Новости

Вебзину DARKER - восемь лет! Большое интервью со ВСЕМИ главными редакторами журнала

ИнтервьюЭксклюзивКомментарии: 13

В ночь с 19 на 20 апреля свет увидел новый номер культового хоррор-вебзина DARKER, и если вы впервые слышите об этом проекте, то нам вас жаль, хотя одновременно мы вам и завидуем, ведь у вас впереди - знакомство с тем, с чего во многом современный отечественный хоррор начинался. Между прочим это уже 97-й (девяносто седьмой!) выпуск этого, существующего в режиме онлайн ежемесячного бесплатного издания, а значит журналу исполнилось восемь лет от роду. Дата, может, и не круглая, но вдумайтесь только - на протяжении ВОСЬМИ лет каждый месяц группа энтузиастов выпускает единственный в своем роде вебзин, целиком и полностью посвященный "темному" жанру.

DARKER сегодня это:

- сотни эксклюзивных рецензий, статей, интервью из области литературы, кино, телевидения, музыки, арта и игр;

- множество номинаций и премий, присужденных как самому журналу, так и авторам отдельных матеариалов;

- крупнейший конкурс рассказов ужасов "Чертова дюжина"

...и многое, многое другое.

DARKER входит в нашу медиасеть Horror Web, да чего уж там - в Зоне Ужасов работает сразу два бывших главных редактора этого издания. К Дню Рождения журнала мы собрали их - М. С. Парфенова, Александра Подольского - и нынешнего главреда Артема Агеева и устроили большое коллективное интервью. На некоторые вопросы отвечали все трое, а некоторые мы попросили каждого из них придумать и задать своим коллегам. Итак, если вы еще не знакомы с DARKER, то самое время познакомиться:

ЧИТАЕМ DARKER

Ну а если вы уже знаете и любите этот вебзин, то читайте и комментируйте интервью с людьми, которые в разные годы его возглавляли!

В какой период времени вы работали главным редактором DARKER?

М. С. Парфенов (далее - Парфенов):

Собственно, с начала. Одно время мы делали PDF-издание «Тьма», но работа над каждым номером занимала много времени. В главные редакторы в какой-то момент вышел Владислав Женевский (вечная ему память), при котором журнал достиг пика в том, что касалось визуального оформления и качественного внутреннего наполнения. Однако обратной стороной этого стали громадные паузы между выходами новых номеров. В какой-то момент стало понятно, что проект скорее мертв, чем жив — прекрасный во многих отношениях номер стал выходить чуть ли не раз в год, а это явно не то, что нужно было. Тогда мы — те, кто начинали это все — переговорили между собой, я предложил принципиально новый формат — ежемесячное издание в формате онлайн. И понеслась.

Александр Подольский (Подольский):

Ох, вспомнить это не так просто. Я в журнале с самого его основания, а официально главредствовать начал, получается, с весны 2013 года. Продолжалось это безобразие до середины 2015-го.

Артем Агеев (Агеев):

Приступил в августе 2015-го и продолжаю по сей день.

Что для вас DARKER?

Парфенов:

Крутой оригинальный проект, концепция которого показала свою актуальность и востребованность. Восемь лет, каждый месяц по номеру — это ж под сотню номеров! А ведь мы изначально решили, что будем платить пусть небольшие, пусть символические, но гонорары авторам. И до сих пор справляемся. Это круто. А еще благодаря Даркеру я лично, считаю, вырос в профессиональном плане. А еще здесь начиналось все то, что в итоге вылилось в знаковую книжную серию «Самая страшная книга». И так далее, и так далее...

Подольский:

Любимый журнал. Проект, которому я отдал несколько лет жизни, вместе с которым я рос в профессиональном плане (хотя вширь тоже рос, чего уж там) и который познакомил меня с кучей замечательных людей.

Агеев:

Для меня Даркер давно стал неотъемлемой частью жизни. Без него, уверен, лично у меня многое было бы по-другому, даже не знаю, чем бы сейчас занимался… Здорово, что тогда, восемь лет назад, мы нашлись и остаемся вместе до сих пор.

Чем, какими материалами вы гордитесь больше всего (за тот период, когда работали главредом DARKER)?

Парфенов:

Для меня было важно наладить саму схему работы, подготовки новых номеров, выплат гонораров. Ну и постепенно, конечно, стремились наращивать качество, уровень материалов. Даркер изначально был журналов энтузиастов и для таких же энтузиастов. Но нам удалось привлечь внимание.
Из отдельных материалов я определенно горжусь своей скандальной статьей о фантснобизме. Сколько было копий сломано, сколько людей меня возненавидели тогда… Но сейчас, уже вращаясь в кругах не только фэнских, но и профессиональных — общаясь с издателями, авторами-профи, я понимаю и с сожалением констатирую, что ситуация не просто такая, какой я ее описывал в той статье — она гораздо, гораздо хуже. По крайней мере в том, что касается кругов околофантастических. Надеюсь, найду время и напишу когда-нибудь вторую часть этой статьи, чтобы вбить гвоздь в крышку гроба этого позорнейшего явления.

Подольский:

Горжусь тем, что в 2014 году Даркер признали лучшим фэнзином Европы (пишу эти строки, косясь на привезенный из Дублина приз). По-моему, это круто. Не менее важным событием считаю и создание конкурса «Чёртова дюжина», к которому я имею самое прямое отношение.
Что касается материалов, то годноты было слишком много, всё не упомнить, поэтому выделю целый номер: «нуарный» 2014 года. Он был не только интересным по наполнению, но и стильно-тематичным в визуальном плане.

Агеев:

Пожалуй, интервью с видными хоррорщиками современности — писателями (Томас Лиготти, Саймон Кларк, Майкл Маршалл Смит), деятелями кино (Мик Гэррис, Рюхэй Китамура, Крис Уолас). По ним сразу видишь, что Даркер и на международном уровне ого-го!
Также очень ценю отдельные тематические выпуски, например, посвященные 70-летию Стивена Кинга и 65-летию Клайва Баркера.

Как бы вы оценили вклад DARKER в развитие современного русского хоррора?

Парфенов:

Его сложно переоценить, этот вклад. Даркер некоторым образом воспитал целую плеяду авторов, редакторов и попутно — показал путь, проложил дорожку для талантливых людей, которые начинали здесь тогда, когда русский хоррор был маргинальным явлением, когда никого нигде не печатали… А сейчас посмотрите — выходят книги наших авторов, выходят переводы наших авторов, проводятся конвенты, вручаются премии. Всего этого точно не было бы, если бы в свое время не появился Даркер.

Агеев:

Если бы можно было попасть в альтернативную реальность, где русский хоррор встает с колен, не держась за протянутую DARKER руку помощи, ответить было бы легче. Однако есть несколько фактов, сопоставление которых греет мне душу. Достаточно представить, в каком состоянии русский хоррор находился в 2011 году и в каком находится сейчас, а потом вспомнить, что тогда, с самого начала Даркер заявил своей миссией именно популяризацию русского хоррора. С тех пор журнал уверенно двигал его в массы, освещая все с новых сторон, сначала почти в одиночку, потом при поддержке друзей и коллег из хоррор-братии. И как бы ни сильна была причинно-следственная связь между этими фактами, одно, думаю, можно сказать точно: этот вклад был уникальным и ощутимым.

В чем, по-вашему, главная сила DARKER?

Подольский:

В людях. В фанатах жанра. В тех энтузиастах, которые помогают журналу жить и развиваться вот уже восемь лет и почти сто номеров.

Парфенов:

Полностью согласен с Александром. Даркер показал себя весьма живучим сукиным сыном все-таки не потому, что мы какие-то там копейки платим авторам, а благодаря тому, что людям журнал интересен.

О чем жалеете, что не успели сделать, что хотели бы видеть в DARKER в будущем?

Парфенов:

Главное мое сожаление связано с тем, что за эти восемь лет нам так и не удалось увеличить размеры гонораров. В этом нет моей прямой вины, но мне все равно очень жаль.
Дело в том, что в свое время Даркер как проект был мною придуман под совершенно определенную схему монетизации, связанной с биржами ссылок типа Sape. В те годы это был весьма неплохой способ заработка для сайтов даже с небольшой посещаемостью. А надо понимать, что формат онлайн-журнала это всегда не самые посещаемые ресурсы. Эта схема работала несколько лет, Даркер вышел на самоокупаемость… а потом поисковые системы (в частнсоти, Яндекс) резко изменили политику, начали банить сайты за работу с биржами ссылок. Тем самым этот вид монетизации был практически убит. На самом деле — счастье, что Даркер смог пережить это все.
Поскольку я продолжаю финансировать Даркер, мне бы, конечно, хотелось изобрести какую-то другую схему монетизации, чтобы все-таки нарастить размеры выплат авторам.

Подольский:

Жалею, что не удалось раздобыть какой-нибудь эксклюзив от Стивена Кинга. Но мы, прямо скажем, не сильно-то и работали в этом направлении, понимая, что дедушка Стиви вряд ли нас так осчастливит.
В будущем в Даркере в первую очередь хотелось бы видеть жизнь в комментариях. А то ведь множество клевых материалов публикуется, авторы стараются, но, несмотря на приличную посещалку сайта, обратной связи очень мало. В последние годы, к сожалению, активность в Даркере только во время «Чёртовой дюжины».

Агеев:

Есть некоторые идеи, которые пока не удалось воплотить, но зато есть и возможность сделать это позже. Поэтому я их лучше пока придержу. :)

Может ли еще DARKER вас удивить?

Парфенов:

Да, он время от времени меня удивляет. Не всегда со знаком «плюс» (все-таки хотелось бы вычитку получше, материалы получше, чем зачастую появляются на страницах журнала), но и со знаком «плюс» тоже удивляет. Например, я был приятно удивлен профессионализмом тех редакторов, которые пришли на смену мне, Саше, другим ребятам.

Подольский:

Почему нет? Главное, чтобы удивление это было приятным. Самое время раздобыть-таки эксклюзив от Стивена Кинга!

DARKER, как кажется, осветил почти все возможные жанровые темы. А над какой из неохваченных вам особенно хотелось бы поработать?

Парфенов:

Мне всегда хотелось, чтобы Даркер был помимо прочего еще и площадкой для ведения дискуссий, публикации программных статей, интервью. Отчасти это все было и осталось, но мне хотелось бы, чтобы этого стало больше. Знаете, как есть СМИ вроде «Российской газеты» или «Ведомостей» — официальные или полуофициальные рупоры для политиков и высших государственных органов, в которых публикуются статьи Владимира Путина или Владислава Суркова. Вот мне хотелось бы, чтобы Даркер был таким рупором, «печатным органом» для всего русского хоррора. Мне кажется, это важно, чтобы фанаты не просто обменивались мнениями о книгах, фильмах, играх, музыке и арте, но чтобы еще и профессионалы высказывались, аналитики анализировали состояние жанра и так далее. Чтобы шел непрерывный процесс, способствующий развитию жанра и культуры.

Агеев:

Вообще есть в запасе ряд тем, которые годами не могут пройти строгий отбор внутри редакции, но мы постепенно дойдем до них всех. А вот из того, что еще не примелькалось, было бы здорово взять что-то совсем незаезженное, обсуждаемое, нуждающееся в освещении. Например, такую противоречивую штуку, как постхоррор!

Сейчас довольно много уже появилось разных фэнзинов, посвященных хоррору, вирду и т.д.. Какие-то лучше, какие-то хуже, хотя аналогов Даркера я и не вижу. Тем не менее, чтобы вы могли посоветовать тем энтузиастам, которые запускают подобные проекты? Как сделать свой проект долгоиграющим, чтобы он перерос статус некоего междусобойчика и стал заметным явлением в жанре, культуре?

Агеев:

Чтобы это получилось, нужно собрать команду, способную не только пережить зомби-апокалипсис, но и его организовать! Это должны быть люди нереально надежные, умелые в своем ремесле, готовые работать за еду, разбирающиеся в жанре и способные впутывать в свое дело других.

Подольский:

Готовьтесь к нелегкому пути. Миллионов поклонников и мешков с деньгами сразу не будет. Вероятно, этого не будет и потом, но признание получить вполне реально, если всей душой любить свое дело, честно трудиться, развивать собственное детище, делать выводы из неудач и смотреть в тёмное будущее с оптимизмом.

Что бы вы пожелали в смысле дальнейшего развития самому DARKER?

Агеев:

Желаю вливать в себя новых авторов, способных на крутые вещи, а старых — вдохновлять на новые свершения. И само собой, растить и приумножать число читателей, ради которых все это делается!

Подольский:

Почаще выходить за пределы Сети, вербовать новые аудитории и увеличивать количество даркеровских щупалец в нашем хоррор-пространстве посредством взаимодействия с издателями, комиксистами, киношниками и прочими культистами.

Каким вы видите DARKER еще через восемь лет?

Парфенов:

Чуточку более профессиональным по части публикующихся в нем материалов. Ну и успешным, чтобы гонорары тут были сопоставими с тем, что сейчас платят за публикации в печатных изданиях.

Агеев:

Это надо посмотреть, какие веяния будут актуальны к тому времени для онлайн-изданий. Может, с каким-то футуристическим интерактивом?..
Плюс хотелось бы — чтобы обросшим всякими примочками вроде подкастов, видео, стабильно обновляющихся авторских колонок, если за эти годы к нам примкнут способные на это камрады. И однозначно — идейно трушным и бесплатным!

ЧИТАЕМ DARKER

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 732.

Темы этой статьи

Чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео, подписывайтесь на наши страницы Вконтакте, Facebook, Twitter и на наш Telegram.

Комментариев: 13 RSS

Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!