Фэнзона

"В брюхе большой железной рыбы"

БиблиотекаКомментарии: 0

Добро пожаловать в подводный мир! Середины прошедшего столетия! там где идет война, зло не дремлет! Когда наци ведут активную экспансию по захвату мира, американский подводный крейсер терпит катастрофу в холодных водах Тихого океана. Кто знает может быть проснувшийся в своей каюте матрос Джим Убер, найдет причину почему все умерли, а лодкой правит некто под именем Отто Гридич...

Он еще раз произнес "Кто-нибудь?! Есть здесь хоть кто-нибудь?!" - и тут же в страхе подпрыгнул от эха собственного голоса. Спичка упала на холодный железный пол и тут же погасла. Эхо вновь заговорило с ним жутко опасливым голосом приближающегося чудовища.

- Нибудь…нибудь…нибу…ниб… - Черта с два я отсюда выберусь - полушепотом произнес Джим, и эхо ему ответило - выберусь,…выберу…русь… Он чиркнул о коробок новой спичкой, с трудом овладевая собой, и отчаянно борясь c паникой и желанием домысливать варианты исхода этой страшной бродилки по абсолютно пустой подводной лодке, которая теперь управлялась сама по себе. Джим прошел еще Чуть-чуть и заставив себя выбрать паузу, упал на колени, отчаянно силясь вспомнить топографическую схему всей лодки, вспоминал узкие дорожки меж зловеще работающих машин, вспоминал коридоры, по которым пройдет, переступая через повалившиеся мертвые тела матросов и руководящего состава подводного судна, вспоминал маршрут до рулевой рубки. Крепко вздохнув от облегчения, он вспомнил кое-какие фрагменты общей карты, и мысленно себя, похвалив за выдержку и самообладание, поднялся и пошел дальше. Предыстория этих жутких событий, началась с присяги «дяде Сэму», в 1939 году, эти страшные для всего человечества времена, ознаменовали собой деспотичное правление Гитлера, и вмешательством нацистов в тайные дела природы, поисками тайн бессмертия и бесконечного владычества зла по всей Земле. А ведь на самом деле, все это началось с нескольких граммов ямайской шмали, эту дурь умудрились принести на подводный крейсер несколько матросов, которым в дороге ой как необходим расслабон. Трелони Холит просто постучал в дверь каюты Джима Убера и тонко намекнул, а точнее показал, запечатанный пакетик с волшебным порошком. «В этой суматохе, «волшебство» просто необходимо, ты ведь хочешь хоть на мгновение его почувствовать Джимми?» - спросил он Недолгий сон после суточного дежурства, плохое самочувствие от неясных сонно-минутных видений, и «волшебство» которое могло ото всего этого спасти и привести мысли в единственный ему понятный порядок, Джиму был нужен этот весомый повод! Трелони разжег самодельный кальян, и волшебная пыль буквально пронеслась по сознанию двух сослуживцев, уже через несколько минут они разговаривали иначе, чем всегда. Прошло еще время и сознание взорвало целой плеядой хаотичных никаким образом друг с другом не связанный мыслей. Во всем чувствовалась какая-то чудовищная логика, во всем виделся необъяснимый и нелогичный смысл. Подводная лодка казалась не простым железным скелетом, созданным человеческими руками, а живородящим брюхом морского создания неясного происхождения, им можно управлять и оно имеет свойство «выплевывать» из себя людей через узкое устройство наверху, как это «фонтанирует» кит.

- Представляешь Джим, а если бы лодка сфонтанировала на берег, было бы классно! Не надо подниматься, она нас просто выплюнет на берег! - Трелони говорил и говорил не умолкая. Они заперлись с ним в одной каюте, не обращая внимания на внутрикорабельную суету, впрочем, они оба были свободны от команд, оба пришли с дежурства и оба могли расслабится. Им это позволялось.

- Трел, а это, правда что мы плывем в железном скелете, а в рулевой рубке сидит не человек, а содержится мозг этого скелета, как думаешь, он еще не высох в мертвом то теле? - эта мысль как-то сама собой пришла в пылу волшебной горячки.

- то есть ты хочешь сказать мы плывем в брюхе мертвой рыбины? А как же тогда все эти механические устройства, как же остальные? Мы же их всех знаем - Трелони произнес это глубоко задумавшись и с легким смешком Джим то же рассмеялся, но потом неожиданно посерьезнел - она нас всех съела! - сказал Джим - то, что мы еще здесь живы это ровным счетом ничего не означает, рыбина нас обманывает! Она вводит нас в заблуждение, если хочешь иначе…- Джим подвел указательный палец ко рту, и заговорщицки посмотрев по сторонам, словно за ними следит кто-то невидимый, добавил - она симулирует нашу работу! Заставляет нас понять, что мы в ее брюхе как дома!

- а мы с тобой Джим, единственные знаем всю правду! Как мы только до этого додумались? - Трелони искренне удивился, расплывшись в дурацкой улыбке, и также заговорщицки посмотрев по сторонам, - главное чтобы рыбина не знала наш с тобой заговор против него! А то вдруг она узнает и потопит нас вместе с нашими друзьями - кто тебе сказал, что они наши друзья? Они с ней заодно! Они все служат ей, выйди и спроси каждого из них, - кому ты служишь? Все будут говорить по-разному! Трелони, мы с тобой единственные кто не загипнотизирован подводной рыбиной, мы - четкие парни!

- давай сделаем так Джим, я сейчас выйду, и посмотрю как там все, а потом…- Трелони перешел на полушепот - а потом я за тобой зайду, ты только никуда не уходи, лады?

- лады! Лежать на койке удивительно приятно, тело расслаблено, а волшебство еще никуда не исчезло. Странно чувствовать эту новую правду. В этот момент, глубоко внутри осознав весь этот проговоренный с Трелони диалог, Джим, лежа на койке, ощущал ранее не замечаемые нюансы подводного путешествия. Он слышал дыхание механического скелета, чувствовал, как что-то внутри заставляет тело мотылятся от колебаний ее движений, а потом как будто невидимая рука ласково и ненавязчиво гладила по голове, убаюкивая сознание, унося в необъяснимую страну розового заката и цветущих полей. Где все семь цветов радуги буквально сочными красками закрашивали внутреннюю стенку глаз, и Джим видел фантазию по совершенно непредсказуемому сценарию. Невероятная невесомость ощущалась под спиной, но мягкость койки никуда не ушла. Засвляя думать, что Джим путешествует верхом на кровати как в какой-нибудь Диснеевском мультике. Какое-то время сочные краски еще путешествовали перед глазами Джима, а после наступила тьма. Тьма, через которую он слышал что-то невыразительно странное, что-то гомонящее и иллюзорно-мистическое. Через пелену черно-серой вуали, доносились голоса, но не отдельными компонентами как это бывает с реальным слухом, а смешанно. Как если бы они спелись в одном хоре, а после их просто смешали миксером. Проснулся в тишине. Позже началась уже совершенно другая сказка. Внутренний голос шептал ему одно и тоже как виниловая пластинка, которую зажевал патефон «брюхо рыбины…ты в брюхе рыбины…Трелони еще не пришел, значит, ты будешь следующим…следующим…» - Что за бред?! - после пробуждения очень сильно болела голова, словно залили свинец и поджарили мозги. В своей каюте Джим не держал никаких таблеток, все лекарства держали в специальной рубке единственного на корабле врача. Тишину вокруг Джим принял как следствие «волшебного» синдрома, приоткрыв дверь, он уже понял, что слух его не обманывал. Внутри лодки оказалось куда темнее, чем раньше, багровые огни аварийного света освещали пустые коридоры, с которых не доносилось ни единого звука, только мерный гул исправно работающих машин и едва слышный скрип стальной обшивки, на которую давил тяжелые воды океана. Джим различал кое-какие силуэты высоких с человеческих рост бездушных устройств, и это зрелище действительно вселяло ужас, не их вид, а само осознание зыбкого одиночества.

- Ужасно…это просто невообразимо ужасно - подумал Джим, когда цепкие пальцы страха сначала поглаживающее, а потом все сильнее сжимали виски и мягкое горло - кошмар, а может жуткий бессовестный розыгрыш всех членов экипажа? В последнее Джим не был готов поверить, подводное судно - не место для мальчишеских развлечений. Он вышел из каюты, перед ним расстилалась узкая дорожка плохо освещенного коридора. Знак, висевший напротив, предупреждал о запрете курения, в виде перечеркнутой жирной красной линией дымящейся сигареты. Джим видел, как над ним горели утопленные в стальной потолок багровые лампы, как озлобленные глаза разбуженного зверя смотрели из-под зарешеченных железных рам. К сожалению, некоторые лампы в глубине коридора потускнели, и их свет вскоре померк, идти туда - все равно шагнуть в пропасть, если знать что в конце обязательно провалишься и переломаешь себе не только ноги, а отдашь еще и душу. Джим развернулся назад. Сначала обрадовался, тот коридор еще был освещен, но потом словно глаза разбуженного зверя решили с ним поиграть в прятки. Замерцали, их колебания все равно, что беззвучный злой смех, растворился в полной тьме. Теперь Джим стоял на маленьком, плохо освещенном островке, Джим подумал, что и этот свет скоро совсем исчезнет, паника ударила по вискам, когда угасли и эта последняя лампа. Он судорожно полез за коробком спичек, чиркнул о коробок, поднял руку вверх. Маленькое колеблющееся пламя только еще больше усилило панику. Но кое-что он все-таки увидел. Силуэты мерно работающих машин и устройств. Но даже в этом «успокаивающем» грудь гудении, слышались какие-то шорохи, скрипы, треск и стонущая вибрация, словно обшивку лодки что-то постепенно сдавливает. Возможно это бред разыгравшегося воображения. А может быть, лодка постепенно тонет, и уверенно идет ко дну (нет же гарантий, что в рулевой рубке еще остались пилоты). Когда пламя стало обжигать пальцы, Джим тут же бросил спичку и кое-как запомнив, выбрал левую сторону коридора. Осторожно выйдя вперед, он дотронулся ладонью до стены, это его успокоило. Но когда он зашагал вперед, эхо собственных шагов отдающихся по пустоте коридора, создавало иллюзию, словно кто-то обязательно будет прятаться за каждым его шагом, прикрываясь эхом как щитом. Этот неизвестный будет идти по пятам, пока сам себя не обнаружит, пришло время, когда страх стал уступать свое царственное место - паранойе. Джиму не раз приходилось останавливаться и, оборачиваясь назад, лишний раз убеждаться в том, что кроме него здесь никого нет или пока нет. Вскоре его нога запнулась обо что-то твердое. Джим остановился, еще раз чиркнул спичкой и вытянул руку вперед, он добрался до невысокой лестницы, держась за перила, он осторожно по ней поднялся. Дай Бог памяти, он все еще блуждал по кают-компании матросов (если конечно эта лестница не отделяет ее от какого-нибудь еще более важного отдела). Запах здесь стал каким-то странным, непонятным с примесью какой-то прогоркловатой сладости. Ранее Джим проходил врачебную практику и, будучи еще студентом медицинского колледжа, их, водили на ознакомительную экскурсию в морг, так вот тот и этот запахи очень похожи. Джим с трудом боролся с паранойяльной идеей сравнения медицинского морга с царящим здесь запахом, изо всех сил старался не думать, а просто тупо идти вперед, Джим все-таки не отказал своему желанию зажечь еще одну спичку, чиркнув о коробок, он горько пожалел, что зажег этот несчастный огонек, его, ждало жуткое зрелище. Его глаза остановились на мертвом матросе, он сидел у какого-то громоздкого мерно тарахтящего аппарата, его пилотка съехала ему на нос, обнажая наголо подстриженную голову, в руки он держал прямо перед собой на коленях ладонями кверху, на его бежевом кителе было вышито «F.G. Polson» но и это еще было не все, за тарахтящим аппаратом лежали еще несколько матросов, они навалены друг на друга крест-нА-крест спинами кверху так что разглядеть их лица смотрели в пол. Но Джима поразил другой матрос, как оказалось он тоже мертв. Да вот только он стоял на своих двоих, и подбородок его каким-то непонятным образом держал вес его тела над аппаратом поменьше. Только потом Джим выронил спичку. С ужасом узнав, что подбородок мертвеца держится на антенне глубоко засаженной кем-то под его нижнюю челюсть. Джим отходил назад от аппаратного отсека, пока его спина не почувствовала стену.

- О Господи! Джимми, Джимми, так…быстро! Взял себя в руки! Не думать! Не думать! Думать - не надо об этом! Вспомнить, просто вспомнить, что должно быть дальше…так…я поднялся на аппаратную, дальше аппаратной должна быть еще одна кают-компания! Еще одна слышишь меня!? ты верный путь выбрал старик! Иди и не останавливайся! Ты понял мою команду?! Иди и не останавливайся!» Только он это произнес, как перед ним предстал тот мертвец с воткнутой под челюсть антенной, желудок скрутило, Джима вырвало на пол. Эхо заговорило с ним мерзким голосом постепенно приближающегося к нему чудовища - Блуаааа…уаааа…ааааа!!!

- Боже! - проговорил Джим, вытирая рукавом испачканный блювотой рот - Оже…оже…же…е Долго не мог собраться, мысли тяжестью навалились как сыпучий цемент, который вот-вот должен затвердеть и заковать его навечно в своем растворе. Только представив себе, сколько же еще метров придется пройти по этому мертвому кладбищу. Вероятно, мертвецов на пути встретится еще больше, а твердые пальцы страха еще сильнее будут давить на виски, выстраивая совершенно жуткий и по невероятному страшный иллюзорий постепенно оживающих образов пока еще дремлющих, но уже поджидающих его кошмаров. Когда он был готов идти, он пошел.

Надпись, когда Джим чиркнул спичкой чтобы осветить дверь, ведущую в одну из кают матросов, горела зловещими багровыми буквами, как знамение, а может предупреждение. «Отто Гридич уже здесь!» «что мать вашу это значит?!» - подумал Джим, он громко сглотнул, и в горле что-то щелкнуло. Грудь словно сдавило тисками, начал думать, кто из офицеров и матросов мог носить такое имя…Джим точно знал, что капитана зовут Элмер Тудерт, помощника капитана Уоррен Кирк, а став перебирать в памяти имена матросов, ни один человек с таким именем не мог, находится, на борту. Тем более Отто - это, черт побери, немецкое имя! что на американском судне делает немец?! Диверсант?! Но как тогда этот тип прошел проверку?! Куда смотрел штаб?! В голове у Джима возник миллион вопросов, и на каждый из них он хотел получить ответ, но уже потом когда проклятая лодка всплывет на поверхность, и сердце хоть на минуту перестанет, так бешено колотиться в груди. Опять этот давящий обшивку звук, повторяющийся уже который раз, вполне возможно, что судно медленно, но погружается на предельную глубину, отчего грудь под тяжестью паники вдавилась еще сильнее. «Лодка, большая Джим, кто знает, может Отто Гридич тебя не тронет?» - откуда возникла эта мысль? явно она принадлежала другому человеку, но не как не Джиму Убера. «Ау! Малыш Джимми меня явно не слышит или не замечает что слышит, Отто Гридич где-то рядом, и он живее всех живых!» - Заткнись! - воскликнул Джим и от испуга собственного эха, весь задрожал, - Ткнись! Ткнись! Ткни! - повторяло эхо, разнося обрывки голоса по глубоким коридорам. Чиркнув спичкой, он ужаснулся, увидев рядом матроса, привалившегося к стене, его губы как будто свернулись, обнажая его желтые ровные зубы в какой-то совершенно бессмысленной улыбке, жуткий мертвец смотрел на него своими стеклянными глазами, на его беззвучный вопрос, «ты надолго к нам?» Джим ответил как-то само собой - Надеюсь, что нет - мысленно ответил он. Скривившись, Джим медленно отходил от него, стараясь идти спиной вперед, желтая улыбка матроса исчезала в свете трясущегося пламени, Джим припал к стене, но даже когда спичка погасла и упала на пол, никуда не ушло ощущение того что он все еще на него смотрит. Джим зашагал быстрее от этого места, об эхе он старался не думать, потому что желание поскорее уйти возобладало над ним какое-то время, он совсем не смотрел под ноги, и вскоре наткнулся на что-то твердое и большое. Остановившись, Джим перевел дух, пламя от спички дрожало в трясущимся кулаке, под ногами свернувшись калачиком, лежал матрос, на правой стороне стены висела предупреждающая надпись «руки надо держать чистыми» В голове возникла мысль, «возможно у этого парня найдется для меня зажигалка? Она ему все равно не нужна» - присев, Джим стал шарить по его карманам, в левом кармане мертвеца лежала фотокарточка обворожительно улыбающейся брюнетки в закрытом купальном костюме, ключи и жевательная резинка. Вдруг из-за спины раздался какой-то странный стук, будто кто-то идет с дальнего конца коридора и стучит железной трубой по стенам, задевая при этом лабиринты труб и проводов. «что ссыкотно стало вдруг? Угадай, кто за тобой идет» - «заткнулся бы ты!» - сказал ему Джим, все-таки найдя в правом кармане брюк, зажигалку Zippo, быстро спрятав ее в карман, Джим поспешил спрятаться сам, потому что отдаленно звучащие эхом шаги приближались к нему. «Он знает, что ты здесь Джим…знаееет!»

Внутри столовой на Джима пыхнул запах разлагающейся плоти, чиркнув зажигалкой, он увидел четырех мертвых офицеров, каждый посчитал нужным покончить с собой, один сидел в углу с простреленной насквозь головой, забрызгав кровью плакат «Дяди Сэма». Двое других «уснули» лицом в тарелках, последний сидел на накренившемся стуле, его рот был открыт, и через него была видна задняя стенка, с высохшей на ней кровью и остатками мозгов, глаза смотрели в бесконечность. Все это действо напоминало какую-то совершенно жуткую игру, идя по лабиринтам которой всегда встречаешь мертвецов. Вот только, какая награда ждала на финише? Джим спрятался за трубами, вентили и краны упирались в бока, тем временем звук в коридоре продолжал будоражить воображение и нервы. Звук остановился напротив столовой, тошнотворная пауза витала в этой кромешной тьме. Слишком долго длиться невыносимая тишина, вентили все больше давят в спину и терпеливо сидеть в одном положении уже больно. Джим чиркнул зажигалкой, дверь все еще закрыта, мертвецы на месте, витающий здесь запах сводит с ума и тянет тошнить.

- Ты трус! Ты всегда был трусом! - тихо произнес Джим, но тонкий налет этого слова все же разнесся по этой каюте.

- Трус...трус…рус…- шептало эхо, отчего стало еще невыносимее. «нужен пистолет» - подумал Джим, обратив внимание на кольт, мирно лежащий под скрюченной рукой мертвеца с продырявленным ртом. С оружием учили обращаться еще, будучи в учебке, так, что как снимать с предохранителя и нажимать на курок Джим прекрасно знал. «Может оно ушло?» - с надеждой подумал Джим, стараясь идти как можно более тихо, получалось кое-как, от эха ничего нельзя утаить, оно здесь повсюду. Пляшущее пламя в зажатом от страха кулаке освещало закрытую дверь, другой рукой он повернул ручку, дверь чуть приоткрылась, впуская кромешную тьму коридора. Джима бросило в пот, пытаясь принять решение. Разум уже выбрал свой сценарий, разыгрывая новые и новые эпизоды столкновения с тем, кто стоит напротив. И Джим увидел его, высокое двухметровое чудовище с полыхающими огнем глазами, покрытое зеленой слизью и обвитое морской тиной - идеальный глубинный кошмар! В своей огромной лапище он держал железную трубу, а его мерзкая улыбка обнажала его черные зубы. Заставив себя наступить на горло своему страху, Джим направил пистолет вперед, указательный палец на спусковом крючке готов выстрелить. Распахнув дверь, Джим был неприятно удивлен тому, что видели его глаза. Хотелось верить, что это всего лишь обман подложенный страхом но, тем не менее, мертвое тело капитана лежало напротив столовой, с его густой черной бороды стекала какая-то черная слизь. Глаза болтались на ниточках как рождественские игрушки, рот приоткрыт и шевелился. Джим чуть было не выстрелил в покойника, с ужасом предполагая, что тот сейчас заговорит. Но вышло все иначе… Из его рта вылезла черная мокрица, она с любопытством осмотрелась, вылезла на правый угол его рта, а потом по какой-то причине решила, вернутся, обратно внутрь. Видимо у нее там остались какие-то незавершенные дела. «я точно помню, его здесь не было!» - подумал Джим, посмотрев под ноги. Тело свернувшегося калачиком матроса лежало на месте. «надо уходить, срочно уйти…» - подумал Джим, чувствуя очередную напасть паники и страха, которые ничем не сгонишь. Зажигалка стала горячей, и Джим погасил пламя, перешагнув через мертвое тело матроса, Джиму пришла в голову идея, ключи от рулевой рубки должны быть у капитана Тудерта так получилось что он здесь - стоит воспользоваться моментом! Джим через силу заставил себя прикоснутся к нему, трудно отойти после того что вылезло из его рта. «Извините меня капитан, но я здесь совсем один!» - к ремню капитана пристегнута связка ключей, Джим осторожно ее снял, с трудом искореняя пренебрежение и навалившийся страх перед мертвыми. Когда совсем этим было покончено, Джим поспешил, удалится от этого места. В руках снова заиграло пламя, и с новым трепетом Джим смотрел на уходящий вглубь коридор. Кажется, что он бесконечен и никогда не отпустит его с единственно прямой дороги уходящей в дремучую бездну ада. Как вдруг из темноты донесся надтреснутый умирающий голос «Эй живчик, тебе с нами по пути! Готовь себе могилку в любой свободной каюте…Буль Буль Буль» Джим издал сдавленный вскрик. Обернулся, увидев окровавленное ухмыляющееся лицо капитана Элмера Тудерта, плохо освещенное танцующим пламенем зажигалки, чувствуя, что в штанах стало влажно от страха. Джим закричал, и рванул по бесконечной тьме коридора. Пока злобно смеющийся голос капитана не стих совсем, но, даже убежав от него, настолько насколько возможно его кровавое лицо запомнилось надолго. Кажется, страшным образом его насмешливо кровавого лица пропитались стены подводного судна. Джим в порыве отчаяния толкнул плечом первую попавшуюся дверь. Красная дежурная лампа каким-то чудом еще сохранившая свет горела под низким потолком. От страха он даже не смотрел себе под ноги и провалился в холодную воду, она ему была по пояс. Джим привел себя в чувства, когда его ноги ощутили под собой опору. Большая часть технической рубки связи была заполнена водой, и теперь приборы радиосвязи и сложные передатчики пришли в полную негодность. От них теперь не больше проку, чем от обычных коробок забитых железом. Неожиданный укол ностальгии взял вверх над самообладанием, он знал каждого, кто здесь служил. Например, последний стол справа принадлежал «Его Сиятельству» Гарри Эсмея, эту кличку он получил из-за своих зубов, Джим, да и все подтрунивали над ним, приговаривая «Эй Гарри насчет перебоев электричества не беспокойся, выключат свет - ты же посветишь?». Чарли Планкет сидел спиной к Гарри, был классным специалистом и знатоком азбуки Морзе, мог легко и непринужденно при помощи тире и точек «напеть» любую известную песню. Моррисон, Хемсворт и Доуди, Холит, ребята, с которыми он сразу после учебки поступил на службу в Тихоокеанский флот, не будет больше шуточек про Гарри «Его Сиятельства» Эсмея, ничего более не будет. Джим был готов разревется, но сдержался только из-за шаблона - плач это для баб! Однако разрыв шаблона все же случился, сам того не ожидая Джим наткнулся на исписанный лист бумаги, он лежал вне досягаемости воды и не размокнул как например контурные карты и документы которые теперь при всем желании не прочитаешь. Джим взял листок с «шапки» радиопередатчика, за которым ранее работал Трелони Холит и, поднеся пламя зажигалки, чтобы лучше разглядеть буквы. Стал читать. «Джим, дружище, крепись! Не знаю что сейчас со мной, наверное, я уже мертв, если ты все-таки добрался сюда и сейчас читаешь это послание, знай, Джим, ты мой самый лучший друг, ты самый клевый парень с которым мне когда-либо доводилось дружить. Мы с тобой докопались до истины! Но тебе будет проще не думать о нашем загоне, потому что тебе и так тяжело думать еще о чем-то, роме как выжить в этом железном скелете, наверное, дико! P.S. Слушай Джим, если ты все-таки умрешь, то постарайся попасть в Рай, встретишь там наших, передавай им мой горячий привет» «Из жизни уходят лучшие из нас…» - подумал Джим, вытерев блестящие от слез глаза, письмо Трелони его настолько растрогало, что теперь он точно понял, что его лучший друг попрощался с ним в письменной форме, за неимением возможности передать словами. Аккуратно сложив листок вчетверо, Джим твердо решил, что в случае своей смерти, он обязательно прочитает его еще раз по пути к Райским вратам (если они конечно существуют). Внизу он замерзал, сильный озноб пробивал до самых костей, но если даже выйти из радиорубки обсохнуть удастся нескоро, в коридорах, итак очень холодно, однако согреться можно только одним способом - еще раз выпустить мочу. Вдруг на мгновение подумалось, может обморожение лучше, чем смерть от рук этого Отто Гридича, (хоть он его никогда не видел, но почему-то очень боялся, наверное, созвучие имени и фамилии внушало какой-то непонятный мистический страх). Джим поспешил подняться, от стекающей вниз воды, брюки теперь стали в обтяжку, стало еще холоднее, чем было, «Самое время спустить пар» - попытался, сосредоточится, но потом передумал, шагнув в темноту дверного проема. Странное возникло вдруг восприятие, коридор наполнился каким-то новым звуком, очень сильно напоминающим хлюпанье бурлящего на плите супа, и самое противное, что этот звук доносился, откуда то неподалеку, буквально в двух-трех метрах от Джима. Трудно объяснить, почему, но Джим вдруг представил себе гнилостное лесное болото, посередине которого на огромной ярко зеленой кувшинке сидит жирная и хмурая жаба, и «танцует» своим брюхом вверх и вниз, вправо - влево. То еще зрелище! Джим даже немного повеселел, однако помимо булькающего хлюпанья, стало слышно, будто кто-то из темноты передвигается склизкими движениями, как бы идет, но в, то, же время ползет, протаскивая свое брюхо по полу. Джим опасливо отошел к стене, заранее приготовившись стрелять, не знал, куда, но чиркнуть зажигалкой он побоялся, в собственном представлении танцующая жаба, была для него успокоительной фантазией, нежели, то, что медленно передвигалось во тьме прямо к нему. «Спокойнее Джим, спокойнее, ты же еще не разучился стрелять? А старина? Ты лучший стрелок в учебке так в чем же дело?» - в этот момент озноб уступил место мгновенному жару по всему телу, лицо и скулы полыхали огнем, не говоря уже о том, что творилось в животе, там поистине шла война. Он направлял пистолет то вверх, то вниз, точно не зная, куда ему стрелять, вверх или вниз, потому что тварь, которая ползла к нему, не имела отчетливого пространства, бурление стало сильнее, затем оно зашипело как какая-нибудь огромная змея. Вот тогда Джим как-то спонтанно чиркнул зажигалкой, не из праздного любопытства, а интуитивно. Он увидел ее на потолке, черная тварь похожая на четвероного паука, смотрела на него безликой и безглазой головой похожей на вытянутый набалдашник трости. Рот ее открывался, обнажая бездну из него она шипела. С ее тела стекала горячая черная слизь и кипела уже на полу, существо проползло ближе, злобно захрипела, исказив свою уродливую пасть, собираясь, набросится, выбросив вперед передние конечности похожие на иглы. Джим почувствовал небывалый всплеск адреналина, пуля проделала маленькую дыру во впадине твари, которая могла бы называться под грудиной, черную тварь это только разозлило, она прыгнула навстречу Джиму, истошно шипя как бешеный кот - каким-то чудом удалось от нее увернуться, если бы это непроизошло, она бы наверняка заживо съела лицо! Нырнула в темноту, раздался всплеск и противное остужающее шипение.

- Сиди там! - выкрикнул Джим и силой шарахнул дверью, захлопнув ее и надежно опустив клемольерный замок тот привычно и тяжело защелкнулся пазами. Эхо зловеще повторяло за ним «Там, Там, Тааам» Джим прекрасно это знал - отвратительное существо заперто там, за этой чертовой дверью. Было приятно думать, что оно сдохло, утонув в воде или вовсе растворившись как какая-нибудь грязь. «откуда она вылезла? Боже…что вообще здесь происходит?! Почему я ничего не знаю?!» - отдышавшись и заставив себя взять в руки, Джим еще раз зажег пламя Zippo. Свет проснулся и неярко осветил дальнейший путь. Следовало идти все также прямо, пока не покажется герметичная дверь Центрального отсека. Джим точно не знал, что его там ждет. Но живо рисовал в своем воображении, впечатляющую картинку наваленных друг на друга мертвых тел. Реальность дорисовала остальное. Когда нога запнулась обо что-то мягкое и неподвижное. Дрожащей рукой он зажег пламя. Джим на секунду попытался представить, что здесь произошло. Воображение произвело поистине жуткий фильм, актеры в котором уже навечно останутся не рассчитанными расчетливым кино-бухгалтером. Глядя на эти мертвые, смотрящие в пустоту лица, Джим испугался, услышав внутри жуткий надтреснутый смех капитана «Буль, Буль, Буль, Живчик! Буль, Буль, Буль!», он уже представил себе, как он выкарабкивается из-под мертвых тел и резко хватает за ногу, с огромной силой утаскивая с собой. Чтобы показать какую-то страшную тайну. Не составило труда представить, как возникла эта куча мала, скорее всего, они просто поубивали друг друга в давке. Шагать по трупам не то что страшно, это все равно, что играть в покер со смертью, особенно когда в руках у костлявой Роял Флэш, а у тебя всего лишь четыре пары. Джим встал перед выбором, идти дальше, или повернуть назад, найти обходные пути, (которых и не было). Повернуть назад он уже не мог, оставалось задержать дыхание и попробовать испытать удачу, может быть все не так уж и плохо, как он себе нарисовал (если не считать встречу со странного вида существом, появление которого так, наверное, и останется нерешенной загадкой). Все что его беспокоило в этот момент, это собственные порожденные страхом видения, от них, увы, не избавиться, и они здорово мучают сознание, заставляя додумывать, что мать ее означает очередной появившейся в тени фантом. Пока он решал вопрос быть или пройтись, за спиной он услышал какое-то движение, оно далеко и скрыто во тьме, но эхо четко обозначало его отдаленные во тьме шаги. Темный голос подсознания зловеще произнес «Отто Гридич, идет, он здесь, он в темноте, идет за тобой Джимми» - Господи,…Боже мой,…защити меня - шептал он, чувствуя, что внутри все так и горит, вырывается наружу сердце, а руки бьет сильная дрожь. Он с трудом заставил свою руку не дрожать, чтобы выстрел попал туда куда надо.

- Кто тут?! - крикнул он во тьму, однако эхо только повторило его вопрос, разнеся его по всему коридору, и, наверное, тот, кто шел к нему встречу услышал, но не ответил. Джим почти не дышал, волосы встали дыбом, и весь он напрягся, чувствуя в руке успокаивающую рукоять револьвера. «Фантомы!! Опять эти чертовы фантомы!!» - думал он, критично кляня свое воображение, однако кто-то скользил ногами по покрытому железом полу. Джим зажег пламя, выставляя дрожащую руку вперед, и при этом направляя пистолет в сторону коридора. Трудно разглядеть, когда кругом такая кромешная тьма. Вскоре раздался еще шаг звучащий уже ближе к нему, тьма очертила таинственную фигуру, все, что Джим мог разглядеть это опирающуюся о стену конечность, Зажигалка предательски обожгла ему пальцы, и не в силах более ее держать, он ее случайно обронил. Она упала где-то поблизости, вот только где, осталось непонятным. «Он идет убить меня…убить!» - лихорадочно думал Джим, открыв огонь во тьму, однако вместо ответного удара, он услышал слабый надтреснутый голос Трелони Холита.

- Это же приятель…Йаааа!» - промычал он, - Трелони?! - Джим не знал, как реагировать, радоваться или нет, однако он был все-таки слышать этот голос!

- дай мне тебя обнять сукин ты сын! - голос его напоминал звук смятой бумаги, скрипучий и какой-то неестественный, однако в порыве радости, Джим бросился его обнимать, прижавшись к нему, почувствовал липкую влажность, потом услышал запах крови, Трелони понял, что все это надо бы объяснить - меня здорово задело тогда, с трудом, верю что спасся, - у меня столько к тебе вопросов! - воскликнул Джим, в одночасье, забыв об эхе, можно говорить теперь громко, он был теперь не один.

- Знаю приятель. Знаю что много! Пока ты дрых на койке, столько всего произошло! Ты бы знал! Они делали вид, что типа ничего не знают и не замечают, канцелярские штабные крысы, все заранее знали! Но мы, то с тобой доперли своим умишком, что здесь дьявольски воняет подставой!

- какой подставой Трел? Объясни мне все! - потребовал Джим - тебе просто крышу снесет от услышанного! Эта нездоровая хрень, ее лучше пока не открывать! Поверь мне Джим, поверь своему старому другу! Я выжил и знаешь…- Трелони поперхнулся, выплюнув что-то на пол, вероятно, это была кровь или мокрота. - Лучше пока не знай!

- Ты мне оставил письмо, - произнес Джим, чувствуя, как к носу приближается отвращение от зловонного запаха Трелони. Он вынул из кармана сложенные вчетверо лист и передал его Холиту, тот не взял, в голосе слышалось полное недоумение - Письмо?

- да Трел, я его прочитал - подтвердил Джим - но слушай, я что-то неприпомню, чтобы я что-то тебе писал, или думал что писал - - я твой почерк всегда узнаю, ты что старик?! - дружелюбно улыбнулся Джим, однако почувствовал внезапный укол страха, видя за спиной Холита (даже без зажигалки) что-то зыбкое и непонятно шевелящееся, потом это видение исчезло, растворилось и все стало на свои места. Холит достал из кармана фонарик, - ну-ка дай мне его сюда! - сказал он, взяв листок и выстрелив светом, полностью увидев, в какое окровавлено обезображенное существо превратился его друг. Глаза его почти заплыли какими-то синими мозолями. Одежда искромсана будто бы ножом или ножницами, пальцы скрючены. Наверное, сломаны и ему, наверное, очень больно ими шевелить, в общем, Джим не мог понять, стоит ли перед ним реальный Трелони Холит «ведь человека можно изуродовать до неузнаваемости!» - эта мысль успокаивала, но только какое-то время - в принципе - Трелони сделал задумчивый взгляд, получилось что-то вроде зловещей сатиры.

- может и писал…я совсем уже одеревенел от боли, меня мутит и мотает…поверь когда над тобой висит дыхание смерти, боль чувствуется уже не так - так у тебя есть фонарик, и ты шел один в кромешной тьме, не побоюсь спросить почему?!

- мне все равно, я же тебе все сказал дружище…мне все равно… Джим серьезно задумался над этим, «Все равно», странно что вместо того чтобы думать о выживание на этом железном кладбище мрака, ему - все равно! Ты быть не может! В Джиме проросло семя сомнения, оно принесло первые всходы уже сейчас. Трелони как будто увидел первый всход, и тут же решил его затоптать подошвой.

- Конечно, не все равно - поправил он, - но батарейка у меня не вечная, я экономил пока шел к тебе! Я знал, что это ты, я подозревал, что ты мог выжить, такие хорошие парни как Джимми Убер, должны выживать, сажать деревья, построить дом ну и растить сыновей…смекаешь Джимми? - как-то не по-настоящему улыбнулся он фальшиво, даже если ему было больно.

- И все равно Трел, почему же я тебя не видел, почему, если ты шел за мной ты не окликнул меня? И тут Трел как-будто заглянул к нему в душу - меня, как и тебя мучили фантомы, их здесь просто дохрена, что мне оставалось? Это, черт побери, прыжок Веры! Смута внутри вроде бы прошла, Трел говорил убедительно и ровно, так обычно говорят правду (по мнению Джима, так его научила жизнь) - нам нужен Центральный отсек - отстранено произнес Джим, все еще поддерживая слабый росток сомнения. - Мы должны поднять лодку На что Трелони мягко положил свою руку ему на плечо и больно сдавил его пальцами - Не понравится тебе правда Джим! Ох, как она тебе не понравится!

- Я не понимаю - сказал Джим, убирая его руку от плеча, даже видимо сломанными пальцами, Трелони не потерял своей сноровки причинять боль одним нажатием.

- Придется пройти по трупам, потому что иначе до рубки не добраться - загадочно произнес Трел, с непонятными нотками сарказма (а может, показалось, и это была вовсе не метафора).

- Тогда пошли! Я хочу отсюда выбраться, но больше всего я хочу на поверхность! Трелони ничего не ответил, но Джиму показалось, что он очень странно и широко улыбается. Верить в это не хотелось, и он списал это на слишком бурно разыгравшуюся фантазию…

Добрались до центральной рубки без происшествий, возможно фантомы боялись Трелони, и как-то сторонились его, желая не показываться ему на глаза. Во всяком случае, так могло показаться. Перед входом тайный темный голос произнес «Нужна ли тебе такая, правда, Джим? Беги!...Беги, и не оборачивайся! Только так ты сможешь от нее убежать!» - Ну, вот мы и пришли,…перед тем как ты откроешь дверь, я хочу тебе вот о чем тебе сказать - его губы шевелились так медленно, что полутьма, еще более зловеще искажавшая его лицо, закрыла его маской мертвеца. - Я случайно узнал… Джиму слушал его слова, и сила, исходящая от них внушала ему опасение, лицо горело огнем, а нутро живота словно превратилось в лед.

- мы все жертвы Отто Гридича, чудо лишь в том, что пока он на нас не злится, но если я допущу всплытие этой лодки, он заставит нас повернуть назад и утопит еще глубже. А пока Джим, у нас есть шанс!

- Я не понимаю тебя! - не без испуга сказал Джим, лицезрея своего страшного друга.

- Тогда открывай дверь! Видит Бог, я не хотел тебе это показывать - сказал Трелони.

Джим на мгновение остановил руку на полуобороте, трудно принять решение, когда заведомо знаешь, о чем его предупредил Холит. Джим принял решение и уже через минуту почувствовал, как некая сила зыбкой иллюзии давит на него, не дает дышать, все тело болело, а лицо, словно чужое, набитое сыпучей галькой словно разрушалось изнутри. Джим превратился в сплошную боль, ощущение, что этим кто-то управляет не уходило в мимолетные мгновения осознания, некто причинял ему невероятные страдания. Сквозь жаркую пелену нестерпимой боли, он услышал приближающийся голос Трелони Холита, сменившийся каким-то совершенно чужим, не нуждающимся в представлении и знакомстве.

- Ты все еще хочешь меня увидеть? Джим, охваченный страхом и жаром, мог только громко дышать и дрожать от этого голоса.

- О многом придется поговорить Джим! О многом! Например, о том, что ждет тебя после смерти! Потому что те, кто здесь умер, тащат тяжелый камень моей железной воли и в частности газа, который помог им умереть! Рубка заполнилась водой, а неожиданно открытый шлюз засосал Джима наверх. Вода заполняла легкие. Уже через несколько минут разум плыл как в тумане, сквозь пелену под тяжестью морской воды. Джим висел между дном и поверхностью, не в силах всплыть наверх он в последний раз открыл глаза и мгновенная ясность, длившаяся не более секунды, позволила ему увидеть нечто, что держало черными похожими на клешни конечностями корпус подводной лодки. Два желтых глаза горели в черной пелене океана. Трудно разглядеть эту тварь полностью, но в последний момент Джим увидел, как открывается огромная ее черная пасть и целиком проглатывает крейсер.

- Мы с тобой Джим единственные знаем всю правду, и как только мы до этого додумались? - произнес темный голос Трелони Холита. И это единственное что он услышал, перед тем как навечно закрылись его глаза, а тяжесть нависшей над ним воды, утащила его тело на дно Тихого океана.

P.S от Автора. Поздравляю всех обитателей ЗУ с Прошедшим Новым Годом! и наступающим праздником Старого Нового Года) От всей души желаю вам ярких свершений! Великих и смелых достижений в Новом 2014 году! а своим коллегам по цеху, хочу подарить отдельный Респект и Уважение! Пожелать ни при каких обстоятельствах не останавливаться и смело продолжать творить! Ибо только через упорный и кропотливый труд можно создать поистине мощный и не шаблонный шедевр!

-

Просмотры: 1667

Предыдущий пост
Тьма
Еще в Фэнзоне

Чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео, подписывайтесь на наши страницы Вконтакте, Facebook, Twitter и на наш Telegram.


    Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

    Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
    Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!