Фэнзона

МАНЬЯК-ФЕСТ. Татьяна Минасян - "На снегу у речки"

БиблиотекаКомментарии: 0

Жертве маньяка, не имеющей возможности сбежать от него, проще всего мысленно уйти в прекрасный воображаемый мир, где ей ничто не угрожает. Но что-то не дает ей окунуться в этот мир полностью, что-то все время возвращает ее в жестокую и страшную реальность. Что же она выберет - уйти в фантазии навсегда или попытаться бороться за свою жизнь?

Автор: Татьяна Минасян.

Рассказ публикуется как участник конкурса "Маньяк-фест", приуроченного к выходу книги "13 маньяков".

Распахнутые врата медленно приближаются. Еще несколько шагов, и я доберусь до них, пройду под фигурной аркой и окажусь внутри. Там красиво, там хорошо, там меня ждут. Подо льдом течет кристально-чистая речка, а земля вокруг скрыта под чистым пушистым снегом. Однако в том месте нет жгучего пронизывающего холода, там морозно, но свежо. Там растут огромные сосны с такими же пушистыми, как и снег, темно-зелеными ветками, а по ним, наверное, бегают белки. Тоже пушистые, и, несмотря на зимнее время, ярко-рыжие…

Резкий мужской голос опять вырвал Ларису из того далекого прекрасного мира, в котором она так стремилась остаться. Девушка открыла глаза. Вокруг тоже был снег, но не свежевыпавший и воздушный, а грязный, местами подтаявший и засыпанный мусором. В небольшой замерзшей речушке зияли черные трещины прорубей. Лес был далеко на горизонте и казался сплошной черной стеной, и Лариса точно знала, что в нем давно уже нет ни белок, ни другой живности. Когда в их поселке еще вовсю бурлила жизнь, звери испугались людей и ушли в другие места, более дикие. А может, и вымерли все…

- Иди, иди, шевелись! – тяжелая рука с силой пихнула Ларису в спину. – Как на свидания к кобелям всяким бегать и на дискотеках всю ночь скакать, так они не устают, у них есть силы, а как полчаса по дороге пройти – так сразу ах, устала! Пшла!!!

Девушка ссутулилась еще больше и прибавила шагу, старательно глядя себе под ноги. Свиданки, дискотеки… Все это было давным-давно, в другой жизни. Да и было ли на самом деле? Может быть, в ее жизни всегда была только эта дорога вдоль реки и идущий позади нее мужчина?

Но лучше не отвлекаться на все эти мысли. Надо сосредоточиться и попытаться больше не мешкать и не спотыкаться и при этом не идти слишком быстро, чтобы топающий сзади человек не решил, что она хочет убежать. Тогда он тоже будет идти за ней спокойно и не станет больше ее бить. И, может быть, они будут идти вдоль замерзшей речки еще долго, очень долго…

Передо мной новая арка, такая же высокая и изящная, украшенная ажурной резьбой. Ее скрывает тяжелый занавес из белого бархата, но стоит мне подойти достаточно близко, как он гостеприимно раздвигается, давая мне пройти. Меня ждут за этой аркой, и я прохожу в нее, и занавес снова смыкается за моей спиной. Еще одни врата позади, еще дальше я ушла из того страшного мира!

Поднимался ветер, и становилось все холоднее. Лариса старалась унять дрожь, но с каждым шагом тряслась все сильнее. А сзади ее все более злобно толкал тот, на кого она боялась даже посмотреть. В детстве ей запрещали гулять по вечерам, да и когда она стала постарше, родители вечно ворчали, что она ведет себя слишком легкомысленно, бродит, где попало, знакомится, с кем попало… Им в голову не могло прийти, что опасность ждет их дочь вовсе не на ночных гулянках, а днем, на хорошо всем известной дороге, ведущей в поселка от станции! Да и сама Лариса не могла даже предположить такого…

- Все! – крикнул внезапно ее преследователь. – Встала! И повернулась ко мне!

Девушка снова подчинилась. Она остановилась, медленно развернулась и замерла на месте, низко опустив голову. Под ногами у нее был все тот же грязный снег, кое-где проколотый жесткой засохшей травой. А в паре шагов от нее начиналась кромка темного, еще недостаточно толстого льда.

- В глаза мне смотри! Слышишь – смотри в глаза!!! – заорал стоящий напротив нее мужчина и, схватив Ларису за подбородок, заставил ее поднять голову. Ей хотелось зажмуриться, но она боялась и этого, и потому посмотрела в его искаженное ненавистью лицо. Совершенно обычное, ничем не примечательное, если бы не эта гримаса, то в чем-то даже симпатичное. Такими, говорят, они и бывают – самыми неприметными. Хотя почему «говорят»? Теперь она точно знает, что так и есть на самом деле. Вот только рассказать об этом она уже никому не сможет.

Мужчина бросил на снег большой узел, сделанный из яркого, красно-оранжевого куска ткани – то ли скатерти, то ли покрывала. Что-то громко звякнуло, и из складок материи высунулась рукоятка огромного ножа. Деревянная, потемневшая не то от времени, не то от крови. Девушка попыталась посмотреть в другую сторону, на снег, на сухую траву и мусор – но взгляд ее словно приковало к узлу и его содержимому.

- В глаза! – продолжал кричать мужчина, и Лариса покорно оторвала взгляд от яркого пятна на снегу и снова стала смотреть ему в лицо. Но видела она уже не небритые щеки и сдвинутые густые брови, а новые врата, еще более высокие и красивые…

Над вратами виднеется другое лицо, бледное и грустное, с пустыми глазницами и растрепанными седыми волосами. Но оно не страшное, оно на самом деле видит меня и специально за мной присматривает. Оно проследит, чтобы я не сбилась с дороги, не оступилась, не упала. Оно меня любит, и с ним я перестану бояться того, что оставила позади…

Новый порыв ледяного ветра обжег щеки Ларисы и опять вернул ее в ненавистную реальность. Человек, который привел ее на берег реки, что-то говорил. Девушка не хотела знать, о чем он ей рассказывает, не хотела слышать ни слова, но против воли все-таки начала различать слова:

- …каждый человек этого хочет! Либо убивать других, либо, чтобы его самого убили. И ты не исключение, ты такая же, как все, тоже хочешь ублажать мужиков, а потом убивать их! Или чтобы они тебя. Вы все одинаковы! И мужики одинаковы, и я такой же, как все! Только я этого не скрываю, я свои желания не давлю, и этим я – лучше всех! Понятно тебе?!

Лариса молча кивнула. Надо соглашаться с ним, надо поддакивать ему во всем, тогда он будет и дальше говорить. Надо сделать так, чтобы он говорил как можно дольше!

- И не вздумай мне сказать, что есть нормальные люди! – рявкнул мужчина еще громче, заставив свою жертву вздрогнуть и пошатнуться. – Не бывает нормальных, нет их! Каждого человека в детстве какая-нибудь дрянь или била, или лапала, или и то, и другое! И каждый потом вырастает и делает то же самое. Что, скажешь, ты не такая?! Соврешь!!!

Лариса молчала. Она и не думала возражать ему. И теперь уже не только потому, что ей было страшно.

- А если кто-то говорит, что ничего плохого у него в детстве не было и что он нормальный – то он врет! – продолжал ее похититель. – Врет, потому что хочет так думать. А может, он и верит в это, хотя на самом деле все равно знает правду – и защищается от нее. Это не я придумал, так умные люди говорят, ты, может, уже это слышала или читала в интернете? Есть в вашей дыре интернет?

Его глаза злобно сверкнули, и девушка поспешила ответить:

- Да, есть.

- Ну вот, значит, ты сама все знаешь. Знаешь, что я прав!

В его голосе зазвучало удовлетворение, и Лариса тоже обрадовалась – тому, что ответила правильно, что сумела ему угодить. Но затем голос похитителя опять стал злобным:

- А знаешь, что я с тобой буду делать? Слушай! – усмехнулся мужчина и набрал побольше воздуха, собираясь продолжить свою речь.

Я его не слышу. Он далеко, а я уже прошла через несколько арок, поэтому не могу его услышать. Тут вообще ничего не слышно, нет никаких звуков, нет даже шороха моих собственных шагов. Тут можно гулять под арками, сколько угодно, и не бояться, что стемнеет раньше, чем успеешь вернуться домой, в поселок, и что навстречу тебе из-за поворота вылетит машина, а в ней будет сидеть ничем не примечательный человек с узелком. Тут никто никого не бьет и не лапает. Тут вообще никого нет, все люди, остались там, позади, до самой первой арки. Те люди, которые действительно все одинаковые… или все-таки нет, не все?

Речь мужчины снова стала громкой и разборчивой. Последняя арка, за которой виднелись блестящие на солнце покрытые льдом горные вершины, исчезла – вместо нее вокруг опять были замерзшая речка и далекий лес. Мужчина стоял у самой кромки льда, справа и слева от него колыхались на ветру сухие стебли тростника. А прямо за его спиной был только чистый, чуть присыпанный снегом лед. Лариса осторожно скосила глаза сначала в одну сторону, а потом в другую. Ну конечно же, они стояли у того глубокого места, где этим летом серьезно покалечилась парочка пьяных городских – решили броситься в воду с разбегу, а оказалось, что в этом месте кто-то затопил кусок железной кладбищенской ограды с шипами! Чудом живы остались… Знал ли об этом человек, который привел ее сюда? Вряд ли – очень спокойно он теперь стоял спиной к реке: не боялся, что его жертва может попытаться толкнуть его туда! А может, он был уверен, что ему нечего ее опасаться – она все равно не посмеет сопротивляться? Потому что она действительно из тех, кого в детстве били и кто слишком сильно к этому привык…

- Ну ты хорошо меня поняла? – спросил мужчина почти ласково. Лариса снова молча кивнула. Перед ее глазами опять начали проступать призрачные очертания очередных врат – таких красивых, таких манящих…

Незнакомец нагнулся к своему узелку, потянулся к рукоятке ножа, и Лариса, хрипло вскрикнув от ужаса, тоже наклонилась вперед и что было силы толкнула его в сторону речки. Он неуклюже взмахнул руками, тихо охнул и, поскользнувшись на мокром снегу, плюхнулся на брызнувший во все стороны осколками лед. Вверх взметнулся фонтан темной холодной воды, крупные капли полетели на Ларису, и она, окончательно стряхнув с себя оцепенение, бросилась бежать. Прочь от реки, прочь от барахтавшегося в ней и завывающего, как дикий зверь, человека.

Она тоже споткнулась, упала рядом с его узелком и бесконечно долго ждала, что он сумеет выбраться из реки и сделает с ней все то, что собирался сделать. Но его крики и вой внезапно стихли, и наступила тишина.

- Ты не прав, - прошептала Лариса, робко приподнимая голову и осматриваясь. – Не все люди – такие, как ты. Не все – такие, как я. Не всех в детстве били и не все хотят убивать. Есть нормальные.

Она лежала на снегу еще некоторое время и уже начала засыпать от холода, но затем, услышав карканье летающих над ней ворон, очнулась, заставила себя подняться и, не оглядываясь на речку, пойти в сторону поселка.

Труп маньяка Егора Копылова, известного под кличкой Тесак и больше месяца наводящего ужас на жителей нескольких поселков Ленобласти, выловили из реки на следующий день.

Лариса Шипкова несколько лет безвылазно жила в поселке, не выходя за его пределы даже в компании друзей. Но потом у нее это прошло.

Просмотры: 778

Чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео, подписывайтесь на наши страницы Вконтакте, Facebook, Twitter и на наш Telegram.


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!