нездоровое лицо, лошадиные зубы, и конечно, она и не подозревала о существовании косметики. Одевалась Сара бедно, и была самой непопулярной, неказистой дурой и посмешищем в нашей школе. Представьте себе, ее никто, до самого выпускного не приглашал на свидания, никогда! И семейка у нее была придурковатая – вечно пьяный папаша и религиозная мать, державшая ее под своим неусыпным контролем – воспоминания вставали перед глазами все ярче и ярче и рассказчица все более и более погружалась в прошлое.

- Так вот, представьте себе, как-то после физры – даже там она выглядела нелепо, в своей майке-балахоне – мы были в душевой, и я заметила у нее на ноге стекающую вниз кровь – и спросила:

- Хей, Сара, у тебя что, «эти» дни?

- Что? – пролепетала она мне в ответ.

- Ну, у тебя пятно, ты дала течь? - галдящие девчонки затихли и стали прислушиваться к нашему разговору.

- Не знаю.

- Не знаешь?! - заорала я – Эй, она не знает про месячные! Затки течь, овца!

«Заткни течь! Заткни течь!» - подхватили остальные, хохоча и дико вопя, как дикарки.

- Эй, Уинтер, приведи, наконец, себя в порядок! – заорала я – у тебя месячные!

Та молча стояла и испуганно озиралась - под ногами уже стала образовываться лужица крови, разбавленная водой.

Вдруг кто-то швырнул тампон ей в лицо – он упал на пол и стал окрашиваться алым цветом. Сработала цепная реакция – все стали закидывать непонимающую и испуганную девочку, уже девушку – затычками, салфетками, целый град гигиенических принадлежностей обрушился на нее. Сара забилась в угол и закрыв лицо руками выла и рыдала.

- Эй – окликнула ее я в наступившей внезапно тишине – у тебя что, это впервые? Сара ничего не ответила, продолжая сотрясаться от рыданий, и тут зашла миссис Эдвардс:

- Девочки, что за шум? Что здесь происх… – она недоговорила и переводила взгляд с одной девицы на другую, пока, наконец, не заметила всхлипывающую в углу Уинтер.

Блондинка замолкла, и тупо уставилась перед собой.

- Вау, отлично! Превосходно! У меня не хватает слов! – зашелся в восторге Голос – Шикарно! Таких историй я и ждал от вас, други!

- Эта история имеет продолжение, и если доведется, я продолжу ее – произнесла Кортни.

- Что ж, пожелаю тебе удачи! Кто следующий, ребята?

- Наверно я – ответил Клерк. Я работал в издательстве, редактором, искал брильянты в груде макулатуры, что шлют всякие недотепы, мнящие себя писателями. Так вот, один паренек принес отличнейшую повесть, о масштабной катастрофе, постапокалиптическом устройстве мира, и прочее в этом духе. Я сказал, что свяжусь с ним, когда прочту ее. Сам я как вы понимаете, тоже лелеял мечту стать писателем, но ничего путного у меня не получалось. Прочитав его творение, я обомлел – так шикарно написано, просто не верится, что простым мальчуганом, очень хороший слог, качественно проработанные персонажи, диалоги - великолепное произведение. Ему я, конечно, отправил отказ, а сам подправил повесть, изменил имена – но в целом ничего не трогал – и что вы думаете, ее напечатали! Но как вы знаете, издательствам нужны писатели, выдающие на-гора книги одну за другой. Мои собственные произведения их не заинтересовали, и я ушел в тень.

- А как звали того парня? – поинтересовался я – не помнишь?

- Помню, конечно. Уильям Вердро.

- Ах ты мудила! – заорал я и бросил ему через стол свое водительское удостоверение.

- Дженсон Вердро – прочитал тот – это что, был твой брат?!

- Да, вшивый козел, это был мой брат! – заорал я на него - ты разрушил его мечту, понимаешь? Сейчас он ничего не пишет, он разочаровался в этом деле, и долго переживал тот отказ. После выхода этой повести, он ведь приходил к тебе, просил поделиться, всего лишь поделиться деньгами, разве нет?

- Ну, я дал ему пару сотен…

- Пару сотен?! Я читал, что за произведение тебе заплатили порядка 50 000 тысяч долларов! Бессердечная скотина!

Клерк молчал, понурив голову.

- Неплохо, неплохо господин плагиатор! Кто же следующий, братцы?

Я – сказала Красавица. Зовут меня Винифред, для вас просто Винни. История короткая и незатейливая, за которую мне стыдно до сих пор. Я была тогда маленькой, лет наверно восемь-девять, и до смерти боялась свою двоюродную бабку, к которой меня отправляли на лето. Я, со своей лучшей подружкой Рэйчел, решила подшутить над вредной старухой - мы были тогда глупыми малышами, понимаете? И когда бабка спала после обильного обеда, мы прокрались в ее комнату и рассыпали везде - по ее одеялу, по полу всякую живность – пауков, жуков, саранчу, гусениц и сороконожек, которых планомерно ловили и откладывали в банку целых три дня. Кое-кто из насекомых, конечно, был уже к тому времени дохлым, но я никогда не забуду, как визжала проснувшаяся бабка! Как она орала! На всю округу! Ее даже отправили на месяц в психушку, с нервным расстройством, но все обошлось, и она проскрипела еще лет девять. Правда, на лето к ней я больше не ездила.

- Неказистая история, если бы не ваш природный дар рассказчика - играть бы вам одной в рулетку, милая Винни. Кто следующий? Мистер Вердро? Или ты, Татум?

- Да, я начну – откашлялся Здоровяк Татум. Я с детства был трудным ребенком. Воспитывался без отца и все такое. Но я никому не давал спуску, да что там – меня все опасались, в младших классах – сверстники, в старших – учителя. Потом я связался с нацистами, или ультраправыми - как ни назови – все верно. Не то чтобы я интересовался политикой, просто мне иногда надо было выпустить пар. И одних занятий в зале явно не хватало. Я избил в те времена немало народу – гастарбайтеров, ниггеров, просто приезжих, да и вообще всех тех, кто казался мне ниггерами. Дело тут не совсем в цвете кожи, как вы понимаете. Но за этот поступок мне… скажем, стыдно.

Мы возвращались с какой-то попойки с двумя моими дружками, и у перехода сидел калека, просил милостыню. Ему при виде нас просто бы спрятать свою черномазую физиономию – глядишь – и ничего бы и не случилось. Он сидел на подстилке, в темных очках, и без одной ноги, очень худой, в подранном, ветхом пиджаке, на котором были нацеплены все эти «звезды», «кресты» и «медали». Так вот, когда мы с ним поравнялись, он окликнул нас:

- Молодые люди, подайте ветерану!

Перед ним стоял футляр от гитары, на которой он бренчал незатейливые мелодии, подпевая гнусавым голосом,в котором сиротливо валялись несколько купюр.

- Эй, старый хрыч, тебе сегодня и так уже перепало, не правда ли? – ответил ему я.

- В мое время с ветеранами так не обращались, сынок. Знаешь, я был там. Я воевал за эту страну во Вьетнаме.

- Вьетнам, говоришь? - протянул Винс, отморозок с поистине железной башкой – Эй, Татум, да ведь это ниггер, разрази меня гром! Что ты там толкуешь о войне, обезьяна?

- Я толкую о том, что вам бы ума, да вежливости не помешало бы, ребята – ответил тот.

- Ха, макака вздумала нас учить! Это было твоей большой ошибкой,старикан!

В общем, мы избили его, избивали очень долго, тяжелыми ботинками, разбили очки, и нос, Винс сломал гитару о его голову и еще несколько костей как минимум… В нас будто вселился бес и мы не ведали, что творим. В конце Харрис помочился на этого беднягу, мы забрали его деньги, сорвали награды и ушли. Больше я этого ветерана там не встречал. Татум замолк и затуманенным взором смотрел вдаль.

- Матерь Божья, Татум! Это лучшая история на сегодня, клянусь! Ручаюсь, Вердро будет сложно вас переплюнуть!

- Я думаю получится, у меня тоже есть что рассказать. Дело в том, что я убил собственного отца – выдал я.

Все разом выдохнули, даже снисходительно поглядывающий на своих соперников, Татум – разинул рот.

- Вот моя история. Как вы уже поняли, мы жили в одной семье с моим братом Уильямом, или просто Билли. Он младше меня на пять лет, и я ему заменил отца. Почему заменил? Потому что, назвать пьяную, озверевшую скотину, отцом – язык не повернется. А мама – она ушла от нас слишком рано – рак, проклятый рак. Билли на тот момент был всего один год. Папенька не всегда был таким, когда я был маленьким, мы ходили с ним на рыбалку, иногда запускали воздушного змея по воскресеньям, также, он научил меня вырезать из дерева. Тогда мы жили в маленьком поселке, в отдалении от всех, и я любил этот простор. А Билли – он отличался от своих сверстников. Иногда мне казалось, что это он старший брат, а не я. Начать с того что Билли любил читать, и не хотел бегать по улицам и лазать по деревьям, или к примеру, не понимал что за радость - прыгать с крыши сарая в стог сена, как все остальные. Уже лет в семь, он на вопрос «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» отвечал – « Я буду писателем» – вызывая улыбку у взрослых. Но только не у отца. Тот называл его зазнайкой, книжным червем и «неженкой, ни на что не способной». Злоба копилась в моем маленьком братце, а со временем и во мне – отец стал частенько приходить домой навеселе и поколачивать Билла. В один прекрасный день, мы с Билли вернулись с речки - день выдался жаркий, что даже наш домосед решил освежиться - и застали пьяного в стельку отца сидящим перед бутылкой портвейна, за кухонным столом.

- Эй, умник, зазнайка Билл! – прохрипел тот – спляши-ка для отца! Уважь старика!

- Пошел к черту.

- Что ты сказал, щенок?

- Я сказал, почему бы тебе, мать твою не пойти к черту, козел – проговорил почти по слогам Билл. Оторопевший отец с изумлением взирал на него, в глазах его уже потихоньку загорался огонек ярости.

- Сейчас ты у меня отправишься к черту, щенок! Прямо в ад, к своей мамаше!

Билл задохнулся от обиды и бросился на него с кулаками, они упали на пол, гремя кастрюлями и сковородками, которые накрыли их сверху. Отец навалился на Билли, и стал душить обеими руками. Я первое время оторопело стоял, руки по швам, но когда лицо брата стало угрожающе фиолетовым, я опомнился и, схватив тяжелую кастрюлю – с силой опустил ее на голову отца. Тот отключился. Навсегда.

***

- Черт, Дженсон, ты убил его, он не дышит вроде – прошептал Билл.

- Ну и пусть так – тебе его жалко, Билл? Он бы тогда тебя убил, если б не я. Ты видел его глаза? Это были глаза демона!

- Тебя ведь могут посадить? - спросил Билли - Как мы скроем убийство?

И тут я вспомнил о колодце. Колодец находился в полумиле от нашего дома, давно пересох, и воды в нем было по колено, наверно – гнилой, затхлой воды. Мы с братом оттащили отца туда, на его же одеяле – прокуренном, с прожженными дырками, воняющем помойкой – и сбросили вниз. А как мы его туда тащили, обливаясь потом, как мы объяснялись с властями - это другая история. Но если шериф о чем-то догадывался, то ничем этого не показал, дело только открывшееся, сразу закрыли – «Несчастный случай, что поделаешь, Сэм перебрал, и очевидно решил проверить уровень воды в колодце» – услышал я из его разговоров с напарником.

***

- Мистер Вердро, я отдаю пальму первенства вам, история великолепна – первым прервал тишину Голос - и хочу объявить небольшие изменения в регламенте нашей игры. Будет дуэль между леди, и между джентльменами – конкретно - между Винни и Кортни, Татумом и Клерком. Дженсон, отцеубийца – автоматически проходит в Финал.

***

- Джентльмены пропустят вперед дам, я полагаю? – улыбнулась Винни.

- Давай детка, начнем – отозвалась Кортни, в глазах ее стоял лихорадочный огонь. Она взяла со стола револьвер, зарядила, и раскрутила барабан, захлопнув его – приставила револьвер к виску. Щелчок – пусто.

- Фууу, - выдохнула она, и протянула револьвер – твоя очередь.

Винни с полуулыбкой направила оружие в себе лоб – щелчок. Ничего.

- Теперь ты, куколка.

- Эй, - оживился Татум – засунь-ка его себе в рот, малышка, тебе пойдет!

Кортни показала ему средний палец и спустила курок – бах – и развенчан миф об отсутствии у блондинок мозга.

- Отлично, поздравляю вас Винифред, вы вышли в финал. Хотелось бы, конечно, узнать, чем окончилась история Кортни, но мне кажется, что я ее уже где-то слышал - прокомментировал Голос

- Пошел ты – с дрожью в голосе ответила она.

- А теперь джентльмены, ваша очередь.

Клерк дрожащими руками стал запихивать патрон, выронил его, взял другой, наконец, вставил, раскрутил барабан, приложил ко лбу ствол, спустил – пусто. Повезло.

- Ладно, до встречи в Аду, сосунки – пробормотал Татум – и не соврал. Его кровь вперемешку с мозгами окрасила стену, но он вопреки этому, постоял еще секунд пять, и недоуменно обвел все взглядом:

- Мама, это ты? – улыбнулся он, глядя в пустой угол - и повалился на пол.

***

- Итак, Финал друзья. Вас осталось трое, и правила таковы. Рассказываете историю, и пускаете по кругу пушку, выживший идет домой.

- Хочу рассказать вам, - начал Клерк – как я облапошивал стариков. Я и сейчас этим занимаюсь. Отыскивал одиноких пенсионеров, без родственников, заключал договор пожизненной ренты. Обеспечивал, помогал, они уверяю вас, не знали горя. Только я не люблю, знаете ждать. Да и кто любит? Поэтому если они не слишком собирались на тот свет, я немного ускорял их. Да, я придавал им ускорение. Полпузырька сердечных капель в чашечку чая, и одним инвалидом на свете меньше. Месяцем раньше, месяцем позже, какая разница? Они все равно находились одной ногой в могиле и без меня. Квартиры продавал, некоторые сдавал в аренду. Вот.

- Мы с моим братом после смерти отца, - начал я без паузы - решили отправиться во Флориду автостопом. Нас – оборванных, худых подростков – не все водители горели желанием подвезти, и мы часто останавливались во всяких забегаловках, в поисках работы и крова. И вот что я однажды придумал. Остановились мы в городке, в котором выдалось на редкость жаркое лето, и дождя не было вот уже пять недель кряду. Мы зашли в бар, в самый разгар вечера, я представил своего брата как Мессию, которому подчиняются стихии, и он поддакнул мне, пообещав вызвать дождь, в ближайшие сутки. Нас, конечно, подняли на смех, и предложили убраться поскорее, тогда я предложил всем посетителям пари. Они выкладывают все свои кровные, если завтра пойдет дождь. А если нет – мы с братом работаем в забегаловке хозяина бесплатно, до тех пор, пока он не пойдет.

Можете назвать это бреднями, и чепухой, но клянусь - я не выдумал это – на следующий день хлынул такой сочный ливень, просто потоп! – засмеялся я - Это просто фантастика! Все жители городка бегали под ним, как натуральные психи, кто-то даже мылся под ним с мылом, одна деваха пробегала мимо витрины бара несколько раз, тряся своим выменем – совершенно голая.

Под шумок, мы забрали жестяную коробку, доверху набитую бумажками – десятками, сотенными - и ушли из города от греха подальше.

***

Хорошая сказка - похвалил Голос – неважно, правда это или нет. Мисс Винни? А чем вы порадуете?

- Могу рассказать лишь, как я изменила мужу - отозвалась та - один раз. Он уехал в командировку, и я позвонила Грегу. Приходи, повеселимся и все такое. Тот довольно быстро примчался, с цветами и шампанским, а также с полицейскими наручниками.

- Давай попробуем? – улыбнулся он.

- Я не против.

Я пристегнула его к спинке кровати, и тут, в самый интересный момент – звонок в дверь. Муж оставил дома какие-то бумаги и вернулся. А этот идиот, Грег, забыл у приятеля-копа ключ от наручников. Да даже если бы он не был пристегнут – вряд ли я успела бы его спрятать…

***

- Неплохо, Винни неплохо – раздались скупые аплодисменты Голоса. Теперь узнаем имя победителя.

Привычная схема - заряд, раскрутка, щелчок – пусто. Винни опять везет. Затем мой черед – первый раз за всю игру, и я запомнил эти ощущения – волнение и дрожь – в начале действа, пустота и решимость – в конце, резко участившееся дыхание, щелчок – облегчение. Камень с души свалился – это мягко сказано - могильная плита, скорее.

Потом все воспринимается отстраненно, звуки как сквозь подушку, голова, словно свинцом налита. Грянул выстрел - Клерк отлетел вместе со стулом и ударился об дверь. Боли, понятно он не почувствовал. И не разговаривал.

- Остались мы с тобой, Дженсон – сказала Винни, из глаз которой спускались по щекам две черные полосы.

- Послушай, Винни, я тебя люблю, я не хочу тебя терять! – зашептал я – Выпусти нас двоих, кто бы ты ни был, умоляю тебя, пожалуйста!

- Это всего лишь игра, Дженсон. Просто правила взрослые – ответил Голос.

- Кто дал тебе право судить нас?! Кто?!

- Я вас не сужу, и даже не осуждаю. Повторяю, это просто игра.

- Иди ко мне, обними меня, Винни – мы обнялись, поцеловались, я ощутил жар ее трепещущего тела, стали срывать одежду, но были прерваны Голосом:

- Заканчивайте комедию, или может, пустить газ?

-Делай что хочешь, мне плевать – бросил я.

Послышалось шипение, и резкий запах ударил в нос, однако мы, как я думал, сделали свой выбор, и теперь лежали, сжимая друг друга на полу. Газ заполнял комнату. Внезапно Винни поднесла револьвер к своему виску:

- Прощай, Дженсон! Я тоже тебя люблю!

- Нет, стой, нет!

Прогремел выстрел. Я не успел ее остановить, двигался, будто под водой, или в замедленной съемке, и отчетливо помню ее лицо, такое прекрасное, и через мгновение искаженное гримасой боли. Еще несколько секунд я прижимал к себе труп Винни, уткнувшись головой ей в грудь, и сотрясаясь в рыданиях. Кто-то из Вас скажет – ну оставался бы тогда с ней – но инстинкт самосохранения сработал за меня, и лишь только дверь отворилась, я оставил ее и выполз из загазованной камеры. С трудом поднялся по лестнице, шатаясь и натыкаясь на стены, шаря по ним руками, буквально вывалился в этот мир. Мир злодеев и ублюдков, подлецов и негодяев. Несмотря на катившиеся по лицу слезы жалости, огорчения и обиды я был рад ему, этому миру. Я подошел к ларьку, - не знаю, что подумала продавщица при виде меня, видок наверно был не из лучших - купил пачку сигарет, вытащил одну и затянулся. Закашлялся, но курил и наслаждался жизнью. Вопреки всему.

***

Кстати, я тогда навестил Денни. Хороший, смышленый малый, он живет с отцом, и уже почти не плачет за мамой. А та самая пачка – она и сейчас цела, я не тронул из нее больше ни одной сигареты, и иногда я достаю ее из ящика стола, и просто смотрю на нее. Как вот сейчас.

Просмотры: 1989

Предыдущий пост
мне интересно
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 20,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!

Комментариев: 3 RSS

  •  Асмодей | 25 июля 2012 в 13:52:25

    Очень интересно и...ели честно в конце пробились слёзы...

    Умничка! 10 из 10!

  • Безусловно автор молодец! очень хороший и легкий стиль, читается на одном дыхании. Вот только автор, почему вы взяли такую избитую дьявольски тему аля "куб" и "пила"? понимаю конечно начинать то с чего-то надо, и справились вы признаю неплохо. Но меня огорчило не только тема собрания незнакомых друг с другом людей, а шаблонность персонажей, я имею ввиду качка, школьницу, карьериста, домохозяйку...конечно у каждого из них своя предыистория, идеалы и прочее. Но с вашим талантом писать вы могли бы придумать что-нибудь пооригинальнее. а так ставлю вам 10 баллов+)

  • Поздравляем автора со включением в топ [Лучшее за год] Лучшие хоррор-произведения 2012 года:

    //horrorzone.ru/page/luchshee-za-god-luchshie-horror-proizvedenija-2012-goda

В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!