Новости

ТИТАН ломает тебя и создаёт (РЕЦЕНЗИЯ)

РецензииКиноКомментарии: 6

Лет пять назад француженка Жюлия Дюкурно устроила в Каннах переполох, хорошенько встряхнув публику своим полнометражным дебютом. Кровавая бескомпромиссность символики заслужила похвалу критиков, но досидеть до конца сеанса смог не каждый: многим поплохело. Что ж, если с тех пор Дюкурно чему-то и научилась, то только не конформизму. Ее новая работа, "Титан", может стать самым жестоким, самым странным, самым трогательным, самым неуютным и самым ярким зрелищем этого года для вас.

Начнем с неизбежного. Это сравнение с Кроненбергом. "Титан" — своего рода духовный сиквел его "Автокатастрофы", также в свое время наделавшей много шума в Каннах. В центре повествования, в центре самих персонажей — травма. Героиня "Титана" Алексия носит в черепе титановую пластину, подарок, оставшийся после аварии, в которую она попала в детстве. Подарок, который парадоксальным образом роднит ее больше с машинами, нежели с людьми. Дюкурно вообще любит парадоксы. И секс. Как и у Кроненберга, травма влечет за собой сексуальные девиации, однако в отличие от "Автокатастрофы" не ограничивается ими. Чужая даже собственным родителям, социопатка Алексия скрывается под маской гротескной сексуализированной женственности танцовщицы go-go, но если это камуфляж, то что под ним? Вряд ли она сама это знает. Можно решить, будто Алексия — монстр. Она и впрямь способна на жестокость, даже на кровожадность, однако вместе с тем мы видим: она что-то ищет.

Вскоре из-за проблем с полицией Алексии спешно приходится менять одну ложную личину на другую, на этот раз мужскую. Загнанная в тупик, она решается на авантюру: уродует лицо и выдает себя за юношу, пропавшего без вести много лет назад. Так в истории появляется Венсан, капитан пожарной службы, так и не оправившийся после исчезновения сына. С одной стороны — страх, с другой — агрессия, но еще один парадокс от Дюкурно заключается в том, что эти два неполноценных травмированных человека почти подходят друг другу. Пусть не как кусочки пазла, но как обломки какого-то таинственного механизма. Конечно, обман не может продлиться вечно, ведь плод любви машин уже меняет Алексию/Адриана и рвется наружу.

Агата Руссель постоянно трансформируется в кадре, и речь не только о гриме. Пластика ее движений, модели поведения — актриса пока неизвестная, так что и не определишь, а где она настоящая, базовая. С самой ее героиней то же самое. И глядя, как призрачно тонкая Руссель танцует с красным напичканным стероидами быком, в которого перевоплотился ветеран французского кино Венсан Линдон, понимаешь, как плоть одновременно изменчива и хрупка.

Дюкурно исследует тела своих героев, обнажает их, почти препарирует. Шрамы, складки, синяки от уколов и следы от эластичных бинтов — еще один код, еще один язык, на котором говорит "Титан". Алексия что-то ищет и находит это прямо здесь, в этой бренной плоти. Мучительно и странно приходит она к новой феминности и, возможно, первой глубокой любви.

Вот почему "Титан" — это хоррор. Не потому что здесь могут вставить человеку ножку стула в рот и сесть сверху. Хаос насилия как пугает, так и веселит. Но "Титан" говорит о фундаментально страшных вещах. Бумеры боялись и не понимали поколение Икс, поколение Икс боялось и не понимало миллениалов, а теперь мы, миллениалы — новые бумеры. Каждое следующее поколение переизобретает себя, картина мира, висящая в доме наших родителей, давит на нас, и мы сжигаем ее вместе с домом.

Конечно, это страшно. Страшно быть старым. Еще страшнее быть молодым.

"Титан" переизобретает для нас и религию. В начале фильма мы видим Алексию в терновом венке из хирургических пластин, стержней и болтов, фиксирующих ее череп после аварии. Затем Венсан, то и дело окруженный ветхозаветным пламенем, представляет ее своей команде, мол, если я для вас Бог, то это мой сын, Иисус. Добавьте сюда притчу о блудном сыне. И наконец перевоплощение в богоматерь — последний парадокс на сегодня. Возвышенный литургический саундтрек Джима Уильямс тут как нельзя кстати. Помогает проникнуться этой причудливой новой святостью, рождающейся в гуще светотени, в строгих композициях кадра, в мрачных насыщенных красках "Титана".

Простой урок, который преподносит Жюлия Дюкурно, состоит в том, что разрушение необходимо для созидания. Размытость гендерных границ и крах патриархальных традиций помогают отыскать новую женственность, новую маскулинность и новое понимание семьи. И возможно, все эти вещи не покажутся людям старшего поколения настолько уж другими. В конце концов что бы там ни родилось от секса с кадиллаком, с технологией, с цивилизацией — вы всегда узнаете плач ребенка.

Источник: Зона Ужасов. Просмотры: 2201.

In HorrorZone We Trust:

Нравится то, что мы делаем? Желаете помочь ЗУ? Поддержите сайт, пожертвовав на развитие - или купите футболку с хоррор-принтом!

Поделись ссылкой на эту страницу - это тоже помощь :)

КРИК
Еще на сайте:
Мы в соцсетях:

Более 21,000 человек подписаны на наши страницы в социальных сетях. Подпишитесь и вы, чтобы не пропустить важные новости, конкурсы, интересные статьи, опросы, тесты и видео!

Комментариев: 6 RSS


В Зоне Ужасов зарегистрированы более 6,000 человек. Вы еще не с нами? Вперед! Моментальная регистрация, привязка к соцсетям, доступ к полному функционалу сайта - и да, это бесплатно!