Фэнзона

Неоправданная жестокость. Глава 5

БиблиотекаКомментарии: 1

В понедельник Истомины получили номер газеты с интервью, которое взяла у них на презентации Елена Белова. Бегло окинув взглядом статью, написанную в иронично-язвительном тоне, Виктор с отвращением отшвырнул газету.

- Тварь, - процедил он. - Она сказала, что вторая часть нашего разговора не для записи.

Они со Светланой сидели в гостиной. Детей еще не привезли из школы и детского сада.

Светлана сидела на диване в серебристом халате. Читала кулинарную книгу, изредка выписывая что-то для себя в специальную тетрадь. В начале супружеской жизни она делала пометки прямо в книге, но Виктор посоветовал ей относиться к книгам бережнее. Это ведь чужой труд.

Сейчас, с легкой улыбкой взглянув на газету, которая мятой лежала на полу, Светлана сказала:

- Ясно ведь было, что она так напишет. Чего ты ждал?

- Все равно. Бесят эти журналюги. Творят что хотят. И по мне - честность есть честность. Пообещала написать хорошую статью - пиши хорошую статью. А не фуфло.

- Хвалебные статьи журналисты пишут только за хорошую плату. А бесплатно - чего людей хвалить?

- Никогда бы не женился на журналистке, - ответил ей Виктор.

Три дня он плотно занимался делами. В "Радугу" хлынули первые потоки покупателей.

В пятницу они со Светланой посетили церковь, построенную на деньги Виктора. Отстояли молебен. Виктор стоял в строгом черном костюме, Светлана - в черном платье, волосы убрала под платок. Яркая косметика на ее лице смотрелась в церкви неуместно.

Вообще многие женщины в церкви - в основном, жены бизнесменов и госслужащих, - одевались строго, но наносили на лицо яркий макияж. Однажды им со Светланой случилось присутствовать на венчании. Невеста принимала благословение отца Кирилла в свадебном платье с таким глубоким декольте, что впору сниматься на обложку мужского журнала.

Утром субботы Виктор встретился со Славой, который вернулся из деловой поездки. Он сказал, что уладил дела с Литвиновым. Виктор похлопал его по плечу.

В воскресенье, 23 июня, Истомины пришли на день рождения Андрея. Тот жил в центре, в девятиэтажной новостройке с домофоном и висящими над входом видеокамерами. Год назад он заселился в двухкомнатку. В ближайшие три года ему светило выплачивать ипотеку по ставке в двенадцать процентов.

За двумя столами в центре зала в шесть вечера собралось десятка два гостей. К восьми слова поздравлений были сказаны, гости разложились на отдельные группы. Столы отодвинули к стене, в центре зала под оглушающую музыку танцевали пары. Мужчины топтались на месте, женщины извивались и виляли бедрами. На Виктора, который сидел на диване в одиночестве, происходящее нагоняло невыносимую скуку.

Время от времени отпивая из бокала шампанское, он смотрел, как Светлана танцует с Мишей Светловым. Миша был приятелем Андрея. Кажется, он занимался лизингом во Ржеве. Виктору, привыкшему постоянно думать об игрушках, он казался похожим на плюшевого медведя. Миша был огромного роста, пухл, являлся счастливым обладателем веснушчатого лица и копны рыжих кудрявых волос.

Держась за руки, они со Светланой выписывали локтями круги в воздухе, будто разгоняли волны. Иногда Миша притягивал Светлану к себе и сгибался чуть не в три погибели. Они соприкасались лбами, будто бы с игривым намеком глядя в глаза партнера. Потом расходились.

Затем начался медленный танец. Миша с улыбкой рассказывал на ухо Светлане захватывающие истории из мира торговли недвижимостью. Светлана, слушая с приоткрытым ртом, смеялась и кивала. Виктор сразу же отработал с ней первый танец, после чего с облегчением решил, что миссия его окончена. Он знал, что танцует плохо, и Светлане приходится вести его в танце.

Слава богу, она давно прекратила попытки сделать его душой компании. На любой вечеринке, где им приходилось бывать, она отдавала мужу первый танец, после чего веселилась в свое удовольствие, позволяя ему спокойно сидеть в углу или обсуждать с партнерами дела. Виктор, в свою очередь, не мешал ей развлекаться и даже слегка флиртовать с другими мужчинами, которые на любой вечеринке вились вокруг нее, как свора голодных псов.

Сам он флиртовать не имел никакого желания. Изредка к нему на диван подсаживались девицы, привлеченные его деньгами и властью, которые в их воображении вырастали до гигантских размеров. Виктор с улыбкой перекидывался с ними ничего не значащими фразами, после чего замолкал, и им ничего не оставалось, как оставить его в одиночестве.

Сейчас к нему подсела Маша - жгучая брюнетка, выкрашенная в пепельную блондинку. Они со Светланой дружили еще с университета. От нее Маша была без ума, Виктора же терпеть не могла. Впрочем, Маше мало кто нравился. Кроме Светланы. Честно говоря, Виктор подозревал, что в студенчестве они лизались.

С бокалом красного вина в изящно отставленной руке, она развязно откинулась на спинку дивана, положила ногу на ногу. Поправила на коленях синее вечернее платье, так что ноги оголились до середины бедра.

- Добрый вечер, Виктор Алексеевич. - Она широко улыбалась, говорила громко, нетерпеливо и с легким раздражением. - А я-то все вас искала. Думала, где мой любимый Истомин. А вы в угол забились, молчите, как партизан.

- Так я и есть партизан. Видите, даже не танцую.

- Да вы и танцевать не умеете. Светлане все ноги отдавили. Я видела по ее лицу, как она мучается.

- Да, я ее все время мучаю, - ответил Виктор, глядя, как Светлана, со смехом запустив пальцы в рыжую шевелюру Миши Светлова, дергает его за кудри. Миша стоял с покорным и веселым видом. - Я настоящий садист.

Окинув Виктора ледяным взглядом, Маша с улыбкой продолжила:

- А вас не смутить. Вы всегда такой спокойный. - Она пригубила вино. - И очень скучный.

- Я? Да со мной как на кладбище. Я абсолютная серость. - Он, в свою очередь, глотнул шампанского.

- Бабы таких мужиков не любят, - с деланным сожалением заметила она, глядя на Виктора с тоскливым презрением.

- Конечно. Они меня ненавидят. - Он снова отпил из бокала. - А вы? Любите мужчин?

Маша приподняла бровь.

- Мужчин не надо любить. Их надо понимать.

- Чтобы легче управлять ими, верно?

- Верно. Если вас, мужиков, любить слишком сильно, вы расслабляетесь, начинаете лениться и капризничать.

- Мне жаль вашего мужа. Не удивляюсь, что он от вас сбежал.

- Да, сбежал. Так торопился, что забыл надеть носки. Обул ботинки на голые ноги. Представляете?

Маша снова поправила на ногах платье, оголив их ровно настолько, чтобы обратить на себя взгляды мужчин.

- Вы, наверное, очень хорошо его понимали.

- Не знаю. Я его очень ценила.

- Но не любили?

- Он был как вы.

- Вашего сына мне тоже жаль, - сказал Виктор. - Уверен, сын от вас тоже рано или поздно сбежит.

- Это не ваше дело.

- Отчего же? Женщины обычно любят, когда интересуются их детьми. Уверен, вы прекрасная мать.

- Я гениальная мать. Я даю сыну все самое лучшее. Он ходит в лучшую школу, в лучшую спортивную секцию, одет лучше всех. Конечно, я с ним не сюсюкаю, иначе он может вырасти слабаком и мямлей. Он у меня все время чем-нибудь занят, у него нет ни одной свободной минуты.

- Да, это очень удобно. Меньше проблем с ребенком. Можно на дни рождения походить.

- Милен очень самостоятельный. Мне не обязательно возиться с ним круглые сутки.

- Милен? - от удивления Виктор снова пригубил шампанского. - Это мальчика так зовут?

Они по-прежнему разговаривали с холодной вежливостью, и с каждой новой репликой улыбки становились все шире, а взгляды - холоднее.

- А вот вы, Витенька, отец хреновенький. Все время заняты этим своим бизнесом.

- Я почти не вижу своих детей. Верчусь круглые сутки, чтобы дать им все самое лучшее.

- И со Светой плохо обращаетесь. Оставили ее одну.

- Я боюсь, она со мной помрет от скуки.

Они оба посмотрели на нее. Она танцевала уже с новым кавалером, юнцом с черными волосами до плеч и с серьгой в ухе. Миша Светлов как сквозь землю провалился.

Виктор встал.

- Извините, мне нужно найти именинника.

Андрея он нашел в кабинете, вместе со Славой и Мишей Светловым.

- О, Витюша пришел. Садись и допивай свой лимонад.

Виктор сел в кресло. Рядом с креслом Андрея на полу стояла бутылка виски. Андрей поднял ее с пола.

- Вылакал? Давай сюда свой фужер.

- Вы пейте, я не буду.

- Ух ты, - сказал Андрей. Повернувшись к Мише, кивнул на Виктора. - Вот всегда с ним так.

- Я за рулем, - сказал Виктор.

- Эх, а кто из нас не за рулем? - ответил Слава, с удовольствием наблюдая, как Андрей наполняет доверху его бокал.

- У нас вся жизнь за рулем. - Андрей передал длинный бокал Славе. - Миша, ты?

- У меня еще много. - Миша показал ему стакан, заполненный до половины.

- Мужики, что с вами сегодня. - Андрей поставил бутылку на пол.

- Мы все очень скучные, - сказал Виктор.

- Скучные? Да с вами как на кладбище!

Андрей опрокинул в себя порцию, отломил от плитки шоколада.

- Вот чем хороша холостяцкая жизнь. - Он уже начинал пьянеть и выглядел непривычно растрепанным. - Можно бухать сколько влезет.

- Тебе незачем жениться, - сказал Миша. - Тебя бабы любят. Пока любят, не женись.

- А ты женатик? - поинтересовался Виктор.

Миша кивнул.

- Уже пять лет. До сих пор не знаю, любит она меня или ценит. И зачем женился, не знаю. Наверное, меня просто окрутили. Помню, на свадьбе напился до чертиков, а первую брачную ночь... уже не помню. Утром проснулся, чувствую - на безымянный палец что-то очень неприятно давит. Глянул - кольцо. Рядом баба храпит, вроде знакомая. Я такой оглядываюсь и спрашиваю: "Где я, черт возьми?".

Слава и Андрей покатились со смеху. Виктор сдержанно улыбнулся.

- Двадцать восемь, - провозгласил Андрей. - Я уже солидный мужчина.

Наступило молчание. Миша Светлов со вздохом встал.

- Пойду, покурю. Кто со мной?

- Я пойду. - Виктор поставил бокал на стол.

Миша сразу отправился на балкон. Виктор задержался в зале, чтобы, наклонившись к сидевшей за столом в окружении мужчин жене, спросить, не скучно ли ей. Она, стараясь перекричать музыку, спросила: "Нет. А тебе весело, любимый?" Он кивнул. Жена, раскрасневшаяся от вина и внимания, поцеловала его в щеку.

Выйдя на балкон, Виктор положил руки на перила. Закрыл глаза. С удовольствием подставил лицо свежему ветру. Залитый лучами предзакатного солнца центр города был виден как на ладони: торговые ряды, построенные еще в середине девятнадцатого века, сквер с фонтаном и памятником Лермонтову, церковь, а за ней - мост через реку. По реке в голубой байдарке плыли двое мальчишек.

Виктор с Мишей закурили. Миша, сощурясь, смотрел на расстилавшийся внизу город.

- Андрей твой друг?

- Да.

- Вы с ним совсем не похожи.

- Потому и дружим.

Помолчав, Миша пристально посмотрел на Виктора.

- Он еще и твой юрист?

- Консультант.

- Ты его по дружбе на работу принял?

- Почему ты так решил?

Миша улыбнулся.

- Андрей хороший парень. Открытый, добрый, честный. Но профессионал среднего уровня. А тебе нужен хороший юрист.

- Хороший юрист нужен Литвинову, - чуть грубее, чем собирался, ответил Виктор. - Мне подойдет и середнячок. У меня нет особых проблем.

Миша затянулся, выдохнул дым.

- Я слышал о Литвинове. Один мой коллега провернул с ним пару бесприбыльных сделок лет семь назад.

Виктор промолчал.

Выбросив сигарету, Миша повернулся к Виктору. Его пухлое лицо стало серьезным и суровым, в глазах блеснула стальная воля. И представить нельзя было, что этот похожий на медведя человек еще полчаса назад неуклюже танцевал со Светланой, и та со смехом дергала его за рыжие кудри, как провинившегося мальчишку.

- Андрей рассказал мне, что у тебя с ним неприятности.

- У меня нет с ним неприятностей. Это у Литвинова со мной неприятности. Ему не дает покоя качество моего портфолио.

- Я знаю Литвинова. Ты как честный человек не можешь в полной мере оценить его подлости и жестокости. Он уже делал подобные предложения. Все партнеры отказывались... поначалу. А потом, по неясным причинам, соглашались. Так он подмял под себя почти все сети детских магазинов в области. Ты - последний.

- Литвинов застрял в девяносто пятом.

Он отошел в угол балкона, где на старом холодильнике стояла пепельница, раздавил окурок.

- Да. Застрял. И не он один. Девяностые будто бы остались позади… но на самом деле они закончились только вчера. А может, и не закончились вовсе.

Виктор поморщился.

- Слушай, все это очень скучно. Бесприбыльные сделки, криминал, заказуха. Я прекрасно знаю, в каком мире живу. Я хочу только одного: не иметь с такими людьми ничего общего.

- Литвинов не прекратит попыток навязать тебе партнерство. У тебя твердая позиция. А у других?

- Андрею я доверяю.

- Андрею и я доверяю. А Слава?

- Мы со Славой уже все обсудили. Я держу его в ежовых рукавицах.

- Пока он при тебе. Но чем Слава занимается в деловых поездках? С кем встречается? Ломать Славу Литвинов не станет. Он тебя знает и опасается. Но, скажем, купить?

- И что? Слава выдаст на меня компромат? На меня нельзя ничего нарыть. Я чист.

- Через Славу Литвинов может узнать, что для тебя важнее всего на свете. Что не деньги и не выгода - он знает. Но как только поймет, что дороже всего на свете тебе жена и дети...

- Он на это не пойдет. Из-за нескольких сотен тысяч долларов? Нет.

- Виктор, Литвинов может пойти на крайние меры и из-за меньшей выгоды. Такая у него натура. На словах этого не объяснишь. Но ты ведь встречался с ним, смотрел Литвинову в глаза. Ему плевать, что времена меняются.

- Я думаю, он не так уж опасен. Иначе его бы давно пристрелили.

- Ошибаешься. В девяностые выжили как раз самые подлые. Те бизнесмены и политики, которых заказали или посадили в девяностые, просто невинные овечки по сравнению с теми, кто сейчас ведет бизнес или заседает в правительстве.

- Слушай, Миш, а зачем ты мне это говоришь?

- Чтобы ты вел себя осторожнее.

- Тебя так волнует моя жизнь?

- Ты мне нравишься, Виктор. Я знаю, ты хороший мужик.

Виктор усмехнулся.

- Да? Пока я заметил только, что тебе нравится моя жена.

- Ну и что? Я ей тоже нравлюсь. Это не имеет значения.

- Пойдем к остальным.

Проходя через зал, они на секунду остановились, глядя на Светлану. Она сидела за столом, с бокалом в руке, и любезничала с длинноволосым юнцом. Юнец, заметив взгляды мужчин, улыбнулся и помахал им рукой. Светлана тоже.

- Мальчики, где вы все гуляете! - крикнула она. - Идите к нам!

Виктор кивнул и знаком показал: через пять минут.

На пути в кабинет они столкнулись с двумя пьяными женщинами. Спотыкаясь, Маша с незнакомой Виктору брюнеткой громко, почти истерически хохотали. Брюнетка, столкнувшись с Виктором, прокричала: "Извините!" - так, что меньше всего можно было подумать, что она чувствует себя виноватой, - и женщины направились в зал, хохоча еще громче.

Слава, вертя в руках пустой стакан, рассеянно слушал болтовню Андрея. Волосы упали Андрею на лоб, две верхние пуговицы рубашки расстегнулись.

- Ой, Андрюха, - сказал Миша. - Пора тебе жениться.

- Щас! Два раза! Я еще молодой, рано мне. Вот этот мрачный тип, - Андрей указал бокалом на Виктора. - Женился молодым. И что? Он счастлив? Посмотри на его рожу - у мертвецов лица веселее!

Миша положил руку на плечо друга.

- Ладно. Пошли в зал. Гости тебя заждались.

- Чего им от меня надо?

- Им без тебя скучно, - сказал Виктор.

Они вернулись в зал, и гости подняли несколько тостов в честь именинника. Потом Виктор пригласил Светлану на последний медленный танец. Из-за мрачных мыслей о Литвинове он танцевал особенно неловко.

Истомины ушли с вечеринки первыми. Андрей проводил их до машины. Уже садясь за руль, Виктор сказал:

- Не забудь, через две недели у нас со Светой годовщина.

- Как можно? - ответил Андрей, мысленно проклиная себя за короткую память. - Удачи!

Он немного постоял, глядя вслед отъезжающей машине. Почему-то сердце его тревожно екнуло.

Просмотры: 370

Предыдущий пост
Край
In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

ПРОКЛЯТИЕ МОНАХИНИ РОУЗ
Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 17,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!

Комментариев: 1 RSS


В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!