ПРОКЛЯТИЕ АРТУРА

Новости

Штефан РУЗОВИЦКИ: Снимая кино про Холокост, учишься чему-то для детских фильмов (ИНТЕРВЬЮ)

ИнтервьюЭксклюзивКиноКомментарии: 4

3 февраля на отечественные киноэкраны выходит фильм «Хинтерленд: город грехов». Мрачная история о жестоких убийствах в декорациях Вены 1920-го года. Бывший комиссар полиции Перг возвращается из русского плена в компании обессиливших и израненных товарищей. Страны, которой он присягал не верность, больше не существует. А вскоре, одного за другим, жестоко убивают его товарищей по оружию. Главное достоинство фильма — визуальная стилистика. Снятый практически полностью в цифровом формате, он обращается к традиции немецкого экспрессионизма. Искаженные пропорции и превратная перспектива подчёркивают покорёженный внутренний мир героев. Зона Ужасов поговорила с австрийским режиссёром Штефаном Рузовицки, мастером напряжённых триллеров.

Почему вы решили снимать так, будто перенесли в цифру фильмы Фридриха Мурнау и Роберта Вине?

Мы не предполагали использовать экспрессионистский стиль. Но постепенно пришли к тому, что его визуальные решения лучше всего выразят нашу историю. Покажут атмосферу общества после Первой мировой войны. Наш главный герой видит мир искаженным и тёмным, более не имеющим устойчивой основы. Именно так мы и начали смотреть на фильм, как на цифровую версию «Кабинета доктора Калигари».

Вы помните свои первые впечатления от «Доктора Калигари»?

Хорошее кино позволяет тебе погрузиться внутрь него. Перенестись эмоционально, и будто бы физически. Всё это я испытал, смотря «Кабинет доктора Калигари». Это было потрясающе, оказаться в совершенно ином мире!

Повлияла ли популярность сериала «Вавилон-Берлин» на «Хинтерленд: город грехов»?

Не особенно. Понимаю, чем вызван вопрос. Оба фильма помещены в один исторический контекст, «ревущие двадцатые». Но мы начинаем нашу историю чуть раньше. Почти сразу после войны. Это были жуткие времена. Люди голодали, солдаты вернулись израненные и травмированные. Семьи разрушены. Было трудно найти работу. Поэтому наш мир очень сильно отличается от того, что показан в сериале.

Завязка «Хинтерленд: город грехов» — загадочные убийства бывших однополчан — напомнила мне роман Питера Страуба «Коко». Что послужило вдохновением для фильма?

Оригинальный сценарий написал мой друг Ханно Пинтер. Он впервые показал сценарий десять лет назад. И уже тогда заинтересовал меня. Но, к сожалению, я не знаю, в чём именно он черпал вдохновение. (Прим. — в интервью для немецкого телевидения, Пинтер рассказал, что впечатлился мемуарами немецких солдат, которые годами возвращались домой из русского плена.)

Тогда расскажите, что вдохновляло вас в работе над фильмом?

Как режиссёру, мне было интересно работать с миром, который на 100% создан на компьютере. Конечно, я уже работал с «синим экраном». Но он всегда был вспомогательным инструментом. Но в этот раз мы применили его не для исправлений, ретуши или создания спецэффектов. Он превратился в палитру художника, которой мы создавали мир! Мы знаем, что «синий экран» используется в супергеройском кино, чтобы создать ошеломляющие эффекты. Но редко, когда в авторском кинематографе для того, чтобы выразить художественный замысел. Конечно, это было вызовом для меня. Это во-первых.

Во-вторых, я вдохновлялся эпохой. После Первой мировой люди столкнулись с гораздо более сильным и фундаментальным кризисом, чем после Второй мировой. Люди переживали ощущение конца времён. Больше нет империй. Нет императора. Вокруг всё новое. Авангардное искусство. Модернисткая литература. Музыка. Демократии. Женские права. Десятки политических движений. И на этом фоне люди теряли ощущение безопасности и стабильности. Старые ценности будто бы оказались в вакууме. Люди преисполнялись агрессией и растерянностью.

В «Хинтерленде: городе грехов» впечатляет работа костюмеров. Ощущение эпохи передано через то, как выглядят персонажи.

То время у нас сильно ассоциируется с коричневым цветом. Пальто, пиджаки, цвет фотографий — сепия. Однако я хотел сделать изображение ещё мрачнее и жестче. Поэтому у нас почти все персонажи одеты в чёрное. Кроме Лив Фрис, которая играет доктора Кёрнер. Она напоминает то медсестру, то ангела. В кадре она всегда в белом. Сепия вызывает ошибочное и приятное чувство ностальгие, в то время, как мне было важно подчеркнуть чёрно-белый контраст нашей истории.

Когда я был подростком, то с удовольствием смотрел ваш медицинский хоррор «Анатомия». В прошлом году даже сделал фотосессию якутского режиссёра Костаса Марсаана на выставке «Body Worlds», держа в мыслях именно эти фильмы! Вам приятно было вернуться к хоррорам?

[Смеется]. Я не воспринимаю «Хинтерленд: город грехов» как чистый ужастик. Это очень очень тёмная история. Главный герой — солдат, изувеченный войной. Но и мир вокруг такой же покалеченный. «Хинтерленд: город грехов» стал фильмом ужасов потому, что люди в ту эпоху испытывали ужас.

У вас неочевидная фильмография. Так, ваш предыдущий фильм - экранизация философского романа Германа Гессе «Нарцисс и Гольдмунд» о средневековых монахах. Как вы решаете, за какой фильм взяться?

До сих пор не знаю [Смеется]. Так и не выработал стратегию. После фильма про Холокост («Фальшивомонетчики», 2007) я снял детский фильм (Ведьма Лили: Магическая книга и дракон, 2009). С маркетинговой точки зрения, было очень неверно выпускать фэнези-сказку после фильма про нацистов и концентрационные лагеря. Представьте, люди смотрят «Фальшивомонетчиков» и такие, вау, интересный фильм, посмотрю-ка я следующую работу режиссёра... Но, знаете, мне самому нравится мой путь. Снимая фильм про Холокост, учишься чему-то для детских фильмов. А снимая фильм для детей, научился чему-то, что пригодилось в «Хинтерленде». Я ремесленник. Мне важно пробоваться в разных жанрах.

Почему вы стали режиссёром?

Кажется это Фрэнсис Форд Коппола сказал: «Режиссёрство — единственный законный способ быть диктатором» [Смеется]. Создавать миры, управлять съёмочной площадкой, подбирать подходящие костюмы, создавать то, чего ещё не было... Всё это потрясающе! Помню, когда учился в школе, у нас был театральный кружок. И я мечтал вырасти и поступить в него. Наконец, когда мне исполнилось десять лет, и я пошёл в четвёртый класс, учитель заявил, что в этом году театрального кружа не будет. Я испытал чувство полного опустошения. Но решил организовать его самостоятельно. Кажется, у меня получилось. (Смеется) Страстно пылать чем либо — это дар.

Насколько сложно быть сегодня немецким режиссёром? То, что у вас есть «Оскар» влияет на отношение студий к вам? Насколько жёстко вас контролируют при съёмках?

Когда ты режиссёр независимого кино, арт-хауса, с небольшим бюджетом, то студии меньше вторгаются в твою работу. Никто не переживает за небольшие деньги. Но мне всегда было интереснее работать с большими бюджетами, которые позволяют полностью реализовать идеи. И с накладываемыми ограничениями. Меня заводит поиск компромисса и договоренностей с продюсерами. Для меня это часть игры. Но, в целом, я из тех режиссёров, которые нравятся студиям. Не выхожу за рамки бюджета и укладываюсь в сроки. Я ремесленник. Но это же и даёт мне свободу.

Назовите свои любимые фильмы.

«Некоторые любят погорячее» («В джазе только девушки») — лучшая из комедий.

«Бегущий по лезвию» — абсолютно новый визуальный стиль и атмосфера.

«Расёмон» — я большой поклонник Акиры Куросавы.

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 788.

Темы этой статьи
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

ПАРАНОРМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ. МЕДИУМ
Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Оставайтесь с нами на связи:

Комментариев: 4 RSS


В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!