Фэнзона

- Ну что ж, кайся, Тиктак... - предложил Паяц

БиблиотекаКомментарии: 1

Аннотация:

[Продолжение рассказа знаменитого писателя Харлана Эллисона. Ему посвящается.]

Григорий Неделько

- Ну что ж, кайся, Тиктак... - предложил Паяц

В предисловии говорится о том, что текст, находящийся ниже,

будет чистым вымыслом, не претендующем и на долю реализма.

Засим, пожалуй, всё.

"Всегда находятся те, кто спрашивает: "А о чем все это?" Так вот. Тем, кому вечно требуется интересоваться, кому вечно требуются все ударения и точки над i, всем тем, кому без конца требуется знать, что, куда и откуда, предлагаем" прочесть рассказ Харлана Эллисона "- Кайся, Паяц! - сказал Тиктак". А это - совсем другая история, произошедшая в совсем другом времени при совсем других обстоятельствах, впрочем, с теми же героями. Однако новизна не отменяет подобия, верно?

Итак, Эверетт С. Марм, более известный окружающим как Паяц, вышел из Зоны, Клиники, Здания Фабрики, Компьютерной Системы, Переделкино - называйте как хотите - и вернулся обратно в ту же Систему, розовощёкий, улыбчивый, полноценный, короче говоря, прежний, но похожий на остальных. Паяц ровным счётом ничего никому не сделал, если не считать тех бесчисленных раз, когда он шутил, веселился и откалывал не со злобы разные прикольчики, да не над кем-нибудь, а над самой Системой и, больше того, даже над её смотрителем-руководителем Тиктаком.

Тиктак отвечал за Время - главную движущую силу Всего, а Время отвечало за Тиктака. Если его стрелки оставали от окружающего, он просто их переводил. А что, должны существовать ответственные лица, которые ответственны и за саму ответственность. Да и не мог Тиктак ни опаздывать, ни делать что-либо неправильно.

И, тем не менее, он это делал. С того самого момента, как поймал Паяца. Точнее, с того самого момента, когда его сдала любимая девушка Алиса, разочарованная в добродушном насмешнике. И с того самого момента, как кто-то провернул шестерёнки Пространства-Времени.

Найти бы этого кого-нибудь и тоже отправить на чистку, однако... всему своё время и всему свои возможности.

Итак, покуда Паяц обитал в своей квартире, пил чай с вареньем, читал газеты, потом ходил на работу, а после занимался бытом и отдыхал, ну, в общем, жил самой что ни на есть нормальной жизнью, Тиктак стал замечать за собой странности.

Вначале это проявлялось в том, что он включал телевизор на пару минут позже запланированного; затем он стал забывать гасить свет в ванной; далее последовало абсолютно невообразимое - он опаздывал на работу не на малость, а на час и на два. Он пытался это исправить: давал команду разобраться со Временем и Системой, проверить, высчитать, поправить. Проверяли, высчитывали, поправляли - всё оказывалось таким же, как было.

И Тиктак шёл дальше. В конце концов, у него отказали стрелки на часах. Он тряс прибор, открывал крышку, вынимал внутренности и вставлял обратно, то есть проделывал то же, что с не повиновавшимися ему людьми. Не помогало. Часы встали намертво.

Тогда он потерял счёт Времени. Тогда он потерял счёт сотрудникам. Тогда он потерял счёт в банке. Тогда он потерял счёт в жизни.

А тем временем Паяц приходил на работу вовремя. Он трудился у станка, вытачивал детали для часовых механизмов, что должны были помогать никому не сбиваться с ритма. По существу, эти железяки становились крошечными детальками всей Системы, проворачивающейся, движущейся, цикличной.

Тиктак не знал одного-единственного, главного: когда он исправил Паяца, подогнал под норму, он стёр часть своей личности, отвечающей за противостояние. Он потерял основную силу, толкавшую его вперёд, - врага, а поскольку Паяц Тиктака врагом не полагал никогда, у Тиктака началось короткое замыкание. Впору обратиться к технику человеческих душ, о чём руководитель всеобщего механизма не подозревал. Он же обратился к техникам часов - часовым мастерам. Они починили непокорное, круглое, металлическое время устройства, стрелки вновь зашагали, бодро и уверенно, к конечной цели, а именно к бесконечному повиновению человеческого воображения, что выдумало их. Странным и непоправимым оказалось то, что шестерёнка, выточенная Паяцем, попала в часы к Тиктаку.

Память Тиктака отставала от установленного им же времени, хотя он догадался о постигшей его неприятности. Ну кто ещё мог ставить ему палки в механические колёса? Конечно же, он. Оболтус, раздолбай, трепач и шутник, Паяц собственной дурацкой персоной!

- Подать его сюда! - крикнул взбешёный Тиктак.

Паяца застали ничего не понимающим за станком, скрутили и привели пред холодные ясные очи временнОго начальства.

- Ты?! - вскричал Тиктак ещё громче.

- Я, - честно, по форме ответил Паяц. И затем уточнил: - А что я?

- Ты сломал меня!

- Позвольте, но каким образом?

- Не знаю! Это ты мне должен ответить. Копался в моих часах?

Паяц неподдельно испугался.

- Как я мог. Да и неоткуда мне было их взять.

- Ты, я знаю, это ты!..

- Хм-м. Разрешите, я взгляну на ваши часы.

- Ещё чего! - взбеленился Тиктак.

- Да не бойтесь, - успокоил Паяц, а точнее, бывший Паяц - ныне же просто Эверетт Марм. - Я лишь взгляну. Может, что-нибудь увижу, смогу чем-нибудь помочь.

Тиктак запыхтел от натуги и ненависти, но всё же протянул непокорный механизм послушному Паяцу.

Марм осмотрел часы, перевернул, постучал по ним, и с другой стороны тоже. Открыл крышку, заглянул внутрь, потрогал-покрутил шестерёнки.

- Вот эта заела, - наконец озвучил он результат осмотра.

- Что! Шестерёнка?!

- Да, вот эта крохотная.

Марм поддел пальцем виновника Тиктаковых несчастий и передал ему.

Тиктак выдул воздух из лёгких, успокоился и поинтересовался почти без нервов:

- Теперь всё будет хорошо, в смысле, правильно?

- Конечно. А разве может быть иначе? - ответствовал Эверетт С. Марм. И улыбнулся.

Тиктак был не в силах смотреть на эту улыбку: ни на поддельную, ни на подлинную - ни на какую. Его жизнь вскрыли и перекроили, к тому же случайно, а он и не подозревал о том.

- Ладно, иди, - подобрев, насколько умел, бросил Тиктак.

Паяц уже было повернулся, чтобы удалиться, как вдруг произнёс:

- Кстати, к вам в часы угодила смастерённая мной деталь. Страннейшая штука, должен вам сказать, - я о том, что все мои детали сделаны верно, по схеме, так, как того требуете от нас вы. Неужели вы сами внесли ненужные изменения в шестерёнку? Или вы не подозревали и я раскрыл вам глаза?

Паяц или Марм, или чёрт его знает кто говорил честно, без насмешек и подтекстов, но Тиктак, приведённый в ярость проблемами, что на протяжении долгого времени чинил ему этот олух, отреагировал отнюдь не адекватно заведённым порядкам: разорался. Ему, однако, простительно, не правда ли?

- Да ты, говнюк, смеешь подшучивать надо мной?! После всего! Да я!.. тебя!.. сейчас!..

Он, разумеется, выполнил угрозу, как и предписано. И - он же Тиктак. Смущённого Марма-Паяца схватили и во второй раз отвели на Зону.

Лишне упоминать, что это ничего не изменило, потому что он уже был изменён. Тут следует понимать: это ничего не изменило в ту сторону, а про обратную сбитый с толку-времени Тиктак не подумал. Страшное дело: не подумал! Не воспользовался логикой, разумом, последовательностью!..

"Всё этот мать его Паяц клятый Паяц чтоб ему гореть в аду Паяцу чтоб его жизнь превратилась в сцену театр карнавал мать его перемать ржавый прержавый карнавал так его и растак чтоб он кровавыми бабочками плевался чтоб его чтоб он гад ползучий чтоб чтоб чтоб..."

И так далее, и в том же духе, и практически до нескончания.

Тиктак бесился, Паяц лечился, Время шло.

Но график, распорядок: Время приказало отпустить Паяца, и его отпустили. К тому моменту нервы у Тиктака начали сдавать конкретно. А стоило ему догадаться, кто в том виноват, служитель и вершитель упорядоченности обезумел окончательно.

Он помешался на "клятом Паяце".

Тогда как Паяца-то в природе уже не было.

Тиктак перемкнул Систему, а Система перемкнула его. И начала давить. Тиктак угодил в свои же шестерёнки, застопорил их ход, после чего... страшно рассказывать... механизм двинулся в противоположную сторону. Отправной точкой послужила вернувшаяся память Паяца; она же была первой линией, которую перешагнуло Новое Время.

- Привет, любимая, как поживаешь? - обращался не-обычный-Марм к Алисе, чем приводил её в бешенство.

- Люди, - говорил он, - хватит злиться - давайте веселиться! Меняйте стихию на стихи, - говорил он.

- Кто умён, тот обречён, - говорил он. Улыбаясь. - А рассказать анекдот про одноногую собачку?

И прочую чушь говорил он, и вещал, как тогда, в мегафон, и раскидывал бомбошки, как тогда, и распространял пропагандошки, и всё страньше и страньше становился в глазах... нет, не окружающих - Тиктака.

А Тиктак менялся, безостановочно менялся, с точки зрения людей, которыми когда-то (да что уж там, давайте начистоту) безжалостно управлял. Окружающих, охватывающих, стесняющих людей. Тиктак попался в собственную ловушку - настроенной Системы; только вот настройки использовали непривычные, иные. Природные.

Колёсо Природы тяжелее колёсика Механизма.

И обратились взгляды на Тиктака. И обратился смех против Тиктака. И обратилось к Тиктаку общественное знание.

Самое интересное, что плохого-то тут ничего, обычное дело: одни разведали, передали другим. Но каждый помнил, кто таков Тиктак, и уважал его - а он, вот беда, забыл. Возомнил себя чёрт знает кем; Марм знает кем...

...Следующая встреча Паяца и Тиктака произошла на Зоне.

- Привет, Тиктак, - сказал Паяц.

- Кто Тиктак? Я Тиктак? - сказал Тиктак.

- Естественно, ты. Ты - Тиктак. Ты пинаешь Время, чтобы оно летело, вперёд и вперёд. Разве нет?

- Нет?

- Я принёс тебе бомбошки.

- Спасибо. И всё?

- Ещё благодарю тебя за удачно выстроенную стену - за ней не видно огрехов предыдущей Системы.

- Не понимаю.

- И ещё предлагаю тебе покаяться.

Тиктак был несказанно удивлён.

- В чём? Я думал, я Паяц и мне не в чем каяться.

- Да. - Паяц кивнул. - Так оно и есть.

И он оставил Тиктака запертым внутри собственной головы, приведённой в негодность слишком большим количеством шестерёнок, пытающихся навести порядок. Шестерёнок, уже неисправно мешающих друг другу. Не подлежащих починке... а там кто знает...

Осталось сказать про Алису: она вышла замуж, однако была несчастлива браке. Такое случается.

Вот, собственно, и финита ля опера. Только откуда же берутся болваны, вечно пишущие продолжения?

Мрр... мрр... мрр... мрр... - завёл Паяц часы Тиктака. - Мрр... мрр... мрр...

Моему наставнику, другу и собрату,

великому писателю Харлану Джею Эллисону посвящаю

(Июнь 2014 года)

Просмотры: 601

Комментариев: 1 RSS

Пожалуйста, прочитайте "Правила общения в Зоне Ужасов"

Чтобы оставить комментарий, нужно войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте. Не волнуйтесь, это совсем не сложно. И да, у нас можно зарегистрироваться через социальные сети: Вконтакте, Фейсбук, Твиттер, Гугл+.
Кстати, наш официальный паблик Вконтакте тоже ждет вас!